Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Расскажи мне о своей катастрофе (3643 ДБЯ)


Расскажи мне о своей катастрофе (3643 ДБЯ)

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Год: 3643 ДБЯ
Место: руины Тариса (впрочем, там везде руины)

https://cdnb.artstation.com/p/assets/images/images/002/951/641/20160704230303/smaller_square/zhiyong-li-tunnel.jpg?1467691384

https://cs541600.userapi.com/c638331/v638331844/5f229/eEOGzuM8pGs.jpg

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/03/6ec8a0c62809d66ace2910a1b0c0ffbc.jpg
[Auntie The Voidhound, Hero of Tython]

Одна юная леди ищет древний архив Тариса - точнее, старые астрокарты, один джедай берется ей помочь, но находят они совсем не то, что ожидали...

+4

2

-  Ну ты и кидалово устроила, племяшка! Вот как можно быть джедаем - и одновременно такой хрЕновой динамщицей, а? И Совет этот твой - тоже сплошное кидалово! Так им и передай, старым бантам в робах. Они - гребаные кайфоломщики!  Да, хаттовы банты в помаде! - Лим, насупившись, смотрела на дергающееся (на этом разбомбленном шарике были какие-то определенные нелады с голосвязью) изображение своей дражайшей племянницы. Оная, без малейшего следа раскаяния на лице, только что огорошила Тетушку новостью о том, что принять участие в давно планируемой вылазке в глубины развалин Тариса не сможет. Срочный вызов из Совета джедаев, голактеко опасносте, азазаза! Поэтому вместо себя племяшка оставляет надежную подругу - внезапно-внезапно тоже джедая! - и свои горячие заверения в любви к обманутой родственнице. - Епть, Фай, ну ты ж в курсе, как у меня с твоими дружбанами по Силе дела обстоят! Да она меня или сегодня днем с обрыва скинет или ночью мечом прихлопнет и скажет что так и было. Нет, e chu ta, я не могу придержать язык за зубами! А-а-аргх! Да… да, хорошо. Да, я сижу у космопорта, рядом со стоянкой ховербайков. Да, буду ждать. А я тебя - ненавижу! Динамщица светящаяся!

Лим спрятала в подсумок затихший на полуслове голокомм и раздраженно почесала плечо: эти скотские анти-ракгульские прививки жутко свербели, и из-за них рука теперь напоминала бревно.
- Bantha's Dumpa… И так нихрена не курорт, а теперь еще и всю дорогу придется с постной рожей ходить и базар фильтровать, чтоб не наступить мастеру-джедаю на какой-нибудь особо чувствительный мозоль. Ну, Фай, ну мымра слепошарая! Эх, блин, как завещал нам великий кто-то: “Если весело - пой, если растерян - пой, а если жизнь стала куском ранкорьего дерьма - то пой еще громче!”

И Лим, прикрыв глаза - остались только узенькие щелочки, сквозь которые видна была лишь нежная зелень окружающих растений да то, не спер ли кто ее байк с принайтованным к нему добром, - начала негромко петь вполне подходящую, по ее мнению, к случаю песенку:

When life is getting you down
Your friends - they don't come around
Just leave your tears in the past
For the hurt can way you down
Just smile!
Your day may be rough
But love has always been tough
Your heart will never deceive you:
True friends are hard to find *

------------------------------------
* - оригинал со звуком

+3

3

Честно говоря, вначале Раднари услышала голос - бархатный, сильный и уверенный, таким редко поют вот так вот просто, на улице... что уж говорить о том, что услышать его среди здешних развалин - почти настолько же возможно, как увидеть среди бела дня призрака. Но призрака тут не было, а голос - вот он, негромкий, глубокий и красивый, хотя хозяйка его очевидно просто напевала себе под нос, чтоб скоротать время.

Раднари вывернула из-за поворота - и невольно закрутила головой по сторонам. Девушка, которую она увидела, как-то совсем не совпала с тем, что она думала увидеть, когда Фай попросила ее помочь ее "родственнице". Как минимум она ожидала увидеть кого-то... несколько старше и как-то...представительнее, пожалуй. И другой расы, мда уж... Но место встречи было обозначено четко, дальше некуда. Может быть, эта девушка пришла как посредник? может быть, та... безымянная родственница Фай опоздала или передумала?.. Нет, надо было все-таки хотя бы успеть спросить про имя, а то как-то нехорошо получается, типа "эй ты, я от твоей родственницы, не знаешь, случайно, зачем я могу быть тебе нужна?" Вот ведь глупости...

Ну, самый простой способ выяснить - спросить, что уж тут. И как-то перестать так неприлично разглядывать эту неизвестную девушку. Мириаланцы всегда казались ей красивыми - как вырезанные из камня живые статуи, не разумные существа. А тут еще цвет, такой необычный... и так странно подходящий к здешней листве. Раднари на секунду представилось, как красиво смотрелась бы эта девушка не в видавшем виды дорожном костюме - а в легком платье, с открытыми плечами, и за спиной бы у нее были эти огромные здешние деревья... эх, красиво было бы. Жаль, что это - не сейчас, и не ближайшие так лет двадцать-пятьдесят точно. Но воображаемая картинка даже почти позволила смириться с тем, что здесь сейчас есть.

А, ладно, толку-то мечтать о том будущем, которое еще неизвестно когда наступит. Дела сами себя не сделают, а если она не вернется к тому моменту, как Кира обработает всю добытую информацию и заскучает - последствия будут уже за счет всех окружающих... и, в свою очередь, за счет горе-мастера. Ох, и придумали же в Совете, выдать падавана - тому, кто сам падаваном только-только перестал быть... ну, им там наверное виднее, зачем они это. Вообще она была бы рада напарнице, но ученица... ох. Ладно уж, толку-то об этом думать.

Раднари, дождавшись окончания очередной музыкальной фразы, решительно поправила лямку заспинной сумки и, переставая тихариться, тихонько откашлялась.

- Здравствуйте, я, эм, ищу родственницу Фай, то есть мастера-джедая Фай, вы случайно не знаете ее?.. Так неловко, она даже имени ее не сказала, - Раднари смущенно развела руками, точнее левой рукой - правой не отпуская лямки, и застенчиво улыбнулась. - Я Раднари.

+5

4

В первую секунду Лим подумала, что племяшка над ней подшучивает. Прислала кого-то из своих юных падаванов, а сама сидит где-нибудь в кустах и с дрона наблюдает за всем. Она даже головой повертела, прислушиваясь, не стрекочет ли где-то крошечный двигатель. Но нет, вокруг была только безбрежная зеленая тишина, нарушаемая далеким шумом космопорта и негромкими переговорами солдат у стоянки ховербайков.

А еще на поясе у маленькой - даже Лим с ее метром пятьдесят четыре в прыжке была на палец-другой выше! - симпатичной худенькой девушки-забрака висели два неактивных сейчас лайтсабера. Тяжелые, с виду словно черненые, рукояти. Спящая Сила во плоти. Насколько Лим помнила рассказы племяшки - просто падаванам полагались только тренировочные вибромечи. То есть получалось, что никакой разводки не было, и перед ней сейчас стояла ее будущая напарница по путешествию к заброшенным тарисским архивам. Но если так… то это было просто охренетительно!

Она подскочила со своего места - так, что любимые, пристегнутые к ногам бластерные кобуры с солнышками этими самыми солнышками звонко звякнули, - и мячиком подкатилась к той, что представилась как Раднари. Протянула руку для пожатия - Ками всю дорогу талдычила, что приличные люди здороваются так, а не толкают друг друга кулаками в плечо. Для Лим оно было дико, потому что в ее понимании приличные люди рукопожатиями сделки скрепляли разве что. И при этом вторую руку тоже показывали. На всякий случай.

- Привет, я Лим, - имя сорвалось с губ как-то само собой, хотя изначально Тетушка называться так и не планировала вовсе. У нее после пребывания в карбоните изрядно обострилась какая-то параноидальная часть, требовавшая держать все то, что как-то могло привести к ее родным или к ней самой, в строгом секрете. Но, с другой стороны - кто как не родственница привела к ней Раднари? Так что поднявшую было голову паранойю Лим запинала в зародыше. - Я эээ… как бы… тетка Файоли. То есть мастера-джедая Файоли.

На последних словах Лим фыркнула, не выдержав собственной пафосности.
- Рада встрече! И тому, что ты не такая… насмерть джедай, как те, кого я видела. Пойдем к моему байку? Увяжем твои вещи и прикинем, как будем до места добираться. Ты как насчет погонять? Ну там… быстро ехать по дороге, по стенам, по всяким опорам? Очень быстро. И вот еще такая штука - я понимаю, что пи… очень странно звучит, но меня это просто изнутри распирает, а спросить толком некого. Если совсем палевный вопрос, то не знаю… пни меня, что ли. Но, ек-макарек, вы, джедаи, всегда верите тому, что говорит вам ваш Совет? То есть вот ни разу не появляется желания забросить там меч на полку и сказать, что у тебя… ну не знаю - выходной? И Совет - они вам и правда никогда не врут? Мне оно просто на голову не налазит, что кто-то будет с важным видом мне говорить, что мне делать… Короче, тупой вопрос, я понимаю. Но вот спросила - и как-то уже психую меньше. Пойдем-пойдем-пойдем. Вон, смотри - мой моноцикл! Зверь-машина, сотку за четыре секунды выжимает. Полный сенсорный обвес, все педали. Крутота, правда?

И Лим, совершенно гордая собой - а кто еще, кроме нее, неподражаемой и великолепной, смог бы собрать такой роскошный моноцикл из всякой копеечной рухляди, что только продавалась в Клоаке легально? - замахала руками, указывая на свой гордо возвышавшийся над низеньким общественным транспортом байк.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-03-06 01:52:12)

+4

5

Раднари даже растерялась от такого напора и такого града вопросов - очередью, в одну секунду, так что даже не знаешь, на что отвечать первым. Но девушка - Лим - выглядела такой искренней и естественной, что стеснение растаяло как-то тоже. "Интересно, - подумала Раднари, уже открыто улыбаясь и разглядывая ее теперь уже безо всякого стеснения - в то время как Лим так же откровенно разглядывала ее. - "Какбытетка" - это двоюродная? или там... жена дяди? или как?" Хотя она точно так же может быть скажем названой сестрой отца или матери, тоже вариант. Тогда все состыковывалось - и разная раса, и возраст, и... впрочем, Раднари, как нехорошо совать нос в чужие дела. Тетка - так тетка. Хорошо что она такая... не слишком взрослая, а то опять началось бы - а ты точно джедай? а чего это ты такая...непредставительная? а ты точно что-то можешь? и прочее "ойдожилидетейнавойнупосылают". Похоже что Лим, наоборот, была рада своей почти-что-сверстнице, а не кому-то взрослому и серьезному.

Хотя, конечно, на несколько секунд лицо у нее таки вытянулось. Это точно!
Раднари посмотрела туда, куда ей указывала Лим, и первое, с чем она смогла вклиниться в ее тираду, было:

- Ух ты, ничего себе!.. - кажется, правильнее в таких ситуациях говорить "круто!", но она не была точно уверена в семантике этого слова.

Моноцикл и правда...внушал. Раднари аж рот приоткрыла - не зная даже, больше восхищает ее это сооружение или пугает. Не то чтобы она очень хорошо разбиралась в технике - но спидер выглядел... гармоничным. Очень. Как живое существо. А такому ощущению она обычно верила - и не ошибалась. Правда, ее всегда озадачивало, как такие конструкции умудряются держать равновесие, особенно на поворотах и все такое. Но, судя по любви Лим к гонкам и по тому, что та все еще жива, видимо, равновесие оно таки умеет держать и видимо таки неплохо.
Вот только где там устраиваться пассажиру и куда девать багаж?.. то есть конечно ее сумку можно и за спиной оставить, но лучше бы все-таки не, спина устанет...

