Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-11-04. Внимание! Начинаем маневрирование, повторяю, ма-не-ври-ро-ва-ни-е!

.

1. Поучаствуйте в перекличке игроков.

2. Вашему вниманию предлагаются новый сюжетный квест для 34 ПБЯ и новый сюжетный квест для 1 ПБЯ. Записываемся, не стесняемся! :)

.

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Luke Skywalker
Luke Skywalker
Leia Organa
Leia Organa
Kit Fisto
Kit Fisto
Meetra Surik
Meetra Surik
Anakin Skywalker
Anakin Skywalker
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Все, что не убивает нас (3642 ДБЯ)


Все, что не убивает нас (3642 ДБЯ)

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Год: 3642 ДБЯ
Место: Альдераан, замок Дома Пантир и окрестности
https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/ac6a105bc7902b341f7a2d1346638e9a.gif

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/c89a715c5107282f250ffd98e243d9aa.gif

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/607a2ec8dc7a17b1fc481fec8d1f074e.gif

[The Emperor's Wrath, Vector Hyllus, Anastacia Ulgo, Cipher Nine]

Падение дома Ульго, или Рано или поздно за любым узурпатором придут.

Смотри: триединый Святой Спецназ
Нам подпевает, чуть-чуть фальшивя.
Запомни: всё убивает нас.
Всё делает нас большими.
Всё убивает нас.
Мир убивает нас.
© Тим Скоренко

Отредактировано The Emperor's Wrath (2018-02-28 13:46:01)

+4

2

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/76a905bff9d3ceff8cc945c4bbaa73b7.jpg[/icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/434c36468266b0f7a7c7d3f853d9017e.gif

Пальцы покрыты коростой красной, в горле — кровавый ком,
Мир притворяется безучастным, прячется под виском,
Болью пульсирует, стуком сердца, мерного, как тамтам,
Встретиться, встретиться бы со смертью, далее — темнота.
Ну же, не надобно церемоний, танцев перед броском,
Спой мне под запахи благовоний ласковым голоском.
Я изувечен, истерзан, пойман, дело уже верняк —
Спой мне баюльную песню, спой мне, утихомирь меня. ©


Окрестности замка Пантир - бывшего замка Пантир - воняли гарью, безумием и предательством. Райлла морщилась - такое она просто терпеть не могла. Ее бы воля - она б и не связалась с чужой бессмысленной войной за игрушечную корону игрушечной планетки, но слишком уж много было тех, кому все это было до смерти нужно. Порой и действительно - до смерти.

Райлла не очень разбирала, кто тут на что имел больше прав - попробовала, заскучала на перечислении каких-то очередных титулов и бросила. Виарн вот умный, он бы понял и все бы ей на пальцах объяснил, но он был далеко, копал свои артефакты в какой-то жо… отдаленной местности на всеми забытой планете. И потому объяснить ей было, считай, некому. А за сравнительно короткое время она успела отметиться почти что на всех сторонах, хоть правых, хоть виноватых, потому и махнула рукой - непонятно, и ладно. Война и война. Война - приличествующее ситху дело, вот так-то.
Ну, и победа, само собой.
Что толку в войне без победы? Это как стрелять, но не попадать -  можно, но зачем?

Наставник пока что дал ей время совершать подвиги во славу Империи - чем он занимался сам, Райлла не знала и не хотела знать. Ясно было одно - он не бросится разыскивать эту девочку, Джейсу, лично, пока он сидит и дергает за нити огромной паутины, ждет, когда что-то где-то отзовется. Пусть ждет. Райлла ловила себя на мысли, что ей хотелось бы - пусть эта проклятая гонка никогда не завершится. Пусть мастер этой девочки окажется не только хитрой, но и умной сволочью -  и спрячет ее подальше, так, чтоб никто не отыскал.

Что-то во всем этом Райллу смущало, и сильно. Она не знала, что именно - Сила никогда не посылала ей видений и откровений, видимо, совершенно справедливо полагая ее, Райллу, бревном, которое все равно ни хрена не поймет. Но что-то было не так. Что-то странное проскальзывало в блеске глаз этой девочки, заметном даже на голозаписи, в беспорядочных движениях тонких пальцев… Что-то, что-то, знать бы - что.

Думать надоедало. Потому она радостно хваталась за любую возможность ввязаться в бой, чтоб думать разве что о массированных атаках тяжелой техники. Дарт Виктус был счастлив, аж светился, как радиоактивные развалины на Тарисе - и Райлла предпочла бы, чтоб он никогда не узнал о том, как лихо боевые дроиды дома Тул разваливаются под ударом топора. Не одобрит ведь, как пить дать, не одобрит.
Ну, меньше знает - крепче спит.
Впрочем, узурпатор мешал абсолютно всем, и это упрощало задачу. По крайней мере, тут не пришлось бы делать вид, что ты просто проходила мимо - и вдруг раз, драка, все в дыму, знамен не разобрать, пришлось присоединяться. Все было так законно, что сам наставник бы не нашел, к чему придраться.
Если б, конечно, не нашел способ услышать ее, Райллы, переговоры с кем-не-надо. Ему и так успели рассказать, как - спасибо, что не в какой позе - она предает Империю, связавшись с вражеским генералом. И добро бы в этом было хоть сколько-то правды...

Иногда она думала - стоит ли любая женщина в Галактике таких усилий? Может, проще было б забыть? Нэйте сидела на Коррибане, ковырялась в древних фолиантах и писала такие трогательные письма, что Райлле становилось стыдно. Ненадолго, но становилось. Нэйте после той истории с гнездом килликов наотрез отказывалась прилетать на Альдераан - может, и к лучшему… Тут не самое спокойное место…

Вот уж точно. Как раз про спокойное место она подумала, когда Лепесток в очередной раз взлетел и разрубил пополам боевого дроида, выворачивая, обнажая металлическое нутро. Дроид заскрежетал, выпустил последний бластерный заряд и осел на ступени бывшего королевского дворца.

Райлла выпрямилась, стиснула рукоять Лепестка покрепче и, махнув рукой отряду, стала подниматься вверх - все выше и выше, туда, где за крепкими дверями, за сетью коридоров и переходов прятался узурпатор этого несчастного трона. “Может, теперь-то они поделят корону, ну хоть пополам распилят, - подумала она. - Было б честно и никому не обидно…Правда, как ее носить, распиленную-то?”

Топор пел и звенел в руке - ему не меньше, чем ей, хотелось хорошей драки.

Она шла по переходам, казавшимся ей почему-то очень темными и душными - странно, ведь на Альдераане не строили так, все здесь было полно воздуха и света - и ее тяжелые шаги гулко отдавались под сводами. Это было привычно, понятно, просто - отбросить волной, прыгнуть вперед, ударить, швырнуть топор вперед, поймать, шагать дальше. За спиной - она знала -  были солдаты, и их шаги тоже звучали уверенно и неотвратимо, и бластерные выстрелы вспарывали воздух, и где-то там, позади, была Криста. Райлла вслушивалась - не погасло ли белое пламя, не мечется ли, не дрожит ли? Нет, оно горело ровно и верно, и это было хорошо. Обычным людям в этой мясорубке опасно…

Топор взлетал и опускался, и с каждым шагом они были ближе к тронному залу.
Ближе к развязке.

Если бы.

Она вполголоса выматерилась, длинно и затейливо - так, что позади кто-то уважительно присвистнул - когда стояла вместе с остальными, по колено в воде, заливающей тронный зал, и смотрела на сияющее золотым светом защитное поле.
Ну, безумец - но не дурак. Ох, не дурак.
Но какая разница…

Как же Райлла ненавидела, когда все происходило вот так. Когда боевая операция превращалась в… такое. Кому рассказать - не поверят. Под ногами плещется вода, посередине зала лежат обломки колонн, сумасшедший человек взахлеб рассказывает о своих правах на трон, и защитное поле светится ровным светом. Больше смахивает на кошмарный сон, чем на реальность. Она б ущипнула себя, чтоб проснуться, да вот незадача - доспех мешал.
Бред, какой же бред.
Какой же…

- Бред, - вслух сказала Райлла, когда очередной коридор, казавшийся бесконечным, взял и закончился, и вывернул туда, где она проходила уже несколько раз. Дворец был таким огромным, темным и запутанным, что по нему можно было бродить часами, а то и днями, и не найти ничего. Вода плескалась у самых коленей, и Райлле казалось, будто она чувствует, как по доспеху начинает ползти ржавчина.
Нет уж, так мы тут прокопаемся до того, как Император проснется.

Она вытащила голокоммуникатор, передала сообщение: “Доложить обстановку”.
“Ничего.”
“Ничего.”
“Ничего”.
Вот блядь.
“Операцию свернуть. Вернуться в тронный зал. Исполнять.”

Что они будут делать в тронном зале, она и сама толком не знала. Но бессмысленно блуждать по коридорам, тем самым рискуя подставлять головы своих солдат под неведомые ловушки, было еще тупее.

В зале ничего не изменилось - вода, камни, смех из-за золотого щита.
Сука.
Райлла тяжело оперлась на топор, выдохнула резко и коротко.
- Разъебать тут все к такой-то матери, - сказала она, обращаясь ко всем и ни к кому. - По камушку разнести. Нет дворца - нет щита. Уж так-то мы в эти гребаные генераторы точно попадем, не промажем.

+4

3

Мир стал другим. Мы стали другими.
Вектор чувствовал себя неуверенно и странно, как... неведомо откуда всплыло сравнение - как ребенок, который только учится ходить. Неведомо откуда всплыла и картинка - мягкие щеки, мягкие ноги и руки, маленький человеческий детеныш цепко держится пальцами за руку взрослого. Это, кажется, называлось... мило. Смешно. Беспомощно. Слова подбираются - и тут же исчезают, неверные и неточные, неопределенные и неуместные, а кто бы сказал, как оно будет - точно и верно?
Кажется, когда-то имперскому дипломату по имени Вектор Хиллус было легко среди людей. Он чувствовал себя... опять сравнение, такое же условное и оценочное - как рыба в воде. Уместно. На месте. Там, где должен быть. В месте, вне которого быть не мог? Нет, неточно.

Не отрываясь от своих мыслей и не поднимая головы, он, резко развернувшись, выбросил в сторону жало копья. Металлический противник зря думал, что идет бесшумно. Очень зря. Его электрическая аура светилась так, что будь он даже и впрямь бесшумен - он бы скорее ослепил, чем подошел на расстояние выстрела. Он подавился собственным огнем - как и несколько десятков других, мясных и металлических, которые пытались напасть, которые считали Единенного легкой добычей.
Зря.

