Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-11-04. Внимание! Начинаем маневрирование, повторяю, ма-не-ври-ро-ва-ни-е!

.

1. Поучаствуйте в перекличке игроков.

2. Вашему вниманию предлагаются новый сюжетный квест для 34 ПБЯ и новый сюжетный квест для 1 ПБЯ. Записываемся, не стесняемся! :)

.

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Новая Республика: 34 ПБЯ и далее » В день какой неведомо, в никаком году (34 ПБЯ)


В день какой неведомо, в никаком году (34 ПБЯ)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Год: 34 ABY
Место: Явин-IV
https://78.media.tumblr.com/68451ec30b033d5eae05998e817225f8/tumblr_ok2j22EGYx1qim9hqo1_400.gif
[Cassian Andor, Jyn Erso & Poe Dameron через несколько кругов]

Они смогли. Они выжили, и наконец вернулись домой.
Ещё не подозревая, что возвращаться больше некуда.

Отредактировано Jyn Erso (2018-05-17 11:46:07)

+3

2

Жизнь галактики меняется очень медленно, жизнь человека - в тысячу раз быстрее. Кассиану показалось, что там, на Скарифе, все для них закончится. Они станут песком, пылью, прахом, который даже над океаном развевать не придется, а галактика этого даже не заметит. Продолжит вращаться вокруг своего ядра, нагревая суперновы, рождая звезды и приводя их к гибели. Ничего не станет от смерти нескольких человек, которые решили, что это достойно - умереть, как герои. То, как это расценивал Альянс Кассиан не знал и вряд ли он хотел знать. Тогда главное было - передать сведения, достучаться до флота, сделать так, чтобы хотя бы уборщица Итса получила данные. А все остальное сделает Сила.
Ха. Не смешно ли тебе, капитан? Ты стал верить в Силу. Когда настала пора умирать, ты вдруг решил, что вера в Силу спасет твою душу. Или надеяться на то, что Сила спасет твою жизнь? И душа и жизнь была только в его руках. В руках, которые с первой минуты и до последней крепко сжимали ранкоров бластер, а глаз неумолимо выцеливал жертв в белой броне.
И да, за все это было не жалко умереть. И умереть, просто надеясь, что там, на другом берегу, все-таки получили сведения. Не страшно. Пока не накрывает взрывной волной.
Но если чудеса бывают в жизни, то это было именно чудо. То, что они смогли убраться с орбиты до того, как Скариф встал на дыбы от довольно мощного выстрела Звезды Смерти. То, как затрясло маленький, жалкий кораблик с молящимися всем богам, каких они только знают, людьми, трудно сейчас описать. Но у Кассиана сложилось тогда ощущение, что если они не встретили смерть на земле, то точно встретят ее в небесах. И у корабля просто не хватит силенок, чтобы вытащиться с орбиты. Планета неумолимо притягивала обратно, в ловушку, в смерть, в боль.
И только надрывающиеся репульсоры стонали и хотели жить. Кусочек дюрастали стал их единственным спасением. Они уже не уповали на силу рук, на точность прицела, не на скорость ног или правильность дыхания, все их надежда сконцентрировалась на технике, которая жила сама по себе. И если в этот момент что-нибудь выйдет из строя, они пропали.
Они еще не знали, что пропали. Они думали, что спаслись.
И раздолбанный флот, обломки, падающие на взрывающуюся полость планеты были уже не так страшны. Когда U-крыл вырвался из крепких лап страшной атмосферы, его щиты оказались практически на нуле. Кассиан не помнил, как программировал, не помнил, куда направил остаточную энергию, не помнил, какие координаты ввел. Наверняка первые, что пришли на ум. Им было главное убраться. Куда-нибудь, главное от взрыва. Бластер и штурмовик не так страшен, как эта стихия. Да даже Таркин не так страшен, как черный глаз убивающей станции.
Кассиан успел заметить Звезду Смерти. И затаить дыхание. Они сделали прыжок. Империя могла их выследить, но стала бы? Тогда все были заняты боем в космосе. И прыжок одного транспортника могли не заметить. А Империя несла потери, как и Альянс.
И то, что они выжили, пусть и чудо, но банальное. Многие погибли там. Многие еще погибнут в других местах. А они выжили.
Выжили. И выпрыгнули где-то в совершенно непонятном месте. Если бы Кей не был грудой дюрастали и не вызывал у капитане только чувство горчайшей потери, он бы помог им установить координаты или хотя бы соорентировал по части галактики. Но навигация барахлила, а уставший корабль плакал своим горе-пилотам, что ему нужно хоть сколько-нибудь времени отдохнуть. Учитывая, что у них сгорели щиты и гипердрайв, лететь дальше "голышом" было совершенно необдуманно и скорее пахло самоубийством. При учете, что на Скарифе капитан об этом даже не думал, сейчас он чувствовал, как здравый смысл и рассудок возвращается в привычные рамки и условности его капитанского мышления.
Навигация и сканирование ближайшей планеты показали, что она пригодна для жизни. А когда они ворвались в атмосферу и их опять затрясл, сканер доложил, что люди там дышать могут без проблем. Хоть какие-то хорошие новости в последнее время.
Но радоваться они не могли. Во-первых, кораблю практически стало плохо, а во-вторых никто так и не понял, где они находятся. Планета не была покинутой, одинокой, тут обитали разумные аборигены, которые не говорили на всеобщем языке. И на этом их проблемы не закончились.

- Вывожу на орбиту - доложил капитан. От корабля так пахло усталость и изнеможденностью, как от изнуренного долгими тренировками и жестокими боями солдата потом. Бак  с топливом у них все-таки был худым и драгоценный ресурс буквально растворялся на дисплее. Но лететь надо было, они не могли застрять на той планете. Да, не сразу все, но Кассиан и Джин приняли мудрое (как им казалось) решение слетать до Явина на свой риск на страх на этом корабле, да привести подмогу.
Времени прошло совсем не много. Орбита зеленой дикой планеты была все такой же пустынной. И когда корабль стал приближаться, Кассиан запросил по закрытым каналам посадку. Он ждал пять минут и послал повторный сигнал, U-крыл начал сгорать в атмосфере, но:
- Ответа нет.
Растерянный голос. Он повернулся от корабельного компьютера к Джин в кокпите и почти отчаянно пожал плечами. Сейчас он не был настроен даже корчить из себя самоуверенность. Они все устали, а на надежде не вывезешь.
И тут до капитана дошли совсем нехорошие мысли. Те, которые он никак не мог выразить вслух. Даже Джин. Даже когда они вдвоем. Даже после всего, что они вместе прошли.
Могло ли случиться так, что Альянс был разбит у Скарифа?
Мурашки побежали по телу.
Его плохо передернуло. Капитан занял свое место за пультом второго пилота и неуверенно сжал в руках полукруглый штурвал.

+5

3

Fleurie – Soldier
Оглядываясь назад, Джин Эрсо понимала, что в галактике не так много мест, куда бы ей хотелось вернуться.

Строго говоря, такое место всего одно.

Конечно, была ещё зелёная покинутая Ла'му, где прошло её короткое детство, были Ондерон, Врея и десятки других баз Партизан, где она выросла, окрепла и встала на ноги, была, наконец, Нар-Шаддаа, где её до сих пор дожидалась собственная маленькая квартирка в секторе для беженцев — она не показывалась там уже год или около того и была не вполне уверена, что бесхозное имущество ещё не занял кто-нибудь особо предприимчивый, и всё-таки...

И всё-таки это было не то.

По иронии судьбы, впервые она попала сюда под конвоем, и рады ей не были, а покидала тайком, сдерживая тремор, молясь всем известным в галактике богам, чтобы очередное препятствие не заставило её задержаться.

Однако дом — это не всегда про место, но всегда про людей. И на Явине таких людей — внезапно важных, внезапно близких — оказалось неожиданно много. Раньше, вспоминает Джин, не было никого в целой галактике.

