Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Мышка, кошка, волк, беги (3642 ДБЯ)


Мышка, кошка, волк, беги (3642 ДБЯ)

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Год: 3642, начало года
Место: Лотал

https://i.imgur.com/KxsVGdK.gif

https://i.imgur.com/8Cqa8Kp.gif

[Cipher Nine & Haakon "Old Man"]

Ищи человека.
Ищи зверя.

«Мышка, кошка, волк, беги. Путь-дорогу мне найди».

Если найдёшь человека — стреляй, тебя учили.

Если найдёшь зверя — стреляй, если не будет иного выбора.

Их учили.

Если найдёшь хозяина — иди.

Его учили.

Эта странная и невесёлая история о странных встречах, странных зверях, которые помнят дом, о непростом выборе и сложных последствиях промедления, милосердия или жестокости.

+4

2

— Нет.

— Нет?

— Нет.

Хш-ш-ш-ш!

Раттаки разжала расцарапанные руки и захохотала.

— Он даже похож на тебя, агент! — тварь запрыгнула на стол брифинга и снова оскалила ряд очень мелких, острых зубов. Тварь злилась, хотела жрать и ещё невесть что. Криста искренне надеется, что Калийо поудобнее поставит свои боты, чтобы эта же тварь в них хорошенько нагадила. По крайней мере тогда она сама выкинет её с корабля.

В шлюз - неважно.

Криста Лирис никогда не была живодёром, но эта избранная особь слишком похожа и норовом и повадками на ситхов. Всех и в частности.

— К моему возвращению, я надеюсь, это покинет корабль.

— Ты хочешь сказать...

—... Ты остаёшься на "Фантоме". Мне нужна подстраховка, а справлюсь я сама. Поставь третий уровень защиты, через сутки свяжусь, — закрепила ремни небольшого рюкзака, аккурат для длительных и очень длительных прогулок. Судя по всему гулять ей придётся и правда долго и долго же любоваться сельскими красотами полузабытой республиканской колонии.
Полузабытая - хорошо.
А вот...

Да, саррлоково плохо. Дерьмово, даже. Однако не в первый раз. А Калийо будет привлекать излишне много внимания, тем паче её мордашка узнаваема в определённых кругах. Не то чтобы это всегда неизменно скверно, но.

— Если помрёшь мне что говорить твоему старику? — прислонившись к железному косяку, наёмница снова тискает животную гадину, косившую по безликой каюте агента бусинами лоткотовьих глаз.

— Что ты нянчила помойного кота на Лотале, вместо отслеживания моего маршрута и страховки, — повела плечами. — Разведка умеет благодарить, ты знаешь.

Калийо вытянула губы трубочкой.
"Сука", она, конечно же, не скажет. Но подумает.

Хш-ш-ш-ш!

— Чтоб тебя гандарк трахнул!

Кажется у животного только что появилась кличка. Если перевести на хаттский.

***

"Это задние не относится напрямую к Орлу, однако мы имеет все основания полагать, что биологическое оружие может быть одной из разработок республиканских экстремистов. Официальные лаборатории не имеют подобных разработок, по последним данным единственная действующая лаборатория по исследованию ракугуловой чумы находится на Тарисе.
Вам необходимо найти и доставить Нулевого пациента. Тёмный совет, — тут можно расслышать вздох. — Заинтересован в успехе операции. Потому миссии присвоен высокий статус приоритета.
Примерное описание Нулевого пациента ..."

Белое и зелёное.

Они посадили "Фантом" в значительном отдалении от основного космопорта Лотал-сити. На маленькой и очень мирной планете мало интересуются войной, пока сводя концы с концами за счёт сельского хозяйства. Даже главный город, по сравнению с Дромунд-Каас - кажется ничтожно маленьким. До самой столицы Криста добралась на спидере, с загодя проставленными номерами и регистрацией. Как и паспортом, оформленным на имя Тахи Джи. Республиканская легенда, республиканский говор планет Внешнего кольца, простая одежда, удобная для любых переходов, дешёвый коммлинк и трогательный зелёный шарф, закрывающий лицо от пыли.
Пока проколов не случалось

Пока.

Откуда начинать поиски беглеца? Если известно о нём невероятно мало?
С придорожных кантин. Хорошо хоть Лотал действительно крохотная планета с по-настоящему небольшим процентом населения. Чужаков тут запоминают особенно.

Крист прошла в раззявленную пасть тесного заведения.

+5

3

[nick]Haakon "Old Man"[/nick][icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0206/5e/e3929c263a21e20948bcf10978b3605e.jpg[/icon][sign]“Does the walker choose the path, or the path the walker?”
[/sign][status]the Witcher[/status]

When you can’t run, you crawl. And when you can’t crawl, when you can’t do that…
...you find someone to carry you. (c) Firefly

“Так грустно, что хочется танцевать”, - наверное, сказала бы она.

Старик не говорит ничего, он сидит в неподвижной стылой тишине вот уже шесть стандартных часов. Сидит и смотрит на то, как затихает то неспешным ручьем, то резкими рывками белое и голубое, алое и синева. Расплетаются нити, с холодным звоном уплывая вовне. Навсегда. Навсегда.
“Смерти нет, есть только Сила”.

- Сейчас, “отходная” начнет действовать, и у тебя будет минут пять, - Хорт, старший наблюдатель клана на Лотале, выходит из медбокса, вытирая салфеткой подрагивающие руки. Алое и голубое, белое и синева, их почти нет, и за стеной гаснет песня, так похожая на его, Старика, собственную. - Шансов и сначала-то было лот-кот наплакал.
- Принято. Я уладил вопросы с документами и транспортировкой. И еще… - Хакон поднялся со своего места и замер напротив наблюдателя. Глаза в глаза, зелень в синеву. - Если кто-то из моей линии будет задавать вопросы, то отправляй их ко мне. Особенно Хродланда.
- Принято. Что с контрактом?
- Я принимаю его с того момента, когда Хугин переступит порог дома. В полном объеме, условия те же. Перевод оформлю сам. Пока же устрой мне контакт с нанимателем. У меня много вопросов.
- Еще бы. Принято. Тебе повезло, брат, этот слизняк сам жаждет пообщаться. Он выражает сомнения в нашей компетенции.
- Очаровательно.
“Впору начать выражать сомнения в умственном здоровье этого неведомого пока контрактора. Тебя не ценят, старичок. Трындец, полный трындец - наниматели совсем потеряли страх, берега и совесть”, - и это тоже ее голос в темноте.

Хорт отходит в сторону, поднимает с кресла дрыхнущего в нем лот-кота и, не спуская зверя с рук, устраивается на нагретом месте. Лот-кот открывает один глаз, - пронзительно-красный, как закатное солнце на Базе, - и недовольно мявкает.
Хакон в один шаг оставляет вымотавшегося наблюдателя и его пушистую “батарейку” за спиной. Дверь медблока с чмоканьем закрывается за ним, и Старик остается тет-а-тет с полусидящим в мед-ложементе светловолосым совсем юным парнем. “Отходная” уже пронеслась ласковой волной по его скрытому стерильной пелериной изорванному когтями и клыками телу. Юноше уже не больно, тщательно составленная медиками клана комбинация из анальгетиков, миорелаксантов и эндорфинов уводит его из жизни неумолимо и ласково.

Хакон подходит ближе, берет парня за руку и молчит. У него было много вопросов, но сейчас, в этот самый миг, он понимает, что задаст их кому-то еще. После. Хугин из его ген-линии, третья степень сродства; самоуверенный юнец, взявший контракт себе не по росту, охотник, которого подставил его наниматель; его, Хакона, брат по крови и ремеслу, после шести часов непрекращающейся боли заслужил немного тишины и покоя. Хорт убрал все свои трубки, сосуды и приборы, и в боксе сейчас царит оглушительная пустота, в которой слышны только звуки дыхания двух пока еще живых.
- Я возвращаю тебя домой, - через долгих-долгих пять минут одно из дыханий исчезает, рассыпается пеплом, и Хакон остается один. Ритуальная фраза гулко падает в тишину…

Всю дорогу до поселения, в котором назначена встреча с контрактором, Хакон смотрит на мир только обычным зрением. Вокруг колышется безбрежное бежево-зеленое море трав, соскальзывающее за горизонт солнце подкрашивает их алым. Комм-линк раз за разом воспроизводит один и тот же, затертый, потрескивающий статикой трек:

Close your eyes and dream what I see,
peace for a moment the future unclear
Hand by hand as we stand on the wire,
the ending so near our start close behind
Light bends through trees, leaves spiral and wind
We're far from here and frozen in time

Шаттл, везущий Хугина домой, уже должен был подняться с поверхности планеты. Если верить расчетам, то то, чего ждет Старик, произойдет аккурат во время встречи. Одно к одному, все складывается одно к одному.

- Вы! Во всем виновата бездарность этого вашего… как его там… Неважно, впрочем. Выполнение контракта почти сорвано по вашей вине. И я требую возврата залога. Поработаете на возвращение репутации! - от пожилого забрака напротив невыносимо несет страхом. Даже сквозь фильтры Хакон ощущает этот липкий бурый запах. В таком состоянии наниматель практически бесполезен и, по-хорошему, стоило бы перейти ко второй части встречи. Благо, энергетические занавеси для приватных кабинок в этой кантине звуконепроницаемые. Но ресурсы конечны, так что стоит попробовать сэкономить. И заодно дать трусливому забраку шанс. Потому что если в итоге за дело возьмется Хродланд, то полыхать будет от горизонта до горизонта. И есть риски, что живые позавидуют мертвым.

- Я фиксирую суть ваших претензий, уважаемый. И вот вам встречная - вы точно уверены, что предоставили моему собрату всю информацию по объекту контракта?
- Да! - страх и истерика нанимателя мощным крещендо бьют в нос и в уши. Хакон едва заметно морщится: находиться с этим существом в одной кабинке становится изрядным испытанием. - Я предоставил все сканы и голозаписи, дал почти полный сиквенс и все маркеры объекта! С таким набором данных даже трехлетний ребенок-идиот мог бы справиться с задачей! Но нет, ваш человек оказался настолько туп, что упустил зверя. Всего лишь зверя!

“Угу, всего лишь. А ты, рогатенький, скромно так умолчал о том, что объект - немножко подпиленный лот-волк с какой-то охренеть до чего вирулентной нейро-чего-то-там дрянью в спинальной жидкости. Ну, и что этот улучшенный полуразумный друг разумного вроде как может предвидеть будущее и мало-мало силочувствительный. Для полного, ткскать, фарша. Совсем чутка умолчал, мелочи ж, фигня полная”, - и это тоже, наверное, могла бы сказать она.
- Я услышал вас. Последний вопрос: кто-то еще, кроме вас, знает об объекте? Кто-то еще, кроме вас, заинтересован в нем?
- Нет! Я не вы, я сохраняю конфиденциальность, - бурое смешалось с серым. Ложь и страх, ничего нового.