Вектор покачал головой, выдергивая застрявшее копье из груды механических обломков, уже почти невидимых на фоне камней, остывающих и тусклеющих. Как же тихо было там. Как же гулко и тихо, даже если рядом шел бой. Без эха мириада голосов в сознании - пусто и жутко, и почти больно, и почти страшно. Наверное, так тосковала бы, томилась и маялась человеческая конечность, отделенная от тела, если бы могла осознавать себя.
Вектор отследил не-взглядом человеческую фигурку, придавленную рухнувшими с потолка камнями. Подошел ближе. Человек хрипел, не в силах даже кричать. Похоже, перебита трахея, пропороты сломанными ребрами легкие, скорее всего, сломан позвоночник...
Для Гнезда не возникает вопроса, оставить жить или отпустить. Гнездо не выхаживает недобитых, Гнездо не берет бесполезных пленных, Гнездо редко лечит раненых.
Люди считают это жестоким. Люди добивают или выхаживают, в зависимости от того, чужой или свой перед ними.
Но как же сложно разобрать, свой перед тобой или чужой, когда своего от чужого отличает только несколько линий на маленькой картинке да имя, которое он выкрикивает перед боем. Как же в этом не путаются люди?..
Хотя, впрочем, кажется, местами они и сами не очень-то разбираются.
Человек когда-то помнил это все, разбирался и не путался, и кажется даже видел в этом какую-то логику. В звенящем пустым колоколом сознании одинокого Единенного - хороший парадокс, соединение несоединяемого, кажется, так это говорится, кажется, это смешно - остается только одно, стальное, черное и красное, что важно, и никакая самая разумная логика не объяснила бы, почему.
Человеку, кажется, до сих пор... жалко.
Человеку, кажется, не важно до сих пор до конца, кто это перед ним, чужой или свой.
И как не разорваться от этой разъединенности?..

Он заметил там, в стороне, то яростное и алое, за которым они пришли сюда, развернулся и пошел ему навстречу, .
Он тоже не нашел тут источника энергии - электрические пути лежат где-то между тяжелыми каменными плитами, и ему их не прощупать, не сейчас, нет. Это займет время, много времени. А сейчас нужно торопиться.

- Мы можем попросить о помощи Гнездо Ороборо, - негромко проговорил он, выворачивая из-за колонны - к этому, алому-черному-золотому, пахнущему кровью и железом. - Незачем разрушения. Гнездо найдет необходимое нам здесь.

Возможно, его даже послушают - ведь связь не разорвана, просто тишина стоит с той стороны.
Возможно, с ним еще захотят иметь дело.
Возможно...

Отредактировано Vector Hyllus (2018-03-14 18:37:21)

+4

4

[nick]Anastcacia Ulgo[/nick][icon]http://i100.fastpic.ru/big/2018/0226/25/2faa2546f114a4584761f8172758bd25.jpg[/icon][status]there is always hope[/status]

Если ветер с востока пригонит грозу,
Глянь в окно, и меня ты увидишь внизу.
Я вернусь, я вернусь, прилечу, приползу.
Если вспыхнут пожары над месивом крыш,
Если выйдут на улицу полчища крыс -
Я вернусь, я вернусь, ты не бойся, малыш! ©

Война пришла к нам не битвами регулярных армий, а стычками банд и налетами воровских шаек, голодом и бесчисленными зверствами, от которых некуда бежать. Когда армия наступает на город, можно затаиться, скрыться, бежать. Не каждому, но кое-кому удается. Так то – в столице, а в этой чуме всеобщего безумия куда ты денешься, когда каждая травинка – нож, и каждая ветка – плеть? ©

Нянюшка стала совсем плоха к вечеру. Целый день до этого она беспокойно металась по комнатам и, закусив губы, шептала что-то. Слов было не разобрать, но шепот был тревожным и ломким, словно утренний ледок на выключенном фонтане в саду. Стася вся измаялась в попытках как-то успокоить свою милую старушку, и потому, когда та без сил упала на узкую козетку, девушка на мгновение испытала постыдное облегчение.

Недостойно принцессы.
Мне страшно.
Принцессы не знают страха.
Я боюсь.

Лоб у нянюшки был горячим, губы - белесыми и обветрившимися. Белки закатывавшихся глаз то и дело сверкали в наступивших сумерках.
- Звери… беги… они не знают добра… не знают зла… они идут... Беги, беги - они не знают пощады! Золото, золото течет по рукам, золото вокруг, золотой смех! Страшно! Страшно. Небо… небо на груди… дышать тяжело… небо раздавит всех нас! Всех! До единого… детка…

Стася трясущимися руками вынула из ларчика с нянюшкиными лекарствами успокоительное. Маркировку пришлось читать три раза: свет маленькой лампы был скуден и неверен, а большой шандельер включать было опасно - третий день в замке творилось что-то очень плохое. Что-то на самом деле ужасное.

Ты в своем дворце.
Чего бояться, глупая?
Папа рядом, он поможет.
Он всем поможет.
Всех спасет.
Он герой.
Он знает, как надо.

Вдохнув поглубже и совладав с предательской дрожью рук, Анастасия приложила дозатор к нянюшкиной руке. Осторожно придержала откинувшуюся голову, укрыла верную няньку тонким теплым пледом. Старушка устала. Просто очень устала. От неизвестности, от ожидания то ли победы, то ли беды. От шорохов и вскриков за силовым полем, которое отгораживает Белую Башню от мира и зла в нем.

Жди.
Наберись терпения и жди.
Папа придет за тобой.
Папа все сделает правильным. 

Сидеть просто так в полутьме было просто невыносимо, вышивать или читать не было никакой возможности. Напряжение, грозовой тучей висевшее в воздухе, мешало дышать. Темнота копилась  в обычно светлых ее покоях. Папа строго-настрого запретил Стасе выходить из Башни без его позволения, но вестей от него не было с того самого вечера, когда она ходила к нему просить за слуг. С того вечера, когда они первый раз в ее жизни кричали друг на друга.

Жди.
Ждать невыносимо.
Неизвестность пугает.
Я устала бояться.
Я иду.

Лампу она оставила в комнате: если нянюшка проснется, пока Стаси не будет, то вокруг должен быть свет. Никто не должен оставаться в темноте один. Готовых к тому, чтобы надеть, платьев у Стаси не было уже двое суток, так что она взяла из няюшкиной комнатки толстую вязаную шаль, которой аккурат хватало, чтобы укутать девушку от горла до пяток. Неприличное одеяние - ночная рубаха тонкого кружева и шерстяная шаль поверх, но изыскивать что-то более пристойное не было ни сил, ни времени.

Я скоро вернусь.
Я только попрошу отца.
Снова.
Отпусти их, папа.
Отпусти.

Поле опадало нехотя, мерцающая золотом единственная ее, Стаси, защита. Нет, не единственная, ведь в кабинете за тронным залом - папа. Он тоже очень-очень устал. Потому и сердится на всех: на мать, уехавшую в какой-то из малых Домов с визитом и не соизволившую вернуться. На упиравшихся братцев, которых чуть ли не силой пришлось заталкивать в шаттлы. На Стасю, которая забыла о своем долге перед Домом, придя просить за недостойных. Но в чем виновны они, верные слуги, слишком старые и слабые для того, чтобы держать оружие? Те, кто чтит приказ своего короля, те, кто остается с ним рядом в радости и в горе, в силе и в слабости до тех пор, пока их не освободит его воля или их смерть. Стася сжала кулачки и переступила порог. Косы тяжело хлопнули ее по спине. Короткий взмах маленькой кисти - и золотая стена снова скрыла Белую Башню от злых глаз.

Я вернусь.

Замок умирал вместе со своими защитниками. Он агонизировал, кричал скрежетом перебитых труб и треском разорванных коммуникаций, истекал искрящейся кровью электрических искр и щерился острыми зубами выбитых витражей. Стася видела множество мертвых в цветах своего Дома, поломанных маленьких куколок с игрушечным на вид оружием. Поначалу она закрывала им глаза. Но их было много, очень много. А ей нужно было спешить. Что-то страшное набирало обороты, и нужно было найти папу, чтобы остановить все это. Вернуть тишину и мир. Похоронить павших. С почестями.

Я вернусь.
Я не оставлю вас, мои хорошие.

До тронной залы пришлось добираться по тайным галереям: все явные коридоры были полны чужаками. Стася взяла у одного из мертвых солдат светящуюся зеленым палочку-фонарик, и в ее слабом свете казалось, что стены тоннелей сжимаются, пульсируют вокруг нее, пытаясь поглотить, лишить воли и жизни. Ход к отцовскому кабинету был перекрыт. Замок на двери то ли сломался, то ли… На отпечатки ее пальцев он всяко не отзывался. Единственная отныне доступная дорога к отцу лежала через тронный зал.

Папа…
Папочка!

Смеющийся безумным смехом человек в золотой клетке носил на себе лицо ее папы. И его дурацкую, похожую на урну для бумаг, корону. Он где-то взял папино лицо, нацепил на себя и заставил кривиться в этой жуткой гримасе. Это просто не мог быть папа. Ее сильный, уверенный в себе отец, мудрый король и справедливый родитель - он не мог быть этим выкрикивающим проклятия некто.

Высокий воин-чужак в тяжелом доспехе устало опирался на топор и красивым женским голосом говорил что-то страшное. Что-то, чему быть не дОлжно. “Нет дворца - нет щита.” Стася заткнула себе рот мокрой шалью и кулаком, чтобы не закричать. Здесь же люди! Беззащитные, запертые в своих комнатах слуги. Звери в зверинце. Транты. Здесь ловушки. Если взорвать замок - старые механизмы сработают. И в предсмертной судороге отравят все вокруг на века. Превратят прекрасную долину в мертвое жуткое место.

“Остановитесь!
Не надо!
Не надо!
Папа…
Папочка, останови все это, пожалуйста!
Ты же сильный, ты король.
Ты можешь все…”

Человек рядом с женщиной-воином, тот, кто держит в руках тяжелое килличье копье, предложил свой вариант. Еще более жуткий. Да, земля не будет мертвой, замок останется стоять. Вот только всех их - их больше не будет. Есть участь, что страшнее смерти, и именно она ждет всех разумных в замке - о том, что бывает с ушедшими в холмы килликов, ей рассказывала  нянюшка. И рассказы эти заставляли Стасю просыпаться ночами и вглядываться в зеркальное отражение своих глаз.

“Папочка…
Они убьют его.
Они убьют всех.
Если только не…
Решайтесь, принцесса.
В книгах все просто.
Но сможешь ли ты?
Сумеешь ли?
Решайся.”