Сколько времени прошло? Пара дней? Неделя? Она давно потеряла счёт. Там, на Скарифе, времени катастрофически не хватало, там время было их врагом, и теперь, следуя давней привычке, сводило с ума ожиданием, худшей пыткой из возможных. Джин так и не смогла уснуть с того момента, как их наспех залатанный разваливавшийся U-транспортник прыгнул в гиперпространство. Кассиан, вымотавшийся, беспокойно дремал, по привычке прислонившись спиной к стене, откинув голову и закрыв глаза рукой, но не дёрнулся даже когда она накрыла его лоскутным тонким одеялом, найденным в походном рюкзаке одного из тех, кто не вернулся. Тепло им теперь тоже приходилось брать взаймы, как ранее и собственные жизни — Джин казалось, этот, последний, долг она не выплатит уже никогда.

Да, смогли. Да, выполнили задачу — во всяком случае, хотелось верить в это, когда в безумной тряске сражавшегося с притяжением планеты шаттла единственным, что отделяло их от неминуемой смерти, была тонкая полоска поцарапанной дюрастали с опознавательной разметкой Альянса повстанцев. Хотелось верить, что всё не зря. Что все жертвы — не зря, позволить себе напоследок утешаться этой мыслью о том, что кто-нибудь — кто-нибудь там, за краем ясного голубого неба, обязательно услышит.

А теперь они возвращались домой. И, вопреки всему, на душе у Джин Эрсо было так паршиво, как ещё никогда прежде. Не предчувствие, не смутная тревога, но тупая ноющая боль где-то в левом подреберье.

Первый опасный звоночек они получили, когда на запрос о посадке Явин ответил тишиной. Явин, всегда шумный и беспокойный, молчал — и уставшие, опустошённые, израненные повстанцы там, на орбите тропической луны, замерев у бортового компьютера U-винга молчали тоже. Джин не могла знать, о чём думает Кассиан, но догадывалась, что он, скорее всего, тоже представляет худший сценарий — тот, при котором Империя каким-то абсолютно невероятным образом обнаруживает местоположение "Базы-один" и наносит решающий удар, когда все войска, весь флот, брошены на Скариф.

Сколько ещё жертв станут платой их безрассудству?

Джин сжала пальцами спинку кресла второго пилота прикрыв глаза и выдохнув.

— Спускаемся.

Она немного неловко (сказывались многочисленные наспех залатанные травмы) пробралась в соседнее кресло и щёлкнула тумблерами, переводя S-крылья в штатный, посадочный режим. Можно сколько угодно топтаться у порога, гадая, что произошло за время их отсутствия, но лучше взглянуть собственными глазами. Джин не была уверена, что увиденное выдержит стойко, но особого выбора ей не оставили. Бодхи, Чиррут, Бейз, Кей — все они ждут их возвращения и подмоги.

Украдкой посмотрев на Андора, она напоследок перебросила побольше энергии на стелс-системы и глушилку. Если Явин действительно пал, по этому небу теперь едва ли можно летать без определённых мер предосторожности, как раньше. Не для того они улетели со Скарифа, чтобы угодить прямиком в лапы Империи снова.

— Хочу перестраховаться, — пожала она плечами, почувствовав кожей внимательный взгляд Кассиана: от бывалого разведчика и умелого пилота не укрылись её махинации.

Те несколько минут, которые шаттл потратил на сближение с поверхностью, Джин пыталась преодолеть дрожь в руках, бестолково стискивая штурвал до боли в пальцах, и хотя скрывать всё это было бессмысленно — капитану разведки не составило бы труда разоблачить такую бездарную ложь, — но так, сохраняя видимость спокойствия, она тешила себя иллюзией того, что всё под контролем. Даже если произошло худшее, они смогут разобраться и решить, что делать дальше. Ну, или попытаются, во всяком случае.

Однако к тому, что увидела, когда дверь шаттла отъехала вбок, и они осторожно и неуверенно шагнули навстречу томящей неизвестности, Джин готова не была. Это не был худший сценарий, потому что представить такое у неё попросту не хватило бы воображения.

— Скажи мне, что мы высадились не у той пирамиды, — понизив голос, хотя необходимости в этом не было, пробормотала Эрсо, делая ещё пару шагов по поросших мхом плитам. Природа взяла своё: лианы, травы и кусты затянули собой практически всё пространство, а лес почти вплотную приблизился к древнему необитаемому зиккурату, остатку древней цивилизации, сгинувшей многие сотни лет назад. Где-то сквозь камни пробивались молодые, но крепкие деревья. По левую сторону от них, чуть впереди, ближе к месту, когда-то служившему ангаром, из буйства зелёной листвы выглядывало устремлённое к небу крыло разбившегося в давней катастрофе крестокрыла, на конце которого сидела, с нескрываемым любопытством разглядывая незваных гостей, синяя обезьянка.

— Эта выглядит заброшенной лет так сорок назад.

Рука невольно замерла на рукояти бластера, готовая выхватить его в любой момент.

Отредактировано Jyn Erso (2018-01-20 00:37:13)

+4

4

Как только длинная дверь U-винга отъехала в сторону, а Кассиан сделал шаг на землю, которую знал слишком хорошо, чтобы вот так просто ошибиться, он не мог поверить своим глазам. И предположение Джин о том, что они высадились не там, где нужно не казалось бы таким нелепым, если бы только капитан Андор не был на сто процентов из ста уверен в том, что он не ошибся. Подобная ошибка могла стоить ему в свое время не только репутации, но и звания. А то и жизни. Разведка в таких вещах не ошибается. И в те дни, когда он страдал в плену у Таркина, Кассиан помнил эти координаты, словно завтра мог прыгнуть в шаттл и с закрытыми глазами найти Явин на галактической карте, а далее - на Явине - место дислокации основной базы Альянса. И если бы все это не уходило дальше какого-нибудь мобильного лагеря, еще можно было все свалить на человеческий фактор, но не в этот раз. Здесь был их единственный дом, который они знали на протяжении довольно многих лет. Здесь располагалась верхушка Альянса, сенатор Мотма, многие генералы и адмиралы. Это вовсе не то место, о котором можно легко забыть или легкомысленно перепутать.
Другими словами - Кассиан не ошибся. И свидетельствовало об этом еще и то, что от былой базы остались прежние пожитки. И это еще больше раскидывало суматохи и непонимания вокруг. Больше на Явине ни в какой другой пирамиде всего этого не было, у Альянса просто не было сил и средств, чтобы разворачиваться настолько масштабно, а если бы все эти вещи бросили здесь несколько дней назад (да даже недели), то вряд ли буйная растительность успела за столь который срок установить здесь свои порядки. Остались бы следы пребывания здесь разумного, военного существа. Альянс знал, что когда-нибудь им придется очень быстро убегать, поэтому они бы оставили то, что не представляло для них первой необходимости, они бы спасли данные в первую очередь, чтобы никто, в том числе Империя, случайно сюда забредшая или, не дай Сила, на них напавшая не достала из руин то, что могло бы сыграть им на руку. Повстанцы вовсе не были непрофессионалами, как бы Александр Каллас к ним ни относился. И какое бы мнение о них не высказывал.
Кассиан в самом деле растерялся и не знал, что отвечать Эрсо.
Она была полностью права. Место выглядело настолько покинутым, что у Андора едва не съехала голова и крыша. Но делать поспешные выводы было себе дороже, они уже убедились в этом несколько раз. Поэтому, приготовив бластер и сняв его с предохранителя, он двинулся в сторону заброшенной, поросшей лианами и мхом пирамиды, которая еще недавно в его памяти шума и тряслась от переизбытка живых внутри. Теперь там, такое чувство, обитали только явинские мартышки.
Но едва они заглянули под низкий свод ангара, как Кассиан понял, что Альянс в самом деле здесь был. Брошены были навигационные сенсоры, стационарные панели, компьютеры в диспетчерской, даже крестокрыл, который находился на ремонте, так и остался на нем, прикрытый огрызком толстой ткани.
И ни одной живой души. Они были единственными людьми, которые пришли сюда. Потерянные, растерянные и не понимающие, что происходит.
Кассиан с трудом поднял одну из навигационных панелей. Только вчера за ней работал штурман и координатор движения малых кораблей в атмосфере над базой. Панель не просто не работала, ее всю проела коррозия. Она тут лежит не первый день.
- Больше баз на Явине нет - выговорил почти траурно, мрачно Кассиан, оглядывая общий беспорядок. - Тут кто-то был.
Явно.
- Такой погром ничем не замажешь. И я все понял, вполне возможно, что Империя вычислила откуда флот совершил прыжок до Скарифа, но это... даже это не укладывается в голове - потому как слишком много сил они отдали на то, чтобы скрыть дислокацию их флота. А Империи хватило пары минут, чтобы вычислить координаты исходной точки?
Что-то попахивает маразмом.
- Но мне не одному кажется, что здесь не было никого много времени - как сказала Джин, лет сорок. Кассиан не брался судить о времени.
Просто боялся. И не верил в невероятные исходы.
Он поднял взгляд на Джин и помотал головой, пожав плечами. Не надо было говорить, чтобы она все поняла. Кассиан в самом деле не понимает, как это все судить.
Его навыки разведчика говорят о том, чего не могло быть в принципе.
- Базу покинули много лет назад - выговорил он вслух.
Как будто бы совершенно нечаянно.