- Я попробую тебе ответить, ну, насчет Совета, - серьезно сказала Раднари, продолжая разглядывать моноцикл. - Понятно что в Совете не всезнающие сидят. Понятное дело, что они тоже могут ошибаться. Но ни у кого из нас нет всей той полноты информации, всей полноты картины, которая есть у Совета. Ну, и всего их опыта, конечно. В принципе, - Раднари задумалась - а бывает такое? да наверняка же бывает, - наверное, можно сказать "я не хочу". Или там еще как-то... спорить. Отказаться выполнять приказ. Но... - она очень резко помрачнела. - Каждая наша ошибка, каждое промедление могут стоить... очень дорого. Другим. Не нам и не Совету.

Почему Лим спрашивает об этом, вот так вот вдруг, с первых слов знакомства?.. да понятно же почему, голова твоя глупая, рогатая. Она не тебя надеялась увидеть. А Фай...просто никем нельзя было подменить - там, куда она улетела. В каком-то смысле и тут ее тоже подменить нельзя, но...

- Она тебя очень любит, - выпалила Раднари, не успев задуматься о том, что она лезет вот совсем не в свое дело. - И ей... было тоже очень грустно оттого, что вы не успеваете встретиться. Вот. Не обижайся на нее.

+5

6

- Скажи круто, да? Кру-то-те-нюш-ка! Это кенсейровский моноцикл сорок восьмого года, самый настоящий, я его по болтам восстанавливала. Он лучше тех, которые выходили в сорок шестом и сорок четвертом просто вот в миллион раз. А я его еще немного допилила. По мелочи, он и так охре… совершенство, но предела совершенству нет. Прифигачила пассажирское сидение и гнездо для дроида-навигатора. Правда, на дроида у меня тупо нет кредов, но это временно. Поднатужусь, там-сям покручусь, и все будет. А пока там можно отлично возить багаж. У тебя только эта сумка? Хм-м, ну, надеюсь, что моего барахла хватит, чтобы отбалансировать твой вес. Мои баулы вот-вот один красавчик из космопорта притаранить обещался. Если нет - что-то придумаем. Баланс - это очень важно!

Лим сияла, как начищенная хаттовская монетка: редко кто смотрел на ее “Альбедо” таким взглядом, будто перед ним стояло живое существо. Грациозное и свободное. Она же гордилась своим байком так, словно была по меньшей мере его мамочкой. Больше гордости в ней вызывал разве что “Пончик”, но тот сейчас отдыхал в доке и отсюда виден не был.

Ответ ее сумбурный вопрос Раднари дала, и ответила честно. Так, как сама понимала, а не так, как было написано в какой-нибудь плесневелой книжонке - уж такие-то вещи после общения со своей ненаглядной золовкой Лим отлично просекала. А еще - понятно. Примерно так же доходчиво все эти мутные рамсы про “должен - не должен”, “подчинение” и “выбор” ей объясняли разве что Джейс и белобрысая дылда. Но ни один из них не был джедаем, поэтому все их рассуждения на конкретно эти джедайские темы Лим сочла бы умозрительными и полного доверия не заслуживающими.

Она сморгнула: неосознанно все то время, пока Раднари рассказывала о том, почему она и подобные ей выбирают следование назначениям Совета, Лим смотрела на собеседницу тем своим цепким внимательным взглядом, которым она обычно “вела” мишени. Выдерживали его бестрепетно разве что ее миралукская родня да белобрысый. У первых глаз не было, а у второго были профессионально дюрасталевые нервы.

- Кажется… я начинаю понимать. В вашем Ордене все решения так или иначе - все равно на вас. На тебе, на Фай. Это все: ехать там куда-то, не ехать, драться или нет - все решаете вы. А не какой-нибудь лысый х… генерал, сидящий в теплом штабе. У вас не как в армии, где тот, кто отдает приказы чаще всего не самый умный или самый смелый. Не самый добрый или толковый. А просто тот, у кого оказалась достаточно крепкая за… терпелка или достаточно “волосатая” лапа, чтобы досидеться до крутых лычек на погонах. И потом этими лычками махать, отправляя людей умирать. И все устроено так, что любой, кто скажет, что приказы этого му… мужика - херня, огребет за это и в жизни, и в смерти. У вас же есть возможность выбирать, и поэтому сильно меньше шансов, что тебя или Фай, или даже лысую какой-нибудь зарвавшийся тип, если у вас внезапно такие появятся, насмерть сыграет втемную. Да, так мне гораздо понятнее...

Лим вынула из-под платка, прикрывающего грудь и плечи, крохотный голодиск на цепочке и машинально вертела его в пальцах. Выпав из состояния суровых раздумий, она благодарно улыбнулась Раднари:
- Ты хорошо объясняешь. Твоему падавану стопудов легче со всеми этими вашими премудростями, чем падаванке Фай или бедолагам-близнецам моей золовки. “Долг зовет! Сила выбирает иные пути!” Ну вот как кто-то что-то из этого понять сможет? Да, ей или ему, ну, твоему падавану, - повезло с тобой.

Сообщение о том, что ее бестолочь-племяшка ее тоже да, вызвало какую-то непривычную теплоту в районе щек. Это было… очень неожиданно и приятно - услышать что-то такое от совершенно почти незнакомки. Из Фай ничего подобного выбить было просто нельзя, и Лим всегда охотно принимала правила этой игры. “Ты никогда не узнаешь, а я никогда ничем не покажу того, что чувствую.”  Она как-то беспомощно посмотрела на стоявшую напротив девушку; слова путались и комкались на языке.

- Я… я знаю. Я не обижаюсь даже, нет. Это немного не то пальто… Ну, то, почему я психую. Просто… просто я ее помню еще мелкой совсем. Такая смешная всю дорогу была, понтов больше, чем роста. Повязка эта вечно на ушах болталась, во сне в меня носками швырялась, когда из нее Сила перла. А теперь… каждый раз, когда я слушаю, что где-то там кто-то из ваших… то понимаю, что даже сделать нихрена не смогу, если что. А умирать - очень холодно. И это... спасибо тебе за… ну, за все...

Лим тряхнула головой и дернула себя за перевитый кожаным шнуром хвостик у виска. И тут где-то в районе ее вторых девяноста раздался ворчливый писк. Там обнаружился низенький дроид-носильщик с трогательным изображением туки на лобовой панели. За ним горкой возвышались два потрепанных чувала армейского образца.

- О! А вот и мой красавчик с моим багажом! Ori'vor'e, чуви, ты лучший! - Лим приняла багаж, и ласково погладила дроида по изрядно поцарапанному боку. Потом отщелкнула специальный клапан, ровно под тукиной мордочкой, и сунула туда стик на тридцать кредов. По идее дофига за просто доставку вещей из точки в точку, но Лим захотелось как-то поддержать этого мелкого устаревшего пройдоху и его не самого молодого хозяина, которого она срисовала еще на высадке. - Если бы твой друг не был таким милым, я бы тебя свистнула. Но нет, не буду. Удачи тебе, мелкий.

Дроид свистнул что-то, что по интонации больше всего походило на “сама мелочь пузатая” и, махнув на прощание манипулятором, покатил обратно, в синеватую тень космопорта. Лим проводила его коротким взглядом и переключилась на багаж и спутницу.
- Так, ну, теперь я все. Можно идти загружаться и ехать навстречу приключениям. Фай тебе хоть что-то сказала про то, куда и зачем мы едем? Подозреваю, что нет. Тогда, если в двух словах, то мы едем искать сокровища. Информационные. Слова “Большой архив Тариса” тебе о чем-то говорят?

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-03-06 22:26:47)

+4

7

Раднари в ответ на пояснения улыбалась, вежливо и смущенно - вот в чем-в чем, а в технике она разбиралась как... банта в прошлогоднем снеге, если говорить совсем уж честно. Наверное, и правда выпуск сорок восьмого года был крутым - вон как у Лим глаза горят. Она своей машинкой явно ужасно гордится, и это - самое главное. Конечно, идея балансировать ее с помощью багажа ее немного... смущала. А что если багаж свалится? или еще как-то баланс собьется?.. Но, если что, можно будет спрыгнуть. Ну, наверное. Главное чтоб машинка совсем уж баланс не потеряла в результате...

"Не подведи, хороший", - подумала Раднари, едва останавливая себя, чтоб не тянуться к моноциклу сознанием - так, как привыкла со зверями. Перед тем, как их седлать, стоило найти контакт, договориться, успокоить, подбодрить - тогда и зверю было проще, и тебе. Но только даже с Т7 это не работает, а уж со спидером-то тем более - даже если и есть свой ИИ, то на Силу он всяко не отзовется. Поэтому она просто мысленно погладила его по гладкому боку, слушая Лим.
...получается, она имеет - или имела? - какое-то, самое близкое и неприятное, даже болезненное, отношение к армии?
...получается, она таки старше Фай? а выглядит младше...
...получается, с ней было что-то...что-то, когда она едва не умерла, едва вытащили?..
...кто у нее погиб вот так - от чужого дурного приказа?..

Раднари почувствовала, что ее сердце кольнуло острым состраданием, которое она толком не знала, как выразить. Страшно, когда ты ничего не можешь сделать. Страшно ходить и не знать, как там те, кто тебе дорог. Страшно понимать, что ты ничего не успеешь, не сможешь - никак, ну совсем никак - ничего сделать. Ей - внезапно - ужасно захотелось просто обнять эту едва знакомую ей девушку, просто потому что ну...что тут скажешь, все же понятно-то.

Она уже совсем собиралась глупо пошутить что-то про то, что их, джедаев, так-то просто не убьешь - можно убить кого угодно, если знать, как, и ты сама это знаешь, - но тут появился дроид-носильщик и прервал этот, какой-то невыносимо личный и откровенный, разговор.
"Потом поговорим", - подумала Раднари. - "Если ей будет это нужно - потом еще обязательно поговорим".

- Нет, не сказала, - помотала головой Раднари. - Ух ты! Если я правильно понимаю, о чем ты, - про него же толком неизвестно, где он спрятан. У тебя появились какие-то данные?

Она протянула руку:
- Давай помогу багаж донести?

+5

8

[icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon][nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status]

- Какие-то данные? Ха, бери выше! - Лим легонько пнула носком дорогого, хоть и насквозь пропыленного сапожка один из чувалов и, не услышав звяканья, стремительно присев, вскрыла магнитные застежки. - У меня есть не просто данные, у меня есть кое-что намного круче. Карта! Самая настоящая, древняя, как гов… то есть очень-очень древняя, еще на пластике… keepuna, куда ж я ее сунула-то? Не сумка, а хренова черная дыра какая-то…

Из недр чувала на плиты стоянки постепенно угодили: ярко-розовая мыльница для жидкого мыла с дозатором, пара обойм для тяжелых армейских бластеров, пилочка для ногтей с неприличной наклейкой на ручке, набор отверток в роскошном кожаном бандольере; что-то до икоты похожее на сброшенные в пакет стимы, продолговатые ярко-синие фрукты в прозрачном гермоконтейнере. Из раззявленного зева чувала сиротливо свисал уголок белой пушистой шкуры. Лим, же, увлеченно ковыряясь в своем добре, не забывала поддерживать светскую беседу, лукаво поглядывая на Раднари из под челки.

- Тот ханурик, у которого я эту карту спи… одолжила, рассказывал, что по легенде ее лет триста тому создал местный, тарисский, воровской король. Для своих детишечек. Нарисовал карту и на ней отметил нычки с уворованным добром. Почему-то он решил, что самым беспалевным местом для того, чтобы спрятать свои богатства, будет Архив. Впрочем, если те спецификации защитных систем, которые к карте прицепом идут, правда, то я могу его понять. Руки чешутся, так хочется попробовать их на прочность. Но про карту… о! Вот она, поганка!