- Остановитесь! Пожалуйста! Не нужно ничего “раз-ё-бы-вать”! - Стася спрыгнула с галереи в холодную воду: дыхание тут же перехватило, шаль, и без того мокрая и тяжелая, сползла с плеч, открывая их во всем бесстыдстве ее ночного наряда. Голос звучал жалко, он дрожал и сбивался, но говорить было нужно. Ведь известно, что сказал “айлеф” - говори и “байетт”. - И Гнезда не надо… Пожалуйста! Я… я покажу вам дорогу. Только отпустите папу, он болен, он не причинит вам зла. И всех слуг - они не виноваты ни в чем. Пожалуйста!

+4

5

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/76a905bff9d3ceff8cc945c4bbaa73b7.jpg[/icon]https://i.pinimg.com/originals/44/92/90/449290658661e14caa4b05901fd1e36d.gif

Как в зыбучем песке, я в цветах тону, растворяюсь во тьме, в глубине зрачков,
Персефона молчит, я иду ко дну, выпадает ей двадцать одно очко.
Её кожа искрится, глаза блестят, в её левой руке — золотой потир,
Что в потире — вино или страшный яд — безразлично, я выпью, прости, прости. ©


“Гнездо, Гнездо, - рассеянно подумала Райлла, слушая, как низко и тяжело гудит рукоять Лепестка под дюрасталевой перчаткой. - Конечно, Гнездо…”

Конечно, найдет. Муравьи выползут из своих нор и отнорков, из этой паутины тоннелей, которая наверняка пронизывает землю под фундаментом дворца, муравьи отыщут все то, что не под силу отыскать людям. А потом они захотят платы - и в этот раз не удастся отделаться обещанием, которое все равно невыполнимо.
Они захотят эту землю, этих людей (кого сожрут, кого - как он там говорит? - присоединят, и неизвестно, что лучше, может, чтоб сожрали) - и устроят тут очередное гребаное Гнездо. Золотые стены затянет липкой дрянью, вода уйдет, и на полу, вот как раз между этии затейливыми мраморными узорами, будут сиять фиолетовым светом назревающие яйца. Рано или поздно весь этот дворец превратится в муравьиную пещеру, и под ногами будет то самое - влажное, чавкающее… Бррр, ну и дрянь.

Она было собралась отмахнуться - подожди, мол, со своим Гнездом, больно дорого они берут за свою помощь, расплачиваться замучаемся.

Но не успела.

Потому что звонкий срывающийся голос прорезал густой влажный воздух, как короткий взблеск виброножа, и с галереи в воду спрыгнула девочка… девушка? Такая маленькая, такая хрупкая, такая… похожая на музейную статуэтку из тех, на которые и смотреть-то страшно, не то что трогать руками. Похожая на вспыхнувший в темноте огонек светлячка. Похожая на…

Похожая на замерзшую, дрожащую, напуганную девочку, которая говорит об… отце? Который здесь - ее отец?

“Да какая разница? - мысленно сказала себе Райлла, а правая рука уже привычно перехватывала Лепесток за рукоять, отправляла его обратно, в крепление на спине. Пока он явно не понадобится. - Какая, к хаттам, разница? Это девочка, ей страшно и холодно. С каких пор мы воюем с детьми и женщинами?”

Она сделала шаг - по колено в воде, - и еще один, и еще. Лепесток задремывал за плечом, утихал, успокаивался. Девочка - девушка? - пыталась поймать сползающую с плеч тяжелую шаль, прикрыть дрожащие плечи, и ее кожа рядом с тонким кружевом была такой светлой, светящейся, что слепило глаза. Райлла с усилием отвела глаза, не дело было так смотреть на нее, такую маленькую, такую напуганную - она и так видит перед собой ало-золотое чудовище, забрызганное чужое кровью. Не хватало еще, чтоб чудовище ее разглядывало, будто б собиралось сожрать прямо сейчас.
Ну, сожрать-то точно - нет.

Райлла протянула руки - проще было б сделать это Силой, но она, как обычно, об этом подумала не сразу - подхватила девушку, совершенно ничего не весящую, под мышки и осторожно поставила ее на широкий обломок колонны. Вот, так-то было намного лучше. Все не по колено в ледяной воде, которую сама Райлла, казалось, чувствовала сквозь дюрасталевые сапоги.

- Простите, благородная леди, - она наклонила голову, на полный поклон сейчас не было ни времени, ни сил, ни желания, да и изображать из себя огромную металлическую лягушку не хотелось. - Но вода совсем ледяная, и не стоит вот так...

Укрыть. Девушку надо чем-то укрыть, а то у нее от этого холода уже зуб на зуб не попадает. Но собственный плащ у Райллы был настолько мокрым, что не сильно отличался от несчастной шали. Вот же дрянь…
А, точно же. Ведь есть у кого спросить.

- Ве… мастер Хиллус. - сказала она через плечо, не поворачиваясь, - будьте так любезны, одолжите леди ваш плащ.

Хотела было добавить “все равно не замерзнешь, у тебя хитин”, но передумала - не хватало еще пугать девушку людьми в хитине.

Она услышала щелчки застежек,, протянула руку назад, не глядя, поймала брошенный плащ, с поклоном протянула его безымянной девушке, чьей-то дочери. Ей хотелось самой снять с этих дрожащих плеч мокрую шаль, укутать, согреть - но это было б слишком… слишком. “Ей и так страшно, а так она вообще забудет, чего бежала. Ну еще бы, ситхское страшилище в доспехе по самые уши…”

- Не бойтесь. Мы не причиним вам вреда, я клянусь в этом честью моего рода. Но сперва согрейтесь. О дороге... и обо всем прочем будем говорить позже.

И она запоздало подумала, что если б знала, кто их слышит, то следила бы за языком, а то не дело, когда такое воздушное создание повторяет за ней… всякое...
Впрочем, что уж теперь.

Отредактировано The Emperor's Wrath (2018-04-23 04:25:29)

+5

6

https://media.giphy.com/media/Pa1vGWgc1RwiY/giphy.gif

Ясный бело-голубой сполох, отливающий синим - как они не заметили его раньше? Слишком маленький, тонкий, как искра, дунь - погаснет - сейчас он полыхнул ослепительно-белым, слепя не-зрение, как бластерный заряд в глаза. Вектор едва устоял на ногах - не в силах не смотреть, не в силах отвернуться - будто вот сейчас, сейчас, выжжет дотла все то, чем он может воспринимать окружающий мир.

И он не сразу понял, о чем говорит это белое-голубое-синее, слепящее и оглушительное - и о чем его спрашивает алое-золотое, скорее золотое, чем алое, почти не черное. А когда понял, то думал лишь об одном, расщелкивая застежки плаща - так выглядят люди, когда идут на смерть; что ей до плаща, лорд Райлла, что ей до холода и страха? она идет до конца, ибо нет того, что было бы важнее этой цели, и сама она - только пыль и помеха на этом пути, лишь топливо для этого полыхающего огня...

Но сполох оседал, опадал, оставляя лишь ясное сияние - отчаяние и страх, мы-слышим-это. Не за себя, себя - нет, не существует для этой маленькой искры здесь-и-сейчас, страх - за других, тех, кого она пытается прикрыть собой.

Вопрос в том - как она собирается это сделать. Вектор вслушивался - и не слышал лжи, не слышал недоговоренности и умолчания в словах этой живой отчаянной вспышки. Но это не знает, что ее там нет. Так встают в одиночку против войска. Так швыряют свое тело, накрывая собой вражескую гранату. Так птица бросается нексу в пасть, надеясь уберечь гнездо. Так спасают - и так умирают, закрывая собой. Так - не выживают, так - гибнут, унося с собой врага...

- Кто вы, юная леди? - мягко прошелестел он, подходя ближе. - Кого вы спасаете - здесь?

Откуда вы взялись здесь - так вовремя? В таком правильном, таком удачном месте? В тот самый момент, когда мы готовы пойти на крайность - и готовы хвататься за отчаянную надежду - тоже? Куда вы поведете нас - во спасение своих близких?

Мы не воюем с детьми.
Мы защищаем Империю.
Куда склоните вы наши весы?

https://s11.favim.com/orig/160211/black-and-white-fashion-flash-gif-Favim.com-3982671.gif

+5

7

[nick]Anastcacia Ulgo[/nick][icon]http://i100.fastpic.ru/big/2018/0226/25/2faa2546f114a4584761f8172758bd25.jpg[/icon][status]there is always hope[/status]

http://images4.fanpop.com/image/photos/23600000/Harry-James-Potter-harry-james-potter-23645429-500-211.gif

“- Ранее служивший у короля Эдуарда просит покровительства вашего королевского величества: короля Перадора, высокого повелителя Бермагора, Марралора и Парлота, властелина Лансингтона, Нижних Мхов...
- И Трёх Мостов.
- Да-да, конечно... И трёх Мостов!”(с)

“Я скоро умру.”

Мысль была простой, отчетливой и ясной, как вода в летнем прозрачном ручье.
Самым сложным оказалось не принятие факта своей близкой - руку протяни, - смерти. И даже не то, что умрет она бесславно и бессмысленно, так и не сделав ничего из того, ради чего пришла сюда.  Самым сложным оказалось не закрыть глаза.

“Я скоро...”
“Ой!”

Ее несостоявшаяся смерть была очень высокой. И руки у нее были обжигающе горячими. Стоя на непонятно откуда взявшейся под ногами сухости, Стася огромными глазами смотрела на алую кожу и золотые узоры на лице с такими  непривычными для нее чертами и не понимала. Ни-че-го. Нет, слова были знакомые, обращение, высказанное красивым женским голосом, было вежливым и выдавало в говорившей человека (человека?), знакомого с этикетом и культурным обхождением. Но разум, настроившийся на то, что сейчас все вокруг закончится навсегда, отказывался складывать их во что-то опознаваемое.
Теплая и сухая вещь ткнулась в руки, и Стася машинально, с положенным поклоном и благодарностью приняла ее. Сжала в руках, не совсем понимая, что же ей делать с этим… чем-то. Ноги подгибались, но она старалась стоять ровно, не роняя достоинства. И когда человек, которого алая женщина в доспехе назвала “мастер Хиллус”, задал свой закономерный вопрос, Стася смогла ответить подобающе. Так, как должно было отвечать той, кем она являлась:

- Я - Анастасия Улго, дочь Бориса и Гелланы Улго, наследная принцесса правящего Высокого Дома Улго, - плечи ее расправились сами собой, голова вздернулась так, словно на ней сейчас лежала не влага и тьма, а малый королевский венец. Да, за Стасей не стояли ряды коронованных предков, но Дом ее древностью не уступал ни одному из тех Домов, чьи представители восседали в иные века на троне, который сейчас по праву занимал ее папа…

… резкий, безумный смех ударил не по ушам - по сердцу. И Стася показалась сама себе такой глупой, маленькой, жалкой. Бесполезной. Она ничем и никому не сможет помочь. Ни папе. Ни слугам. Никому. Кто же поверит ей просто так? Как, ну как она докажет, что она именно та, за кого себя выдает? Горячие жгучие слезы беззвучно потекли по ее щекам, а сама она тихо объехала по шероховатому обломку чего-то за своей спиной, по-прежнему сжимая в руках теплую ткань. Ноги окончательно подвели свою бестолковую хозяйку.