+4

5

В голове не просто не укладывалось — с каждой секундой происходящее всё больше напоминало ей отборнейший бред.

Хорошо бы списать всё на галлюцинации, на дурной сон, — в конце концов, и с первым, и со вторым ей сталкиваться уже доводилось, — но слишком уж настоящие ощущения: влажный тёплый ветер, треплющий грязные спутанные волосы, скрип подошв ботинок по влажной траве, боль, пронзающая колено с каждым шагом и сжимающая рёбра при вдохе — подвергать сомнению реальность происходящего не приходилось. Отрицание очевидного — это выход, но примерно такой же, как через шлюз в открытый космос.

Следы боя, даже затёртые временем, ещё видны, если вглядеться. Да, на "Базе-1" действительно произошло что-то — стычка, сражение, заставившее всех исчезнуть — погибнуть или бежать, не скажешь сразу... и всё-таки это не извиняло. Одно дело вернуться и обнаружить свежее, ещё дымящее, пепелище, — и совсем другое найти на месте предполагаемого пепелища поляну с цветами.

Она осторожно, прислушиваясь и стараясь не совершать лишнего шума, двинулась навстречу пирамиде, не убирая руки с оружия. При приближении заметила и другое: пробоины там, где раньше были крепкие стены, уничтоженные турели, заросшие сорной травой, оставленное бесхозное оборудование, давно переставшее функционировать. Явинская база и прежде напоминала свалку, теперь же она буквально ей стала.

И это — за три дня? Неделю? Битва при Скарифе едва ли произошла позже, даже если сделать скидку на разницу во времени. Они с Андором совершенно точно что-то упустили. И это "что-то" заранее ей не нравилось.

Дальше, по мере углубления внутрь, становилось темней, и ей пришлось зажечь карманный фонарик. Тишина, стоявшая внутри, оглушала, и от каждого шороха, от звона капель воды по полу, от тихих шагов Кассиана за спиной, — капитан, как и она, старался не тревожить это место звуками, но в таких условиях даже биение собственного сердца казалось грохотом марша — от всего этого ей становилось не по себе. Рука дрожала. Дыхание сбивалось от страха. Через несколько секунд коридор, по которому они шли вперёд, узнавая и не узнавая привычные места одновременно, прекратился. Они оказались в одной из просторных внутренних зал, таких же брошеных и обветшавших, как и прочие. Свет от фонаря выхватил круглый стол, местами развалившийся, тонкие ширмы, давно потухшие, старенький голопроектор, весь покрытый грязью и ржавчиной. Зал собраний. Здесь её впервые допрашивали после освобождения из трудового лагеря на Вобани. И это — Джин могла поклясться, — каких-то пару месяцев назад.

— Ничего не понимаю, —искренне призналась она. Обойдя по дуге центр зала, опасливо озираясь, она бросила быстрый взгляд на Андора — по глазам напротив, блестящим в темноте, было бы трудно прочитать что-то, но Джин почти уверена, что он растерян не меньше её. Она остановилась, облокотившись рукой о стену, ладонь соскользнула по лиане, обвившей массивные камни, и Джин сквозь зубы выругалась по-хаттски.

— Конечно, здесь всегда был тот ещё рассадник, но не настолько... — Джин оторвала от стены клок мха, поморщившись, бросила его на пол. — ...буквально.

И нахмурилась, замерев. Спрятанные под узловатыми корнями и вьюнком, выхваченные светом, из камня на неё смотрели буквы, складываясь в неизвестные ей имена. Джин поспешно отдёрнула руку, встревоженно прошептав:

— Кассиан? Здесь что-то ещё, — она замерла. Справа послышались тихие торопливые шаги.

Имена. Десятки, сотни имён и даты, позывные, ранги, списки кораблей — войско мёртвых, пропавших без вести, увековеченное чьей-то рукой смотрело на неё с гладких мраморных плит. Остервенело сдирая со стен обвившую их растительность, Джин забылась на миг — буквы и цифры роем кружили в её голове, не желая складываться в единое целое, пока не отшатнулась на шаг назад, не веря собственным глазам.

Оперативный отряд "Изгой-один". Грузовой шаттл SW-0608
Джав Мефран (56 BBY, Лотал — 0 BBY, Скариф), капрал.
Йош Калфор (44 BBY, Майкапо — 0 BBY, Скариф), рядовой.
Эрро Бастерен (23 BBY, Эртегас  — 0 BBY, Скариф), рядовой.
Ескро Кесрич (29 BBY, Майгито — 0 BBY, Скариф), капрал.
Рускотт Мелши (35 BBY, Раада — 0 BBY, Скариф), сержант.
Паодок'Драба'Такат Сап'Де'Ректи Ник'Линек'Ти Ки'Веф'Ник'Не Севеф'Ли'Кек (31 BBY — 0 BBY, Скариф), коммандос.
Сёрчилл Росток (53 BBY, Табеска — 0 BBY, Скариф), капрал.
Бодхи Рук (26 BBY, Джеда — 0 BBY, Скариф).
Тайду Сефла (37 BBY, Ондерон — 0 BBY, Скариф), лейтенант.
Стордан Тонк (25 BBY, Беспин — 0 BBY, Скариф), капрал.
Фарсин Каппел (36 BBY, Джакку — 0 BBY, Скариф), рядовой.
Чиррут Имве (52 BBY, Джеда — 0 BBY, Скариф).
Бейз Мальбус (53 BBY, Джеда — 0 BBY, Скариф).
K-2SO (12 BBY, Валптер — 0 BBY, Скариф).
Кассиан Джерон Андор (26 BBY, Фест — 0 BBY, Скариф), капитан.
Джин Эрсо (21 BBY, Валлт — 0 BBY, Скариф), сержант.