Засунув руку в распотрошенную сумку по самый локоть, Лим извлекла-таки на свет дневной невзрачный на вид серенький тубус. Щелкнула механическими - древность из древностей! - зажимами и протянула открытый сосуд со знаниями Раднари:
- Во, зацени. Трогать не бойся, она надежно закреплена. У меня есть копии в цифре, но это ж не то, правда? Голова кругом идет, когда думаю, что этой вот фитюльке - триста лет! Короче, король карту создал и куда-то пропал с концами. А детишечки его между собой передрались. Да так, что за кладами и идти некому было в итоге. Карта же при одном из штурмов попала в чьи-то тупые, но цепкие лапки. И пропала. На двести пятьдесят лет. Всплыла она на черных аукционах, там чего только нет - думаю, если прижать кого надо, то и труселя первых раката обнаружатся, - и долго меняла владельцев. Все считали, что это галимая подделка, но выглядела она стильно, потому и перепродавалась. Ну, и по анализам выходило, что это и правда древний кусок де… пластика. Так что в любом случае - антихвариат.

Разбросанные вещи заняли свои места и Лим, снова застегнув чувал, взвесила его на руке. Поднявшись на ноги и потянувшись, словно проснувшаяся кошка, протянула сумку Раднари.

- Спасибо за помощь, этот вот баул забирай. Он помягче будет и менее стремный. Ну, в итоге мой знакомый ханурик на карту налетел, когда пополнял свою коллекцию документов эпохи Ревана. А у него на подлинники нюх такой же, как у меня на дырки в защитных контурах. То есть если говорит, что оно - настоящее, то оно - настоящее. Короче, будем ехать - посмотришь повнимательнее. Там много прикольных пометок есть, я часть перевела, но много осталось: оно просто на старом диалекте хаттского и на примерно таком же старом диалекте высокого галакта. Я запросто могла налажать с переводом. Если какие-нибудь закорючки покажутся знакомыми, то тебе как раз и карта в руки.

Достигнув моноцикла танцующей походкой, Лим перещелкнула что-то на панели управления. И в тот же миг из обода выехали в две боковые стороны две самораскладывающиеся конструкции, больше всего походившие на чашки на не очень длинных ручках. “Чашки” были ажурными, но внутри одной из них с шорохом и шипением надувалось что-то, в чем через пару минут можно было опознать довольно миленькое креслице.

- Гляди, пассажирское место тут, багаж уложится туда, на другую сторону, - подавая пример, Лим аккуратно разместила свой погромыхивающий чем-то металлическим, баул во второй “чашке”. - Будет дуть, врубай отталкивающее поле вот этой кнопочкой. Оно прозрачное, я его в борде… веселом доме...кхм, одолжила. Если будет узко, чтобы проехать, то я тебя назад перекину, а баулы вперед. Но по идее до первого из двух мест мы должны без “шкуродеров” добраться. Да, вот еще, возьми.

Из отсека во все том же ободе появились очки. С виду самые обычные визорные, из тех, которыми пользуются пилоты общественных ховербайков для защиты от ветра и песка в лицо. Эти отличались только наличием коммлинка, который накладывался на ухо и скуловую кость. Приняв у Раднари баул, Лим протянула очки спутнице. Себе она достала такую же пару и шустро приладила ее на голову, показывая, как именно нужно все это добро носить.

- Будем ехать - говорить будет никак. Так что если что-то нужно, то доораться до меня можно будет только с помощью этой штуки. Ну, устраивайся, проверяй, как оно тебе. Там есть крепежи, если хочешь подстраховаться. А я попутно проверю балансировку. По виду должно быть нормас. Ой, блин, совсем забыла спросить - ты вообще про ракгулов этих хоть что-то знаешь? А то у меня всех знаний о них - что прививки чешутся. Ну, и что от хедшота они в целом помирают так же, как и все остальные, у кого мозги в голове.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-03-08 13:07:51)

+5

9

Раднари с уважением посмотрела на карту. Нет, не то чтобы она не видела вещей даже более старых  - но никогда не переставала поражаться таким срокам. Триста лет (минимум триста!) внушали ну по крайней мере уважение. А пометки - явно от руки и на бегу - придавали еще больше весомости... над-реальности какой-то даже... этой казалось бы обычной вещи. Ты вот так протягиваешь руку - и касаешься того, что кто-то создал такую прорву лет назад. Подумать только, три-ста лет. Просто с ума же можно сойти. Они изучали, конечно, древность и совсем древнюю, и древность поновее - но все-таки с момента создания этой вещи даже для этой планеты прошел срок, равный смерти и воскресению... Да и не только для нее.

Раднари встрепенулась, подхватывая сумку. Изучить карту она еще успеет по дороге, а вот тратить время - и тем более время чужое - явно не стоит зря.

Конструкция пассажирского сидения ее... мало сказать озадачила. Если уж говорить совсем честно  - "напугала". "Джедаи не боятся", сказала она себе.
Боятся, и еще как, конечно же.

Но с другой стороны... она ведь доверяет Фай, правда? Значит, она доверяет и Лим тоже. И этой...конструкции доверяет тоже. Ладно.
"Ладно", - подумала она. - "Если эту штуку снесет, я-то отпрыгну... а вот удержит ли тогда моноцикл равновесие? а вот не факт... какой бы ни была хорошей ее реакция, она просто не успеет... не успеет. Значит, нужно прыгать не вовне, а внутрь, чтоб как-то это компенсировать... так что крепежи - нет, наверное все-таки нет. Лучше рассчитывать только на себя".

Ракгулы, подумала она еще. Они могут навалиться кучей, и тогда... тогда моноцикл может опрокинуться, и тогда придется отбиваться... как-то. Ракгулы. Чума этого мира...
Она поняла, что Лим спрашивает ее... о них. Очень... своевременно. Ох.
Ну, по крайней мере, прививку она сделала. Уже хорошо. Очень, очень хорошо...

- Ракгулы... - глухо проговорила она, глядя куда-то поверх головы Лим. - Никто не знает точно, что или кто они такое... откуда взялись и каким образом существуют так долго. Сохранились данные, что давным-давно их породила на свет злая воля и темная магия ситхов. Я слышала версию о биологическом оружии, сброшенном с бомбами, и о сумасшедшем ситхе, мечтавшем о бессмертной армии, и о темном артефакте... Впрочем, это все не имеет сейчас значения... по крайней мере практического и для нас, - она пожала плечами, возвращаясь в здесь-и-сейчас. Ее подвижное лицо стало жестким и очень взрослым. - Они живут стаями, предпочитают подземелья, но солнечного света не боятся. Неразумны, или по крайней мере не доказано обратного. Бесполы и бессмертны, как многие творения ситхов. Хорошо слышат, видят плохо, обоняние среднее. Как правило, дерутся как звери - своими когтями и зубами. Если увидишь в руках ракгула оружие - говоришь мне, и мы...драпаем. Как можно скорее, - она сделала движение рукой, мол, объясню потом, если будет интересно. - Они не умеют лазать, но отлично прыгают. Если будет драка... - а она неизбежно будет, подумала она, мы едем в такое место, что... - Если будет драка, береги горло и лицо. Не смотри на меня, им меня не достать. Старайся занять огневую точку повыше и огородиться. Любая решетка, за которую ты едва протиснешься, подойдет. Любой ракгул крупнее человека... человека.

"Сказать - не сказать?" - подумала она. - "Если это подорвет ее отвагу... лучше отказаться от ее затеи сейчас, чем..."

- Ракгульская чума в том виде, как она есть сейчас - это вирус, - глухо и правильно выговаривая слова, проговорила она. - Если прививки... не было сделано или срок ее действия завершился, то любой укус, любая царапина сделают из тебя ракгула меньше чем в течение трех дней. Да, - слова на язык шли тяжело и медленно. - Все эти твари когда-то были какими-то разумными. Но способа вернуть разумного после того, как он полностью обратился в ракгула, не существует. Только очистить мир от него.

+3

10

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

- Мудаки эти ситхи, вот что я скажу. Сам не гам, другому не дам. Такую планету изгадили, возрожденцы косорукие, - Лим внимательно выслушала все: и историческую справку и краткий экскурс в быт и нравы ракгулов. Попутно краем глаза отследила показания стабилизаторов. Все было более чем прекрасно. Незамеченными не остались и некоторые опасения, которые маленькая джедай выказывала относительно надежности их средства передвижения. Лим хихикнула беззлобно и не преминула похвастаться. - Не волнуйся, “Альбедо” надежно стоит на любой трассе, стабильно. Прям как золото в хаттском хранилище. Мы с моим колесастым “зайчиком” в том году выиграли “Большую милю” в татуинских каньонах. Это гонка такая, и для лохов, и для профи. Там все кучей едут, правил нет, соперников устранять - милое дело. Чего только не творили: и оползни на головы спускали, и с песчаными людьми договаривались, и тупо сталкивали с обрывов, и стреляли. Я думала, что тот журналистишка, которого мне распорядитель гонок вместо моего залога за заезд навязал, сразу после старта дуба врежет, так он трясся. А под конец сидел как на диване, щебетал что-то, голозаписи снимал свои. Хм, хорошо слышат, говоришь? Тогда тем более отлично - этот малыш абсолютно бесшумный. Остальные мои машинки поболе гремят.

Лим приглашающе похлопала по сидению и, убедившись, что пассажир морально готов к отправлению, резюмировала по услышанному:

- Горло беречь, в перестрелки с ракгулами не вступать, если они первые начнут; стрелять с высоких позиций, демпферы обязательны. Все понятно. И да, расскажешь потом, что за бугры на ровном месте - эти ракгулы с оружием? Любопытно страсть до чего, люблю про всяких жутких зверюг узнавать.

Маленькая мириалан забралась на водительское место, завела двигатель, - звука и впрямь почти не было, скорее легкое такое движение нагретого воздуха вокруг крохотных дюз в условно-задней части моноцикла. Внимательно посмотрела на разом посерьезневшую Раднари, которая как раз раскрывала щекотливую тему того, откуда берутся ракгулы. Кого-то другого эта информация, наверное, обескуражила бы, но Лим за свою короткую жизнь уже успела почти помереть массой разных способов, так что вариант с потенциальным превращением в мясоядную заразную хрен-пойми-чтожить был не лучше и не хуже тех, остальных. Просто требовал некоторых пояснений.

- Не, как есть мудаки эти ситхи. Интересно, как они планировали эту пандемию потом останавливать? Потому что править ордой неразумных тупых тварей - это точно не предел ситхских мечтаний, как это вижу я. Но, если отвлечься от лирики, то спрошу только одно: у тебя твердости руки, случись что, хватит-то, чтоб отчекрыжить мне башку, до того, как я стану зеленой, уродливой и начну пробовать вырвать тебе трахею? А то я бы предпочла умереть красивой, знаешь ли. И уж точно не с куском джедайской робы в зубах:  хотя бы с листиком салата или яблочком, на худой конец. Прыгай, мы уже прогреты и готовы стартовать. Мальчики-котики, то есть катары из военных, которые мимо меня пробегали, сказали, что первые семь-восемь километров тут - общевойсковая дорога. Безопасная, ровная, все педали. Звали в гости, но это уже на обратном пути, если вдруг.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-04-17 01:16:04)

+5

11

Раднари серьезно кивнула, устраиваясь на пассажирском месте. Было уютно и устойчиво, хотелось свернуться клубком - но это, пожалуй, все-таки было бы лишним. "Альбедо" едва слышно, на самой грани слышимости, гудел и так же едва заметно вибрировал - как нагретая земля под солнцем, как луг, над которым кружат насекомые - и странным образом это успокаивало, вселяло уверенность, будто величавый железный зверь говорил им обеим "Я тут, я с вами, все получится, не дрейфьте, красотки!" Раднари слабо улыбнулась, хоть обсуждаемая тема и совсем не располагала к улыбкам.