В кармане тренча тихонько пищит комм. Хакон вынимает его и читает одно короткое сообщение с номера Хугина.
“Я дома”.
Комм пищит повторно, и номер в списке прекращает свое существование. Навсегда. Навсегда.
Контрактные обязательства переданы, шанс забрака на мирное решение вопроса упущен, и пора приступать к конструктивной части диалога. Учебник “Неинвазивные методы допроса”, часть первая, глава третья. “Возьмите три кубика смеси D25 и чистый объект…”

Из кантины Хакон выходит в состоянии крайней задумчивости. Того, о чем забрак умолчал, оказалось гораздо больше, чем того, о чем он в свое время Хугину сообщил. По идее у его брата с самого начала не было никаких шансов. И недооценка сложности контракта произошла не только по причине чрезмерной самоуверенности исполнителя. Теперь же, вдогонку к основной цели, у Старика образовалось еще шесть побочных. В некоторых вопросах концы лучше подчищать основательно, даже если время и информация уже упущены. Заказчик же… что ж, до передачи объекта он точно доживет. Пусть и бессмысленно булькающим овощем. А там - что будет, то будет. О том, что делать с теми, кто  из-за этой утечки информации пойдет параллельно с ним по следу основной цели, Старик пока не думал. Подобные проблемы стоило решать по мере их появления. Сейчас же его путь лежал на запад, через моря травы и сонные маленькие поселения. Где-то там, за горизонтом бежал в сторону древнего джедайского храма белый зверь с зелеными глазами и смертью внутри.

Отредактировано Auntie (2018-02-08 16:27:21)

+4

4

Душный и кусачий кумар кантины настолько густой ещё с порога, что на вдохе ловит иголки в глотку и заходится коротким, царапающим кашлем. По всей видимости табак из здешних трав - густых и забористых, как всё провинциальное. Кто-то проходит мимо, но Криста не успевает на переферии поймать движение,  толкая собственное тело внутрь и только после того, как спазм отпускают, сдёргивает шарф с лица. Тут же наткнувшись на сочувствующе-насмешливый взгляд кантинщика.

— Дыши равнее, девочка. Тут есть парни с лужёными лёгкими, — крякнул ловко закидывая стеклянную толстую посудину для пива на полку выше себя.

Человек, да и подавляющее большинство здесь люди. Крепко сбитые, худые и тощие, разной масти рабочие порта, да на контрасте отличающиеся, чуть смуглые и черноволосые, с удивительно яркими светлыми радужками, местные.
Видимо самая суровая тут зима - это дожди. Не бесконечные, как на Дромунд-Каасе.

Криста прошла к стойке, лавируя в тесно заставленном помещении и, несмотря на ранний день, изрядно забитом. Взглядом силится зацепить кого-то, кроме кантинщика, кто мог бы подойти для расспроса: паршиво-паршиво идти на охоту вот с такой дрянной наводкой.
Даже при вероятной экзотичности объекта сыскать его в этой колонии - дело непростое. В особенности если сроки сжаты донельзя.

Наконец, пробившись к высоким стульям близ бара, открыла было рот, как заинтерсованно захлопнула, обернувшись на тихие всхлипы:

— Пропал, пропал. Шаар, он шестой день не приходи-и-т! Я пыталась, как ты советовал, ходить в те места где мы бывали-и-и. Он ведь...

Интерес растаял быстро.

Однако:

— Обычно вдали от лаборатории, — всхлип. — Я так волну-у-уюсь. Он ведь не сможет выжить один. Даже на этой планете, он... — судя по лицу кантинщика, он шестой день и слушал эту историю и не то чтобы сочувствует. Встретив взгляд Кристы, постучал кулаком по столу, выражая отношение.

Лаборатории, значит.
Сколько на Лотале научных центров?
Один. На окраине есть научный институт, он помечен как одна из стартовых точек.

Кантина - это так - это для слухов.

А слухи порой бывают занятными.

— Извините, — ласково дотронулась до бледной кисти и на долю секунды горестные звуки стихают, а Криста смотрит в припухшее от слёз, миловидное личико. Вздёрнутый нос, сейчас красноватый, круглые большие глаза орехового цвета, очки-визоры в тонкой оправе, губки бантиком - такая может плакать даже на плече Императора - надо быть Джейдусом чтобы убить сразу.
Рыжие волосы выбились из идеального зачёса, как у человека, который враз перестал следить за своим, с иголочки, видом.
Судя по лопнувшим сосудам на белках - она ещё и не спит.

— Вы кого-то ищете, — добавить в голос мёда. И истинно женского сочувствия. Отметить как фыркает кантинщик. — Два горячих кафа, — коротко бросила, сломав брови к веснусчатой переносице решительно вошедшая в роль Тахи Джи.

— Вы... — всхлип. Тахи протягивает, ей бумажное полотенце со стойки. — Вы... Спасибо.

— Терять кого-то всегда больно, — выдыхает, тут даже играть не нужно. — Давайте сядем куда-нибудь, а то, мы может быть мешаем.

Подхватив кружки кафа, кивнула заплаканной девчонке. Та послушно проследовала в конец кантины, самый угол, но далеко от зоны закрытых кабинок.

Спустя пол часа, пять чашек кафа, три бутерброда с пожухлыми листьями салата и бантьей ветчиной, съеденными Шилли Никон, лаборанткой НИИ Латала по геному - и, судя по всему, едва ли в звании даже младшего аспиранта, судя по охочей болтливости - Шаки узнала, что мужчины существа непостоянные. И вообще склонны игнорировать знаки внимания. И после первого свидания говорят, что женаты. Но есть ОДИН, который навсегда. Он просто хороший.

И улыбка скромная, счастливая. Сложно сказать влюблённая ли. Но нежная.

ОН необыкновенный.
ОН лучший из всех.
ОН самый красивый.

Нет-нет!

ОН САМЫЙ красивый. Не сомневайся. Шаки, ты сама убедишься!
Когда...

Я его...

— ... найду, — твёрдо, решительно, сжимая чужую ладошку. — И уберегу от опасности.

— У него глаза такиетакие, — снова это придыхание. — И он такой...

— Красвый, — улыбка.

И Добрый. Бесконечный круг.

И, под описание подходит.

Вот же, дура.

— Маячок! — вдруг вспоминает Шилли. — Маячок... Он поломан. Три. Пять. Восемь. Семь-четыре! Я не смогла пробить поисковую систему, у меня прав не хватает, — всхлип. — Но если ты его найдёшь, то... То ты свяжись со мной! И скажи, что Шилли его очень любит! И что я защищу его, смогу защитить!

— Обещаю, — Шаки Джи очень искренняя в сочувствии.

— Опять, блять, напились! Хрена ли, Кейк, ты не смотришь?! Он же тут... Да нет, жив, мать вашу. Бел день, что за... — нелюди.

Криста не стала тянуть голову в любопытстве. Но одну из ниш освобождают от тела, очень ватного тела, очень пьяного забрака. Однако ж есть одна странность - только у наркоманов так падает на грудь слюна.
Хотя...

Криста-Шаки помассировала переносицу.

Ей пора. Если след верный, а он точно верный - везение висельника, то ей нужно торопиться.

— Шилли, я его найду. Жди, — сжимает хрупкое плечико.

***

... Разумеется, чип сбоил. Если Нулевой его не вытащил, конечно и не приставил какому-нибудь лот-коту. На месте подопытного Криста именно так бы и поступила. Потому большая вероятность того, что она потратит драгоценное время.
Или вовсе пошла по следу совершенно другого "лучшего  и  необыкновенного".

Исходных данных - чуть. Кроме одного - он не покинул Лотал.

А след пропал спустя пятнадцать минут. Просто сигнала не стало. Криста успела только отметить последнее место, где цель появлялась. Юг. На пять часов.

И пусть это будут не драные лот-коты.
Пожалуйста.

+3

5

[nick]Haakon "Old Man"[/nick][icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0206/5e/e3929c263a21e20948bcf10978b3605e.jpg[/icon][status]the Witcher[/status][sign]“Does the walker choose the path, or the path the walker?”
[/sign]

А хочется повыше, ну чуть-чуть повыше,
А хочется подальше, ну чуть-чуть подальше,
Ах, как же это вышло, как же это вышло?
Ведь мы такого и не ожидали даже...(с)

Ранние вечерние звезды на небе Лотала кажутся какими-то одинокими: ничего общего с яростно прочерченным метеоритными следами и залитым густым белым светом от двух близких звездных кластеров ночным небом Базы. И темнеет в этих широтах рано, сказывается близость к экватору.

Хакон лежит среди огромного моря шелестящей под едва ощутимым ветерком травы и, отключившись от своих слишком уж перенапряженных за световой день чувств и ощущений, пытается свести воедино все, что он смог узнать. Если кто-то решится потревожить покой странного путника, что просто приехал, остановился и упал в степь, не разводя костра, то сенсоры дальнего обнаружения дадут путнику  сигнал. Но пока кругом тихо, никого, крупнее лот-крысы. Никого, разумнее ее. Никого громче. Как же хорошо!

Хродланд вышел на связь ровно тогда, когда Старик переступил порог кантины, в которой так плодотворно завершилось его рандеву с заказчиком. Хакон помедлил немного перед тем, как принять вызов: общение со старшим братом всегда было для него сложной задачей. Слишком разные, слишком… да всего слишком. А сейчас разговор должен был быть особо неприятным и опасным.

- Я недоволен твоими действиями, младший, - изображение было искажено статическими помехами, но Хакон точно знал, что недовольство никак не отражается на лице его собеседника. Равно как и в голосе. - В твоей сводке слишком много упущено. Так что я планирую сам заняться этим вопросом. Совет тоже выражает озабоченность. Много утекло. Много потеряно. Ты не справляешься.
- Принято. Пять дней. Если не справлюсь, то передам контрактные обязательства тебе. Если за пять дней я устраню все лишние уши, ты оставишь свою затею.
- Принято. Что по основной цели? Сможешь ли ты устранить ее? Или как всегда - распустишь нюни? “Зверюшку жалко!”, - а вот и трещины в маске появились, и оттуда на Хакона глянула смеющаяся скалящаяся бездна, у которой было только одно желание - разрушать. Недолго же брат продержался.
- Посмотрим. Как ты помнишь, этот пункт контракта остается на мое усмотрение. Зверь инфицирован, по имеющимся данным - первая группа опасности. Так что высока вероятность того, что он будет устранен. Но посмотрим.

Вызов оборвался резко, Хродланд ушел, не прощаясь. Хакон устало потер переносицу: брат очень близко воспринимал все, что было связано с целостностью членов клана. Порой слишком близко. И если он окажется здесь, то все, кто виноват в смерти Хугина, все, кто хоть что-то знает о его смерти, - все умрут. А заодно скорее всего прихватят с собой половину планеты. Хродланд не любит мелочиться, он любит быстрые и масштабные решения. Так что стоило поспешить.

На первого из списка “знатоков” его вывели местные егеря, у которых Старик получил карту окрестных угодий и набор очень перспективных баек про лот-волков. Результатами общения с заезжим республиканским инспектором систем охраны природы и рационального природопользования местные остались довольны: не прессует, до фигни не докапывается, охотно пьет предложенный бренди из погребов начальника заимки. Пообещал поспособствовать в приобретении на республиканские кошты партии сенсоров и маячков для отслеживания крупных хищников. Хороший человек, одно слово. А чего б хорошему человеку не рассказать про местного “дохтура”, если интересуется? И расскажем, и покажем, и даже проводим.

“Дохтур” оказался действительно доктором. Биотехнологом, спецом по геномике и генному конструированию из единственной на планете шараги, занимавшейся подобными вопросами. После “задушевного” разговора Хакон обогатился копиями рабочих записей биотехника и его искренними уверениями в том, что о проекте “Праймер” он, биотехнолог, никогда и никому, кроме коллег из той же лаборатории не говорил. Имена коллег прилагались и полностью совпадали со списком, ранее полученным от забрака-заказчика. Большей ценностью оказались адреса этих самых коллег, наличие которых позволило построить приемлемую траекторию движения, не сильно уводящую Старика от основной цели.