Отредактировано Jyn Erso (2018-01-20 04:50:17)

+4

6

Кассиан дважды прочел табличку. Дважды сморгнул, пытаясь понять, что это только что было. Глупая шутка? Обман зрения? Нет, другое. Но в голове не укладывалось, а весь опыт, которым Андор хоть как-то мог это объяснить сейчас летел глубоко в задницу. От него не было никакого проку, потому что ситуация давно вышла из пределов штатной. Когда тебя приписывают к странным цифрам, да еще и называют мертвым...
Нет, разведчики привыкли к тому, что однажды их просто считают мертвыми и они умирают. В плену или из-за вражеского выстрела. Но умирают. Потому, что разведка не посчитала нужным искать их. Слишком много ценных ресурсов, слишком много утечет времени. Ценные кадры будут ждать, может быть, станут интересоваться, но рядовыми - нет. Однако из всего списка "погибших" разведчиком был только Кассиан. Но да, все можно было бы объяснить. После того взрыва на Скарифе вряд ли кто-то выжил на поверхности, а отслеживать микро гиперпрыжки никто не стал во флоте. Кассиан не винил Альянс и относился к их решению умертвить их в списках с полным пониманием. Но дело ведь было совсем не в том, что они теоретически умерли. Дело было в том, что даты были странные. Аббревиатура была Кассиану не понятна. И он выдавил:
- Я родился в другом году - пожал плечами он. - Точнее, моя дата рождения записывалась по-другому. Мне эти цифры ни о чем не говорят. Сейчас ровно тысячный год. Я не идиот, не ошибаюсь ведь?
Ровно тысячный год после подписания Руусанской реформы. В галактике все живут по этому календарю. И Кассиан не помнил никого, кто жил бы в Альянсе по своим летоисчислениям.
Он провез рукой дальше. Стена была внушительных размеров. Исписанная от края до края. Куча имен. Куча пугающих имен. И сердце почти выскакивало из груди. Генералы, майоры, сержанты...
Погибшие в разных годах. Погибшие на Хоте, на Эндоре, погибшие на Корусанте, Кореллии, Хайпори, Лотале...
Так много имен. И многих Кассиан помнил еще живыми. Несколько часов назад, перед вылетом на Скариф он пожимал им руки. Генералу Красной Эскадрильи, генералу Синей Эскадрильи, что поддерживали их в небе Скарифа. Биггс Дарклайтер, Поркинс, он всех их помнил. Еще живыми. Не могло быть, чтобы погибли все. Иначе Альянс развалился. Потому что на таких людях стояла целая организация.
Андор сделал шаг назад.
- Это должно быть какая-то ошибка. Или мы умерли.
Кому это надо? Оформлять целый постамент из хорошего камня, чтобы посмеяться над двумя растерянными людьми? Или, может быть, они, и правда, погибли? Просто еще этого не поняли. И то, что они на Явине, и то, что они в нужном месте - все это было точным. Вполне возможно так начинается пост военный синдром? Шизофрения, нервоз?
Он потер лоб, присел на что-то перевернутое. Оказалось, что это панель управления, которую уже не поднимешь своими силами. Надо было как-то сформировать план что ли. В конце концов, они думают одинаково с Джин, а там, на их маленькой неизвестной планете еще остались вполне себе живые, хоть и раненные товарищи. Не так выглядит смерть. Точнее, Кассиан считал, что она выглядит по-другому.
Он проглотил ком. Навалилось нехорошее предчувствие беды, которую они еще не осознавали и от этого ситуация, покрытая туманом неизвестности, казалась еще более пугающей. Как белая мгла, в которой скрываются их страхи. И ждет верная смерть, если они выйдут туда безоружными.
- Ладно, давай пройдемся. Может быть, найдем кого-нибудь? - Предложил капитан, уж и не зная, что сказать. Если бы здесь был Чиррут, он бы изрек нечто подобное: "доверься Силе и она приведет тебя к правде", но если Сила так с ними пошутила, то Кассиан даже не думал о том, чтобы еще раз довериться настолько не проверенному источнику.

+2

7

Вопрос Андора Джин оставила без ответа, но посчитала показательным, что капитан усомнился. Нет, идиотом он всё-таки не был, как и Эрсо, впрочем — если сделать некоторые допущения. Шутка ли, но имена на камне — явно список погибших. Даты, как верно подметил Кассиан, незнакомые, но не врут: ей действительно был двадцать один год, когда она едва не погибла. Загвоздка в том, что спискам, судя по виду, парочка десятилетий, а то и больше, а ей, Джин Эрсо, новоиспечённому сержанту Альянса повстанцев, всё ещё двадцать один год.

И она, ранкор подери, жива. Как, возможно, живы и те, другие люди. Так что гению, придумавшему всё это, придётся изобрести что-то ещё, — что-то поубедительней неточного списка.

Стоило просто прикинуть масштаб, чтобы не поверить, прикинуть ещё раз, покачать головой с нервным смешком и попытаться отвлечься на более насущное — например, на желание этой самой головой приложиться пару раз о тот камень, чтобы мысли — это невозможно, непостижимо, это полный бред — пришли хоть в какое-то подобие порядка. Повторить и закрепить. Или украдкой взглянуть на Кассиана, который от этой истории, кажется, терял почву под ногами вполне буквально.

Прежде, чем успела подумать, Джин дёрнулась навстречу, но замерла секундой позже, внимательно рассматривая разведчика. Вовремя спохватилась, потому что луч от фонаря теперь бил ему прямо в лицо. Скоро смутившись собственной неловкости, она щёлкнула выключателем, оставив их в полумраке: чтобы зря не расходовать энергию — и чтобы жуткая стена с их именами не возникала раз за разом в круге света.

Стоило ему всё-таки остаться на шаттле. Остановка на перевалочном пункте, конечно, позволила немного прийти в себя и подлатать травмы, но Андору досталось гораздо сильнее, чем ей. В конце концов, не она в падении поздоровалась спиной с несколькими горизонтальными балками, а потом забралась на вершину башни и подстрелила чей-то персональный кошмар. А тут теперь ещё и это. Кто знает, как скоро стимуляторы перестанут действовать? Возможно, они давно перестали, и Андор просто симулирует в нормальную активность. По нему вообще сложно что-либо сказать. Поэтому Джин, игнорируя собственную растерянность, сделала ещё пару шагов и присела на корточки рядом, положив руку на плечо и осторожно заглядывая в глаза — не разглядев в потёмках, конечно же, почти ничего.

Окажись единственной их проблемой только травмы, всё было бы не так уж и плохо, даже почти замечательно. Но помимо них была заросшая растительностью пирамида, сломанная, изъеденная коррозией техника и этот список. Имена, отмахиваться от которых она не могла и не хотела — если смерть можно потрогать, на ощупь она наверняка как тот самый камень. Джин постаралась отогнать от себя чувство страха, заставлявшее сердце пропускать удар — и не смогла.

— Выглядишь так себе, но до трупа всё ещё далеко, — осторожно пробормотала в ответ, пытаясь хотя бы отчасти разрядить атмосферу. — Слушай, я знаю, что утешение слабое, но сам тот факт, что мы сейчас стоим на этом месте, доказывает, что все эти имена на камне — враньё. Кто вообще решил, что доверять камням здравая идея? Это ошибка, или... — она запнулась. Нужные слова отказывались приходить на ум. — Я не знаю. Я не знаю, Кассиан.

То, что все эти люди мертвы, невероятно. Нет, не так. Джин отказывалась в это верить, сколь бы малодушен не был такой способ восприятия. Привычный алгоритм сохранения здравого рассудка — отгородиться и сделать вид, что всё нормально, работал почти безотказно и наверняка. Осталось только не смотреть на хаттову глыбу каждую секунду, как будто она представляет реальную опасность их жизням.

В любой ситуации Эрсо привыкла задавать себе два вопроса: что это даёт и кому это выгодно. Сейчас у неё не было вразумительного ответа ни на один. При попытке осознать всё происходящее и уместить в собственном сознании Джин чувствовала себя забаговавшим дроидом. Зато оживившийся Андор, возжелавший действий, мгновенно вынудил её оторваться от мрачного молчаливого созерцания надписей на стенах и с самым подозрительным видом покоситься на разведчика. Может, он... свихнулся?