- Не бойся, - тихо сказала она, - у меня твердая рука. И я могу тебе обещать, если что - это будет быстро и не больно. И... надеюсь, если что, на взаимную любезность с твоей стороны, - можно было бы подумать что она шутит, но она была совершенно серьезна и спокойна. - Вообще, если прививки у нас обеих сработают нормально - этого случиться не должно. При наличии прививки максимум побочки от ракгульих укусов - воспаление и лихорадка, которые без проблем снимутся кольто и обычными процедурами. А вот сама чума... - она задумчиво и бездумно погладила "Альбедо" по ближайшей металлической части. - Сама чума может развиваться медленно, и тогда идентифицировать ее просто. А может - в считанные минуты после ранения. Человека... - она думала об одном конкретном, но все-таки тут же заставила себя исправиться, - то есть любого разумного, я думаю, - начинает ломать в разные стороны, будто... будто огромные руки лепят из него что-то другое. Он... начинает кричать - и в какой-то момент... этот крик срывается в такой... хриплый визг. И... из кожи начинают рваться шипы, - она зябко передернула плечами - и виновато посмотрела на свою собеседницу. Кажется, это ей, джедаю, положено быть сдержанной и спокойной - но как быть, если эта картина несколько недель заставляла тебя просыпаться ночью, едва сдерживая крик?.. И потом, эта...информация тоже может быть полезна. Плохо, что ее не транслируют в космопорте Тариса вместе... а можно вместо обращения губернатора. А можно еще и в каждом лагере... Она отложила эту мысль на обдумать потом и серьезно и спокойно договорила: - Если... если увидишь такое, происходящее со мной - не жди, не думай, бей сразу в голову, лучше два-три выстрела подряд. Я... не хочу даже думать о том, что я могу натворить, будучи... будучи...

Она замолчала, глядя прямо перед собой, но заставила себя встряхнуть головой и улыбнуться своей временной напарнице. День был слишком ясным и светлым, чтоб думать о всякой пакости сверх необходимого.

- Но мы будем осторожны, и все пройдет хорошо. А безопасная и ровная дорога - это просто отлично, просто то, что нужно. Жми, капитан!

+3

12

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

- Я не промахнусь, - острый, колкий прозрачно-серый взгляд подвел черту под обсуждением вопроса о возможных вариантах эвтаназии. Лим внимательно выслушала все озвученные симптомы и сделала себе мысленную пометочку. Будет возможность - спросит подробнее. Не о процессе, с ним все ясно. Обо всем прочем. Пока же она тряхнула головой - только и видно было, как разлетелась рыжая челка и голосом стюардессы космолайнера объявила:

- Пассажирам просьба приготовиться! Транспортная компания “Ни дна, ни покрышки” желает вам приятного пути!

Лим дождалась, пока спутница окончтаельно расположится на своем месте, и неспешно газанула. Зачем нервировать пассажира резкими стартами? Раднари ей ничего плохого не сделала, не то, что тот, помянутый ранее, журналюга-кровопивец. Скорость “Альбедо” набирал плавно, и ограда форпоста скоро осталась за их спинами. Солнце светило ярко, желтыми столбами пробиваясь сквозь прозрачно-зеленые кроны здоровенных деревьев, дорога из желтых же, похожих на кварц-бетон плит действительно была ровной и гладкой. Моноцикл Лим выставила на высоту около двух ладоней - раз все так красиво, то выше и подниматься пока не стоит. Виды вокруг простирались пасторальнешие, словно и не было на планете ни импов, ни репов, ни вообще - людей. Только безбрежно-сонное зеленое с золотом море листвы, травы и света, да стонущие в отдалении гигантские сооружения, похожие на величавых манаанских китов.

Задумавшаяся Лимаэлн наслаждалась течением трассы, ощущением теплого покоя, такого редкого для нее в последнее время. На очередном небольшом повороте очнувшись от своих расслабленных дум, она виновато посмотрела на Раднари в ее “гнездышке”. По идее надо было бы развлекать пассажира, а Лим завтыкала. Впрочем, у нее была мысль по поводу, на которую ее натолкнули все те же мимопроходившие катары.

- Ты там как? Не трясет? Если ты не против, то через половину сухой мили будет одно место. Я бы хотела остановиться там на пару минут. Просто… Ну, сама увидишь.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-04-23 15:46:27)

+2

13

Раднари, чуть улыбаясь, сидела и смотрела вперед, думая разом - обо всем на свете и ни о чем.  Сидеть было так уютно, что она все-таки на автомате подобрала под себя ноги - сапоги у нее были достаточно чистыми, разве что немного пыльными, ну, сколько там можно запылиться, дойдя по сухой и чистой дороге от их временного дома до стоянки байков. Встречный ветер дул в лицо, сбивая назад и растрепывая короткие белые волосы, на коленях тяжело и весомо лежала карта, которую стоило бы изучить, дорога и правда была пустынной и ровной (Раднари помнила, что еще всего пару недель назад тут на каждой сотне метров стояли блокпосты, собирались устраивать большую зачистку - похоже, таки сделали и сделали хорошо, вот и отлично, вот и славно, надо будет по возвращении поспрашивать ребят, как все прошло - до того как-то все недосуг было), Лим светилась сосредоточенным покоем и уверенностью, и миссия начиналась более чем хорошо. Но - посмотрим, как-то все будет дальше.

У Раднари до сих пор не было напарников-стрелков и нефорсов, и конкретный боец был ей неизвестен в деле, но по отдельным деталям складывалось ощущение, что они сработаются. Лим, несмотря на первую иллюзию некоторой... безалаберности и безбашенности, вызывала ощущение опытного бойца и в целом... опытного, а то и очень печально-опытного разумного ("Сколько же ей все-таки лет - на самом деле?" - задалась Раднари невольным вопросом - и тут же отмела его, за полной бессмысленностью. Не ее дело. Вот точно - совершенно точно - не ее, и любопытство тут неуместно). Такая вряд ли полезет дуром под лайтсабер, и рекомендации по обороне не забудет при первой же драке, оправдываясь потом, мол, "увлеклась". Отлично. Значит, может быть даже можно будет позволить себе чуть-чуть любопытства и обшарить какие-нибудь интересные развалины - ну, по крайней мере, после того, как будет сделано дело...

Внезапный вопрос выдернул ее из размышлений, в которых она уже успела напрочь потерять нить.

- Мне отлично! Я было даже забыла, что мы вообще едем, - засмеялась она. - А куда заезжать - тебе решать. Конечно же, я не против. До четверга я абсолютно свободна.

Дурацкая недо-цитата из смешной детской книжки, месяц назад подсунутой ей Мэем, сама собой сорвалась с языка, и Раднари улыбнулась немного виновато, будто случайно озвучила что-то слишком личное и глупое.
Джедай, целый уже джедай, даже с ученицей, а туда же... эххх.

+4

14

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

– Запомните, ибо никому больше не доведется этого увидеть, – сказала королева. – Таким был Чарн, великий град, столица Короля Королей, чудо этого света, а может быть, и всех остальных...
– Ныне здесь царит молчание, но я стояла здесь, когда воздух был полон звуками, что издавал Чарн. Здесь грохотали шаги и скрипели колеса, щелкали бичи и стенали невольники, гремели колесницы и барабанный бой возвещал жертвоприношения в храмах. Я стояла здесь перед гибелью города, когда со всех улиц раздавался боевой клич и кровь струилась рекою… – Она на мгновение замолкла. – И сразу, в единый миг, по слову одной-единственной женщины Чарн погиб! (с)


картинка на тему

http://jolstatic.fr/www/captures/850/2/36882.jpg

Лим с улыбкой фыркнула, услыхав знакомую цитату: Джейс, ее покойный “полевой муж”, очень любил эту старенькую детскую книжку и постоянно, к месту и не к месту сыпал фразочками оттуда. Услышать это вот “до четверга совершенно свободен” - было… хорошо.
- Тогда заметано. Заскочим. А чтобы время не потерялось… держись, - Лим хлопнула по панельке, включавшей общую ветрозащитку, подняла моноцикл еще на пол-ладони и дала по газам. Скромненько, но деревья по бокам дороги слились в одну протяжную серо-желто-зеленую полосу. Дорога позволяла выжать и больше, но Лим решила дать Раднари возможность пообвыкнуться со всеми этими скоростями.

Половину сухой мили они преодолели за пару минут. Тормозила Лим плавно, разворачивая “Альбедо” так, чтобы в полной мере позволить своей пассажирке оценить вид. Да и самой им насладиться - до этого момента эту вот тарисскую достопримечательность Лим видела только на голограммах.
Моноцикл замер, словно вкопанный, неподалеку от края огромной полукруглой платформы, с которого открывалась обширная, до самого горизонта, панорама разрушенного и почти поглощенного лесом древнего города. Далеко, насколько хватало глаз, тянулось темно-зеленое, с грязноватыми желтыми проплешинами в отдельных местах растительное море. Круглые башни с обвалившимися, иззубренными краями своих жилых дисков то тут, то там пытались восстать, порвать древесные путы, освободиться и воссиять в своем прежнем блеске, но природа была явно сильнее. И неумолимее.

Вот, чуть левее от того места, где застыла, вытянув шею вперед, маленькая мириалан, один из рукотворных гигантов просто упал на бок, сраженный не то людской волей, не то временем и натиском природы. Вот еще один его собрат осыпался наполовину, вытарчиваяся в небо, как больной, полуразрушенный зуб. Тишина кругом стояла просто оглушительная, не было слышно даже привычных стонов проседающей под напором ветров арматуры. Да и ветра не было: кроны деревьев внизу застыли в полной неподвижности. А над всем этим раскинулось без границ и краев непривычное для Тариса нежно-голубое небо в тонких, острых лезвиях облаков.
Солдаты-катары, у которых Лим спрашивала дорогу, сказали, что в этом месте у неба голубые глаза, которые смотрят тебе в душу, если она у тебя, конечно, есть. Она хмыкнула тогда скептически - про себя, конечно, зато очень выразительно, - мол, совсем у ребяток от хреновой еды и еще более хреновой службы мозги на синткисель в голове изошли. Да и думать забыла про то, что эти романтики с большой дороги ей напели. Запомнила дорогу, вспомнила абрисы строений с не своих голографий - и все.
А теперь вот стояла на краю этого мертвого мира, смотрела в его неожиданно голубое небо и начинала-таки подозревать себя в наличии души.

Над землей бушуют травы,
Облака плывут кудрявы
А одно, вон то, что справа - это я...
Это я.
И не надо больше славы,
Ничего уже не надо
Мне и тем, плывущим рядом.
Нам бы жить и вся награда
Да нельзя…1

Старую грустную солдатскую песенку Лим намурлыкивала совершенно непроизвольно и очень-очень тихо. И все равно - в окружающей бьющей наотмашь тишине казалось, что едва слышные слова звучали громовыми раскатами.

Лим выпала из своего созерцательного транса, вспомнив и о том, что она тут не одна, и о том, ради чего, собственно, она решила тут остановиться. Широким шагом подойдя к “Альбедо”, она выволокла из своего чувала дорогущую голокамеру и, повернувшись, взглядом нашла Раднари.
- Ну, как тебе тут? - спрашивала она так же, как и пела: еле слышно. Словно боялась, что заговори она погромче - и мертвый город внизу проснется.

---------------------------------------
1 - дворовая переделка песни Вадима Егорова "Облака".

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-04-24 00:56:43)

+4

15

Мы поднимаемся вверх, мы закрываем глаза
Там, где мы слышали свет, остались только слова
Там, где кончается звук, там превращается в пыль
Твое последнее солнце

Магелланово Облако – Последнее солнце


Раднари...не любила Тарис. Стыдилась сама своей нелюбви, пыталась рационализировать, отстраниться, успокоиться, смириться, принять - но ничего не могла с собой сделать. И каждый шаг здесь, каждый взгляд, каждое дуновение ветра только напоминали ей о причинах ее нелюбви. Кажется, Тарис сам по себе был злой и жестокой карикатурой на то, что она всегда любила. Отравленные ядом и химией озера вместо голубых и чистых, ядовитые хищные твари, мечтающие если не убить, то хотя бы искалечить и заразить тебя, перекрученные, переломанные деревья, плоды с которых нельзя есть... Жестокая, жестокая пародия, жестокая, издевательская насмешка над живыми, дышащими планетами-лесами, такими, как Тайтон...