Расставание с некогда словоохотливым спецом вышло скомканным: хозяин гостя не провожал поскольку мирно лежал в своем любимом кресле и видел радужные сны. Химическая блокада памяти набирала обороты, стирая нужное и, увы, ненужное. Ученым бедняге больше не быть, но у живого человека, пусть даже и с внезапной стационарной амнезией, всегда масса опций для того, чтобы найти себя. Гораздо больше, чем у покойника.

Вторую в списке, лаборантку проекта “Праймер”, Хакон дома не застал. Соседка, которой он представился аспирантом по обмену, прикрепленным к Шилли Никон для ознакомления с проектами, сказала, что та может быть в куче мест сразу.

“Ищет она кого-то, милай, кобелюку какого-то. Все вы, мужики, кобели, я тебе так скажу. Все, как один. А этот, видимо, ребятенка ей заделал и сбег. Вот она и мается, по кантинам шастает, по лесам и буеракам. Совсем поплыла, бедолажная. И плачет-плачет. Ты, милай, найдешь ее - домой веди, я за ей присмотрю”.

Сочетание лесов и кантин показалось Хакону крайне интересным и перспективным. С Шилли Никон явно стоило побеседовать. Однако, полученное от болтливой соседки название кантины, где девушка любила бывать чаще всего, резко охладило его пыл. Заведение оказалось тем самым, где он поутру оставил своего отныне вегетирующего заказчика. Светиться в тот же день в том же месте было явно неразумно, так что общение с лаборанткой он решил оставить на попозже: дожидаться ее дома под бдительным оком соседки приемлемым вариантом также не являлось. Пока же охотник собирался пристроиться где-то в тихом месте и почитать добытые у первого “знатока” дневники. Старик искренне надеялся, что его квалификации хватит для того, чтобы разобраться с тем, что, как и зачем эти бравые ребята сделали с несчастным зверем. В “леса” же, что крайне удачно располагались в западном, указанном забраком-овощем, направлении, Хакон планировал попасть завтра.

Негромко плеснула вода в узкой речушке неподалеку. Хакон прикрыл глаза, наслаждаясь этим звуком и возможностью лежать так, чтобы его не трогали. Смакуя отсутствие необходимости с кем-то говорить, задавая нужные вопросы и получая ненужные, избыточные ответы. Дневники “дохтура” расшифровке поддавались с трудом, по сути они были отрывочными записями-на-коленке, призванными зафиксировать что-то в моторной памяти писавшего. Но кое-какие предварительные выводы Хакон сделал.

Первым и самым неприятным открытием было то, что зверя планировали использовать как биологическое оружие. Этот, сбежавший, был прототипом, незаконченным, с нарушенными процессами и очень нестабильным обменом веществ. А еще он был значительно разумнее своих диких сородичей, и, по всей видимости, неплохо обходил следящие и защитные контуры. Фитильком на бомбе было то, что этот полуразумный лот-волк был адаптирован к людям. То есть он не боялся их, и мог на примитивном уровне с ними общаться.

Второе открытие заставляло Хакона морщиться и сейчас, спустя несколько часов по прочтении. Все искомые им сотрудники лаборатории за вычетом, может быть, девушки Шилли, были участниками какого-то правого антиреспубликанского движения. Попросту говоря - экстремистами. И свой живой “проект” они планировали использовать именно для целей борьбы с “прогнившим Сенатом”. То, что дело, как оказалось, имело политическую подоплеку, Хакона напрочь не радовало. С уровнем конспирации этих деятелей было бы логично предполагать, что их настроения были известны достаточному кругу лиц. А это автоматически означало расширение списка тех, кто так или иначе знал о проекте. И с высокой вероятностью вовлекало в игру ребят со стороны СиС и Имперской разведки. И те и другие очень четко реагировали на подобные вещи. Количество скорбей однозначно росло в геометрической прогрессии.

Третье же открытие… Старик просто не знал, как его оценить. Зверь умирал. Стоило бы, наверное, отнести это к разряду хороших новостей, но… Ничем хорошим для него, охотника Хакона, это  не было.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-02-11 15:30:46)

+5

6

https://i.imgur.com/jd56OOg.gif

Бежать.

Из плохого места.
Дурного на запах.
Гнилого.

Бежать, потому что гонит чутьё. Гонит нужность.

Разбивая землю в крошево, тяжело толкая тело, потому что нельзя стоять.

Белой тенью, призраком, удивляя зорких котов, и едва ли их не сбивая и только ловя на себя взгляды беззаботно-глупых созданий.

Громко выбивая ритм, не застыть - нельзя.
Прочь даже от ласковых рук, прочь от заботы и мягкого голоса Доброй.

[float=left]https://i.imgur.com/pJbm63R.gif
[/float]Назову тебя Рокоро. Ты красивый, ты самый мой красивый мальчик.

Замереть, потому что там - где-то впереди, движение.
Нюхать воздух, в смеси трав, луговых цветов и помёта мелких зверей, ловить запах людей.

Добрая была одна.

Я выпущу тебя, Рокоро. Только будь хорошим мальчиком, прячься, прячься, хорошо? Хорошо?

Верить, запомнить тепло пятипалых лап, запомнит дыхание, запомнить интонации. И прятаться, как хотела она. Прятаться, но не там, где ищут Те. Кто ищет то, что питается нутром, разъедает. Больно.

Бежать на свет.

К свету.

Но огибая тех, кто шумит, кто пахнет, кто ищет.
И не рвать глотку от крика - нет, нельзя.
Услышат, все услышат и Добрая.

Ш...
Ш-ш...

Сложный звук, не для этой гортани.

Добрая услышит её найдут Те.

Нет.

Бежать.

https://i.imgur.com/MCVlLyg.gif

***

На перекрестках травы
Как будем? Ты или Вы?
На это кто бы дал мне ответ.
Глаза психозом луны
До неприличья полны,
Не разберешься, где «да», где «нет» ©

Лаборатория - нет.
Свидетели - не имеются.

Криста начала поиски только с маяком, который погас и, вот уже третий час, не проявлял сигнала.  Одни сутки уже на исходе. Инкубационный переод - три дня, один потерян.
Со злостью ударила по сиденью свупа, едва не отбив кисть. В этот раз осведомители сработали из рук вон плохо. Ракугулова чума - самое страшное, что можно запустить на и без того малочисленную колонию. А какой фейерверк!

Впрочем, Криста думает не только о грандиозном скандале, который, конечно же, вызовет удачная диверсия. Но...

— Не мыслите так, как это делает обыватель, агент, — ровный голос первого в её жизни Наблюдателя. Ещё несколько лет назад, в учебке. — Жизни не стоят ничего, а ваша задача превыше всех рисков.

Криста Лирис была паршивой ученицей - всегда. Даже в характеристике: излишняя эмпатия, возможны конфликты. Необходимо провести предварительную подготовку.
И спустя год работы под руководством Тассиры ничему не научилась.

— Калийо пятый квадрат. Отметь. Цели нет. К вечеру проверю до восьмого. Отправь отчёт Наблюдателю - 2. Я дам координаты лотальского НИИ, похоже, наши ребята-агитки у них как в бантовом молоке купаются. Чтоб подавились...

— А ты голодная, агент, — раттаки, на том конце, зевает. — Котяра нагадил к грузовом трюме. Как этот дроид включается? Не могу его заставить сделать уборку.

Помассировала переносицу.

— Отбой.

— О, да я пошутила! Ты это зря одна попёрлась, я бы тебе твоего красавца на раз нашла. ну.

— Следи за картой. Может сигнал появится, — выключила связь.

... Не появился и тогда, когда лотальское небо окрасилось багровым.

Криста оставила транспорт ещё на десятом километре от города. Слишком легко услышать шум мотора. Идиоткой не была агент, идиотом точно не считает того, за кем ведёт охоту.
Ещё бы знать пределы его возможностей. Один только подсаженный вирус? Или модификации тела?
На наводящие вопросы Шилли отвечала отрицательно.

Он просто очень сильный. Ловкий, но не скорее и выносливее другого.

Он - как мы.

Тут-то ей следовало задуматься. Следовало, но сходится слишком много факторов. Вплоть до долгой изоляции в недрах научного центра.

Стемнело и операцию этот факт усложнит втрое.
Экран визора молчит, не сообщая ни об одной заметной аномалии. Шаги Криста отмеряет с ювелирной точностью, буквально прощупывая каждый метр.
Остановилась, застывая и переключая датчики костюма на стелс-режим, когда алым обозначилось тепло.
Нет, не горе-маяк.

Источник тепла достаточно крупный, чтобы быть мелкой живностью.
Волки? Вполне вероятно, но проверить стоило.

Маскироваться на открытом поле - идея очень плохая, но выбора нет. Латал, в этой части — островки степных трав и редкие бугры оврагов. Однако ей не повезло и она была даже на не высокой точке. Наоборот - кто-то или что-то находился на вершине - потому это она будто на ладони.
Вскинула лицо к небосклону.

С какой стороны выбрать точку наблюдения? Взлететь, по всей видимости…

Отцепила от пояса маленький шарик дрона. Активировать, настроить частоту визора и, будто диковинную птичку, подкинуть. Черный мячик, с тихим жужжанием, расправил тонкие, как лапы паука, манипуляторы и отправился, направляемый Кристой, выше и выше, по длинному склону.

Ну же…

Закусила губу, устроив на коленке ручной компьютер.

Поднажми, малыш.
Есть...

+4

7

[nick]Haakon "Old Man"[/nick][status]the Witcher[/status][icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0206/5e/e3929c263a21e20948bcf10978b3605e.jpg[/icon][sign]“Does the walker choose the path, or the path the walker?”
[/sign]

Ветошь, ветошь… кругом только ветошь.
Моё кредо – всё вокруг примечать.(с)

То, что периметр его охранного контура потревожен, Старик ощущает незадолго до едва ощутимой вибрации замкнутого на сенсоры подкожного импланта. Кто-то трубно-медный бело-голубой с колючим и горьковато-кислым гало из золотых и лиловых остроконечных звезд споро движется в его сторону.
“Ни сна, ни отдыха измученному мне. Что ж, посмотрим, куда  этот силочувствительный человек ночью ходит в степи”. 

Он тихонько прикрывает себя тренчем так, чтобы издали напоминать бесформенный не то камень, не то кусок коряги и начинает входить в выжидательный транс. Плох тот охотник, который бежит от потенциальной опасности. И вдвойне плох тот охотник, который бежит к ней. Дыхание замедляется, температура тела падает. Но, похоже, что Хакон излишне расслабился и был излишне нетороплив: человек приближается очень быстро и очень тихо. Так что, когда неподалеку от охотника раздается еле слышное механическое жужжание, тот остается прилично так теплым. Чересчур теплым для неживого объекта и подозрительно теплым для падали.

“Сюрприз будет. Если это какой-то дрон или сканер, то визор покажет ерунду, тепловые датчики - еще большую ерунду. Датчики объема - ерунду здоровую и массивную. Свуп я за холмом припрятал, с другой стороны. Шансы, на что неизвестный заинтересуется той ерундой, которую видит, очень высоки. Пусть почтит меня своим присутствием. Тогда и поговорим. Наверное”.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-02-12 22:21:06)

+5

8

https://i.imgur.com/ZMX8O6G.gif


Не есть.