- … папе… ему очень плохо… я не знаю, что делать, - эти жалкие и беспомощные слова вырвались у нее сами собой, хорошо, хоть голос не дрожал и не было этой гнусавости, которая всегда лезет, когда плачешь. - А еще в замке есть запертые слуги… они… нон-комбатанты. Безоружные. Беззащитные. Они ничего вам не сделают! Они старые и многие из них слабы здоровьем. И животные в зверинце… и транты… Поверьте мне, пожалуйста… Не рушьте ничего, не зовите…  Я покажу все, о чем вы спросите - только отпустите их всех, пожалуйста! Они не заслужили, чтобы с ними… вот так…

“Я скоро умру.”
“Ну и пусть.”
“Главное - чтобы мне поверили.”

+4

8

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/76a905bff9d3ceff8cc945c4bbaa73b7.jpg[/icon]

Алеф звенела на веке у женщины, звоном своим выводя милосердие,
Тэта сверкала угрюмая, желчная, веко другое собой укротив.
Капала соль на дорогу щербатую, соль предвещала любовь и бессмертие,
Падала женщина, плакала, падая, ветер насвистывал лёгкий мотив. ©

https://data.whicdn.com/images/57824299/original.gif

Райлла повернулась к Вектору и хотела было сказать - “подожди, не пугай ребенка, спешить нам все равно как-то некуда”, но девочка оказалась быстрее и ответила. Да уж, как и положено по всем этим злогребучим правилам этикета, которые тут вбивают в голову прямо с колыбели, спрашивают - надо ответить. И верно, неплохо б понимать, кто тут папа, чем он болен, и как далеко его надо отпустить. “Дипломат, - с уважением подумала она, - быстро соображает, не отнять... Но их там миллионы, в башке у него, может, подсказал кто. Эх, мне б кто суфлировал, как просто б все было…”

Девочка, маленькая и дрожащая, но гордо вскинувшая голову - ну, что еще остается, когда все так…- выговорила все эти титулы, и Райлла растерялась еще больше. “Ну нихрена ж себе. Принцесса. Дочь, мать его так, Бориса Ульго. И почему так выходит, что у каждого бешеного акк-дога непременно есть дочь…”

Потерянная, испуганная, замерзшая. Какого хатта этот коронованный идиот не запер ее за сто замков, почему разрешил вылезать вот так на поле боя? Будь на месте Райллы кто-то другой - он бы сперва выстрелил (или ударил молнией, тут как повезло бы), а потом спрашивал. Была б девочка - и нет девочки. После горячки боя многие палят по любой движущейся мишени и не очень разбирают, кто это…

...а потом человек - хотя называть это безумное нечто человеком уже и язык-то не поворачивался - снова рассмеялся металлическим скрежещущим смехом, и Райлла поняла - да ему все равно. Девочка могла выбраться сама, отперев двери - а могла и просто выйти, потому что отцу уже все равно, что тут с ней случится. Когда люди сходят с ума, они и себя-то забывают, не то что детей…

..а потом девочка заплакала. Горько и отчаянно, и от нее повеяло такой безнадежностью, такой обреченностью, что это почувствовала даже Райлла, у которой уровень восприимчивости к таким вещам всегда был “чуть повыше, чем у бревна.” И она растерялась еще больше - потому что никогда не знала, что делать с непритворными женскими слезами. С притворными - ну, когда Нэйте хотела что-то получить - все было ясно. Дай, согласись, пообещай - и этот фонтан прекратится. А тут - что?

“Эх, д-д-дипломат, молчал бы ты, глядишь, и обошлось бы… Хотя ее папенька все равно никуда б не делся. Надо же, и такого вот… кто-то да любит…”

Райлла протянула руку, левой рукой подхватила девушку под локоть, удержала, не давая сползти совсем - вокруг обломка колонны плескалась ледяная вода, и вот еще не хватало свалиться в нее целиком. Мысленно проклиная то, что у нее только две руки - “не Вектора же просить, он и такой какой-то нервный… или это его Гнездо волнуется… волнуется раз, волнуется два, блядь” - правой рукой она забрала из слабых тонких рук плащ, про который девочка просто забыла, и остановилась, соображая, как бы осуществить все это. У этой… принцессы на плечах была мокрая к хаттам шаль, которую надо было как-то снять, чтоб она не вытягивала тепло, а рук-то у Райллы было по-прежнему всего две...

Нет, была б у нее третья рука, Райлла бы хлопнула себя по лбу. “Ситх недоделанный, а, все б тебе, как наставник ни скажет, руками камни ворочать, ну, ду-у-ура, Сила тебе на что?”

Сказать было легко, сделать - сложнее. Брови сошлись на переносице, тихо и остро заныли виски - с концентрацией вне боя у Райллы всегда были проблемы. Особенно если надо было действовать осторожно. Шаль соскользнула с плеч девушки, тяжело сползла вниз, к ногам. и теперь можно было перевести дыхание, и закутать ее, дрожащую, в сухой плащ. Делать это одной рукой было страшно неудобно, и кто другой, наверное, и это б смог сделать с помощью Силы, но вот Райлле такие фокусы уже были не под силу. Ну… и так неплохо. Главное - не очень обнимать несчастную девушку за плечи, а то испугается еще больше. Да и доспех этот - тоже небось ледяной…

- Не… плачьте, - растерянно сказала Райлла, так и не подобрав подходящих слов. - Ну… или плачьте, если так проще. Я… не знаю, как это правильно. Я вам верю, не бойтесь. И… Империя не воюет с беззащитными. Никто… не тронет тех, кто не поднимет оружия. Я - ситх, и я вам это обещаю.

“Только не реви, только не надо вот этого… Великая Сила, ну что с тобой делать-то, а…”

+5

9

Он не мог жалеть их – разве смеет простолюдин оскорблять дворянина своей жалостью? (с)


Тонкий луч выпрямился беспощадной, ослепительной белизной, плеснул в лицо искрами, метнулся - и рассыпался звездной пылью слез. Люди - плачут. Люди плачут, когда беспомощны. Люди плачут, когда им больно. ...люди плачут, когда хотят вызвать доверие и жалость.
вспо-ми-най-те.
Лорд - золото-золото-золото-алым по краю - синие искры, никогда такой не была, запомнить, хорошо запомнить, потом обдумать - верит. Верит, боится не... подлости, боится... обидеть.
ду-май-те.
Если лорд проследует в уготованную ей ловушку - из жалости, из доверия, из невозможности поднять руку на слабого - это будет ваша ошибка.

...но делать ставку на жалость - это... глупо? любой другой ситх на месте лорда Райллы... да любой другой имперец... многие здесь привыкли к войне. Бить на звук, на движение - не логично ли? не разумно ли?..
...но не делают ли люди глупости - от отчаяния, как последний шанс?..
мы не слышим лжи. мы не слышим ничего, кроме безнадежной, открытой боли. только отчаяние, только боль, только безнадежность...
Похоже - лорд - слышит - то-же-самое?

В одном врать - бессмысленно. Проще было бы назвать любое другое имя. Мы не смогли бы проверить, а это было бы...безопаснее?
Да, этому, скорее, стоит поверить.
Значит...

Как же сложно. Как-же-сложно - слушать звук, смотреть на свет, не видеть... ничего из того, что привыкли видеть люди.
Люди - смотрят на лица. Ориентируются по... выражению лиц. Да, так.
Видимо, выражение этого лица... не вызывает подозрений у лорда.

что мы скажем ей? что посоветуем? Империя не воюет с беззащитными...

Звездный свет, мелкие белые рассыпающиеся искры - по золотому-и-алому. Это... красиво. Неуместно, невозможно. Хочется замереть и любоваться. Как дождевые капли, катящиеся по цветку. Как снег, падающий в объятья огня. Как звездоцвет, орошенный свежей человеческой кровью. Красиво и хрупко, недолговечно и...

...не-у-мест-но.

Вектор слегка поклонился, стараясь не забывать - лицо должно быть обернуто к тому, с кем ты говоришь. Не за-кры-вать глаза. Не за-бы-вать.

- Мы приветствуем вас, принцесса Анастасия. Мы, под предводительством лорда Райллы, пришли сюда, исчерпав прочие средства, чтобы остановить террор, открытый вашим отцом против своей родной земли и в частности - поддерживаемого Империей Великого Дома Тул. Насколько мы можем судить, - даже взгляда, как человеку, отводить не нужно, чтоб яростные росчерки - безумие, бе-зу-ми-е, пустота и ни-че-го - хлестнули по не-глазам, - ваш... отец не вполне...  сейчас не вполне отдает себе отчет в своих действиях. Но не нам определять достойную его меру наказания, - слегка поклонился - жест сожаления? так? кажется так... - Если Борис Ульго выйдет из этих стен... он будет отдан под стражу и суд за преступления против Альдераана, что ему вменяются. Вы останетесь главой этого Дома и примете на себя его наследие, и худое, и доброе. Вы отдаете себе в этом отчет?

Вектор замолчал, чувствуя, что привычный - кому? - поток речи, слов, гладких и обтекаемых, как речные камешки - стук-стук-стук, падает речная галька - исчерпал его до дна. Коротко облизал пересохшие губы.

ты больше не имперский дипломат, помнишь?
ты ведь помнишь, что ты не имеешь права говорить и обещать - от лица Империи?
ты меньше чем никто, жуткий элиен на побегушках человека-с-тысячей-лиц

Зря ты боишься Гнезда, принцесса. Гнездо принесло бы покой и исцеление и твоему безумному отцу, и тебе, и этой земле, истерзанной войной.
Зря.
Но не тебе и не нам решать.
И тому, кому решать - жаль тебя.
...и нам тоже... тоже жаль.

http://magspace.ru/uploads/topics/preview/2018/03/319177/18ec95dfe5.jpg

Отредактировано Vector Hyllus (2018-05-02 04:01:51)

+6

10

[nick]Anastcacia Ulgo[/nick][icon]http://i100.fastpic.ru/big/2018/0226/25/2faa2546f114a4584761f8172758bd25.jpg[/icon][status]there is always hope[/status]

— Долг, — сказала она себе. Она попыталась рассмеяться и вздрогнула от звука, который у нее вырвался.
И тогда она нежно отпустила в разлом Галазон с его высокогорными лугами и густыми лесами, его замерзшими реками и заснеженными горами.
Для Фэрис трава на лугах высохла и выцвела.
Ветер, шевелящий леса, застыл. Реки заросли илом, а склоны гор обнажились. Она почувствовала, что Галазон стал такой же страной, как все, обычной землей, которую можно обменять, и у нее перехватило дыхание от боли.
Равновесие установилось. Жажда утихла. Наступило мгновение покоя, от которого сердце ее бешено подпрыгнуло. (с)


https://i.gifer.com/Z8eM.gif

Вокруг Стаси резко стало тепло. Так тепло, так спокойно от этого тепла, что появилось малодушное, постыдное желание прислониться лбом к горячей-горячей руке, закрыть глаза и замереть так. В глупой надежде, что время остановится, застынет. А потом развернется и пойдет назад. И все будет хорошо, все станет как прежде.  Но так бывает только в голофильмах про фан-тас-ти-ку. Здесь же и сейчас, только и можно, что посмотреть в лицо женщине, сказавшей что она ситх и говорит от имени  Империи и дома Тул, и искренне сказать:

- Спасибо вам… И… простите мне мое безобразное поведение, пожалуйста. Обычно… все иначе. Но сейчас… просто слишком много всего. И... и я… не боюсь больше. Я тоже… вам верю.