...и не менее жестокая насмешка над планетами-городами, огромными и полными достижений разума и воли разумных. Оказаться здесь, сразу после Корусанта, с его бесконечными потоками каров, миллиардами разумных, сверкающими транспаристилом и дюрасталью верхними ярусами, и нижними, скрипящими и живущими своей - жуткой и непостижимой - но несомненной - механической жизнью - оказаться здесь сразу после было... ошеломительно. Ошеломляюще, чудовищно и издевательски - если б она могла заподозрить Великую Силу в чем-то, похожем на черный юмор.

"Смотри. Смотри и слушай. Здесь когда-то был огромный город. Огромный город-планета, похожий на Корусант", - кажется, слышалось в каждом скрипе старых проржавевших перекрытий, скрученных ржавых балок, болтающихся на, кажется, едва заметной, все истончающейся нити металла. - "Здесь когда-то была жизнь. Здесь жили разумные. Смеялись, грустили, ненавидели и любили. Рождали детей, влюблялись. Взрослели, старели, умирали, ложились на семейные кладбища. Оставляли за собой - свои открытия, свои достижения, своих детей, свои дома. Другие разумные убили их - всех, разом, в одночасье. Здесь больше нет людей, нет и не будет, не место им здесь больше".

Смотри и слушай, джедай. Смотри и слушай.
Это - и ваша - и твоя лично - ошибка.
Вот она, цена ваших ошибок. Смотри, какова она.
Планета, полная смерти. Кладбище, жизнь на котором вырастает заново - искореженнная, искалеченная, не-мертвая, не-живая.
Смотри и слушай.

...Раднари сползла с сиденья "Альбедо" на землю, чувствуя - будто ее ударили под дых - как к горлу подступает волной все то, от чего она - вполне успешно - бегала все эти месяцы. Скрывалась за делами. За планами. За бессмысленной болтовней с Кирой. За короткими встречами с Фай. За сиюминутными попытками - помочь, здесь и сейчас, тем, кому это нужно. За медитациями, за тренировками, за чем-угодно-еще. Отстраниться. Не слушать. Не смотреть. Не думать. Не-ду-мать.

И здесь и сейчас, на этой площадке, на которую ее привезла Лим, маленькая мириаланка, недавняя ее знакомая, Тарис пришел к ней - весь, сколько его есть. Смотри и слушай, сказал он, глядя ей прямо в душу своими - внезапно - пронзительно-голубыми, пристальными и жесткими глазами. Смотри и слушай, джедай, и не смей отводить взгляд. И ей казалось, что она падает, проваливается, тонет в этой синеве, растворяется в тысячах едва слышных, исчезающих, тающих, страдающих, больных голосов...

Пока один голос - тихий, но живой, совершенно несомненно живой - не нашарил ее, тонущую и растворяющуюся в этой пустоте и боли. Сперва отдельные даже не слова - звуки. Звуки сложились в слова. Слова стали фразами, фразы оказались смутно знакомы, - нет, она точно слышала эту песню, эту, или какую-то очень похожую на нее - и едва слышным шепотом зашевелились губы, повторяя - ну не петь же, право-слово, ей же банта на ухо наступила...

Эта боль не утихает,
Где же ты, вода живая?
Ах, зачем война бывает?
Ах, зачем
Зачем нас убивают?..

Потом снова наступила тишина - и в этой тишине прошуршали, едва слышные, шаги - и вопрос едва заметным касанием коснулся сознания - и Раднари поняла, что сидит на коленях, в традиционной позе медитации, неподалеку от "Альбедо" - и щеки у нее мокрые насквозь. Когда, как она успела так постыдно расплакаться?..

- Да, очень... очень сильное место, - тихо сказала она, стесняясь поднять глаза. - Спасибо тебе.

Отредактировано Hero of Tython (2018-04-27 03:12:45)

+4

16

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

— Герои, Малый, — сказал он, — привыкают постоянно жить с мыслью о смерти. И сохранять спокойствие. Но, в сущности, все мы должны этому научиться. И ведь мы с тобой, не будем уж притворяться, тоже жили эту неделю с мыслью о смерти. О моей смерти, Малый. Только я куда живучее, чем думает доктор.
Какая-то особенная светлая улыбка теперь уже не сходила больше с лица прадедушки. Она, так сказать, нашла себе здесь пристанище.
— Собственно говоря, — продолжал он, — я проживу еще довольно долго после моей смерти. Не обязательно в этих рыбацких штанах и шерстяных носках и в этих черных ботинках. Скорее как образ. В тебе. И в книгах.
— В каких книгах, прадедушка? — удивленно спросил я.
— В твоих книгах, Малый!
Улыбка его становилась все шире, словно лампа, которая разгорается все светлее.
— Ты подаришь мне что-то вроде бессмертия. И продлишь мне жизнь, — продолжал он. — Я построил себе памятник в твоей памяти. И сделал это не без умысла, Малыш. Умру я теперь в один прекрасный день или нет, это не так уж важно. Лет через двадцать или тридцать ты поймешь это. (с)


- Жизнь… жизнь вообще - очень сильная штука, - Лим, повесив голокамеру  на шею, подошла и села рядом с Раднари. Откинулась назад, уперев руки в теплую шероховатую поверхность и запрокинула голову вверх, в блекло-голубое небо. Похоже, что со своей душой под ним сейчас встретилась не только она. А раз так…  раз так, то можно и вынырнуть ненадолго из-под привычной маски для незнакомцев. И сказать этой плачущей девочке то, что в любом ином случае если и сказала бы когда, то одному-единственному человеку. Тому, кого она никогда больше не увидит. Тому, для кого она снимает все эти бесконечные часы голографий во всех интересных местах, в которые заносит ее сейчас ее поиск и ее судьба. Как знать, может быть… слова смогут чем-то помочь. Не ему, тому кого никогда не будет рядом, но ей - той, кто есть здесь и сейчас… - Когда-то здесь стоял великий город. Полный жизни, смеха и слез. Правды и неправды. Добра и как получится. А потом… кто-то решил, что смерть может что-то изменить… Вот только он ошибся. Потому что жизнь - сильнее всего на свете. Город пал, смех оборвался, исчезли люди, изменилось само понятие правды… может быть, а может быть осталось прежним. Вот только жизнь - она никуда не делась. Посмотри...

Лим махнула рукой, спуская с той снятую с шеи голокамеру. Та черной, тихонько жужжащей птичкой спорхнула с маленькой ладони и вышла на высокую орбиту. Она сделает пару кругов, чтобы охватить и запомнить все, а потом вернется назад.

- Посмотри… оно все - живое. Город сливается с лесом, город исчезает, но кто сказал, что так будет всегда? Кто сказал, что ничего нельзя изменить? Я хочу… когда-то вернуться сюда снова. Чтобы увидеть все это - еще раз. Я не знаю, что именно я увижу здесь. Но… знаешь, глядя на тебя, на головастика своего лопоухого, на всех вас… я думаю, что то, что я увижу - будет жизнью. И мне отчего-то кажется, что это будет хорошая, интересная и полнозвучная жизнь. И снова сюда придут люди. И снова будут смеяться, грустить, петь и любить кого-то. И, может быть где-то среди заново отстроенных зданий будет дерево, которое посадишь ты…

Голокамера вернулась из своего недолгого полета, покружила немного и, затихнув, устроилась на ладони у Лим. Та нажала кнопку воспроизведения, отсматривая снятое и, нет-нет, да и поглядывая с лукавой улыбкой на замершую рядом Раднари.

+2

17

Раднари слушала Лим, чувствуя, как горячо становится щекам, как застывшие в глазах слезы становятся нестерпимо-горячими и высыхают.

Надо было бы ответить…что-то достойное, что-то такое…про будущее и про надежду, и вот это все. Вообще, надо было бы…чтоб эти хорошие слова сказали не ей, утешая, а чтоб их сказала она сама. Она же джедай. Она должна помогать людям, а не...наоборот. Вот только у нее не было…ни слов, ни сил, ни мудрости, достаточных для этого. И не было даже толком слов, чтобы выразить то, что происходит в ее душе.

"Может быть... рано, просто слишком рано дали мне ранг джедая", - мелькнуло у нее в голове - уже в который раз?.. - "Может быть..."

- Спасибо…спасибо тебе, - тихо откликнулась она. - Жизнь…да, жизнь, любая, всегда сильнее и выше смерти. Жизнь всегда заменит собой ее, заместит, заполнит и наполнит смыслом выбитые смертью каверны. В этом суть Силы. Об этом порой так сложно помнить - но об этом нельзя забывать. Спасибо, что напомнила мне об этом. И спасибо…что веришь в нас. За вечным противостоянием так…легко забыть, зачем это все. Зачем мы есть. Зачем делаем то, что делаем. Фай помнит об этом, а вот я…я порой забываю.

Она перекатилась и легла спиной на плиты, глядя вверх, прямо в странно-голубой кусочек неба. Такое небо могло бы быть тайтонским, да... небом какой угодно другой планеты. И плиты под спиной были бы такими же теплыми, какими были бы плиты на любой планете, где есть деревья и солнце.

- Знаешь, - так же тихо сказала она, будто не ей, а этому самому небу, - когда видишь след старой большой беды, или когда беда случается, большая и сейчас... Проще всего - найти виноватого, в себе ли, в другом ли. Чуть сложнее - попытаться эту беду исцелить, прямо сейчас. И...скорее всего потерпеть в этом поражение, если беда и впрямь велика. Чтобы причинить большую беду, достаточно одного разумного и его решения. Чтобы исцелить ее, как правило нужны многие жизни... Но самое сложное - это... идти дальше. Увидеть эту беду, погоревать над ней и... понять, насколько ты можешь ей помочь, и нужен ли здесь именно ты, или... - она пожала плечами. - Прости, я... плохо умею говорить. И... и вот это самое сложное мне... дается очень плохо. Наверное, это от... гордости. Мне все кажется, что если Сила привела меня в это место, значит... это дело - мое. И порой кажется, что я могу... все. Или... очень многое.

Она перевернулась на живот - и прямо перед лицом у нее оказался кустик желто-колючей местной травы. Жесткая и горькая на вкус, она, тем не менее, была не ядовита для большей части разумных и основных видов травоядных, а благодаря каким-то компонентам ее рекомендовали перерабатывать в качестве дополнения к стандартному солдатскому пайку.

- Я читала такую легенду, - задумчиво сказала она, проводя пальцами по кончикам травы, - что один мастер поселился на отдаленной пустынной планете. И каждый день он сажал одно семечко. Всего одно. И вот, когда пришла его пора умирать, он связался с Советом. И его спросили - что же ты сделал за свою жизнь? Он улыбнулся и сказал только: "Я вырастил лес". И тут, ну... можно его осуждать ведь он мог сделать так много... всякого. А он просто вырастил лес. Или можно пойти и... посадить дерево, да.

Она подняла глаза на Лим и виновато улыбнулась:

- Прости, я... как-то меня... понесло в философию совсем.[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

18

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

Бэйб, это не просто история,
это - целая жизнь.
Когда ты кусаешь губы, пьешь, как извозчик, чтобы сморгнуть миражи,
а они всё равно с тобой: в голове, в подреберье, в паху.
Бэйб, как ты с этим справляешься?
Я никогда не смогу.
Поэтому я предпочитаю, другие игрушки, бэйб:
если очень захочется нежить, любить - убей. (с)


- Хм, а мне нравится этот перец,  - Лим  внимательно выслушала все, что говорила ее спутница и сделала какие-то, только ей и ведомые, выводы. Запись, которую принесла голокамера, была ровно такой, какую она и хотела получить. Так что маленькая мириалан перестала разглядывать мельтешащие кадры, выключила приборчик и, следуя примеру Раднари, бухнулась на спину, раскинув руки так, словно хотела обнять все то небо, что влезло в маленькое окно в синеву.  - Ну, который с лесом. Мужик… он предпочел быть, а не казаться. И сделал на самом деле дофига. Просто не в его “здесь”, и не в  его “сейчас”, а в будущем. Может быть он и сыграл в жмура, да вот только лес его  - есть предположение, что лес его живет и по сей день. Греет, кормит, радует, дышит. Ну, а “много всякого” в его настоящем на раз мог сделать кто-то еще, у кого леса не было. Как-то так я думаю, да.