Легонько бьёт по экрану, хотя с детства помнит - толку не будет. Если сигнала нет или сбоит, выдавая аномалию - он замаха не испугается, не впечатлится. Не впечатлится и некая жопа ранкора, которой накрыло единственную зацепку и попытку прощупать местность.

Скрипнула зубами, но делать нечего, нужно проверять самой, потому как в то, что ей показалось - Криста не верит. Умеренное тепловое излучение было - точно, в этом квадрате!

Прежде чем покинуть позицию, проверила стелс. С малой долей вероятности можно предположить что ей повезло и она нашла того, кого искала. И что этот кто-то.. Заметил?

Тёмное небо, конечно же, не в помощь, однако любопытство, порой, самый страшный порок. Страшнее азарта. Хотя и второго сейчас в избытке. Какой бы рутиной, пусть трижды важной, не казалось задание без толковых исходных данных, теперь, когда едва не поймала звёздную птицу и тут же теряет - отпускать след так просто не намерена.
Опять - продвижение - сверка. Дрон беспомощно жужжит над заданным сектором.
Ещё два метра до. Один.

Закрепив миникомпьютер на пояс, отозвала приоритет у бестолкового, сейчас, помощника.

Из под ног вынырнула крупная серая крыса, зашипела, чувствуя чужое присутствие и шмыгнула в кусты. От неожиданности Криста едва не споткнулась, но вовремя удержала равновесие, наконец, добравшись до вершины. Склон оказался, несмотря на длину, довольно крутым, зато уже в обнаруженной точке расстилался привычным ровным полем.
Согнув руку в локте, касается виброножа.

Привычка. На всякий случай.
По спине бегут мурашки, однако объяснить толком что именно ей чудится, Криста не может, предпочитая отмахнуться. Просто быть начеку.

Ещё шаг, мягкий, едва ли не танцующий. Бесшумный, как учли в разведшколе и что, по крайней мере эти трюки, удавалось на славу.
Слабое биение в углу визора.
Проскочила.

На пятках развернуться, сначала выбросив корпус, почти вслепую, веря одной технике, загадывая сторону.

Туда.

Вот только - ничего - для человеческих глаз.

Осторожнее.

Не видно - не значит нет.

Рывок, прыжок - уже на сверяясь с проекцией.
Рукоять ножа ложится в ладонь и в следующий миг Криста активирует лезвие. Прятки - они нервируют, знаете ли.

+4

9

[nick]Haakon "Old Man"[/nick][status]the Witcher[/status][icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0206/5e/e3929c263a21e20948bcf10978b3605e.jpg[/icon][sign]“Does the walker choose the path, or the path the walker?”
[/sign]

Любит - не любит, плюнет - поцелует, к сердцу прижмет - к хатту пошлет (с)

Наживка оказалась правильной: неизвестный вновь движется в направлении Хакона. Носовые фильтры приходится отключить и снова взбодрить уснувшие было слух и зрение: у всего есть свой вес и своя цена - и его тело заплатит за то, что происходит сейчас и произойдет в ближайшее время. Но это будет потом. Пока же Хакон ведет обе замеченные ранее цели, живую и механическую, попутно обоняя и слушая того, кто идет с визитом к лежащему охотнику.

Женщина, репродуктивно здоровая и молодая. Что-то в ее личном запахе смущает Старика, что-то неправильное, инородное, то, чего быть не должно. Не болезнь, по крайней мере, не органическая дисфункция. Двигается тихо и размеренно, но в темноте видит плохо: выскочившая из своей норки лот-крыса, чье шебуршание Хакон давно уже отмел как фоновое и безопасное, заставляет ночную гостью сбиться с шага. Сердцебиение и дыхание женщины ровны, но запах пламенеет оранжевым азартом, в котором мелькают серые искорки страха. Маленькие, так что в гости к Хакону направляется особа решительная и подготовленная.

“Нужна осторожность. Иначе сама себе навредит”.

В нитях силы сияющее бело-голубое уже почти рядом с ним, но в видимом спектре ничего, кроме сминающейся травы. Стрекотание дрона исчезает - хозяйка отозвала своего машинного пса.

“Вечер становится все более томным. И интересным”.

В воздух вплывает соленое дребезжание виброклинка. Невидимая гостья разворачивается к нему упругим тренированным рывком, выбрасывая вперед нож и руку. Хакон за миг до этого  ее движения, - в оранжевое и серое широкими мазками врывается зелень раздражения, -  вдыхает полной грудью и…

“...будь быстрым, тогда ты сможешь пройти меж капель дождя...”

...энергия удара гаснет, вибронож, вынутый из чужой руки настойчиво и в то же время мягко, падает в траву, бессильный и бесполезный. Три удара сердца спустя двое застывают в безбрежном море травы.

“Паутинные путы” - самое щадящее из того, что есть в арсенале удерживающих связок Старика. Сковать противника, зафиксировать подогнувшиеся от несильного толчка колени своей ногой, одну руку вывернуть в “мягком” болевом захвате - из тех, что неощутимы, пока не начнешь активно рваться на волю или как-то пытаться навредить тому, кто тебя держит. Вторую руку нападающего прижать к невидимому телу своей рукой и корпусом, осторожно, очень нежно придерживая оппонента пальцами и ладонью за горло. Так, чтобы не мешать дышать и говорить, но не дать ударить Старика головой или по неосторожности сломать себе шею.

Хакон, прижавшись щекой к щеке незнакомки - странная, выворачиваемая какая-то ласка, - без зазрения совести обнюхивает ее. Неправильность в запахе ее тела становится более выпуклой и ощутимой, но что это такое - охотник сказать по-прежнему не может.  Женщина прижата к нему спиной, так, что должна ощущать биение его сердца, размеренно-успокаивающее. Дышит он тоже ровно, задавая монотонный ритм, и голос, которым он обращается к своей резкой гостье, мягок и не несет в себе угрозы. Так можно говорить с опасным, только что пойманным зверем:
- Тихо. Дернешься - сделаешь себе больно. Поговорим?

+3

10

Давайте делать просто тишину –
мы слишком любим собственные речи,
Ведь из-за них не слышно никому
своих друзей на самой близкой встрече,
Давайте делать просто тишину.

И мы увидим в этой тишине,
Как далеко мы были друг от друга.
Как думали, что мчимся на коне,
А сами просто бегали по кругу.
А думали, что мчимся на коне.

© Сплин

Первое что приходит на ум - восхищение.

Так быстро.
Так точно.
Вот бы понять, вот бы научиться! Схватить момент, запечатлеть в память, промотать и понять.
Ведь, её только что обыграли.

Заучить, чтобы потом...

... Потом не будет, девочка.

Инструктор кривит лицо в неприятной гримасе.

Дохлый агент - ты кому то нужна такая, э? Всё сначала, кадет! Десять подходов к дрону на первом режиме боя - ату!

Но, нет.
Теперь не последует и муштры до кровавого пота. Но будет кровь - если захочет тот. Кто за спиной. Кто дышит, кто держит. Кого она слышит и чувствует.
Ему интересно. Любопытно?
Любопытно, ублюдку.

Но - она не двигается. Слишком хорошо знает, что будет если. И не "если".
Облизнула губы, точечным, змеиным движением. Сглотнула, проверяя проходимость глотки.

— Тroch, — чисто, певуче.

Расслабляется, диактивируя чип и маскировка опадает ничем, оставляя её воочию. Смысла задавать другое изображение нет - сейчас любая проекция будет фальшью.

— Поговорим, — глядит на горизонт. Лотальские звёзды такие покинутые, как на любом краю Галактики. А чужая щека колется. Неприятно и приятно. Чужое сердце отмеряет ритм собственного - или скорее?
Дыхание-вдох - он что - вонскр?

Запах - тот что слышится, обычный, человечий дух: не хороший, не плохой. Ещё - луговые травы, пот, наверное...

Щурится. Думает.

Шаки Джи не боится - маленькая смелая врушка про отца-мандалорца.
Криста Лирис - не ясно. Уж точно не теней, но перехвата настоящего. СИС? Но, кажется, так они не работают. Наблюдатель-Х, верно, посмеялся бы.  Да уточнил, как так, послали ребёнка на взрослое голокино?

— Jate tuur, — дрогнул кадык под чужими же пальцами. А голос - нет. И Криста тянет уголок губы вверх, гадает. Отпустит - нет. Совершит ошибку - нет?
И, почему-то, хочется чтобы не совершил. Ведь если спрашивать что-то - то у настоящего ювелира. Как этот.

Не разочаруй.

* Конечно (манд.)
** Добрый вечер (манд.)

+5

11

[nick]Haakon "Old Man"[/nick][icon]http://i99.fastpic.ru/big/2018/0206/5e/e3929c263a21e20948bcf10978b3605e.jpg[/icon][sign]“Does the walker choose the path, or the path the walker?”
[/sign][status]the Witcher[/status]

Время за полночь, и мне осталось три пути.
Не один ли бес, куда ступать, зачем идти?
Опустились руки, поднялись корни.
Монету на удачу. Руку чёрт не дёрни... (с)

“Где бы ни было то прекрасное далёко, из которого ты пришла, учат там неплохо. И готов прозакладывать свою голову против бутылки изотана - над этим благословенным местом точно реет густая тень крыльев или шестерни”.

Хакон чутко вслушивается в реакции своей гостьи, все больше и больше убеждаясь, что эта милая девушка и близко не одна из местных, вышедших зачем-то гулять по полям в ночи (нет, ну может же где-то в гараже заваляться доставшийся от деда-мандалорца генератор стелс-поля? Чего только не найдешь в дедовских запасах в наши неспокойные времена). И даже не средней руки наемница. Всякую экзотику вроде генохарадан он после некоторых колебаний отметает. Если что-то выглядит как лрайда, пахнет как лрайда, пусть и малость нетипичная, и дерется как лрайда, то это, скорее всего лрайда и есть. Да и убивают генохарадан иначе.

Тело под его руками старательно контролирует свои реакции и дыхание, подстраивается под заданный ритм, пытается создать иллюзию полного бесстрашия и покорности воле захватчика. И это все почти-правда, немного не-ложь. Но запахи врать не умеют и с головой выдают свою хозяйку. Розовое, щиплющее язык восхищение (!), дробный пурпур неуверенности, крохотные, похожие на дрожание струны, серые капельки страха. Неплохо, неплохо учили, и материал был благодатный.

Шелухой змеиных чешуек опадает невидимость, окутывающая незнакомку. Ноль резких мышечных сокращений до этого, наоборот, сплошная расслабленность - значит, имплант. Крылатая-шестеренчатая тень становится все гуще. Хакон устало думает, что выборов в их с как оказалось блондинкой случае вроде как три… только два из них ведут в никуда. Кровавое болото, которое будет после, вполне подходит под это определение. А ту единственную дверь, за которой видно хоть что-то жизнеутверждающее, осознанно или нет, милая девушка только что открыла сама. Умница. Главное теперь дотанцевать этот танец до конца, не оступившись.