— "Ладно, давай пройдёмся, может, найдём кого-нибудь", — передразнивать у неё, вообще-то, выходило неплохо, с удивительной точностью получилось даже воспроизвести забавный говор Андора. Джин поймала себя на мысли, что ей было бы интересно узнать, откуда у Кассиана такой акцент, как будто большую часть жизни ему приходилось общаться на хаттише. — Ты серьёзно? Тебе что, ни разу страшилок не рассказывали? Спойлер: после этих слов и начинается всё веселье. Кого ты надеешься здесь найти?

Джин развела руками и огляделась по сторонам. Где-то послышалось стрекотание сверчка — или какой-то другой твари, прикидывавшейся им, плевать, она не горела желанием проверить, хотя отметила, как своевременно всё это вышло. Нет, конечно же, им нельзя просто сидеть на месте, нужно действовать, но не для того они выжили в одних джунглях, чтобы сейчас позорно сгинуть в других. И ведь не шутит. Он серьёзно! Джин вскочила на ноги, в пару секунд превратившись в комок концентрированного возмущения и недоумения.

— У нас есть заброшенная древняя пирамида со странными зловещими надписями на стенах, — продолжила она, загибая пальцы, — окружённая бесконечными непроходимыми джунглями с их весёлой фауной и озорной флорой, мы ранены, у нас почти не осталось зарядов, нет навигатора, и ты вряд ли знаешь каждое дерево как своего дроида, из провизии — фляга воды и полсухаря на двоих, а ещё на планетах такого типа темнота наступает рано и быстро. Что может пойти не так? Ну, я даже не знаю. Не знаю с чего, крифф, начать.

Нет, она не боится. Абсолютно не боится, да. Просто хватит с Эрсо уже этой надежды, что там кто-то есть. В их ситуации это скорее означает новые проблемы, а они ещё не вполне успели расхлебать всё то дерьмо, в которое их угораздило вляпаться. Не хватало только просрать последний плюс, позволяющий прикинуться оптимистом — они по крайней мере живы. После всего произошедшего даже это было... таким себе утешением, честно говоря, и всё таки единственным, что им доступно.

— Если следующей твоей гениальной идеей будет разделиться, клянусь всеми звёздами, Андор, я тебя убью, — пробормотала Эрсо, ставя точку в разговорах про вечерние прогулки по джунглям. Не то время, не то место, не те обстоятельства. Они не помогут остальным, если просто умрут здесь. Должен быть другой выход.

— Мы можем связаться с кем-то из Альянса? Какие-нибудь другие базы? Сколько у нас топлива?

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-23 03:25:44)