“А что и когда делаю я? Живу прошлым, не замечаю настоящего, успешно и эффективно или убиваю, или отталкиваю свое уже не-будущее. Хотя… какое мне нафиг будущее. Нет его у меня. Не-ту. Дело сделать надо, закрыть все долги - и будь что будет.”

Лим смотрела в блекнущее небо, изо всех сил стараясь не думать, не вспоминать. Забыть о том, кто она, куда идет и зачем все это делает - о нет, это было не про нее. Но иногда она ловила себя на малодушной мысли, что, может быть, было бы хорошо, если бы карбонитовый сон забрал с собой и ее память. Позволил не продолжать, а начать все с ноля. И в этой, новой жизни она могла бы, например, жить на одном месте так долго, что получилось бы посадить лес…

- Ты свисти, как будешь готова дальше двигать. А то я тут могу залипнуть на бесконечно-неопределенное  время, кажется. А что до нужности и оценки собственных возможностей… хорошо, когда есть ощущение, что ты что-то можешь. И уж тем более все или очень многое. Это куда как лучше, чем ощущать, что ты не можешь и не сможешь ни сделать, ни изменить ничего. Уж лучше быть гордым, чем беспомощным.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-01 23:35:42)

+1

19

- Знаешь... мне тоже он очень нравится, - серьезно откликнулась Раднари, болтая ногами в воздухе. Она сама не знала, почему ее так вдруг понесло в философию и разговоры о таком... личном с полузнакомой девушкой, но ей почему-то показалось, что этот разговор был очень... нет, очень-очень важным и правильным для них обеих... ну для нее так точно. - Я думаю... я вряд ли бы смогла жить вот так вот, как жил он. Мне не хватает его... спокойствия и смирения. А он, со своим лесом, может быть, гораздо мудрее всех нас. Всех тех, кто куда-то постоянно бежит, кого-то спасает, пытается что-то предотвратить и изменить, отменить прошлое, не допустить будущего... вечно живет на разрыв, забывая самих себя и то, зачем живешь.

Она снова провела пальцами по траве, не видя самой травы, и проговорила тихо и глухо, скорее самой себе, чем Лим:

- Я надеюсь только, что... может быть, благодаря... таким немудрым на тот его лес, где бы он ни был, никогда...никогда-никогда не упадут бомбы. Потому что... строить - нужно всю жизнь, а разрушить... достаточно одного движения, одного решения, одной глупости или подлости. И, может быть, тогда... все будет не зря. Если получится уберечь хотя бы один город или лес. Хотя бы один раз получится... - она помотала головой и грустно усмехнулась, хотя смешного в этом не было совершенно ничего. - Говорят... если ты каждый день ходишь через лес, где живет волк, тебе должно везти каждый каждый день. А ему должно повезти только один раз, - она пожала плечами, заглянула Лим в лицо и честно созналась: - Честно говоря, когда я об этом думаю, мне... становится страшно, будто... все бесполезно. Будто я бегу на месте, а цель все удаляется. Но ведь это не так.

Она помолчала. В последних словах Лим ей почудился отзвук какой-то своей, затаенной, старой и безнадежной, боли - будто вдруг за ее плечом вдруг на миг появился высокий улыбчивый парень, который умрет, если заснет лежа, и считает таймером время, на которое он может отойти от корабля.

- Чувствовать себя беспомощным... жутко и больно для тебя самого. Для разумного нет ничего страшнее беспомощности, - осторожно проговорила она, чувствуя себя, будто прокладывала тропу через болото. Она прекрасно понимала, что ее... не звали в душу, не просили о помощи и... даже если что-то такое и есть... не сделать бы хуже. - А быть гордым и самоуверенным - может быть опасно... особенно для тех, кому ты хочешь помочь. Если переоценишь свои силы, не рассчитаешь, возьмешься чинить то, что тебе не по силам... так легко доломать то, что... могло бы еще... быть, существовать, пусть и надломленным.

"Тут хорошо, хорошо и больно", - подумала она. - "Наверное, это правильное место, чтобы... говорить, или по крайней мере думать, о том, что наболело. Мы еще немного побудем тут, и... и поедем дальше, да".[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+4

20

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

Лим лежала и расслабленно, подняв  и согнув одну ногу в колене, слушала свою собесдницу. На лице ее блуждала вполне  добродушная полуулыбка, дыхание было ровным и спокойным. А если бы здесь был какой-то менталист или эмпат, то и он не нашел бы в ее эмоциональном фоне ничего такого, ничего сверх доброжелательного любопытства…

… потому что не смог бы забраться так глубоко сквозь сплетение  ее мыслей, чувств и защит. Туда, где глубоко-глубоко внутри клокотала, не имея выхода, глухая черная ярость.

“На разрыв… где вы были, разрывные вы наши, когда нам на голову сбросили орбитальные бомбы? Где вы были, дорогие недопустители, отменители и очень-дофига-ценные особы, которые спасают мир прямщас и немедля, когда умирал Джейс, тот самый глупый чувак, который всего-то и делал, что садил и растил, как умел, свой лес? Он тупенький, он не умел красиво и с пафосом спасать мир, и всего-то  и мог, что сдохнуть, спасая всяких вот… нас. А вы сидели в теплых кабинетиках, говорили умные слова. Или разрывались где-то еще,  там  где нужнее, ага… Тьху, блин… Чтобы налететь и нагеройствовать - нужно пару часов, а потом можно ходить с красивой осанкой и блистать доспехом. А чтобы отстраиваться заново, заново и заново - нужно иметь мужество и терпение. И быть готовым делать свое неблагодарное дело снова,  и снова, и снова. Чтобы потом, на твоей могиле кто-то в сияющей белой броне мог сверкнуть великими деяниями и великим же душевным подвигом на фоне твоей жалкой жизни.”

Темнота кружилась внутри, черная, как тьма неизведанного космоса за бортом корабля, тягучая и разъедающая, как самые отборные стоки заводов на Нал-Хатта. Лим не говорила ничего, вслушиваясь в слова и пытаясь как-то обуздать свой гнев. Скосила глаза, глядя на маленькую, лежащую рядом фигурку. А потом маленькая рогатая девушка заглянула ей в лицо. И где-то рядом с яростной кислотной чернотой вспыхнул такой же обжигающий стыд.

“На кого ты сердишься, кудряшка?” - у стыда были знакомые мягкие интонации и в его словах звучал тот самый, нелепо-протяжный акцент. Так говорил когда-то человек, полностью и бесповоротно изменивший ее жизнь. Добрый, глупый и беспомощный сейчас владелец леса. - “На этого до смерти уставшего ребенка, который действительно живет так, как говорит сейчас? На разрыв, в постоянной гонке? Без сна, жизни, детства? Без неба над головой, без родных? С огромным не ее долгом, который ей выплачивать и выплачивать  - и никогда не выплатить? Который она будет тащить с собой до самой смерти просто потому, что родилась с возможностями и, к своему, видимо, несчастью, с совестью? Эх, кудряшка-кудряшка…”

Гнев утихал, сворачивался в своей глубине. Джейс… или то эхо его голоса, что жило в ней, - они были правы. А сама Лим - похоже, что нет.

- Хех, тогда могу только пожелать удачи в твоем нелегком деле... Ну, и если вдруг буду чем полезна - свисти. А что до бега на месте - думаю, что это все-таки не так.

На словах про беспомощность Лим только и могла, что беззлобно усмехнуться. Потому что про истинную беспомощность те, кто говорят о том, что там можно что-то чувствовать, ничего не знают. Самая крайняя точка бытия беспомощным - это вот… та смерть, которая без смерти. Все, что до нее - там можно что-то сделать. Хотя бы чувствовать. Пусть даже ужас  и жуть. Но ее собственный опыт по этому вопросу был настолько специфичным и личным, настолько опасным, что она предпочла просто молча смотреть в небо. И замирать внутри, в состоянии шока-осознания, слушая, то, что звучало следом.

Из Лим словно выбили весь воздух разом. То, что она считала правильным, то, что как ей казалось, было хорошим… возможно, оно таким просто не было?! Может быть она… взяла и замучала того, кто был для нее единственным, оставшимся от прошлой жизни?!

- Давным-давно… - голос был сухим и ломким, слова она подбирала очень и очень тщательно. Потому что ошибется, скажет лишку - и есть шанс, что все они - и она, и маленькая забрачка, и грустный парень с синими, похожими теперь на драгоценные камни, глазами, - все они просто умрут. Потому что она сейчас скажет одно лишнее слово. Но желание понять, желание услышать беспристрастное чужое мнение было таким сильным, что потеснило извечную осторожность маленькой мириалан,  - у меня был друг. Очень хороший. Очень близкий. И так вышло, что он заболел. Сильно, многие врачи говорили, что неизлечимо. Я… я была тем, кто выносил окончательные решения о действиях, которые доктора предпринимали по отношению к нему. Болезнь… по сути  оставляла его инвалидом. А чтобы он просто жил… все, что с ним делали -  было очень и очень больно. Теперь… когда ты сказала, я понимаю, что он все то время просто хотел умереть. А я в своей заносчивости  и гордыне - не давала ему сделать этого. Похоже, что я вот… когда-то доломала и заставила жить, мучаясь, то, что могло бы спокойно уйти.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-05 00:08:30)

+3

21

"Кажется, я... только что пнула сапогом по незажившей ране", - сглатывая вдруг ставшую горькой, как полынь, слюну, поняла Раднари, отвела взгляд и пошла пятнами - от темных до почти белых. - "Как всегда. Мо-ло-дец. Не думала, не гадала... попала в самое больное. Как-всег-да. И что ты сейчас скажешь, великий знаток чужих душ и вершитель чужих судеб? "Извини"? "Не хотела обидеть"?.. Когда рядом с тобой заходятся от тихой, бесконечной боли, сереют лицом и тщетно пытаются подобрать слова, не сорваться в крик боли - что ты скажешь, когда из чужой души, неосторожно задетой твоими каляпами, толчками льется живая кровь?"

- Жить... часто бывает больно, - тихо выговорила она, чуть заметно коснувшись пальцами плеча Лим. Никак иначе выразить свое "понимаю и со-чувствую тебе" она не могла. - Только... только мертвые не испытывают боли. Больно и страшно оставаться живым, когда... твое тело изменяет тебе, когда все, что ты чувствуешь, - это только боль. И тебе тогда кажется, что... в твоей жизни больше ничего и никогда не будет, кроме боли. И ты отчаиваешься и мечтаешь умереть, смерть кажется выходом и избавлением. Но... если ты найдешь в себе силы пережить это... через "не могу, не хочу, не буду, незачем"... или если другой заменит тебе твои силы... пусть даже протащив тебя через эту боль за шиворот, силком... То однажды окажется, что в жизни... есть не только она. Не только боль. Не только безнадежность. Что... может быть есть даже немного радости. А может - и много. И - вдруг - окажется, что рядом с тобой есть люди. И есть целый мир вокруг. И... как знать, может быть, есть даже счастье, лично для тебя, пусть и совсем немного, но достаточно. Но для этого нужно, чтобы... когда-то кто-то рядом с тобой - или ты сам - оказался настолько жесток, что... заставил тебя жить тогда, когда... жить было совершенно невыносимо.

Она сцепила пальцы, опустила на них подбородок. Какая-то мысль бродила по самому краю сознания, какая-то смутная, важная, но... ее никак не выходило поймать за хвост. Впрочем, она никогда не была сильна в части мыслей... хотя, будем честны, в чем она была вообще сильна, кроме фехтования? Разве что в умении бить по больному, особенно тем, кому не хотела бить, м-да. Кому-то, пожалуй, лучше молчать и драться, драться и молчать, поскольку словами ломать у него, похоже, получается куда лучше, чем просто общаться, даже со случайными знакомыми.