- Jate ca*, - Хакон улыбается. Вежливость в подобной ситуации - это так мило. - Сейчас я тебя отпущу. Можешь попробовать меня убить. Можешь попробовать сбежать…

“...ты знаешь, чем угроза отличается от предупреждения, Хак? - отец закончил с утренним комплексом и теперь просматривает последние сводки новостей. Хмурится, что-то кому-то отстукивает на клавиатуре датапада.
- Угроза призвана напугать, а предупреждение - сообщить? - Хакону завтра исполнится шестнадцать, он уже почти взрослый. Три самостоятельно отработанных контракта только подтверждают его зрелость. И изменение у него вот-вот должно начаться. Он умный, он знает ответы на отцовские вопросы.
Отец поднимает голову от строчек на экране датапада и, улыбаясь, качает беловолосой головой.
- Угроза - это не-будущее. Воплощенное бессилие. Блеф, - Хакон внимательно слушает, кося одним глазом в то, о чем читает отец. Взгляд выхватывает только слова “мандалорцы” и “Тарис”. -  Предупреждение - это почти-будущее. И когда ты его делаешь, ты открываешь для того, кого предупреждаешь, в это будущее дверь. Закрыть ее нельзя. Никогда не угрожай там, где стоит предупредить…”

Толчок сердца - и вот Старик уже сидит поодаль, оставив свою гостью коленопреклоненной и совершенно свободной. Вынимает из кармана полоску местного походного рациона: какие-то перемолотые отваренные и усушенные злаки вперемешку с волоконцами вполне терпимого мяса, - ломает пополам и, откусив от своей половины, протягивает вторую в сторону девушки. Есть хочется. И гостей обычно кормят. Даже если они нежданные.

- А можешь перекусить и ответить на пару вопросов. Gar Jor'chaajir**.

--------------------------------------------------

*Доброй ночи (мандо’а)
** Твой выбор (мандо’а, букв. - твой вызов).

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-02-14 20:06:30)

+5

12

И мой герой он соткан весь
Из тонких запахов конфет
Напудрив ноздри кокаином
я выхожу на
променад

И звёзды светят
мне красиво
И симпатичен ад


©

Отпустил.
Выдох.

Криста встала, на всякий случай неторопливо, разминая затёкшие от напряжения мышцы и, будто бы, потянулась, разворачиваясь, так же без спешки. Темнота не друг и не даёт хорошего обзора. Но и не нужно. Если можно простелить мягкие шаги, напротив предложенных двух вариантов, выбирая третий.

Ей - любопытно, как тому тупому лот-коту по имени "Чтобтебягандарктрахнул" было любопытно влезть в турбины "Фантома" и едва не сгореть, если бы не Калийо.

Тот, кто за ней следит - Криста на вдохе знает - ждёт. Всего .
Снова спину щекочет ласковый ток предупреждения: Осторожно.
Нет, он не агент СИС, не местный солдат и не типичный охотник за головами, какими их навидалась Криста. Но видела и других - ветеранов. Эти похожи на вонскра, который не лает понапрасну, но способен сломать хребет с одного удара.

Криста подходит ближе - правда осторожно, словно ставя контакт со зверем - и тянет ладонь к пайку, не видя толком батончик, но улыбнувшись уже иначе: открыто и дружелюбно.

— И, ведь, точно. Ночь, —  невзначай коснулась чужих пальцев - просто на пробу. Лотальское ночное небо небогато, однако света хватает, чтобы ломаясь в глазах невольного сотрапезника - приходится сильно задирать голову вверх, роста агенту явно не хватает - передавать зелёный блик отражения.  Имплант? Или мутация? Если да - то та самая - Нулевого беглеца?

Что-то сходится, что-то идёт вразрез.
Он - не он. В прозрачной мгле лишь намёк на настоящий цвет волос, ровно как и глаз. А человек ли он вообще? Тот ли самый не человек?

Цель хохочет полупьяно. Глядит мимо и будто на неё - дорогую, хорошую шлюху Тассары. Ещё одна секунда - и он перестанет быть даже в малости учтив. Заломит руку, ударит, разбивая нос в кровь и возьмёт так, как хочет сам.
Наставница учила, как нужно правильно говорить и правильно смотреть. Чтобы слушали тебя, но не наоборот.
Криста же учитывает ещё одно.

Иногда - и всё чаще успешно - можно заглядывать в людей. И в нелюдей. Вот в таких. Каплю за каплей пробовать их эмоции, играть на них, перебирая, как чётки, отвращение, похоть, скуку, интерес, жадность.

Ловить момент.

Дотронуться - не руками. Узнать чуть больше, самую малость, на которую и способна.
Той тонкой иглой, которая, невидимая, хранится в арсенале. То, что таким как Джейдус попросту не нужно.

+4

13

Hakuna Matata!
What a wonderful phrase!
Hakuna Matata!
Ain't no passing craze!
It means no worries
For the rest of your days
It's our problem-free philosophy
Hakuna Matata!(c)


Старик наблюдает за незнакомкой с каким-то неожиданным для себя умиленным спокойствием. Возможно, все дело в том, что маленькая светловолосая девушка кажется ему похожей на детеныша нексу. Белый пушистый мех, четыре пары алых глаз, - настороженно-любопытных, поблескивающих азартом и предвкушением то ли игры, то ли драки - да мелкие острые зубы-иголочки, выставленные напоказ суровым охотником. Неважно, что размером он с небольшой вещмешок, не в размере сила! Еще слишком маленькая, чтобы быть грозным хищником, но уже вовсю пробующая им стать. Спиной к юным нексу поворачиваться не стоит, но если  привлечь чем-то их внимание - яркой колышущейся игрушкой, мелким зверьком, маус-дроидом, - то можно вполне весело провести время, наперегонки гоняясь за верткой приманкой. Впрочем, можно и вместе загонять цель. Маленькие нексу - хорошие напарники для любой охоты. По окончании которой звереныша лучше всего  выпустить на волю, расти и матереть.

“Как же ты дожила до этого дня с таким неуемным любопытством да при такой нервной работе? Как умудрилась его сохранить не отбитым? Да уж, Вселенная полна чудес и загадок. И мне очевидно на них везет”.

Изучающее прикосновение прохладных пальцев Хакон принимает все с тем же спокойствием. Другой рукой подбирает выброшенный в короткой драке вибронож, - тот мелко жужжит в траве, только слепой и глухой его не найдет, - и, привстав, протягивает деактивированное оружие его владелице. Следом за сухпаем, рукоятью вперед. Ему этот клинок не трофей и не угроза, а вот девушке в любом случае не стоит шататься по ночам безоружной. Можно ведь угодить в гости к кому-то более нервному, чем отдыхающий на пригорке Старик. Опустившись обратно на примятую и уже немного теплую траву, Хакон жестом приглашает собеседницу устраиваться чуть в отдалении, на его валяющемся тренче. Ничего секретного и острого в нем нет, а сидеть на холодной земле чревато и неудобно. 

Плотный запах ярко-лилового любопытства незнакомки окружает ту, словно намотанная в несколько слоев газовая вуаль. И когда лиловая же искорка чужой Силы тянется в его сторону, Старик ловит себя на мысленном смешке. Нексёныш, как он есть. Жеванул, проверил на прочность, отскочил и теперь сидит в засаде, пытаясь понять, на что же такое он налетел. А Хакону дергаться нечего, он не держит на девушку зла и не хочет причинять ей лишней безосновательной боли. Вопрос о том, что делать, если она все-таки окажется одной из тех, кто ищет лот-волка с опасной в первую голову для нее же информацией внутри, он для себя уже решил минимум тремя не летальными и не травматичными для ночной гостьи способами. Так что теперь можно спокойно и не торопясь перекусить, убивая прорезающийся голод. И задать единственный по сути интересующий его вопрос:

- Кого ты ищешь?

+5

14

Где ты там и я.
Где я там и ты.
Вот наши клыки.
Вот наши хвосты.
Добыча моя.
Добыча твоя.

©

Нож принимает молча и ловко цепляет на пояс, в магнитные ножны. На периферии зрения отслеживая каждое движение оппонента.

Удивлена.

Нет, не вражда, даже не любопытство. Не высокомерие. Не...

Другое.

Сродное снисхождению, но оттенок... Будто бы что-то отеческое.
Насмешливое.

И - выжидание, конечно и оно.

Шаки Джи откусила батончик - не та безвкусная дрянь, что в изобилии хранится на "Фантоме" и от которой, по словам Калийо у Калийо заворот кишок, но что-то, даже имеющее право называться вкусным.
Словом - не переработка.

Шаки Джи редко трапезничает хорошо и в этом с Кристой Лирис они похожи.
Дрогнула уголком губ, присаживаясь на ткань и отрывая зубами новую порцию. Она и вправду проголодалась. Настолько, что не проверила токсичность поданного блюда - разве что доверять тому, что ест собеседник.

Есть можно даже отраву, если принял антидот, однако... Будем честны - не успел бы. Наверное.

— Вкусно, — прищурила глаза на звёзды и чутка откидывается назад, выставляя опорой свободную руку. Над заданным вопросом думает с несколько секунд. Хочется спросить встречно: А ты? — Здесь широко, негоже выгонять хозяина с его... — морщит нос. — Места.

И, пододвинувшись к краю, вытягивает длинные ноги.

— Сложно верить, что тут можно просто гулять, верно? — конечно сложно. Ухмылка, мягкая и не злобная. Скорее как подросток рожицу корчит. — Друга одного друга.

Неопределённый мах кистью с пайком в пальцах.

— Потерялся, — внимательно глядит. Он - не жертва. Он - не забитый. Он... Вот в этом и надо разобраться.

Кто, кто, кто же ты, Каменный гость?*


офф

* тут сделаем ремарку на республиканскую пьесу со схожим мотивом. :З

+4

15

Разрешите прикурить?
Извините, не курю.
Что об этом говорить --
Даже я не говорю.
А ведь так хотелось жить,
Даже если вдруг бросали,
Даже если не спасали,
Все равно хотелось жить,
Все равно хотелось драться
За глоток, за каждый шаг...
Если в сути разобраться --
Жизнь отменно хороша. (с)

“Поверить при желании можно во все, во что угодно. Вера вообще такая материя… гибкая. А факты - упрямая. И шанс того, что в это время суток в этом квадрате встретились отдыхающий охотник и отдыхающая же поселянка, обладающая имплантированным стелс-генератором и навыками ведения тактического боя, примерно такой же, как шанс на то, что этот самый охотник сумеет ограбить хаттское казино и с выгодой продать награбленное. То есть все теоретически возможно, на практике же появляются нюансы”.

Девушка явно голодна, так что Хакон, который перебрался на тренч рядом с ней, - дурак он что ли, отказываться, когда красивая женщина предлагает, - протягивает ей вторую полоску сухпая. И воду во фляжке. Обычную, простую воду, которую он купил в космопорту. Сам он запросто может напиться и из той реки, что течет неподалеку, но вот поить этой водой кого-то еще... Не факт, что в ней не водится чего-то такого, веселого, всегда готового использовать неосторожного теплокровного в качестве стола и дома.

Старик смотрит на то, как его собеседница с изяществом любуется звездами, и плавно опускается в траву, вытянув ноги и заложив руки за голову. Нужно расслабиться, пока есть такая возможность: не за горами откат, и стоит по максимуму к нему подготовиться. Отпустить-сжать мышцы, проморгаться, поискать в окружающей реальности что-то, что может быть якорем, а лучше сразу несколько “привязок”. Голос ночной гостьи отлично подошел бы, но она крайне немногословна, что еще раз косвенно наводит на мысль о том, что девушка ой не за местным гербарием в ночи по степи прогуливается.