Ее боку тепло, и вокруг тоже тепло, потому слова, которые произносит странный человек, называющий себя “мы” - а может быть он просто не один? может быть в темноте кто-то еще есть, кого Стася не заметила? - и которого женщина-ситх назвала мастером Хиллусом, слова эти почти не задевают ее. Разве что “террор” в применении к действиям папы. Папа не мог! Он добрый и справедливый, никто и никогда не говорил ничего дурного о том, что он делает!

Но учтивая отповедь, вот-вот готовая сорваться со Стасиных губ, умирает, не будучи высказанной. Потому что из золотой клетки снова доносится смех того, кто сейчас носит папино лицо. И Стася внезапно понимает, что совершенно не представляет, что именно делал ее папа в последние месяцы. Где был, с кем говорил. Не то, чтобы она и раньше много знала о его делах. Но в последнее время информационный вакуум вокруг нее стал почти совершенным. И та ссора… папа… обычно выслушивал ее. Прислушивался, и если и отказывал, то пояснял, почему именно. В тот же раз все было иначе…

Мир снова закачался вокруг, и только тепло чужой руки не дало соскользнуть в холодную золотую глубину. Слез больше не было, но все вокруг словно подернулось полупрозрачной дымкой.

“Я ничего не знаю.”
“Я не имею права говорить что-то сейчас.”
“Потому что все, что говорит… мастер  Хиллус… может быть… правдой.”
“А я ничего не знаю.”

- Вы останетесь главой этого Дома и примете на себя его наследие, и худое, и доброе. Вы отдаете себе в этом отчет? - на этих словах Стася замирает крохотным зверьком, маленькой девочкой, которую в единый момент накрывает осознанием того, что больше никогда и ничего не будет так, как она надеялась. Что не будет мужа, непременно хорошего человека, которого выбрал бы ей отец, и которого Стася надеялась уговорить позволить ей посетить хотя бы… ну, любой из тех миров, которые она видела в своих энциклопедиях. Хотя бы один. Не будет садика и рамок с вышивкой, не будет малых приемов, на которых можно сидеть и тихонько наигрывать на аллюте. Ничего  из этого не будет. Никогда.

Вместо этого будет… долг.
Навсегда.
До самой ее смерти.

Худое и доброе наследие ее папы, которого будут судить. То, с чем она, Стася… просто не справится. Потому что ее… не учили такому. Братьев - да, готовили. Ее - нет. Она… она точно все испортит. Всех подведет… И вассалов. И папу. И братьев.

“Вот только никого тут больше нет.”
“Ни братьев.”
“Ни вассалов.”
“И папы… тоже нет.”

“Только я.”

- Да, - и слово это было для нее словно неподъемная каменная плита, та самая, которой укрывают ниши в их родовой усыпальнице, только вместо ниши эта плита упала Стасе на плечи. Долг. Навсегда. - Я отдаю себе полный отчет в том, что со мной будет, мастер Хиллус. И какова будет моя ответственность за все.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-05-03 00:22:28)

+4

11

https://i.pinimg.com/originals/8f/5c/b5/8f5cb52f8dcde36377babbc1c66fe56a.gif

За сегодняшнюю ночь Зеро-9 оставила позади себя мёртвых не много, стараясь обойти посты там, где возможно  - в конечном итоге, когда всё кончится, их верность обязательно продастся новой короне. Люди слишком любят жить, чтобы сложить голову за человека, в котором сами не уверены. А в Ульго не уверен никто.

Так будет лучше.

Прививка Империи всегда чуть болезненнее, чем сваи Республики. Очень ненадёжные. А самостоятельность, увы, стоит непростительно дорого, тем более перед войной.

Распоряжение о возвращении к точке сбора застаёт в неудачный момент, по бедру идёт глубокий порез, который Криста получила из-за собственной нерасторопности. Система защиты генераторов щитов оказалась превосходной, почти настолько, насколько могут прописать подобную программы имперские специалисты. Перебежчики - тоже вполне возможно. Снять глубокий скан следа и передать Наблюдателю попросту не остаётся времени. А жаль, поскольку такие дыры необходимо латать. Впрочем, может быть она ещё вернётся именно в этот участок. Судя по карте электро-сетей, второй и пятые генераторы находятся третьем и шестом крыле, а резерв - во втором и пятом. Чтобы открыть весь комплекс, нужно снять всё напряжение. Тем не менее...

Выходит из внутреннего сетевого поля. Фаерволы, замечая вторжение, активируют охранных дроидов и "ячеек" со спящими акк-псами она насчитала с дюжину. Самый непростой участок. Чтобы снять всю цепь тут, придётся потратить не меньше часа. А уж лучше всего сгодился бы слайсер профи и лучше дроид или киборг, чтобы на время подделать сигнатуру.

***

Под ногами хрустит стекло, вода, из разбитых аквариумов, всё это липнет в крови и красится сажей.
Нехорошая, грязная работа. Шумная. То, что любят заскучавшие местные.
То, что терпеть не может новоиспечённая Зеро, протеже дохлого лорда.

Там впереди тревожно. И колко от пролитой злости, усталой, кусачей. Глаза немного щипет от потерь, от горя и Криста чётко понимает - эхо. Просто эхо. И, конечно, это спокойствие на грани. Поэтому она подходит к Вектору. Почему то возле него это всегда особенно сильно. Эхо.

Повернула голову к подножию трона и выше. Там... Там мертвец. И плевать, что он говорит и дышит, хохочет и ругается. Король мёртв.

Да здравствует королева?

Девчонка рядом с Райллой. Совершенно не похожая на отца, даже отсюда видно, в полутьме и в зарёванном лице. Мягкая, как глина. Испуганная. Храбрящаяся. Говори ей - исполнит. Ради народа, ради Альдераана.
Правда же?

— Молодец, — одними губами к черноокому послу. — Но ты мог пережать. Она... Не вполне готова.

Отредактировано Cipher Nine (2018-06-24 02:26:39)

+4

12

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/76a905bff9d3ceff8cc945c4bbaa73b7.jpg[/icon]

холодно в мире где боги всегда молчат
впрочем мы знаем о них лишь из древних книг
если ты видишь кого-то на ком печать
или кого-то бессильного отвечать
или кого-то под лапой у палача
тех кто вопрос задаёт а они молчат
вспомни себя
и ответь на вопрос за них ©

https://78.media.tumblr.com/da86bcb689690075262f635ee1295826/tumblr_ogimbtCPb41tslewgo1_540.gif

Вектор говорил так хорошо и складно, что ей, Райлле, оставалось только кивать головой в нужных местах и надеяться, что не промахивается. “Умеет же, а, - думала она, - каждое слово в строку ложится, как тут и было. Хорошо, что он тут, а то я бы блеяла, как недоенная банта, и путалась, путалась, и все равно б ляпнула что-то не то. А ведь говорили, что всего-то дел - захватить дворец, арестовать узурпатора… Кто ж знал, что еще говорить придется!”

“Надо потом сказать спасибо, - еще подумала Райлла, - выручил же. По крайней мере, на какое-то время, по крайней мере, дал своему-не-своему не очень умному лорду чуть-чуть времени подумать. А то лорд бы, пожалуй, наговорил бы...”

Девушка - принцесса Анастасия, да, красивый титул, красивое имя - чуть успокоилась,  но потом испугалась снова. Страх - такой же ледяной, как вода под ногами, короткая дрожь тонких пальцев, вцепившихся в латную перчатку - так странно, так дико выглядела девичья рука на темной дюрастали. Да, действительно, она никогда такого не видела, Нэйте носила перчатки, Нэйте не трогала доспехи голыми руками, Нэйте вообще не любила ее доспехи… Глава дома, отчет, наследие, худое и доброе... Райлла слушала и хмурилась. Она не любила эти слова - особенно в применении к девочкам, неважно, красивым или нет. К любым.

“...что нам делать?”

“...ваши господа родители уже месяц не покидали своих покоев…”

“...что нам делать?...”

“...вы же понимаете, что никто больше это не решит?”

За спиной вспыхнул, приближаясь, белый огонь - Криста. Задержалась, но пришла, хорошо. Кажется, ей спокойно - чуть тревожно, как и всем здесь, но скорее спокойно, чем нет. Но влезать без спроса она, конечно, не будет - и спросить ее при всех не выйдет.

Райлла прикусила губу. Она - как часто это бывало - не знала, что решить. Ей казалось, что все смотрят на нее и ждут от нее ответа, и самое противное было то, что ей это совсем не казалось. Она привыкла к такому - но решения обычно были как-то проще. Атаковать или нет, отступить или подождать, зайти с тыла или ломиться в лоб, перекрыть крышу сейчас или дождаться лета, выделить деньги на то или это, особенно когда их нет… А тут… Девочка просила отпустить ее отца - но куда его отпустишь? Но Империя не воюет с беззащитными, а безумный - все равно что беззащитный. Но, наверное, решать, здоров он или нет, должны те, кто в этом разбирается… Но лезть в кованых сапогах на этот луг с гадюками и эдельвейсами, который называли альдераанской внутренней, мать ее, политикой, было на редкость… на редкость… Райлла не могла подобрать подходящего слова. Со словами у нее всегда было не очень.

И, как назло, все ждали слова лорда.

Решения лорда.

Приказа лорда.