- Я понимаю, - тихо сказала она, глядя по-прежнему в землю. - Ты, наверное, думаешь сейчас, мол, что может знать этот вот... джедай о боли и отчаянии. Говорит, мол, по-писанному, как в Кодексе сказано. У нас в учении... и правда многое говорится о том, как ценна жизнь, и о том, что нельзя терять надежду, но... - она нашла в себе силы снова посмотреть Лим в глаза. - Но то, что я говорю, я... говорю... потому что... если бы... восемь лет назад одна...хорошая девушка не лишила одного... хорошего человека права умереть, когда ему очень этого хотелось - сейчас бы его просто не было. И я знаю, что сейчас он... безмерно ей благодарен за то, что ему тогда казалось невероятной и... совершенно бессмысленной жестокостью. И... я смотрю на него и... понимаю, что... на свете и правда только одно окончательно и неотменимо - смерть. Живое... восстановится и исцелится, и зарастит раны, и станет еще крепче и сильнее, чем было. Рано или поздно. Так или иначе. Даже если вначале это кажется совершенно невозможным.

"Как Тарис, да. Как-то даже забавно, что наш разговор ходит по кругу, возвращаясь к своему началу и зеркаля сам себя. Наверное, это и правда такое место..."[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

22

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

Слова, которые произносил тихий и бесцветный какой-то сейчас девичий голосок, полноценным ответом не были. Но им хотелось верить. Хотелось, чтобы действительно было так. Чтобы все то, что она натворила тогда, давным-давно, действительно было во благо. А знакомое сочетание слов “одна девушка” и вся рассказанная собеседницей история и вовсе заставили ее улыбнуться. Вполне доброжелательно и ни разу не криво.

“Ха, одна хорошая девушка! Знаем мы эту песенку. “Один мой друг”, “муж моей подруги”. Но тут хоть эта одна хорошая девушка что-то толковое сделала. То, что не получилось у меня в свое время. Молодец, мелкая, чего уж там. И чувака вытащила, и умудрилась с ним как-то  не  разосраться в пух и прах. Уважаю, талант!”

  Лим чуть повернула голову, глядя на  Раднари из-под кроваво-красной челки, и задумчиво сказала:
- Знаешь, я бы… хотела верить, что вот это все - так. Так, как ты говоришь сейчас. И может быть в один  прекрасный день я поверю. И оно так станет. А пока… пока я просто не знаю, к добру или к худу я поменяла чужую жизнь. Но знаю одно - если бы мне пришлось снова выбирать… снова вот так вот решать за кого-то - я поступила бы так же. Правильно оно там или нет. В конце концов, лучше пусть живет и ненавидит меня, имея такую возможность, чем… его просто не будет, - помолчала немного, глядя в себя и в небо одновременно. Потом продолжила, уже чуть громче и увереннее. - И нет… я ничего подобного не думаю. Ну, про Кодекс и вот про прочее… про то, что ты ничего ни о чем не знаешь - тоже не думаю. Слишком мало информации для формирования теории, а тем более - мнения. Я-то вообще о джедаях толком-то знаю, что у них… у вас там поголовный целибат. И что вас пихают во всякие стремные дыры, не выдав толком ни подкрепления, ни информации. А за этого чувака и эту… одну хорошую девушку я искренне рада. Кто-то оба из них - большие молодцы.  Клево, когда такие  стремные истории хорошо заканчиваются.

“Потому  что в конце нашей истории мой друг меня по-прежнему ненавидит. А мне по-прежнему больно на него смотреть.”

+3

23

Раднари негромко фыркнула в ответ на безобидную подколку, не оттого что ей было так уж смешно - а просто отмечая, мол, заметила, оценила.

- Вообще-то не совсем целибат, и тем более не поголовный, - очень серьезно уточнила она. - Хотя запрет на привязанности... точнее, категорическое их неодобрение… многие трактуют именно таким образом. И… вот, если тебе вдруг будет что-то интересно, спрашивай. Я…могу чего-то не знать, но если знаю и…если это не тайна - я буду только рада тебе ответить.

Она снова сцепила пальцы, вывернула плетенку наизнанку и, прищурившись, посмотрела на просвет с тыльной стороны ладоней. Так мир казался еще более четким, будто умытым дождем. Разрушенный город вдали и внизу, кажется, приблизился и сфокусировался - так, что можно было разглядеть каждую травинку, каждую щербину в камне, каждый потек ржавчины. И, странное дело, сейчас этот мир начинал ей казаться даже в чем-то гармоничным - будто вместо следа старых ошибок она на секунду увидела в нем проблеск будущего.

Она долго молчала, перебирая слова, отсеивая и отсекая сотни из них. Это была не ее история и не ее тайна, да и выданная ей сейчас история…тоже была тайной чужой. Чужой, давней и оттого не менее больной. А она в чужих душах…скажем мягко, разбиралась как банта в апельсинах.

- Я…надеюсь, что у твоей истории еще будет хорошее продолжение, - мягко сказала она наконец. - И…у моей тоже, да. Просто…я... мне кажется, понимаю. Когда тебе слишком больно и страшно - больнее и страшнее, чем, как тебе кажется, ты можешь выдержать, - легче всего выплеснуть свои боль и страх на того, кто рядом. Оттолкнуть, оскорбить, понадеяться, что…от причиненной ему боли твой близкий захочет, чтоб тебя не стало. Чтобы…прервать это все, в один момент. Чтобы тебя больше не было. Так кажется проще всего. А потом…если так не выйдет…пройдет время, и…ты поймешь, что ты улыбаешься. Что ты встретил любовь, нашел друзей, смысл или там дело жизни. И еще поймешь…что… без того самого, которого ты тогда…пусть будет даже ненавидел…этого всего бы не было.

Она подула, сгоняя с лица мошку - и мошка на удивление покладисто улетела, не попытавшись ни укусить, ни вцепиться в глаз. Даже странно для Тариса…

- А тебе останется жить дальше, зная, что ты…оттолкнул того, кому ты обязан жизнью…и этим всем, - она подумала и пожала плечами. - Это если, конечно, у спасенного есть совесть. Но… независимо от…мне кажется, спасая жизнь…ну, это та штука, когда можно не спрашивать разрешения. И о которой не стоит жалеть потом. А уж что спасенный сделает с... со своей жизнью потом - это будет уже его дело.[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

Отредактировано Hero of Tython (2018-06-08 15:33:11)

+4

24

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

“Все это звучит очень привлекательно… только, увы, не про меня. Даже если на миг допустить, что все так, то… то того факта, что все то, что я сделала все на ворованные деньги, никто не отменит. А принцесска всегда был очень… щепетилен в вопросах такого толка. Так что даже если вдруг… даже если допустить мысль, что он как-то там благодарен за свою новую шкуру, то… то все равно ничего особо не поменяется. Вряд ли все по сумме перевесит то, что эта шкура была собрана на не самые чистые в Галактике деньги… Хорошо, что у этой “одной девушки” и ее чувака все не так.”

Лим выдула воздух сквозь зубы, поднимая вверх прядки своей челки. Вся та старая история… хатт разберется, кто там был прав, кто виноват. Текущий разговор тоже особо ответов не давал, только поднимал еще больше вопросов.  И особо выяснить ничего не выйдет. Потому как даже если отбросить их личные с принцесской разногласия, то оказываться рядом им попросту опасно. За кем-то из них с высокой вероятностью охотятся, если не за обоими сразу. Так что… толку гадать, что было бы. Надо жить как живется, стараясь не задумываться о том, что было бы, если бы. И просто - вот об этом не задумываться. Он выжил - уже хорошо. Если ему еще при этом и жить неплохо - что маловероятно, но все же, - то совсем замечательно.

- Я не думаю, что у моей истории будет продолжение. Полагаю, что все останется так, как оно есть сейчас - это будет лучше… для всех. А вот твоим ребятам я искренне желаю удачи. И да… мысль о том, что человек сам вот… будет что-то с собой делать потом - немного утешает. Спасибо.

Лим продолжала смотреть в белесо-голубое небо, стараясь думать о чем угодно. Вот, например… не целибат, а как там… “категорическое неодобрение привязанностей”. Но… но… привязанность же может быть не только к живому? А как же спидеры? Как же деки? У Лим была ее собственная, отлаженная и отстроенная четко под нее дека, ее радость и гордость. И вот… отказаться от нее просто потому, что кто-то там что-то категорически не одобряет?! Кхе! А как же… пончики с кремом?!

Мысль о том, что кого-то вот так вот, ради не пойми чего, лишают пончиков с кремом, аж подбросила Лим в воздух. Она рывком села, подбирая слова. Потому что… со стороны оно, конечно, выглядит как стеб. Само собой - стеб стебом, но… но это же пончики!

- А… а вот про это… необоб… тьху, неодобрение, категорическое? Можно спросить? То есть прям все не одобряют или только людей? То есть… ну, вот… например - ты ооочень любишь пончики с кремом. Прям жить без них не можешь, как только деньги есть - ты в кондитерской. И что? Тоже отнимут? Ну, то есть - не одобрят?

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-08 13:44:20)

+3

25

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]Раднари внимательно слушала Лим, задумчиво водя щекой по ближайшей травинке. Человеку эдакое делать было бы чревато - острые края обязательно поцарапали бы нежную кожу, осталась бы ссадина, которая, при худшем исходе, могла б и воспалиться. Плотной забрачьей коже это казалось просто щекоткой.
Лим не выглядела…ни спокойной, ни утешенной (да и…что толку в словах, в таком-то случае, что уж тут), да и вопросов, кажется, у нее осталось как бы не больше прежнего - мучительных, как старая и вновь открывшаяся рана. Но она достаточно внятно дала понять, что эта часть разговора окончена - и Раднари медленно кивнула, не пытаясь дальше лезть в душу. И так, в общем…довольно глубоко в нее влезла, сама того не желая. "Надеюсь, все-таки твоя история продолжится хорошо. И история Мэя тоже... надеюсь, вы... вы все-таки оба... найдете тех, с кем вам бы так надо поговорить, и поговорите, и услышите с ними друг друга. Я так хочу в это верить..."

Прошло несколько минут, медленных и тягучих, как свежая смола - и Раднари было уже открыла рот, чтоб предложить отправляться дальше, когда Лим вдруг возмущенно, чуть не подпрыгнув на месте, задала свой Крайне Важный вопрос. Раднари тихо засмеялась, хотя по сути...вопрос-то был не так уж и смешон. Сколько раз она задавалась…какими-то подобными вопросами? От самых простых и дурацких до самых больших вещей, в целом - чем может владеть джедай, чем ему можно и должно владеть, до какого момента обладание чем-то безопасно, а когда становится опасным?

- Кхм, - попыталась она прокашляться, не до конца просмеявшись. - Как это говорится, ты попала просто в точку, прямо как знала, кого спрашивать. Я как раз... скажем, тот самый любитель пончиков и есть.

Она замолчала, потому что ответить тут в шутливом тоне - ну, означало не ответить вовсе, а ответить серьезно…

- Вообще, штука в том, что…сколько джедаев, столько трактовок Кодекса, ну и остальных правил тоже. И все зависит от…трактовки, да. Наказать, отобрать…может мастер, когда воспитывает падавана…хотя потом, наверное, тоже может. Не знаю. Еще может наказать Совет, но… для этого должно быть что-то серьезное настолько, чтоб у Совета нашлось на это время. А остальные, ну, - она пожала плечами, - могут нудеть, ну или…нажаловаться кому, если…совсем уж…шлея под хвост попадет.

Говорить так о своих собратьях по Ордену было неправильно, мастер Аэлара бы точно этого не одобрила. Но…Раднари так и не нашлась, как это сказать другими словами. Она перекатилась на спину - желание попробовать на вкус травинку, так приветливо болтающуюся у лица, стало невыносимым. Вкус наверняка оказался бы премерзким, да и полоскать рот тут было нечем…не говоря уже о возможных ожогах.
А вот небо над головой было все такое же, невозможно-голубое.