Хакону в целом безразлично то, к какой из сторон может относиться незнакомка. Утечка информации будет чревата в любом случае: попадут ли данные о генных модификациях бедного лот-волка в руки оптимистичных республиканских ученых, оптимистичных пухло-жадных хаттов или не менее оптимистичных ситхских артефакторов - без разницы. И те и другие, и третьи, получив подобные наработки, радостно превратят эту, и без того не слишком ласковую Галактику в совсем уж непригодное для жизни место. Если, конечно, по глупости или недосмотру не создадут в итоге стороннюю силу, которая со временем втопчет их всех разом в пыль. Братья Хакона сказали бы, что клан потеряет большие возможности и большие деньги. Старик же думает, что некоторые знания должны оставаться погребенными во тьме невежества. Навсегда.

Выслушав ответ на свой вопрос, он широко улыбается.
- Вот и я ищу, - небо кажется бескрайним; глядя в него, напрочь забываешь о том, что на самом деле от бесконечного холода космоса всех живых здесь отделяет тоненькая газовая пленка, - такое оно необъятное и в чем-то подавляющее. - Не друга одного недруга.  Жаль, что простыми средствами его не найти.

Хакон поворачивает голову и смотрит на то, как звездный свет запутывается в светлых волосах незнакомки, мешаясь с густо-лиловым запахом ее любопытства, таким сильным, что оно забивает даже странную примесь в ее общем аромате, и бело-синими с золотом сполохами ее Силы. Это красиво. Очень. А в мире слишком мало самородной красоты, чтобы уничтожать ее попусту. Поэтому Хакон решается забросить прямую, как доска “поклюйку”. Выгорит - хорошо, всем будет проще. Не выгорит - тоже терпимо, но придется немного пошевелиться. Но в итоге все у всех будет хорошо. Он так решил.
- Может, поищем вместе? Я могу помочь тебе. Ты можешь помочь мне. И так быстрее и веселее.

Отредактировано Haakon "Ol' Man" (2018-02-20 01:50:28)

+6

16

https://i.imgur.com/Qo3MNUy.gif

Когда перестал быть свет, он ещё бежит.
Подальше, разрывая расстояние между собой и загаданной точкой на горизонте. Туда, где светло всегда.
Туда - где тепло - всегда.

Боль режет. Боль выворачивает, вынуждая останавливаться и жалостливо выть, рычать, но не раздирать нутро, глотку, плоть, которая ноет, словно перезревший плод.
Потому что то, другое, оно готовится вырваться.

Усталость приводит к стоянке, к покою, но среди покоя его встречают.
Не рады.

Чужак.

Низко ворчат рыком.

Прочь.

С острых клыков собратьев - пена.

Не подходи!

Не подходит. Обходит Стаю, которая чует запах медикаментов, химикалий, болезни, крови и умирания.
Запах людей, запах Доброй.

Но скоро. Скоро будет кончено. Скоро он найдёт Свет. Место.
Правильное Место, где не будет больно.

***

Редко удаётся дышать по-настоящему чистым воздухом, но ещё реже - ценить момент. К сожалению сейчас снова не то. Не тот момент, не та ночь, и не те обстоятельства.
Ей бы следовало повторить попытку.

Криста чуть повернула голову, выхватывая профиль незнакомца. Хороший профиль. Шаки, Шаки бы приняла его за мандалорца, ведь именно таким рисует всем своего отца.
Шаки же срывает травинку с колосками, синеватую днём -  помнит, и прикусывает стебель.

— Занятно, — щурится на мигание, едва уловимое, одной-единственной яркой звезды. — Я ищу друга. Ты врага? И всё - в одном месте.

Тянет губы в улыбке.

— Лотал очень мал... — шумно вдыхает полной грудью. — Для одного беглеца. Или двух...

Смотри не глазами.
Слушай дыхание.

Будто бы лениво поворачивается на бок, опираясь на сгиб локтя.

— Тот, кого ты ищешь - он человек?

Он - ты? Ох не спросишь.

И - нет. Нападать она не станет. Потому что это... Кажется неверным?
Серьёзно, но дурная интуиция её не подводила ни разу. Скорее уж наоборот - не послушаешь и её выходит боком.

Это - не интуиция, колет иглой, иногда, догадка. Однако дальше она не ищет. Не хочет.
Не надо.

—Но вместе и правда веселее, — подмигнула, путь не видно движения длинной в секунду.

Или..?

+4

17

Небо ухает, рвется вниз гигантской каплей, - алой, алой, - и откатывается назад, замирая в обманчивом спокойствии. Запахи становятся непереносимо острыми, горькими, громкими, такими, что слезы выступают на глазах. Хакон цепляется за голос девушки рядом, словно скалолаз, ушедший вниз с лавиной, за узенький спасительный карниз. Улыбается, соглашаясь с мыслью о том, что маленький сонный Лотал и правда очень тесное место, когда речь идет о беглецах - все бегают и бегают, не протолкнешься. Правда, лично он ничего не говорил о том, что его фигурант сбежал. Может быть просто так, прогуляться вышел. Ночи на Лотале знатные. Алые, острые, звездные.

  Следующий же вопрос красавицы заставляет его улыбнуться еще шире, так, что становятся видны изрядные клыки. Впрочем, темнота скроет все.

“Похоже, со стороной мы определились. Только имперцы обычно спрашивают про человечность. Им это удивительно важно обычно. Хотя… хм, тут может быть еще кое-что. Нет, нет, у тебя откат и обостряется паранойя. Но выглядит довольно реальным. Очень реальным. Потому что иначе остается только предполагать, что имперская разведка отправляет своих агентов в поле с ориентировкой по типу “белое-зеленое, что такое - знать не знаем”. Но… но если бы красотка была из наших, то мы сейчас не сидели бы с ней, мирно играя в угадайку. Если бы куколка была из наших, то я уже несся бы во весь опор туда, куда укажет мне она. Заревом на горизонте”.

- Нет. Не человек. Потому-то его так сложно найти.

Небо снова опасно кренится, и Хакон непроизвольно выдыхает. Чуть громче, чем хотелось бы. Откат - это не больно, более того, при должной привычке он почти не влияет на рабочую эффективность. Но вырисовывающийся странный мир вокруг слишком переменчив, зыбок, порой обманчив. Лучше все-таки призвать его к порядку. Старик вынимает из настежного кармана шарик с регулятором, забрасывает его в рот и резко раскусывает. Острая морозная горечь постепенно возвращает привычное мироощущение. Ненадолго, но следующий приступ будет короче и глаже. Услышав последнюю фразу, Хакон улыбается еще шире и подмигивает в ответ:

- Тогда могу развести костер, если хочешь. Отдохнешь, согреешься. Или можем отправляться. За твоим другом друга или моим не другом недруга. Я так понимаю, что твои поиски… ограничены по времени? Чем быстрее, тем лучше?

Отредактировано Haakon Ol' Man (2018-02-28 01:43:13)

+4

18

Не человек.

Охота. Лотал. Необходимость.

Она едва не рассмеялась иронии. Ловить то, не знаю кого. Только со слов девчонки-лаборантки, а под такое описание может подойти добрая треть Нар-Шадаа. Или, вон, незнакомый-знакомец, если верно угадала под лунами его масть и цвет глаз окажется этим же - кошачьим.
Редко её так подставляли. Редко она чувствовала себя настолько беспомощной. Притом, когда действительно страшно проиграть. И, да, страшно не только за себя, не только за фиаско разведки — в сущности Империя не потеряет ничего. Планета с карантином? Хороший полигон. В самом деле не большая утрата.

Ты идиотка. Жалостливая дура. Тебе правда есть дело до фермеров?

Ха.

Правда. Есть.

— Времени мало, двое уток, исключая эти, — истаяло всё веселье и игривость. И взгляд, который она обратила на охотника, серьёзный. — Можно сказать, опасность грозит этой колонии, — кривит рот. Сейчас, в общем то, и Шаки волнуется. Вот, закусила губу, лишь на миг расслабив мышцы лица. И рвёт травинку на лоскутки, будто это взаправду может успокоить.

— Только в темноте я не вижу, — фыркает в густую мглу. — В отличие от иных путников, случайным образом, тоже ведущих некую погоню. М-м... — выкидывает порошь тоненького стебелька. И вскидывает голову.

На волчий вой.

***

[float=left]https://i.imgur.com/EKftSwZ.gif[/float]....Протяжно и болезненно.
Звать.

Так проще, так легче.
Так - будто в стае.
Так - могут слышать.

Всё равно - пустят. Отойдут с пути. Дадут найти Место.

Ведь Стая тоже знает. Чуют. Охраняют.

А пока - заснуть.
Затаить дыхание, затаить резь, затаить гниль, что сильнее бьётся внутри. Что заставляет скулить, как только исходит запах трав, свет лун, как только омут захватывает глубиной.

Сон?
С..
Сон - говорила Добрая.
Ты спишь - говорила Добрая и ему прекращало быть больно.

Всегда - в белых стенах.

Здесь. Тут нет.

Но - он скоро придёт.
Скоро он станет...

Спать.

Как шептала Добрая.

***

— Я слышала, — подала голос, спустя четверть минуты, как стихло соло, подхваченное многоголосьем других особей. — Что тут водятся лот-волки. Вымирающий вид.

Сейчас Шаки выдаст себя. Давай, ещё немножко сентиментальных воспоминаний, дурочка.

— В зоопарке, на, хм, моей родной планете, был один. Но, ему было плохо. Мне маленькой, объясняли, что он просто старый, — просто ложь.
Вновь смотрит на человека. Не человека. Собеседника?
Цель?

(нет)

— Ты ведь, не браконьер?

+5

19

https://78.media.tumblr.com/76185203cd6f5044ad1cc6d13b41aba6/tumblr_mo1p2dEK7t1qzmhhxo1_500.gif

Его визави… боится? Не его - между собой они вроде как все уже прояснили, глубокая очень темная зелень, которой окрашена она сейчас, все-таки отлична от прозрачной черноты страха. Волнение в фоне, волнение в интонациях. Красноватые проблески беспомощной злости. Аутоагрессия?

Старик приподнимается на локте, с нарастающим интересом разглядывая сидящую рядом девушку. Редкое для него ощущение - такая сильная заинтересованность. Он наслаждается этим чувством, а вот то, что его собеседница переживает некую разновидность мрачного, обреченного отчаяния, ему не нравится.

“Агент разведки, которого заботит судьба даже не объектов - статистов? Безликой для него массы, которой потом жить с последствиями его действий? Чужих людей, принадлежащих враждебной, предположительно враждебной, само собой, стране? Вселенная действительно полна чудес. Да, я положительно заинтересован в продолжении этого странного знакомства. И то, что она, похоже, идет вслепую, с, мягко скажем, неполными данными - мне на руку. Стирать ее я точно не хочу, убивать - тем более, с этим мы вроде уже совсем определились. А на мой третий вариант она, скорее всего, не согласилась бы. Патриотизм, чтоб его. Так что пойдем по пути импровизации.”

Волчий вой заставляет Старика обернуться и порадоваться тому, что регулятор уже успел отработать. Степь полна огоньков, но вычислить нужные при наличии дополнительного звукового пеленга - плевое дело. Осталось всего ничего - пригласить красивую девушку на прогулку.