+6

8

Джин атакует его без предупреждения и крайне коварно, фонариком светит прямо в физиономию, отчего глаза начинают слезиться и вся картинка окончательно гаснет на несколько секунд и только несколько пронзительных желтых кругов будто выжжены на сетчатке. Определенно, к такому вероломству он не был готов и с трудом сдерживается от ругательств, малодушно радуясь про себя, что его недовольную физиономию рассмотреть сейчас сложно, бравого капитана разведки одолели с помощью фонарика и почти заставили пролить скупые мужские слезы, спешите видеть - незабываемое шоу от лучших агентов разведки Альянса. Определенно в таком... свете представать перед девушкой ему не хотелось. Немного неловко получается, это он тут вроде как старший, офицер и командир. Надо, кстати, почаще себе это напоминать и что-то делать, за исключением становления жертвой столь чудовищных атак.
Веселье какое-то истеричное, поэтому Кассиан старается дышать ровно и спокойно, немного тремором бьет левую руку, но он просто кладет ее на колено и сжимает его пальцами, пытаясь пересилить скручивающие судороги. Плохой знак, возможно полет спиной в пропасть немножечко опасней, чем ему казалось, особенно на дивных военных стимуляторах, позволявших без конечностей и с дырками в брюхе сражаться до тех пор, пока организм наконец не выработается окончательно и ты не упадешь как выключенный дроид. Сломанный дроид. Вот только технику вполне реально починить в отличие от человека. Стимуляторы хорошая вещь, сильная, позволяют совершить последний отчаянный рывок, а потом накрывают так, что ты предпочитаешь действительно умереть, а зачастую действительно подыхаешь, потому что организм зачастую не выдерживает подобной нагрузки. Особенно учитывая вколотую дозу - все или ничего. Кассиан был в своем репертуаре, но выжив никак не рассчитывал застать Явин в таком состоянии. Где-то в планах между "героически сдохнуть" и "дотянуть до медицинского корпуса" не подразумевалось "найти мемориальную доску с именами и опустошенную базу". Дышать тяжелее - пульс зашкаливает, откат и волнение догоняют и с размаху бьют по нему, с чувством так, чтобы полностью ощутил, сполна. Лучше бы Джин бросила его где-то на Скарифе, хоть бы и на той вышке, быстро, безболезненно и не пришлось теперь напрягать мозги над загадкой века - куда пропала целая долбаная база. Экстренная эвакуация? Но следов масштабного вторжения они не нашли, дом Повстанцев не брали штурмом, бластерный огонь, гранаты и тем паче орудия и пирамиды бы не перенесли так просто, следы обязательно останутся, да и Имперцы при раскрытии их убежища явно постарались бы сравнять его с землей, наплевав на историческую и культурную ценность этой мрачной дряни для ситхов. Годы запустения - да как такое вообще возможно?!
- Ты мастерица успокаивать, - Кассиан выдает кривую улыбку и снова благодарит темноту, она скрадывает его отнюдь уже не такой героический вид, равно как не дает рассмотреть ни бледноты, ни лихорадочного блеска глаз, а уж в этот раз их карий цвет только на руку мужчине, - да... да, мы живы, - эта простая мысль действительно отрезвляет и становится хлипким мостиком над бездной, Кассиан перехватывает здоровой правой рукой ладонь Джин, накрывает своей и несколько секунд медлит, собираясь с силами и беря под контроль предательски разбитое тело, - кто-то знал наши настоящие имена, возраст на этот год, звания, это не могут быть Имперцы - система безопасности не допустит такой утечки, к тому же незачем. Значит кто-то из своих. Хотели сохранить. Причины могут быть разные, - но на надгробие это похоже все же больше. Какая-то мысль ускользает от него, но все равно все происходящее предельно и невозможно абсурдно, даже если после того флот отбыл на Скариф им на поддержку за такой короткий отрезок времени переправить людей, а главное технику и оборудование - просто невозможное предприятие. Нет таких средств и способов, чтобы многотысячная военная база исчезла со всеми обитателями словно по щелчку пальцев.
В спине стреляет и Андор тихо шипит, да чтоб оно все было проклято, нужно было не оттаскивать Джин от Кренника, а помочь ей скинуть гада с башни. Они, конечно, тогда не спаслись бы, но как же хочется сломать тому все парочку костей. Холеный хлыщ во всем белом и с пафосным плащом, достал все же его, обеспечил незабываемые курсы повышения квалификации в летном мастерстве. Звезды, если только и он тоже выжил, Андор лично приложит все силы, чтобы это не продлилось долго. И, конечно, пригласит Эрсо на эту вечеринку, у нее поводов для расправы побольше, два из них были ее родителями, так что теперь это исключительно личное для всего Изгоя. Плохо другое, его все еще мотыляет от одного к другому и мысли в голове скачут, путаются, перепрыгивают с темы на тему, не задерживаясь на действительно важных вещах. Сотрясение, родное, ты тоже решило нанести визит?
- Близко, но "р" должно быть более р-р-раскатистым, в то время как "л" - более звонкая, отсекай ее языком, - о, браво, он даже шутит в ответ, даже смеется и... да, это было плохой идеей, в груди отдает болью. Кажется, стела начинает обретать определенный смысл, который ему решительно не нравится - сдохнуть тут выжив на Скарифе будет действительно обидно. Впрочем, мимоходом отмечает, что у Эрсо неплохо получалось его спародировать, возможно позже стоит научить ее изображать разные акценты, иногда эта мелочь тоже способна спасти жизнь, не то, чтобы в нынешней ситуации этот талант ему особо помогал, - некому рассказывать было, так что спасибо за ценную информацию и восполнение пробелов в моем образовании.
Андор фыркает, ему отчаянно хочется сползти еще пониже и, возможно, немного поспать, но не в этом месте, старые пирамиды бывшие когда-то настоящим домом благодаря людям жившим здесь, стали пугающими и отталкивающими с их пропажей. Утратили все дружелюбие и не вызывали ничего кроме подспудного напряжения. А вот возмущенная Джин - это действительно шоу, в который раз он благодарен темноте, его широкую веселую улыбку в ответ она вряд ли бы оценила, проверять не прилетит ли за это подзатыльник все еще не хотелось. Может, идея отправиться через джунгли, равно как и обследовать пирамиды и была откровенно из разряда самоубийственных, невыполнимых и рождена под действием стимуляторов, однако Кассиан все еще не видел других вариантов. Остаться здесь - равная смерть, но он дает ей возможность выговориться все равно, Джин просто это нужно, не только он один чудом спасся и кто еще кого оттуда вытащил. Она выдыхается и Кассиану совестно, по-хорошему это он должен пройтись по базе, сам, собрать все полезное, что удастся найти, но у него откровенно нет никаких сил для попыток быть героем и первым мужчиной на всю базу. К несчастью, сейчас он может оказаться действительно единственным, что означает автоматическую победу, радости подобная мысль не добавляет.
- Я знаю эти пирамиды, тебе не нужен навигатор для ориентирования в них пока рядом есть я, все хранится вот здесь, - мужчина слегка стучит себя по виску, - разведчик не знающий собственной базы немного странное явление, не находишь? Мы должны постараться добраться до хранилищ, технических и на крайний случай жилых блоков пирамиды, возможно осталось что-то способное пригодится. Военные припасы способны не один десяток лет сохранять свою пригодность. Равно как и техника. Это мой дом, Джин, я знаю где мы, - последнее звучит уже тише. Он давно не воспринимал Фест как родное место, далекая ледяная планета, сгоревшее жилище, крики умирающих солдат клонов, все было забыто и похоронено вместе с сопливым детством. Явин стал чем-то особенным, да, удобная база, просто место, где они нашли укрытие, но это все, что у него было и теперь вряд ли будет вновь.
- Ближайшая территория в том числе знакома, хоть и не каждое дерево, но мне известно откуда бралась вода для лагеря - из реки неподалеку, равно как, прости за подробности, но технические отводы с отходами тоже располагались вдали от стоянки, чтобы не привлекать внимания местных хищников, не говоря уже о том, что это на первых этапах создавало видимость, что здешние комплексы все еще целиком и полностью необитаемые, - приходится перевести дух, разведчик облизывает сухие потрескавшиеся губы и с трудом сглатывает вязкую горькую слюну, в любом случае лучше начать что-то делать пока он еще в состоянии, потом просто не найдется сил на подобные подвиги. Но, в чем-то Эрсо права, следует перестать надеяться встретить живых,  даже окажись этот мемориал не надгробием, сюрреалистическая картинка покинутой, будто бы много лет назад, базы - больше напоминала собой наркотический бред. Или один из самых жутких его кошмаров, где все оказывается тщетно и Альянс терпит поражение.
- Нет, я предпочту не играть пока в крутого парня и попытаюсь поразить тебя как-нибудь потом, идет? - Андор встает с трудом, движения чуть неловкие и скованные, неприятное явление, но у него в нагрудном кармане припасена инъекция на крайний случай, лучше бы ему не наступать, равно как определенно будет лишним рассказывать об этом Эрсо. Не хотелось бы лишиться после такой откровенности шанса на боеспособность. Разведчик он или нет, пусть это теперь особо секретная военная тайна, которую нельзя доверить никому. Жуткая жуть, таинственная тайна. Ох, крепко же его приложило. Мужчина лишь на момент опускает ладонь макушку Эрмо и слегка ерошит волосы - сейчас нужны не отповеди, поддержка, ему следует решать проблемы, а не рассказывать ей как паршива жизнь, в этом просвящать не требуется, да только иначе не получится все равно.
- Топлива не хватит, чтобы добраться до любой цивилизованной системы, учитывая состояние техники не уверен, что мы сможем использовать ее для связи, здесь далеко не все необходимое, пусть даже в таком безнадежном виде, - подбодрил, молодец, высший балл участия и душевности, доложил четко, как и подобает военному, по делу и обстоятельно, с таким же успехом можно было обнять ее за плечи и проникновенно выдать нечто в духе "а теперь мы мучительно загнемся здесь без пищи и воды, потерянные и забытые, если раньше свое дело не сделают ранения, я, к примеру, скорее всего буду на очереди первым", - здесь есть хранилища для топлива, скорее всего рядом с ангарами все пусто, но еще остаются резервуары под внутренние нужды базы, если нам повезет, может, там что-то осталось. Ну и, возможен вариант, где мы ничего не найдем. Тогда придется играть в дикарей, заниматься охотой и надеяться, что пойманная нами дрянь не ядовита, - не умеет он быть позитивным, а дурное чувство юмора несокрушимо вовсе, о том, что тварь скорее сожрет их мужчина, впрочем, тактично умалчивает. Очаровательно, оказывается он умеет быть тактичным, какое неожиданное открытие. Однако, подобный метод тоже неплох, в определенном смысле мобилизует даже, обычно после таких шуточек хотят придушить, гнев всяко лучше уныния, безнадежности или страха. Здоровый бодрый заряд ненависти к ближнему своему, что может быть лучше?!
Определенно, он переборщил с дозировкой, игры с наркотическими стимуляторами должны были ему когда-нибудь аукнуться, но почему именно сейчас? Жизнь все еще дерьмо и он не уверен, что сможет это когда-нибудь исправить.

Отредактировано Cassian Andor (Вчера 17:56:38)

+3

9

Темнота мешает разглядеть эмоции на лице капитана и оценить его физическое состояние — это плохо и ужасно мешает, особенно здесь и особенно сейчас. Сила воли и выносливость штуки хорошие, конечно, восхищают и всё такое, но иногда Джин без обиняков хочется его хорошенько пристукнуть, добавить шишек на лбу, чтобы не пытался — снова — брать на себя больше, чем может вынести. По-хорошему, со всеми увлекательными совместными приключениями за последние несколько дней выписать бы ему путёвку обратно на корабль и страстное свидание с аптечкой, отношения с которой развивались бурно и стремительно. Лучше бы, конечно, чтобы ко всей этой богатой культурно-оздоровительной программе и пост-курортному роману со стабилизаторами прилагался врач, бакта и немного целительного двухнедельного сна на чём-нибудь помягче расстеленных на сидениях уже-ничьих-курток, но чем богаты, как говорится.

Темнота мешает читать чужое лицо, но зато отлично позволяет скрыть собственное. Например, фирменный скептичный взгляд "поговори-мне-ещё-тут" — капитан изволит шутить, вы только посмотрите. С одной стороны, после всего открывать его с новой стороны довольно интересно и познавательно, всё-таки, узнать друг друга вне ситуации "крутые повстанцы не смотрят на взрыв" им пока так и не довелось. Что уж говорить, и сам Андор — человек скрытный, порой даже — дёрганный, чересчур напряжённый вечной привычкой контролировать всё вокруг — и в первую очередь самого себя, по нему всегда было очень сложно прочитать что-то, даже Эрсо, которая видела много людей, разных, и удивить её не так-то просто. С другой стороны — шутки в их положении имеют тонкий, почти неуловимый привкус подступающей истерики.

А впрочем, — думает она, — без изрядной доли юмора воспринимать происходящее всё ещё сложно. Раз уж выпивки как-то не случилось.