“Виарн-Виарн, - в который раз подумала Райлла, - что ж тебя нет именно тогда, когда ты так нужен? Ты бы придумал, как вывернуться, как обратить все это на пользу себе и Империи, как сделать так, чтоб все остались довольны…А я…  я - просто я, и могу только махать топором в ту сторону, в которую прикажут. Я тону в этом всем, как в болоте, и выбраться не могу. Я не знаю ответа. Я не знаю, что обещать. Мне вообще не надо было в это лезть, тут нужен дипломат, мастер обещать все и ничего, а не я. За мои обещания мне потом оторвут голову… точнее, не оторвут, потому что я ситх, а Дарту Барасу, единственному, кто может это сделать, плевать на эту местную возню.А так бы…”

“Все, что я могу, - еще подумала она, - это делать, что должно. Делать то, за что мне хотя бы не будет стыдно. А все остальное… если кто еще и думал, что я гожусь для политики, теперь точно перестанет так думать. Может, и к лучшему…Потому что я не го-жусь. Ни-как во-об-ще.”

Райлла разлепила губы. Слова давались ей тяжело и медленно. Впрочем, как всегда.

- Мастер Хиллус прав, - сказала она, - Борис Ульго…

Усилием воли она проглотила слово “узурпатор” - не надо этого…

- Будет отдан под суд за свои преступления…

“Ты видела скелеты в подобиях кольто-танков, только светящихся красным? Ты знала, что делал твой отец или его подручные? Ты не знала. Я понимаю. Но этого никто так не оставит, будь твой отец сто раз сумасшедшим…”

- И я могу обещать лишь одно - что этот суд будет справедливым.

“Ты должна мне, мой генерал, как бы там ни было - ты должна мне. И кто знает, не будешь ли должна еще. Охота пока не прекратилась…”

- О тех, кто не держит в руках оружия, я уже говорила, и мое решение не изменилось. Теперь - к делу. Генераторы защитного поля, за которым сейчас находится ваш… отец, спрятаны где-то во дворце, и мы не можем найти к ним дорогу. Точнее, мы не можем сделать это быстро. Вы знаете этот дворец. И если я что-то понимаю в древних зданиях, то вы сможете пройти там, где не пройдет никто из нас. И вы покажете нам дорогу, верно? Все - так?

+4

13

[nick]Anastcacia Ulgo[/nick][icon]http://i100.fastpic.ru/big/2018/0226/25/2faa2546f114a4584761f8172758bd25.jpg[/icon][status]there is always hope[/status]

Труби, Гавриил, труби -
Хуже уже не будет. (с)


Слова женщины с теплыми руками и алой кожей, той, что называла себя ситхом были похожи на бронзу и медь. Гулкие, чеканные, они словно монетки в фонтан падали, падали, падали в напряженно распахнутое сознание Стаси. И тонули там беззвучно. Не оставляя за собой ни следа, ни смыслов. Нужный ответ -  “да” или “нет” -  вот и все, что могло хоть как-то удержаться в ее голове сейчас. И “да” -  это то, что она смогла-таки невероятным усилием воли вычленить из слов высокой алой женщины.

А еще… “справедливый суд”. Стася в удивлении даже выпала на какой-то миг из своего выжидающего ступора. Словно мигом перенеслась из одного мира в другой. Но нет, все было так же, как и было - текла вода, папа… кто-то с его лицом вышагивал теперь за золотым барьером, потрясая кулаком и грозя им каким-то невидимым и неведомым врагам. Или… ей, Стасе? Своей глупой и неразумной дочери, которая только что… предала его?

“Но разве суд по определению своему не справедлив? Папа всегда судил по закону и совести, и люди уходили с тяжб, которые он вел, с легкой душой. Разве с ним будет не так? Разве нужна дополнительная гарантия того, что с ним обойдутся по справедливости?”

На все эти вопросы у Стаси ответа просто не было. А вместо него была горькая, как средство от ночницы, мысль о том, что если… что когда папа станет прежним, то он ее… проклянет. И никогда-никогда больше не захочет видеть. Но пусть она будет трижды предательницей и коллаборационисткой, пусть. Зато папа будет жить. А суд его оправдает. Если будет справедливым, как говорит высокая женщина-ситх. И слуги будут жить. А Стася… как-то справится.

- Все верно, госпожа ситх. Я - ключ к старым путям этого замка. И я же обещаю вам, что ничто из того дурного и страшного, что… спит на них  -  не проснется. Кровь открывает все двери, видимые и невидимые. Кровь держит плохие вещи в повиновении. Я готова провести тех из ваших людей, кого вы сочтете нужным отправить со мной. Увы, несколько отрядов разом послать не выйдет. Для того, чтобы все сработало как надо, - кровь Улго должна быть живой. Так что к генераторам придется ходить по очереди. Зовите тех, кто пойдет -  я готова вести их. И позвольте выказать мою глубочайшую благодарность вам за ваше решение… я… Спасибо. Большое спасибо вам.

Стася подняла голову, силясь что-то рассмотреть на лице той, что сейчас для нее была алой тенью в ореоле золотого света.

http://i105.fastpic.ru/big/2018/0528/98/62c208e3207d2676f18df76e6174f898.jpg

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-05-28 21:31:22)

+5

14

Вектор слегка склонил голову в ответ на почти невесомый шепот агента. Белое-золотое… тревожится, все-идет-не-совсем-так-как-планировалось. Белое-золотое прислушивается и присматривается, пытаясь восстановить пропущенное, воссоздать картину разговора. Жаль, что Вы, агент, не Единенная, - мелькает по краю сознания - одним из сознаний - смутное сожаление. - Как жаль. Мы могли бы говорить сознание-к-сознанию, и все наше было бы общее - и память, и мысли, и знания, и умели бы мы - вместе - в миллиарды раз больше… как жаль.

Но нет. Нет смысла сожалеть.

Никто здесь больше - не, и с каждым нужно говорить отдельно и словесно, и следить, чтобы слова следовали за смыслом и выражали его, и чтоб те, кто слышит, не услышали в словах то, чего не было сказано… не услышали лишнего, не услышали неверно... хотя бы это. Слова - слабые и жалкие подпорки для человеческих мыслей, слабая, несовершенная их форма...

Серебряное-белое-звездно-искристое взвивается пикой, сплетаясь, собираясь из разрозненных искр, скручиваясь тугим жгутом... ей больно, больно и страшно, она собирает всю себя, всю свою решимость - и в белоснежном-звездном-слезном выковывается сияющая сталь. Красиво. Кто бы мог подумать раньше, что люди так красивы, умирая внутри?.. Вектор подумал, что означать эта стальная и мертвенная решимость может что угодно - что угодно для них самих, - но одно ясно: человек, думающий вот так, не собирается и не планирует жить дальше.

Алое. Алое с золотом, как чистая артериальная кровь, как знамена Империи - чистый долг, чистая честь; синее по краю - симпатия и жалость? кажется, так. Кажется, это оно... красиво тоже. Чистые цвета, ясные и светлые - как отдых не-глазам. Ушла ярость, ушла ненависть, ушел, остывая, вместе с чернотой угар боя. Кажется, лорду проще - там, на поле, там, где враги - отдельно, соратники - отдельно, и поет в руке боевой топор, и можно не думать, не держать руку, не соизмерять, как сейчас, осторожно слова... не отмерять их - осторожно, медленно, по капле.

- Лорд, позвольте нам сходить с принцессой Анастасией к генераторам, - губы пересохли от молчания - такой парадокс, вокруг столько воды, а губы - пересыхают... акцент гуляет, Вектор попытался вспомнить, как говорил подобные вещи человек Вектор Хиллус, попытался - и не смог вспомнить. Может быть, человек Вектор Хиллус не говорил никогда с высокими ситхскими лордами?.. - Мы сумеем их отключить.

Мы сумеем отбиться, если там будет засада. А если не сумеем - то, по крайней мере, не погибнет никто из людей.
Решение за вами, лорд.

+6

15

Райлла, по лицу Криста прочла и почувствовала сомнение, справлятся со своей ролью отлично. Честно говоря, если бы таких стихов было больше среди армейских, то лордами не пугали бы нерасторопных и трусливых, а вдохновляли. Воинами и лидерами. Не палачами.

Она становится ближе к Вектору, вдыхая запах гари, крови и какой-то странный, будто сырости и земли, джойнера. Девушка, ребёнок Ульго, успокоилась и готова помогать. Хотя будь девица похитрее это могло бы быть ловушкой. Могло бы?
Может она и есть? Только вот, она, ведь, в самом деле не лжет. Криста чувствует, а таким чувствам агент доверять привыкла.

— Мой лорд, — громко, чётко. — Я пойду первой. В случае опасности, я успею предупредить.

Это даже не формальность, а необходимость. Мера - самый ценный в отряде не идёт впереди и позади.

Вектор, вы сможете… слушать пространство? — тоннели, ведь, ваша стихия, посол? Странно, она вовсе не боится этого странного человека с чёрными глазами. А вот Ульго, его безумие, действительно вызывает липкую, как паутина, оторопь. Словно вид зараженного ракугульской чумой на последней стадии.

И я смогу защитить, — дрогнула уголком губ. — Принцессу. Если возникнет необходимость.

Впрочем, кажется у принцессы уже есть защитник.

+5

16

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/76a905bff9d3ceff8cc945c4bbaa73b7.jpg[/icon]

Капитан чуть нетрезв, боцман — в доску пьян: свой у каждого сатана.
Фишка в том, что корабль идёт в туман, а в тумане ему — хана.
Ладно, скажем там, мель или даже риф — всё понятно, как плеск весла,
Но когда не рассмотришь, что там, внутри, это худший из всех расклад. ©

https://78.media.tumblr.com/ffe50c06eef869951edbb53c81f7d8d0/tumblr_p1ffbsofVP1snteogo5_r5_500.gif

В ответ на горячее и - искреннее? как же сейчас было страшно завидно тем, кто умел читать чужие чувства нормально, а не как бревно - “спасибо” Райлла только и смогла, что кивнуть, обозначая - “да, понято и принято”. Что еще можно на это ответить - и не выглядеть при этом тем самым бревном - она не знала. “Не за что”? “Пока еще не за что”? “Пожалуйста”? Ну, что за бред. Наверное, для таких случаев должна была б быть какая-то вежливая и затейливая формулировка из учебника по этикету - но Райлла бы ее и в более спокойной обстановке-то не вспомнила. А уж сейчас, когда она тонула в условностях, обещаниях-не-обещаниях и всем таком…

“Кровь открывает все двери…”

Райлла бессмысленно задумалась - кто строил этот дворец? Кто замыкал пути на живую кровь? И потом, когда законного короля сменил узурпатор - кто, грубо говоря, менял замки и ключи? И… как это сделано? Вряд ли тут использовали ситхскую магию, хотя… возможно, в мире есть вещи и похуже. Виарн бы разобрался. Он бы точно знал, как все это работает. И не опасно ли это… Опасно? Она вдруг вспомнила его подопытных - тех, кого он называл добровольцами, и то, как они выглядели после… Нет, нет, вряд ли здесь все так. Вряд ли то, о чем говорит эта девушка, работает именно так…

“Но если оно так - что я буду делать? Если из нее - капля за каплей - будет вытекать эта самая живая кровь, то что я смогу сделать? Что я скажу?.. Прикажу остановиться? Загублю всю операцию? Что?..”