- Зато я в темноте вижу отлично. А поскольку времени у нас все-таки чуточку больше, чем ты думаешь, - то как ты смотришь на то, чтобы прямо сейчас прокатиться со мной? Ты слышала эту песню? Кажется, у нас есть шанс посмотреть на молодых лот-волков. Свободных. Может быть даже среди них есть те, кто сам недавно добыл эту свою свободу. Руки обещаю больше не распускать, слово джентльмена. Мой свуп тут, неподалеку. Я поведу, а ты будешь смотреть на звезды. И да, - Старик хитро хмыкнул, - захочешь посмотреть на мои… документы - милости прошу. У меня там со всем полный порядок.

Отредактировано Haakon Ol' Man (2018-03-17 13:10:18)

+4

20

Не браконьер.
И не охотник на простую живность.
Не коллекционер и не случайный наёмник.
Слишком много "не".
Слишком много совпадений.

Сам добыл свободу.

Отмечает эту фразу, крутит на языке, играет, как паззлом. Что там было, в задании?
Нулевой пациент. Беглый.
Беглый, белый, зеленоглазый. Быстрый, опасный.
Предположительно - гуманоид.

Предположительно.

Зеро тихонько, скрадывая в ладонь хихикнула. Вздохнула полной грудью, подняла снова взгляд на мужчину и....
...Засмеялась.

Наверное это даже очень невежливо, словно вовсе опустила в воду предложение глаз и спидера. Только сопоставляя всё, что услышала, всё, что сказано сейчас, все биллионы сходных деталей, не может так просто приказать себе остановиться.

Красивый.
Преданный.
Такой хороший.

И такой мягкий...

— Можно? — короткий вопрос, выпрямляя корпус и с бессмертными, заражающими смешинками в голосе. Тянет руку, медленно, раскрытой, чтобы не подумал будто нападает. И не сломал кости - знает агент - этот может. Зарылась коротко пальцами в белёсые под лунами волосы.

— Нет, — снова переливчатый хохот. — Не такой уж мягкий.

Нет-нет. Она никому не расскажет про это задание. Если окажется верна последняя догадка, если в цель попали слова незнакомого знакомца - это самая нелепая дезинформация, которую, когда-либо, ловили и передавали истиной, информаторы разведки.

— Откуда, — не гаснет веселье в голосе, но гаснет во внимательном взгляде. — Ты знаешь про время?

Уронила пятерню к земле. Не к поясу, где вибронож. Не вскочила, ошпаренной кошкой. Но теперь уж внимание тем паче не отведёт.
А ведь,  может статься, и водит за нос? Сколько лишнего она сболтнула, сама того не поняв? И уж точно бегущий от охоты об охотнике...

Нет.

Убил бы сразу, а не вот так.
Другое, другой.
Вопрос в ином: друг ты или враг?

— Кроме того, что часть я уже потратила.

Говори, говори побольше, дурочка... Не Шаки. Криста.

+5

21

- Мягкий - это последнее из слов, которым меня называют, - Старик с добродушной усмешкой подставляет голову под  уточняющее касание, не выказывая ни агрессии, ни испуга. Дурак он что ли, дергаться, когда такая красивая девушка гладит его. И смеется. Искренне, зелено с блекло-желтым, горьковато-пряно, без тени опаски. Ему нечасто так вот доводится. Обычно все подобные касания приправлены холодной чернотой или резким кислым ало-серым… - У тебя теплые руки. Приятно.

Девушка рядом думает, сопоставляет, ловит намеки. Умничка. Жаль будет, если с ней что-то случится. Впрочем… У Хакона начинает медленно формироваться некое подобие плана. Шаткое, готовое растаять от малейшего пристального внимания средство помочь этой смешливой красавице, которая удивительно гуманна для представителя своей профессии.

“По-играем, маленькая нексу. По-играем. Я заброшу тебе маленький мячик, а уж что ты с ним сделаешь - твое дело. Но сыграешь по-умному - поможешь в первую очередь сама себе. Твои старшие могут начать задавать ненужные никому из нас вопросы, от которых толка нет, а есть лишь вред и понижение в окладе. Лучше давай играть.”

- Только не говори, что и тебе сказали что-то этакое... про “белое с зеленым”? Сплошные неприятности у меня нынче от таких вот размытых… описаний, - Старик продолжает усмехаться беззлобно, ему нравятся такие игры. Жаль, что его цели обычно предпочитают саббаку хаттболл. Тем ценнее возможность сыграть во что-то, где все мастерство игры лежит вне плоскости грубой силы.  - Про время же… галактика не без добрых людей, а на этой планете добрые люди просто на каждом шагу встречаются. А я вызываю доверие. Иногда. Вот и поделились… по доброте душевной. И потратила его ты не в одиночку. Я вот тоже… поразбросался по дороге. Минутка туда, секунда сюда. Так что давай наверстывать его вместе. Поедешь-таки со мной?

Отредактировано Haakon Ol' Man (2018-04-09 20:23:50)

+4

22

Совместно с Дедом но не Мазаем, хотя...

https://i.imgur.com/vQrgH7K.gif

Живут казаки от боя до боя, никогда не знаешь, с кем вечером танцевать придется: с дивчиной своей или с Чужой Молодицей. ©


Белое и зеленое. Ох уж это белое с зелёным, да маленькие, бестолковые республиканские аспирантки. Криста довольно жмурится, пусть в темноте…

А ведь, ему, наверное, видно.

— Добрые люди, говоришь. Хотела бы я встретить тех добрых людей, — играет улыбкой, но поднимается, распрямляя ноги.

Ой, хотела бы. Да расспросить о том, кому и как они льют незначительно значительные сведения.
Республика. Или хатты. Занятно, скольким нужно знать о новом биооружии. К сожалению, Криста может даже предположить интересные игры под ковром среди лордов, поскольку пирог власти никогда не разделён поровну.

— Я согласна, да и глупо отказываться от щедрого предложения не стаптывать ноги, верно? — спидер не видит она, но уже теперь, приглядевшись к датчику на деке, замечает возмущение. Тепло не от камня судя по показаниям сенсоров. Надо учиться быть внимательнее, в следующий раз такого радушия она может не встретить. И неясно ещё, чем нынешнее закончится. Одно известно - вражды она не чует. Ни укола.
И хочется протянуть невидимую ладошку дальше, да пока осторожничает. И почему-то мниться, будто мужчина… Потешается?

— А может и встретишь, отчего бы и нет. Лотал маленький, а эти добрые люди тут… на каждом шагу, почитай. Вот будем кататься туда-сюда, глядишь, какого доброго человека и пронесет мимо, — Старик неспешно перетекает из “лежа” в “сидя”, а чуть позже и в “стоя”. Замирает рядом с девушкой, давая той возможность привыкнуть к своим увеличившимся линейным размерам, и протягивает руку уже к ней. - Тогда предлагаю выдвигаться. Пока песня слышна хорошо.

Сбрасывать все фишки из мешка - не очень благодарное занятие. Так что… звуки, само собой, только звуки - ничего больше он и не ощущает, правда? Лиловое вокруг нее не уменьшается, и Старик позволяет себе секунду подумать о том, как бы выглядела эта девушка без своего странного, неправильного, тревожащего запаха. Наверное, очень и очень красиво.

Песня действительно слышна хорошо. Текучей нотой, надрывной. До дрожи, которую Криста не показала, но знает - откуда - тому кто поёт больно.

Белое и зелёное.

Смотрит на протянутую, широкую ладонь. С секунду, а потом вкладывает свою пясть. Занятно, какие тёплые руки. Почти горячие. Или же это лишь кажется из-за ночной прохлады, да собственной сейчас несобранности? Непростительной, если она хочет выжить. И выполнить невыполнимое, без достаточных ориентировок, задание.

— Добрых людей не бывает, — кривит губы. Ох, она вовсе не скептик, но реалист. — Бывают излишне доверчивые или корыстные. Правда… — смотрит внимательно теперь в лицо. А как оно высоко-то! В недолгом сражении она почти не оценила рост, а тут и правда великан. И эта такая, хорошая здоровость. Привлекательная.

— … Правда бывают и другие. Ты - другой. Но это меня настораживает ещё больше, — улыбнулась, наконец, полной улыбкой. — Ну, покажи свою железную транту, добрый путник, — чуть мотнула головой. — Предпочитаю идти следом в темноте. Хотя, на вижу её сигнал на три часа - верно?

Гравибайк оказался действительно достаточно вместительным для двух наездников. Даже для большой скорости. Криста не сдержалась и внимательно оглядела старенькую, но добротную модель. Слабость ко всему летающе-ездящему оставалась тем позволительным, в её работе, хобби.

— Корусантская модель, да? Но явно переделаная, не могу понять кем… — забралась позади, крепко поставив ноги в “стремена” около основных опор для водителя. И сцепив руки на поясе, хохотнула в темноту.

— А ведь, я верю на слово безымянному человеку, — потянулась к шее, вплетая шёпот. Тихонько фыркает. — Шаки Джи. Документы не нужны, но хоть назови имя.

Любое.

+4

23

- Мне слышны все листья - это знак.
- Мне скучны все лица - это знак.
В нас теперь один и свет, и мрак -
Это знак.
- Ты глядишь так странно - это знак.
- Мне легко и страшно - это знак.
Ты родней, чем друг, грозней, чем враг -
Это знак.

Совместно с  хором волков и руководителем операции Кристой

Имя, которое взяла себе девушка, перекатывается всеми оттенками перламутрово-серого. Странная такая ложь-не-ложь. Словно та, которая его называет, хочет не только того, чтобы верили ей, но и верить в это сама. Очень, очень интересно. Хакон улыбается, ощущая чужое дыхание на своей коже, и отвечает, едва повернув голову:

- Люди, добрые и не очень, часто зовут меня Стариком. Зови и ты. Позовешь погромче - я и откликнусь.

Гравибайк мягко рокочет, когда Старик выжимает стартовую панель. Хорошая машина, как для машины, но охотник однозначно предпочел бы этому ненадежному железу теплую спину ездового зверя. Любого, но лучше - кого-то из своих. Но, увы ему, увы - его звери далеко, а те, кто воет сейчас в отдалении - не очень-то любят ходить под седлом. Так что придется терпеть мешающие в полной мере наслаждаться ночью запахи металла, синтекожи и вороха пластиков. Трава шумит и расступается перед ними, и Хакон внезапно для себя чувствует веселое спокойствие напрямую граничащее со спокойствием радостным. Самое главное сейчас - успеть. Ну, и чтобы дурацкая машинка не заглохла по дороге.

Старик, говорит мужчина в полном цвете сил, то что легко определить и по голосу и по тому, что выхватывает ущербный отсвет лун. Однако ему идёт, похоже на позывной и не похоже на настоящее имя.
Странным выходит это дело, в самом деле. Слишком много случайностей. И будто бы сейчас нет того, постоянного напряжения, от которого дыбится шерсть на загривке. Будто ей вправду вот так вот спокойно, за этой великанской спиной, на великанском гравибайке.

— Старик, — смакует ложное имя. — Как в той сказке…

Но не до сказок, когда впереди мелькает силуэт. Длинный, чёткий, о четырёх ногах. И вой замолкает оборванной нотой.
Скрывается зверь так быстро, что даже им не нагнать. то ли его поглотили здешние травы? Да ерунда какая-то!

Криста, отцепив одну руку от пояса Старика, до боли в глазах вглядывается в наручный навигатор.

— Восточнее!

Какого саррлака она делает?! Доверяет интуиции.
Чудесно. Замечательно.
Именно для этого прошла муштру развед школы.