— За тобой должок, — Эрсо закатывает глаза и отмахивается. Стоит устроить ему совместный просмотр какого-нибудь хоррора, определённо, хотя с такими экскурсиями, возможно, и не потребуется: тут тебе и полное погружение, и запутанный сюжет, и незабываемые впечатления, которые даже сравнить не с чем. Вне всяких сомнений, запомнит всё это она... на ум приходит "до конца жизни", но подобное окончание фразы тут же отметается, всё-таки, в текущих условиях это отнюдь не синоним "надолго". Хотелось бы всё-таки второе.

— Твой дом сильно изменился с последнего визита, — а вот это прозвучало жёстко, зря ты так, Джин, надо хотя бы попытаться в тактичность, подобрать правильные слова или и вовсе — промолчать. Если от этой пустоты не по себе даже ей самой, сложно даже представить, каково Андору, всё-таки из них двоих именно ему довелось провести на Явине много времени, привыкнуть к его суете, к вечно барахлящей технике и запаху топлива в ангаре, к людям, наконец, — ко всему тому, что наполняло базу жизнью. Нагнетать в подобной ситуации это последнее дело, и Эрсо мысленно ругает себя за малодушие, но всё-таки лучше так, чем обманываться насчёт их шансов. Раз Кей всё ещё не закончил установку и не может напомнить им все вероятности, придётся кому-то его замещать. — Я не сомневаюсь в твоих знаниях, — Джин устало трёт переносицу, со вздохом поворачивается, неловко вертит погасшим фонарём в руках, — Но они могли устареть. Это место действительно больше никак не напоминает базу, с которой мы вылетали.

Во всяком случае, молчать на этот счёт, кормить какими-то надеждами или питаться ими самой, притворяясь, что всё хорошо, она не умеет и никогда не умела. Факт "мы загнёмся здесь, если ничего не найдём", необходимость делать что-то, единственный выход хотя бы попытаться — вот с этим уже можно работать. А Андор... Андор в своём репертуаре, отвечает словно рапортует, Джин даже издаёт тихий смешок, отмечая этот забавный факт, — и, как ни странно, становится немного легче.

— Ладно, похоже, у нас действительно нет выбора, — она соглашается неохотно, с такими аргументами сложно спорить, да и сил, честно говоря, уже нет. Медленно и настороженно ещё раз напоследок обводит помещение взглядом и не может удержаться от того, чтобы неуверенно повести плечами: страх не отступает никуда — но не тот детский глупый страх перед тёмной пирамидой или опасностями, которые могут таиться в ней и прилегающей территории, — у неё есть бластер, она умеет им пользоваться, — а в том, чтобы среди этого всего остаться одной. Память услужливо подкидывает воспоминание о том, каково было почти лишиться его там, на Скарифе — чудовищно, слишком быстро, неправильно... и Эрсо ловит себя на мысли, что уже некоторое время стоит, бессмысленно разглядывая их имена на стеле.

А всё-таки, какие странные даты.

Нет уж, отключаться и увлекаться упадническими мыслями, определённо, не вариант, стоит почаще напоминать себе, что рядом с ней человек, которому требуется помощь, и не только медицинская, — поддержка да хотя бы в том, чтобы не мешать своим дохрена уместным скепсисом, уже было бы неплохо. Эрсо отходит, почти шарахается от камня излишне резко, а внезапный приступ веселья вместе с озорной полуулыбкой больше всего напоминает "хорошо, мы все умрём, давай хотя бы придумаем способ поинтересней".

— Сегодня — только пирамида. Отложим прятки в джунглях до завтра, хоро... — она даже не пытается увернуться, но от удивления обрывает фразу на полуслове. Машинально поправляет вероломно и без объявления войны взъерошенные волосы и мстительно щурится. — Эй! Ты нарываешься, да? — И, наконец, легко ударяет его в грудь зажатым в руке фонарём, ощущая, как от смеха холод где-то глубоко внутри понемногу отступает. — Это не смешно, ты в курсе? Нет, серьёзно, я без Кея туда не сунусь, не раньше чем эта консервная банка закончит с бэкапом.

Всё-таки, гигансткий охранный дроид — гарантия того, что воображение будет рисовать чуть менее жуткие картины, а Кассиан, может быть, вспомнит, что такое здравый смысл. Кажется, только теперь она начинает понимать, почему разлучать эту парочку — преступление.

— Ведите, капитан Андор, — Джин вкладывает в его руку фонарь, а её дело теперь, в общем-то, за малым: следить, чтобы где-то здесь среди жутких крючковатых устилающих пол корней и мха, он не самоубился, попытно пытаясь в темноте, бесконечно прислушиваясь и вглядываясь, различить заранее признаки присутствия местной живности. — И ещё кое-что, если я скажу тебе "бежим" или "не ходи туда", лучше меня послушай.

Цепляется за край рукава его куртки она, конечно же, только потому что к делу подходит со всей ответственностью.

Отредактировано Jyn Erso (2018-10-23 07:47:29)