Мыслей было слишком много, и все из них были - вопросами, не ответами. Ответов у Райллы, как обычно, не находилось. “Я что-нибудь придумаю, - решила она. - Не бывает же так, чтоб не придумать. Возможно то, что там сидит, то, что запирает эти двери, согласится на что-то попроще… Или там и вовсе ничего такого нет, а есть какие-то хитрые замки, тупо запертые на генкод, да и все. Ну кто б стал тут морочиться, а. Ну откуда б им взять того, кто бы смог… Ну неоткуда же… Но…”

А потом заговорили Вектор и Криста, сперва он, потом она, на два голоса - и об одном и том же, и Райлла нахмурила брови, вслушиваясь.

“Лорд, позвольте нам…”

“Я пойду первой…”

“Что?..”

Она поняла не сразу - а когда поняла, не знала, смеяться ей или… или что. Сейчас лорд… ну, нормальный лорд сказал бы, как будто сплюнул слитком чистого ауродия - “дозволяю”, и эти двое, оба-два в броне, которая щелчком пробивается, пошли бы прикрывать, подставляться, защищать форса в дюрасталевой броне, которой позавидовали бы новейшие модели шагоходов. Да, нормальный лорд бы так и сделал - и все было б правильно. Да…

- Не позволю, - сказала Райлла, чувствуя себя очень не-нормальным лордом, и к тому же слишком уж обращающим внимание на подчиненных, но что уж было с этим поделать. - Одному - не позволю, мастер Хиллус. Пойдете - со мной. И вы, лейтенант Лирис, тоже. План изложу в процессе.

“И еще два добровольца по стандартной для таких случаев схеме, но это я уже по ходу отсигналю…”

И добавила, уже негромко, так, чтоб услышали те, кому нужно:

- Спасибо… за заботу.

“И кстати, о заботе…”

Райлла посмотрела на девушку - принцессу Анастасию, живой ключ, что там еще - просто замерзшую, напуганную, но робко сияющую изнутри неясной надеждой, скользнула взглядом по белому кружеву, что мягко светилось из-под накинутого плаща, подумала о том, что вряд ли под такое надевают болотные сапоги, а, значит, ноги у девушки насквозь мокрые, и все это… как-то нерадостно, да. А вода тем временем никуда не делась, и спускаться в нее сейчас… Но приличия, дьявол бы их побрал. Но ледяная вода, издевательски плещущаяся под ногами. Но задача, которую только усложнит насмерть замерзший живой ключ. Но…

“Это война, и тут не до приличий,” - наконец решила Райлла, уже с тоской представляя себе, что скажут (ну, не скажут, по крайней мере, при лорде, по крайней мере, в пределах его слышимости, по крайней мере, так уж прямо) парни из отряда - и осторожно, но уверенно подхватила совершенно невесомую девушку на руки. Очень, очень аккуратно, не повредить бы что-то, а…

- Простите, принцесса, но… эту ледяную воду я чувствую даже сквозь дюрасталь. Можете потом… - она замялась, подбирая слова, - дать мне пощечину или что там положено делать в таких случаях. Я не против. Ну, когда под ногами у вас окажется что-то хотя бы относительно сухое. И… только не по левому отростку, если можно, он не раз ломаный, неприятно будет. А пока… можно идти.

+6

17

"Слушать пространство"... Тоннели, переходы… Вектор почувствовал, как его охватывает тоска. Что такое человечьи тоннели против килличьих? Камень и металл, строгие углы и прямые линии, серое-серое-серое-серое, никакое. Где-то мелькнет случайное пятно жизни - мох, лишайник, плесень, прицепившаяся к камню летучая мышь - светло-серый живой комок, зеленые искры - и снова камень-камень-камень. Холодно и пусто, иди да слушай, чтоб не сдвинулся рычаг, не опустился камень, не поехала в сторону плита. Холодно и пусто...

Домой, как же хочется домой...

На миг - наваждение было таким сильным, что он едва не сделал шаг - представилось, как они сейчас разворачиваются и уходят, уходят домой, оставив за спиной людей, их проблемы, их бессмысленную, игрушечную войну между собой. Уходят домой, где сияют нерожденной жизнью мириады яиц, где пробуждаются каждый миг юные личинки, где под ногами пульсирует теплая протоплазма. Они знали, что Гнездо живет сейчас, как жило, своей полноценной и полновесной жизнью, ничего не потеряв от ухода одного из своих членов - и только он, сам, своей волей, отрезал себя от счастья быть единым целым.

возвращайся
воз-вра-щай-ся

Наша первая верность была нами выбрана давно, - чей это голос, по видимости мягкий, но сильный, звучит в общем хоре, перебивая его?
Мы выбрали уже давно, и не сейчас менять свой выбор.
Договор, напоминает этот голос - и иллюзия гаснет.

Все это пронеслось в биллионном сознании Вектора за пару секунд - и исчезло, и он медленно наклонил голову в ответ на вопрос Кристы - бело-золотое, внимательное и осторожное, бело-золотое осторожно и недоверчиво, все правильно, да, все правильно...

...но лорд решает по-своему.
Лорд не доверяет им?
...Нет же. Лорд... пытается их защитить. Подставляет себя, возможно подставляет их общее дело... считает, что они не справятся? ...нет, боится, что они пострадают.

алое, алое пламя, чистая честь, чистая отвага

...странно, как же... странно, ведь в нем - них - нет никакой ценности, чтобы лорду рисковать собой...
не странно
Так - правильно, когда выходит вперед живое пламя и закрывает собой - своих.
Так - правильно, так делают люди.

Вектор слегка поклонился живому пламени - в первый раз в жизни вкладывая в это движение смысл.

- Есть, мой лорд.

+5

18

Криста дрогнула уголком рта - другого ответа она и не ждала. И своя правда в словах Райллы тоже есть, хотя, с точки зрения протокола, ситхи, как и любые носители Силы, всегда в приоритете. Глупая смерть от случайного выстрела из ловушки в стене или подобного механизма, это верный пат всей операции. И едва ли Ульго не приготовил сюрпризы. Даже зная, что по туннелям, рано или поздно, пойдёт его дочь.

Но ответ также выверен годами службы.

— Да, мой лорд, — однако, это вовсе не значит "да, мы будем в стороне". Если что-то пойдёт не так, Криста успеет отреагировать. По крайней мере, до этого всегда удавалось. Честно говоря, Райлла была одной из немногих одарённых и, тем более, чистокровных, кого хотелось прикрывать ценой собственной жизни. Но, конечно, это не значит, что лорд Райлла такой останется на всегда.
Сила меняет и самых стойких - убеждение, почти вера.

Вектор держится позади, осторожный, чуткий. Ещё более чем сама агент. Его реакции Криста тоже доверяет, как и реакции его Гнезда. Так или иначе, но сейчас они договор не нарушат, а значит, контроль ситуация не потеряет.
Принцесса Ульго держится молодцом, нет ожидаемой истерики. Всё-таки дочка оказалась сильнее отца. Оправдание Борису Криста не находит, даже несмотря на то, что тот вряд ли жил спокойно с самого своего воцарения. Алдераанцы не те, кто что-либо забывает.

— В некоторых нишах есть боевые дроиды, на каждый сектор по сотне. Я не знаю, сможем ли мы в точности обойти их, но, — отцепила от груди генератор защитного поля и протянула Анастасии. — Включите. Прочности хватит на... — бросает взгляд на Райллу. — На то время, чтобы мы деактивировали препятствия, если таковые будут.

Отредактировано Cipher Nine (2018-06-24 02:29:27)

+4

19

[nick]Anastcacia Ulgo[/nick][icon]http://i100.fastpic.ru/big/2018/0226/25/2faa2546f114a4584761f8172758bd25.jpg[/icon][status]there is always hope[/status]

Через день будет поздно, через час будет поздно,
Через миг будет уже не встать.
Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом. (с)


То, как женщина-ситх говорила со своими подчиненными, было правильным. Папа тоже так разговаривает… разговаривал со своими людьми. И тоже не был готов принимать чужую защиту и жертву как должное. Стася смотрела на происходящее широко раскрытыми глазами и не могла сдержать улыбки. То, как эти трое вели себя, как говорили, как выражали свои намерения - это было красиво. Невероятно красиво и правильно.

Но время не стояло на месте, и нужно было выходить. Стася было попробовала подняться, но запуталась в полах плаща, своем вязаном одеянии и ночной рубашке. И, повозившись немного,  неуклюжим, неловким нерфенышем плюхнулась туда же, откуда вставала. Краска стыда опалила ее щеки: такое важное дело, а она ведет себя просто недостойно. И тут леди-ситх решила все ее проблемы одним-единственным действием. Просто взяла на руки.

Стася снова оказалась где-то между небом и землей, не пленницей, но гостьей теплых и уверенных рук. Она со все возрастающим изумлением слушала то, что говорила ей алая женщина. Бить?! Но… но за что?! Никаких правил этикета женщина - лорд лорды тоже бывают леди?! нет, что то-то такое она даже читала в книжке по политологии, но… - не нарушала, их попросту не существовало для такого случая. И Стася только и могла, что смотреть на лорда расширенными глазами, силясь подобрать слова, чтобы ответить достойно.

- Я… я и этикет… мы полагаем, что вы не совершаете ничего предосудительного, л-лорд… ситх. Простите, я не знаю, как вас зовут, потому… простите мне мою невежливость. Но мне не за что вас бить. И… и я не хочу вас бить! Это н-неправильно! Ой… - она едва удержала в руках поданный ей второй женщиной, пришедшей совсем недавно (лейтенант Лирис, лорд назвала ту “лейтенант Лирис”,  так ее зовут) какой-то маленький металлический предмет. В темноте Стася не могла понять, что это такое, и что она должна с этим делать. Она беспомощно посмотрела сначала на лейтенанта, а потом на державшую ее лорда:

- Простите меня, пожалуйста, но я… я не знаю, как это включать, - было совсем совестно, что она, Стася, столько всего вроде бы знала, а теперь вот пасовала перед каким-то непонятным предметом. Она со вздохом сжала железное нечто в одной руке и второй показала куда-то во тьму, простиравшуюся по левую сторону от них. - Нам туда, господа, дамы и лорд.

Дорога до первой двери  не омрачилась никакими происшествиями. Никто не выскочил из темноты, никто не напал на маленький отряд. Звонко шлепали о поверхность воды капли, падающие откуда-то сверху. Гулко плескалась вода под дюрасталью сапог несущей ее женщины. Стася не думала ни о чем: слишком много всего происходило за слишком малое время. Она просто и бездумно двигалась к своей цели, ощущая впервые за последнюю неделю какое-то спокойствие и защищенность.