- Принято, - Хакон забирает восточнее, так, как ему говорят. И девушка с навигатором, сидящая сзади - оранжевая, желтая, похожая на газированный цитроновый сок; от  него нос щекочет и хочется улыбаться без особой причины, - и его собственное зрение, выхватывающее в том самом восточном направлении высокие, ровные светло-светло-зеленые “свечи”. Одна, вторая, третья… Старик не всматривается в них пока, не рискуя потерять контроль над своенравной техникой. Был бы под ними любой из его зверей - можно было бы просто указать тому цель и направление движения и смотреть себе спокойно, столько, сколько нужно. А этому куску металла и пластика постоянно нужен досмотр, сам по себе двигаться он не умеет. Чем несколько досаждает Старику. Впрочем… неважно, пусть себе едет как едет. Вокруг столько всего будоражащего, внутри поднимается знакомая волна азарта - искрящаяся, драйвовая, - что мелкие неприятности можно просто игнорировать.

Трава вокруг шуршит и хлестко сечет кожаные вставки на брюках, заставляя Хакона бросить быстрый взгляд на спутницу. Что у нее с одеждой? Запаха боли от нее он не ощущает, по идее это значит, что прочности ее костюма достаточно, чтобы не стать невольной жертвой местной флоры. Значит можно прибавить скорости в попытке догнать светло-светло-зеленую “свечку”, стремительно несущуюся на сближение со своими сородичами.

Но Криста не видит, но видит — не своими глазами.
Восточнее.
Левее.
Старик и так знает и наверняка заметил цель. Криста крепче сцепляет замок ладоней, уже не сверяясь с навигатором. Теперь им бы не упустить, а главное — не ошибиться.

***
Вскочить, отряхиваясь от мути тревоги. От преследования — яркой вспышкой далеко.
Зелеными огнями — стаи.

Бежать.
Нет не туда.
Не к стае. Стая любит шерсть скалит клыки.
Стая не пускает, стая… гонит. Гонит туда.

Прочь!

К Свету.

К Свету, брат. К Свету, Мёртвый.

К…

Бьёт под лапы твердая земля, режет подушечки, до крови, острая осока, но нельзя остановить бег. Пока боль крутит.

Спать нет.
Нельзя.

Только….

***

Рычанию гравибайка снова вторит песня. Но другая, хотя музыканты те же.
Невольно Зеро склонилась головой к широкой спине.
Не страшно, но отчего то пробивает тоска и будто отчаяние. Только скосив взгляд вправо замечает зеленые, как гнилушки, огоньки…
...глаз.

Длинные, гибкие силуэты режут тьму, держась от байка на почтительном расстоянии, но и, словно, отсекая другой путь.
Будь Зеро суеверной или верь она в сказки, решила бы, что их ведут. Лот волки.

Странные дела творятся в травяной степи этой не такой уж и темной ночью. Странные, но нельзя сказать, чтоб недобрые. Вот девушка, которая искала одно, а нашла что-то иное, но при этом не потеряла шанса дойти до своей цели и выжить, когда цель будет так или иначе обезврежена. Вот охотник, который ничего не искал, кроме покоя, а сейчас несется во весь опор, выжимая из глупой, глухой и немой машины все, что заложили в нее ее создатели. Потому что из охотника он превратился, нет, не в добычу. В ведомого. Что в целом очень и очень неплохо, хотя и очень-очень непривычно.

Высокие светло-светло зеленые столбы призрачного пламени кружат, не приближаясь, но и не избегая двоих на гравибайке. Они сходятся и расходятся так, словно ведут человека и химеру за собой. Словно знают что-то, что неизвестно разумным. Вправо, восточнее, восточнее и на север. Старик не сопротивляется странному приглашению, да и девушка за его спиной не выражает протеста. Она замерла, прижавшись к нему, обдавая иссиня-прозрачно-серой настороженностью и малиновым ожиданием, будто бы тоже видит и чует разлитый в воздухе тонкой пленкой серебристо-алый запах отчаяния и тонкие хлопья-перья темно-синего цвета - чья-то тоска. Кто же, что же ждет двух путников в конце их такого внезапного и странного пути?

+2

24

Совместно с Дедушкой и волком которого жалко всё сильнее

Nobody doubts did not put that I was waiting quietly at the end of pain.
No matter how hard you try, faith will not play the placebo effect. ©


Криста тоже силится угадать, но глазами. А глаза слабые, они не могут окрасить и осветить ночную мглу. Но слух не подводит - тяжёлые шаги бега стали тише. Волки будто подвели их к невидимой границе. К…

Пустоши?

А тут, к точке, куда их несёт с ветром и рёвом мотора, стоит одно существо. Крупнее прочих. Белый, как снег и особенно это красиво в ущербном отсвете лун. Лот-волк опускает морду к земле. Скалит клыки — предупреждает.

Не подходите.

— Стой, — хотя знает, Старик и так выжмет тормоз. Он тоже видит и… не свернет.

— Действительно. Самый красивый, — собственный тихий голос кажется чужим.

Хакон начинает тормозить незадолго до тихого “стой” из-за спины. Потому что видит - светлая зелень Силы существа, возникшего перед ним, изъязвлена, испачкана чем-то металлически-болотным, чем-то, что пахнет белой-белой болью. Стоящему перед ними зверю очень больно. Но он не скулит, не ложится на лапы, пытаясь прижаться к земле, чтобы как-то уменьшить свои страдания. Боец до конца.

Ошибка Хугина сейчас видна Старику совершенно отчетливо. Недооценка противника, сбойнувшее или отринутое чутье. Агрессия. Правомочный ответ лот-волка, оказавшийся для молодого и самоуверенного охотника эпитафией. Их, химер, молодежь очень хрупка и уязвима сразу после трансформации. Но только в схватках рождаются настоящие сила и умение, так что пощады и скидок нет ни для кого. Если ты не выжил - ты был неполноценным, ущербным. Таков закон. Природа и создатели неумолимы к своим детям. И в этом народ Хакона и этот измученный белый зверь напротив него в чем-то до дрожи похожи.

Охотник практически беззвучно тормозит байк и фиксирует его. Осторожно, без резкости, слезает, и делает два текучих, тихих-тихих шага по направлению к зверю. После чего замирает напротив него в выжидающем спокойствии. В благоразумии маленькой нексу за своей спиной он не сомневается. Так что сейчас - просто смотрит в зеленые, подернутые поволокой боли глаза, - я не боюсь тебя, я не низший, я равный, но могу быть сильнее, если ты нападешь, - и ждет. Слово за волком.

“Я не желаю тебе зла.”
“Я всего лишь хочу забрать твою боль.”

[float=left]https://i.imgur.com/QwUWxOV.gif[/float]На белом, густом загривке вздыблена шерсть. Зрачки будто впрямь светят фонарями. Маленькими, злыми и голодными. Взгляд полный злобы и обиды.
Вкус у обиды - горько-солёный, до оскомины и Криста, невольно, морщится. Хочется сплюнуть, чтобы избавиться от неприятного до ужаса послевкусия, однако держит себя и не смеет дёрнуться.
И рукой она не тянется к бластеру. Отчего-то осознаёт, что этот всё поймёт сразу. Точнее - они оба. Два хищника, застывших друг напротив друга.  Невозможно человеку двигаться так. Невозможно животному быть настолько человечным. Происходит что-то, что не во власти солдата Империи и уж точно то, что не является делом Имперской Разведки. Но это не пат для самой Кристы. Она заворожена.

Волк облизывает длинным языком клыки и только спустя дюжину ударов сердца, переступает назад. Не поворачиваясь спиной к двоим, но и не нападая, не убегая. В глухой скулёж, точно раненный акк-щенок, переходит гортанное рычание. Ещё шаг назад и ещё. Почти неуклюже, но так уверенно, словно бы на хвосте тоже есть пара глаз.

Криста медленно, осторожно ступая, бесшумно по колкой, хрусткой траве, встаёт за плечом гиганта-напарника. Наверное, она скажет очевидное, но:

— Он нас ведёт, — раздувая ноздри, волк, наконец, поворачивается к ним задом, тем не менее тут же накоренив лобастую башку к непрошеным преследователям.
Вкус боли становится острее и Криста, сцепив зубы, глотает стон. Не боль в теле, но что-то, что пробивает от кончиков волос до пят. Будто отрава, чернильной мутью расползается по жилам. До такой степени, что в охоту разодрать себе кожу, добраться до капилляров, выгрызть, выгрызть!...

Сморгнула. Стало жутко и не ушло понимание чужого отчаяния. Раньше - никогда - не доходило до такой чувствительности. То были шутки, игры разума и подсказки. Сейчас. Сейчас происходит неправильное, непривычное, противное. Но она не дрожит и не пытается ускорить события.

Отредактировано Cipher Nine (2018-09-15 00:35:23)

+3

25

Белизна и болотная зелень. Но не только, не только. Еще что-то, едва уловимое, на самой грани восприятия, тщательно маскируемое белой болью и грязью неведомого повреждения, поражения, искажения сути, которое мучило и верно убивало зверя. Темная, густая зелень - так зеленеют надкрылья жуков на Базе, металлом, горячим и жгучим. Разочарование? Не похоже, у того нет таких оттенков  да и цвет у запаха чуть иной, в нем больше бронзы. Предательство? Да, пожалуй, это оно, только смешанное с темно-синей, стеклянной тоской. Кто-то обманул доверие зверя? Кто-то предал его?

Впрочем, сейчас это не имело особого значения. Лот-волк вел их за собой, как верно заметила та, что назвалась Шаки Джи. То и дело поворачивал к ним лобастую голову, словно проверяя - идут ли? Или испугались, запутались и отстали, потерявшись в прошитой звездами и светляками ночи. Бело-зеленые свечи Силы его собратьев кружили чуть поодаль, поднимаясь высоко к небу и истаивая в его густой синеве.

Шаг в шаг, след в след. Идти за зверем было просто, он действительно не только не возражал против их компании - она зачем-то была ему нужна. Тихое поскуливание то и дело смешивалось со звуком их почти, но не бесшумных шагов. Белизна-белизна, он не твой. Замри лот-волк хоть на мгновенье, позволь приблизиться к себе - и Хакон мог бы дать ему мир и покой. Избавить от боли, как и обещал. Да, этот белый беглец взял жизнь его брата. Но сейчас, когда он был готов оплатить свою виру, заставлять его страдать - было бессмысленно жестоко. Но зверь, похоже, то ли слишком привык к своей боли, то ли был слишком горд - ни единая пауза не прервала его плавного движения. Шорох травы, писк лот-крысы, тихое поскуливание, напряженное - да, она хочет скрыть, она пробует это сделать, но нет, не выходит - дыхание девушки рядом: все это мешалось и звучало в голове Хакона какой-то странной, резонирующей до самого сердца песней.

“Свобода… Сила дает свободу… и смерти нет, и боли нет… есть лишь вечная Сила… из нее мы приходим, в нее возвращаемся… и только она может даровать всему сущему истинную свободу…”

Золотой и зеленоватый свет вокруг становился все ярче, разгорался заревом за близким, руку протяни - достанешь, горизонтом. И Старик, сам того не понимая, перестал идти за лот-волком - он нагнал зверя и мерно, словно имел на то полное право, зашагал рядом с ним. Туда, где все ярче и ярче разгоралось пламя Великой Силы.

+3


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Мышка, кошка, волк, беги (3642 ДБЯ)