+6

10

В висках ломит, поэтому попытки саркастически ответить не проходят, головная боль вообще мешает творческим порывам и трезвому мышлению (да и вообще какому-либо), не говоря уже о том, что влияет и на без того не лучшее состояние. Для начала стоит решить куда им сунуться в поисках приключений в первую очередь, по хорошему бы в госпиталь. Логика простая - больничное крыло и склады были не так далеко друг от друга, а жилые блоки на самом деле вряд ли принесли с собой что-то кроме сомнительных плакатов, которые иные из ребят навешивали на стены (где-то были даже голографические вывески и ей-ей, вот этого Кассиан не понял от слова совсем), еще были технические помещения, но к ним можно добраться и через складские помещения. Интересно, если начать озвучивать все эти логические цепочки контуженного, то какая вероятность, что Джин решит оставить его здесь одного? Хаттова задница, в очередной раз ловить себя на мыслях соскакивающих с действительно серьезных вещей - крайне неприятно, неорганизованность других людей их проблемы, но собственная, в том числе в мыслях - неприемлема, тем более в такой ситуации. Сейчас не помешал бы Дрейвен со своим фирменным "капитан Андор, чем это вы заняты?", тем самым продирающим до костей и взглядом под которым вытягиваешься в струнку на автомате,  все глупые мысли и вовсе резко покидают голову. Гарантированно. Магическое воздействие начальства, тут даже Сила бессильна повторить столь чудодейственное воздействие. Не то, чтобы он встречал толпы одаренных (к счастью), в начальство веры было все же побольше.
- Действительно, вся эта пыль, грязь, жуткий бардак, - а изнутри режет на удивление сильно, так, что все, на что его хватает - неловкая попытка отшутиться. Развивать эту тему не хочется, равно как показывать, что Джин удалось его задеть, не время и не место, особенно учитывая, что она права. Пусть и резкая, эта фраза хорошенько отрезвляет, почти как выволочка от генерала. Такое запустение не объяснить ничем, все рациональные доводы и попытки объяснить себе происходящее стоит оставить в стороне (просто отпусти это, Кассиан, ты сможешь), равно как и нервные саркастичные реплики. Все действительно изменилось слишком сильно, чтобы полагаться только на собственную память, однако здания выглядят такими же, переходы и коридоры, из-за такого запустения в них ориентироваться будет чуть сложнее, но все еще возможно. Главное не думать об этом так легко, - строение зданий похоже именно такое, каким я его запомнил, в целом - это действительно все еще та самая база.
Во всяком случае ему удается чем-то ее повеселить, смешок пусть тихий, но в мертвенной тишине пирамиды слышен хорошо. Похоже это нервное, на свое чувство юмора Андор бы не поставил, равно как магию шарма, определенно не го случай. Согласия он все же добивается, пусть и не сразу, похоже скептичного, но хоть препирательства их остаются в стороне. Джин не в восторге от брожения по пирамидам и в общем-то разведчик разделял эти чувства в конкретный момент, но сидеть и ждать не выход из положения, попытки найти провизию, какую-то еще живую технику и топливо более продуктивны разглядывания стелы. Они оба это знают. Впервые ему хочется убраться с куда-нибудь подальше с явинской базы, смешно и грустно. Шарахнувшаяся Эрсо только подтверждает его решение приложить все силы, чтобы выбраться отсюда, потому что у него самого рука дернулась к оружию в ответ. Ничего, добравшись до цивилизованных миров, они смогут выяснить хоть что-то. Найти ответы здесь вряд ли выйдет, при всех своих обширных талантов у Кассиана не было ни малейшей идеи как использовать информацию доступную сейчас, составить какую-то адекватную теорию тоже особо не получалось.
- Конечно, никаких дженглей, пока - никаких джунглей, - сдержать довольную усмешку не получается, Джин не отстраняется и вот такая чуть возмущенная и взъерошенная становится гораздо живей и похоже чуточку спокойней чем была. Вот и славно, хороший настрой будет лучшим подспорьем в условиях, когда сам Кассиан столь ограничен, им и дальше придется полагаться друг на друга, а значит меньше волнений, меньше переживаний, меньше страха. Страх всегда толкает на необдуманные поступки, именно из страха рождается паника, чей синоним в опасной ситуации - смерть. Именно поэтому пусть спешно приводит хаос на голове в "хаос на другую сторону", пусть походит на взъерошенную пичугу, лишь бы не дрожала. Если добиться подобного результата можно парочкой хулиганских выходок - почему нет, ему и самому становится легче. И признаваться себе, что ему просто нравится так делать не обязательно.
- Возможно. Нет точных данных! Сформируйте ваш запрос точнее, - голос Андора звучит уверенней, с веселыми нотками, раз уж база словно срисована с какого-то типичного ужастика, то остается только превратить его в комедию, так проще. Хладнокровный суровый профессионализм тоже подходит не во всех ситуациях, сейчас его явно лучше оставить про себя и не делиться с  Джин при каждом удобном случае "ценными замечаниями", зато вот такое взаимодействие явно взбодрило, ему даже чуть-чуть прилетает, слишком легко и аккуратно, даже мило в какой-то степени, берегут капитанское тело. Главное сейчас не отправляться в разные стороны искать себе приключений и не сломать в процессе шею запнувшись обо что-то. Настолько юмористических вещей лучше избежать.
- Я знал, что Кей тебе понравится, но не думал, что столь быстро, - он перехватывает фонарик и еще пару секунд медлит, по всему больничное крыло и склад выглядят более всего заманчивыми, может быть им повезет найти там хоть что-то, если нет, то он просто не представлял себя в роли охотника на местную фауну в таком состоянии, - и так сильно, - но это действительно веселит, похоже Эрсо оценила все достоинства имперского охранного дроид на своей стороне. Пусть саркастичный, но зато заботящийся о глупых органиках. Без той самой "консервной банки" было чуточку неуютно, да и привычного "Кассиан, я бы не рекомендовал тебе совершать эти действия, вероятность успеха ноль целых хрен десятых". Необходимости блуждать в темных переходах все это не отменяло. Хорошо еще, что фонарик был в наличии, мыканье в полной темноте с обшариванием стен слишком уж сложный квест, не только для состояния, но и памяти. Не говоря уже о том, что остаться в полнейшей темноте коридоров лишенных окон - было отчего-то особенно жутковато, хоть Кассиан давно уже не боялся темноты, все еще могли остаться те, кто в ней скрываются. Даже если это окажутся просто дикие звери. Если.
- Как сурово, командующая Эрсо, - он ничего не обещает, фирменное упрямство не позволяло согласится так просто, в любом случае разведчик не отличался склонностью к бездумному героизму, прислушается. После чего прихватив напарницу предпочтет тактическое отступление подальше от какой-нибудь дряни. Умирать молодым можно только ради какой-то цели, желательно высокой, а не из-за собственной глупости, во всяком случае не капитану разведки. Вот доживет до старости, тогда да, быть убитым собственным дроидом после неудачного технического обслуживания - запросто, можно даже подавиться чем-то и одновременно выпасть из окна. Но не остаться на словно вымершей базе. Тем более, когда Джин цепляется за его рукав словно бы незаметно и как бы между прочим - это становится очень важным. Не остаться здесь.

Свет фонарика не панацея, несколько раз Кассиан чуть не запинается то о корни, то о мусор, бывший остатками чего-то совершенно неопознаваемого. Хуже всего становится в коридорах, где освещение когда-то было исключительно благодаря электричеству. Никогда не страдавший от клаустрофобии, Андор в какой-то момент начинает понимать, что едва не задыхается, стены слишком близко, слишком мало воздуха и это проклятые потолки, никакого, даже малейшего просвета. Приступ паники заставляет его даже остановиться на момент и только наличие рядом Джин помогает хоть как-то прийти в себя. Трясет, капли пота скрываются где-то под воротом, а фонарик в руке дрожит, но еще один шаг сделать удается, а следом еще и еще. Нужно о чем-то говорить, разорвать эту тишину, но ему удается сдержаться. На очередном повороте они выходят к знакомой развилке и становится резко легче, то ли от того, как увеличилось свободное пространство, то ли потому что здесь и правда ощущается свободные воздух, а не то затхлое загустение. Хочется встряхнуться, разогнать липкий жуткий страх, пришедший так неожиданно и совершенно ему чуждый, сейчас тот приступ кажется каким-то совершенно странным, впрочем, под наркотиком подобные реакции не столь странное явление.
- Нам сюда, - госпиталь и склады совсем рядом, Кассиан оттирает рукавом куртки пот со лба и слегка морщится, едкие соленые капли раздражают кожу и мелкие царапины, о наличии которых до этого момента даже не подозревал. Больничное крыло вот оно, уже видны указатели, которые пусть и покрыты пылью и коррозией (да что не так с этим местом), но выглядят еще вполне прилично. Складские помещения дальше, придется спуститься вниз, но может быть и здесь найдется что-то ценное. А вот проход открыт, до этого здесь были двери с магнитным захватом, кому понадобилось их сносить?! Впрочем, не важно, Луч фонарика выхватывает лишь половину помещения, не рассеивает темноту до конца и глядя на знакомый госпиталь хочется сплюнуть. Кто мог спереть двери, но оставить койки? Хочется побиться головой от концентрации абсурдности. Андор окончательно сдается, попытки использовать логику не дают совершенно ничего. Вынесли и вынесли, оставили и оставили. Ноги едва не подгибаются от усталости и ему нужна пусть небольшая, но передышка, пусть и в пару минут.
- Верю в твой поисковый дар и голосовые связки если где-то здесь нас ждет засада, - фонарик протягивает Джин обратно со слабой улыбкой. Сил шариться в этом хаосе, который и не рассмотришь толком действительно нет, только открыто говорить о своей слабости хочется того меньше, незачем волновать лишний раз и без того слишком догадливую спутницу. Капитан без капли стеснения устраивается прямо в проходе, приваливаясь спиной к стене, если что-то здесь осталось, то этому чему-то или кому-то придется через него перейти во всех смыслах, в том числе и Эрсо, если он все же успеет задремать. Ложиться же на даже на вид раздолбанные койки покрытые толстым слоем пыли нет никакого желания, не говоря уже о страхе банально отключиться, стоит только принять горизонтальное положение, иногда против привычки не попрешь, - кто и куда мог деть двери? - странно, но этот бредовый вопрос так сильно выбивает его из равновесия, что приходится проговорить вслух. В пирамидах их, конечно не было, но склады и больничные палаты оставлять без изоляции совершеннейшая глупость, но градус сюрреализма и бреда подскочил еще на несколько делений. Иногда быть рациональным человеком всюду ищущим объяснение всего - крайне проблематично.

+3


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Новая Республика: 34 ПБЯ и далее » В день какой неведомо, в никаком году (34 ПБЯ)