“Почти как с папой… Тепло. Спокойно.”

Дверь оказалась там, где Стася ее и помнила. Неприметный орнамент на одной из стен, тысячи его копий соседствовали с ним, почти полностью такие же, почти неотличимые. Но для Стаси все было очевидно. Она робко потрогала лорда за руку, указывая на нужный участок стены:

- Вот. Здесь первый замок. Если… можно, то спустите меня на пол, пожалуйста. И отойдите чуть в сторону. Система… не любит чужих, когда активируется.

https://78.media.tumblr.com/ed71b5f7d74631b80145939ef115cc64/tumblr_o7mun9Jkmj1r75gygo1_500.gif

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-24 21:38:52)

+3

20

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/02/76a905bff9d3ceff8cc945c4bbaa73b7.jpg[/icon]

Штука в том, что сойти с корабля сейчас — это выбор, не избежать,
Штука в том, что рубить — так рубить с плеча. А жевать — так жевать с ножа.
Значит, боцман обязан быть в стельку пьян, как один из законов вод:
И когда твой корабль идёт в туман, так и чёрт с ним — пускай идёт. ©

https://static5.comicvine.com/uploads/scale_super/11/117031/5685049-3169183177-tumbl.gif

“А, ну раз этикет не против, то… то ладно.” В местном этикете Райлла разбиралась очень поверхностно - достаточно, чтоб не выглядеть совсем дикой, недостаточно, чтоб не вызывать чуть заметные понимающие улыбки. “Это же ситхский лорд, ему можно” - вот как это называлось, если перевести с затейливого местного на более понятный. Впрочем, разве сама она не смотрела так на тех, кто не знал, с какого конца браться за бластер? Разве сама она не думала - “бедненький, как же ты живешь-то и не знаешь, ну ладно, такому, как ты, простительно”? Вот, с этикетом со стороны тех, кто в нем разбирался, наверное, все выглядело точно так же. Не самое приятное зрелище, но хоть не обидное, когда понимаешь, откуда что.

А вот то, что она не представилась - это было… было… как бы назвать повежливее? Ошибка? Нет, как-то мелковато. Все остальные варианты, приходящие Райлле в голову, были сплошь нецензурными и для произнесения в приличном обществе неподходящими. Впрочем, может быть, принцип “это война, и тут не до приличий” работал и тут? Был шанс, что да.

..каждый раз, когда она представлялась кому-то здесь, на Альдераане, ей отчего-то казалось, что вот сейчас ее спросят: “И это все?” Понятно было, что не спросят, не позволит вежливость или еще что, но все время она ждала этого вопроса - и уж точно не высказанного: “Что, правда - все? Бывает же такое...” Если б она рассказала это Виарну, он бы скривился и высказался - что-нибудь о древних ситхских родах, которым эти люди, что бы они там о себе ни понимали, в подметки не годятся, и… всякое такое. Потому она и подумала, что рассказывать не будет. Не хотелось как-то.

Еще она хотела сказать, что в некоторых случаях бить как раз правильно, но задумалась над списком случаев, поняла, что безнадежно тонет, и решила ничего не говорить. Того, что цензурно, но неточно называлось “ошибками”, и так хватало.

Райлла коротко кивнула Кристе - молодец, мол, генератор защитки - полезная штука. Вопрос, успеет ли девушка сообразить, что к чему… но вдруг да успеет. Когда лишняя защита кому вредила? То-то и оно. Конечно, в таком случае без защитки оставалась сама Криста, но если Райлла что-то понимала в таких людях - у той явно было припрятано что-то еще, и не одно. И сама она рассчитывала успеть бросить щит, если что-то… если что-то пойдет не так.

- Это включается просто, - сказала Райлла, не зная, куда девать глаза, - там кнопка. Нажмете, и вокруг образуется защитное поле диаметром около шестидесяти дюймов с незна… Неважно. Достаточного диаметра, чтоб прикрыть вас от разлета осколков или от ударной волны. И… простите за… за… нарушение этических, тьфу, этикетных норм. Меня зовут Райлла. Лорд Райлла, если так проще.

Ей очень хотелось надеяться, что при ее цвете кожи и при таком паршивом освещении идиотский румянец, разгорающийся на щеках, не очень заметен. Впрочем, ей казалось, что она и без того слышит, как парни уже начали перешептываться между собой. “Война - не война, дай языки почесать, а... “ “Таково свойство природы большинства разумных существ”, сказал бы Виарн, но его тут не было, а сама Райлла эту фразу помнила неточно и все время опасалась сбиться. Поэтому она даже не договорила ее про себя - а просто сделала шаг, и еще один, и еще.

- Трое, - негромко сказала она командиру отряда, ожидавшего приказа со всей возможной, даже преувеличенной почтительностью (“ага, стоит за дверь выйти, будет фыркать вместе со всеми, р-рожа…”), - без, как обычно. Остальные - смотреть в оба. Как обычно. Да.

“Без, как обычно” означало “без семьи, без детей, без башни”. Таких тут было даже не трое, Райлла знала, но оставила возможность выбирать - пусть решает, кто больше подходит. Трое - прикрывать всех со спины, смотреть по сторонам, для этих узких коридоров - больше и не надо. Двое - позади нее - “хватит ли на вас моего щита? должно, должно…” И она - впереди. Девушка на ее руках, казалось, совершенно ничего не весила - Райлла почему-то думала, что при необходимости удержала бы ее и одной рукой. “Кто знает, может, и придется,” - фыркнула она про себя.

Пока все было тихо. Райлла не обольщалась - древние замки, мать их так, что угодно может вылезти откуда угодно. Жизель рассказывала, что нередко по каким-то старым, давно забытым ходам приходили киллики -  если муравьям хватило ума такое находить, то кто знает, кто знает… Нет, древней не-живой силы тут не ощущалось - по крайней мере, пока - да и, скорее всего, не было. Но тут можно было только повторить то самое - “кто знает”.

Анастасия заговорила, и ее голос показался таким странным, нездешним в этом полумраке. И сама она будто светилась - как вечерний светлячок. Хотя, наверное, это просто с непривычки сбоило зрение, окружая всех чуть заметным сиянием. Райлла сморгнула, всматриваясь в стену, за которой - как говорила принцесса - была дверь.

- Да, конечно, - Райлла покрутила головой. Под ногами - и здесь тоже -  плескалась вода, и.. вот разве что обломок чего-то, бывшего когда-то или колонной, или куском стены, подходил для того, чтоб поставить на него девушку, но он лежал далековато от стены. Она пошевелила пальцами, отчаянно нахмурилась, вздыхая про себя насчет того, что телекинез ей всегда давался так себе, прикусила губу - “ну давай же, давай” - и камень медленно, будто неохотно, сдвинулся с места. Подполз к стене, как сонная древесная черепаха, остановился. “Вот. Другое дело.”

Райлла осторожно поставила девушку на камень, чуть поддержав за локоть - кто знает, не качнется ли эта опора, кажущаяся надежной?

- Хорошо, - она махнула рукой остальным, обозначая “делайте, как она говорит”, и сама сделала пару шагов назад, - так достаточно?

Про систему, которая “не любит чужих”, она уточнять не стала. Прямо сейчас ТТХ этой самой системы все равно бы ничего ей не дали. Если что - ее, Райллы, хватит на то, чтоб удержать щит и… и сделать что-то еще. Что там будет нужно, если система активируется не так, как предполагалось.

Она услышала - даже не так, почувствовала - как Криста за ее плечом покрепче перехватила винтовку. Что делал Вектор - она не понимала. Чувствовала настороженность, напряженную готовность - и все. “И хорошо. И нормально. И правильно.” Райлла чуть наклонила голову и заговорила тихо, так, чтоб слышала Криста - в том, что Вектор услышит тоже, она не сомневалась.

- План такой. До последнего генератора идем вместе. У него - вы остаетесь, я возвращаюсь обратно. Как буду на месте - дам знать. Отключите, потом вернетесь в зал. Целыми и невредимыми. Все. Вопросы?

Она очень, очень рассчитывала, что ее поймут верно. Раньше же понимали.

+4

21

Трое солдат выучено не создают лишнего шума, хотя спугивать в тоннелях некого. Криста до последнего ждёт атаки и, наверное, морально проще видеть противника. Странно, при её профессии и навыках она сама терпеть не может тени. И идти вот так, почти в открытую. Потому, действительно, держит винтовку крепко, но не до сведённых ладоней. Следит за каждым, кто впереди и слушает тех, кто сзади. На периферии отмечает некое то ли смятение, то ли... Сомнение? Что-то не ясное, не агрессивное. Не своё, однако быстро осознав источник, прекращает наблюдать. Пусть Райлла одна из ситхов, кого можно уважать за армейскую выдержку, не стоит играть с фатумом и "читать" лорда. Что бы не чувствовала она сейчас это не дело Кристы и тем более не влияет на операцию.

Потому, внимание к ноше лорда.
Дочка бывшего короля едва ли представляет угрозу, но решила ли их завести в ловушку, пока не угадать. Если да, то это был бы смелый и фатально- поступок. Тем не менее на Балморре полно таких отчаянных детей. Как только они остановились, Зеро продолжает неотрывно следить за их проводником, буквально, даже за мимикой, хоть при таком освещении нужно сильнее напрягать зрение.
Можно, однако, представить каково Анастасии. Чужаки на её планете, чужаки в её доме. Более того - враги.
Альдераан не зря держит флаг нейтралитета, в противном случае эту землю разорвут гражданские войны. Но даже это не спасает. Не спасло и теперь.
Не ускользает маленькая, незначительная деталь, как бережно - обходительно? - старается Райлла даже просто поставить на твердую почву девчонку.
Отсечь, неважно.

— Отключить генераторы и вернуться, какие могут быть вопросы, — что-то, а правильно уносить ноги и скрываться она умеет. И сможет вывести остальных, если что-то пойдёт не по плану. Вектор обладает этими навыками не в меньшей мере, а ребята из отряда достаточно вышколены, чтобы не замешкать.

Невольно залюбовалась старыми-старыми узорами и почти рукотворными стенами. Это место хранит тысячелетия истории каждого нового правителя Альдераана. И событий, на которых они все, несомненно учились.

— Будьте осторожны, — возвращает Райлле. Война, как и задание, не закончено пока ты точно не убедился, что ни пуля, ни клинок не прилетят в спину. В том, что Ульго уже сдался Криста не верит. Снова взгляд к спине дочери Бориса. К прямой спине и, как по вектору - к руке.

Отредактировано Cipher Nine (2018-10-14 18:55:44)

+2


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Все, что не убивает нас (3642 ДБЯ)