- Тут такое… В общем, ну… В идеальном случае каждый решает сам и для себя. Не мешает ли эта…привязанность чему-то более важному? Твоей задаче? Не будет ли она идти вразрез с помощью тем, кому ты должен помочь?.. Вот, скажем, - она задумалась. - Ты…любишь какую-то вещь, - вот хоть "Альбедо", чуть не брякнула она, но вовремя поймала себя за язык. Пример был какой-то... очень уж жестокий. - Или разумного. И…вдруг ты этой вещи лишаешься. Она…ломается. Или…ее ломают. Нарочно. Чтоб… сделать тебе больно, сбить, расстроить тебя. Или…ты видишь, что к горлу этого человека приставлен клинок, - она коротко и прерывисто вздохнула - и понадеялась, что это было не очень…не слишком заметно. - И…вот…у тебя должно быть…достаточно сил идти дальше. Не сбиться с шага. Учитывая…изменившиеся обстоятельства, но... Не позволяя своему личному встать над твоей задачей и занять…все твои мысли.

Она подумала немного.

- Извини, я…опять ударяюсь в… какой-то пафос. И…но…честно сказать, у меня…хреново с этим вот. Не... умею я так, - она вздохнула и договорила как-то совсем другим тоном - не то виновато, не то жалуясь. - Вот, заговорили о пончиках, и…я опять вспомнила, что хочу свежих яблок. Причем обязательно красных. Третью неделю уже. Баловство такое, и...но...в рационе только сушеные есть, а это не то...

Отредактировано Hero of Tython (2018-06-08 22:04:17)

+2

26

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

"Ну капец... вот тупо капец какой-то, а? Я, конечно, думала, что весь мир сделан из одной и той же субстанции, но чтоб настолько?! То есть... то есть да, мне хотелось верить, что вот у этих ребят в робах все как-то иначе, что эта их Сила решает как-то все такие штуки, или хотя бы помогает их как-то разруливать. А тут... ну просто жопа банты какая-то, а! Получается, что и стучат так же, как у нас, и крысят - так же как у нас. И махают лычками так же, как у тех же армейцев. Мол я прав, джедаи, моя жопа шире.

А еще у этих деятелей, с Силой, походу, нет понятий. То есть вот совсем. Потому как иначе как-то сложновато вот кое-что объяснить. Нет, ясно, что если ты прикипишь к кому, а потом перейдешь дорогу не тем парням, то пику к горлышку как раз вот твоя зазноба и получит. И станешь ты такой сговорчивый-сговорчивый, прям хоть к ране прикладывай. Или вот будешь как фартовый фраер - и не станешь. И получит твоя зазноба ту пику как раз в трахею, да...

Так что, получается, что и вот головастика моего, и эту девочку -  их всех учат быть фартовыми фраерами? Причем, не  как у нас - по любви, по своему выбору, а... принудиловкой? При этом еще и пиная их так, чтобы выбирали нужное их начальству направление, как добровольное? Интересно, а как с такими жертвами у самого того начальства, а?

И вот еще херня дикая... даже самые лютые бандюки во время своих войн отправляют чикс и мальков "на матрасы". И ни одна падла не тронет тех, кто так залег, а если тронет, то их на хрен тут же вырежут все, тупо все. Без разборок и жалости. Потому что есть то, чего делать просто нельзя. А тут получается так, что... что просто беспредел какой-то творится. Бедные дети, бедные люди... А я еще наезжала, а? Капе-е-ец..."

Она задумчиво пожевала губами: все то, что говорила сейчас Раднари, казалось Лим местами диким. Нет, о жертвах во имя чего-то или кого-то уж кто-кто, а она знала достаточно. Но все свои решения Лим принимала сама. А тут получалось так, что на этих вот "деятелей в робах" постоянно давила какая-то внешняя сила. Правила, установленные не ими, порицание, провоцирующее мысли о том, что можно, чего нельзя - и так каждую секунду бытия. Очень много давления, очень много проблем - и все почему? Ответа на этот вопрос Лим не знала. Зато знала другие, вполне конкретные вещи.

- Тю, - она посмотрела на маленькую забрачку совершенно удивленными широко раскрытыми глазами, - так ты б сказала, что ли? У меня в чувалах чего только нет, я только-только с Афрадеса прилетела. И яблоки есть, свежие. Правда, не красные, сорян, желтые. Так что тут обломчик небольшой приключился. Но мы можем закрыть глаза. Или намазать их моей помадой, чтоб были красные. Короче, если тебе подойдет, то забирай хоть все. У меня на корабле этой... сельхозпродукции - хоть жо... ушами ешь. И да, я кажется поняла, что ты имеешь в виду. Ну, про привязанности и то, почему их не одобряют. Сказать что-то умное, правда, не особо могу, надо подумать, чтобы связно говорить. Ну, разве что то, что пончики, по всему, получаются довольно безобидным увлечением.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-09 19:57:45)

+2

27

- Ох, п-правда?.. - Раднари аж села, глядя на Лим, и засияла просто вся, и тут же смутилась. - Ох, как неловко-то вышло... вроде как выклянчила... Но... я не откажусь, нет. Спасибо. Все - не надо, а вот пару штук... Я... просто... тут, на Тарисе, третий месяц уже торчу, сейчас разрешения на вылет вот жду. На Тайтоне яблоки можно просто с веток рвать, а тут...ну... ты сама наверняка знаешь, сколько фрукты стоят. Я было в магазин, ну тот, который в космопорте, зашла, и... - она зажмурилась и помотала головой. - Нет, я даже... даже можно было купить что-то, но...у меня просто рука не поднялась выложить за те яблоки столько, сколько они там стоят. Я понимаю, что везти их... сложно... но... - она сердито фыркнула. - Но там яблоки стоят как... как половина нашего месячного довольствия. Ну хорошо, четверть... И... я... смотрю на это и... понимаю, что тем, кто здесь... живет постоянно, или служит - тех яблок не видать как своих ушей, - она сникла совсем. Опять выходило, что она вроде как на особом счету... охохо. Но отказываться принимать такой... бесценный жест доброй воли было бы просто чистопородным свинством, да и...яблок хотелось и правда страшно, что уж тут.

- А насчет привязанностей вот еще... я как-то... говорила с одним мастером... - Раднари вдруг вспомнился тот непростой и долго мучивший ее потом разговор. - Он был... такой... такой... не знаю, как сказать, - честно созналась она. - Он говорил, что... джедаю недолжно быть привязанным... вообще ни к кому и ни к чему. И он... говорил, что... выработал для себя простое правило. Если чувствуешь, что лишиться чего-то тебе бы было больно - откажись от этого сейчас же. Отдай вещь, измени привычку... прерви контакт с разумным. Или... если так не получится... представь, что этого у тебя уже нет. Думай о вещи как об уже утерянной, о разумном как о...мертвом, - она слегка посерела, но продолжила тихо и твердо: - Я тогда... на него смотрела и думала, что... он... достиг того, к чему, наверное, должен стремиться каждый джедай... когда ты проходишь через мир, зная, что... никто и ничто здесь не принадлежит тебе. И... тогда же я поняла, что... я так не смогу, - упавшим голосом договорила она. - По крайней мере, в ближайшее время - так точно. И, может быть... это еще выйдет боком.

- Ну, с другой стороны, - помолчав, продолжила она уже гораздо более бодро, - есть те джедаи, кто о таких вещах просто... не особо задумывается. Просто живут себе. А сплетни, ну... что уж тут. Мастер...Аэлара говорит, что не болтают только о... ничтожествах, и то не факт.[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

Отредактировано Hero of Tython (2018-06-10 00:54:25)

+3

28

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

Вот уж что-что, а считать Лим умела отлично. И цены в том самом магазине она видела: это место было первым, куда она по привычке заскочила сразу после приземления. На тему провентилировать ситуацию - что дают, что продают, сколько стоит, может быть можно было бы продать кому-то  что-то из того, что у нее есть…

Так  что услышав про “четверть месячного довольствия”, рассчитала Лим то, сколько составляет это самое довольствие целиком за доли секунды. И напрочно, совершенно и полностью офигела. Вся целиком.

“Машу ж вать, а? Да я за такие деньги даже в носу не поковыряю! А эти вот… бедняги называют это “деньги на месяц”? Да даже в Клоаке при жесткой экономии этого от силы на пару дней хватит! При очень, очень жесткой экономии. И еще надо будет немного кред-карты щипать, чтобы совсем не гэпнуться. А они вот на это… миры спасают?! Охренеть… тупо охренеть. Так, ладно, диспозиция ясна. Ну, дорогая племяшка, будешь крутиться как хотеть, но посылки мои ты хрен вернешь. И хрен их кто отнимет - я их так отмаркирую, что никто не сунется. И доставят с высшим приоритетом.”

- Дбз… то есть договорились. Сейчас тогда, когда поедем, я тебе накидаю всякого. Так даже лучше - пусть эта масса в тебе будет, а не в сумках,  для фруктов это точно полезнее, чем так вот лежмя лежать. - Лим наморщила нос  в некотором раздумии, слова Раднари про “бедных служивых” заставили ее резко фыркнуть и довольно ехидно сказать, - А те, кто здесь служит… я дупля не нарезаю, может за последние лет семь в армии что-то резко и круто сменилось, но раньше контингенту, который пребывал в мирах с повышенным коэффициентом опасности, полагался усиленный паек и утроенное, что ли, довольствие. Базовое же это самое довольствие у них тоже было немаленьким, так что даже вшивые энсины или рядовые были по меркам штатских во многих мирах богатеями. Военные в целом всегда хорошо устраивались, если отбросить в сторону постоянные шансы отбросить гравиконьки на работе. Впрочем, у мирного населения в нашей Галактике эти шансы примерно такие же. Ну, с гравиконьками то есть. А вот за местных поселенцев ничего не скажу, у них как раз с кредами могут быть полные гайки. От хорошей жизни в такие места, как Тарис, на поселение не  поедут.

Лим, не разводя сошедшихся на переносице бровей, внимательно слушала историю про “просветленного” джедая. И что-то в том подходе к отношениям и привязанностям казалось ей одновременно до невозможного знакомым и в то же время ужасно, ужасно неправильным. Она ловила ускользающую мысль за тонкий хвостик, просеивая причину за причиной и ассоциацию за ассоциацией. И когда ей удалось понять, что же зацепило ее, что же показалось очень вот ее… личным, Лим едва не подскочила в воздух с радостным “да есть же!” Посеревшее личико девушки напротив было тем последним триггером, который расставил все по местам. Но в итоге разум возобладал над чувствами и она, стараясь не торопиться и особо не проглатывать слова, может быть излишне возбужденно проговорила:

- Концепт у чувака, конечно… интересный. И звучит так… правильно, гладенько, по-книжному. Но штука вот в чем… как мне кажется, - в каждую такую привязанность мы вкладываемся. Мало ли, много ли, кто вообще как может и умеет, но вкладывает такой кусочек себя. И когда мы отдаем вот… это что-то, этого кого-то, к кому мы привязались, то назад этот кусок забрать уже никак. Он уходит вместе с тем, что было отдано. Вникуда, в пустоту. Или достается этой вот нашей привязанности, если на той стороне оно кому-то нужно. А на месте этого отданного тоже появляется пустота. Которую сам разумный, как мне опять же кажется, заполнить не может. Это можно только… снаружи. Кто-то другой должен отдать тебе часть себя, что ли. Вместе с привязанностью, - Лим горько и невесело хмыкнула: вся эта теория построилась у нее на совершенно ее личном, не самом радостном опыте. И могла быть напрочь тупой, но самой Лим она казалась достаточно годной, чтобы хотя бы подумать о ней. - Так что твой этот чувак… ты не обижайся, если я что не так говорю. Но он не просветленный. Он тупо мертвый. Пустой изнутри, как дерево, которое выдолбили всякие шашели. И быть им… я бы такого никому не посоветовала. Несмотря на все типа бонусы от таких штук. И то, что ты не сможешь вот… вот так вот, кхм, “просветлиться”, - ну, как по мне -  клево. А что до боков… надо быть шустрым и думать вперед. И, может быть, боков получится и избежать. Или сделать их как-то поменьше. И вот мастер этот твой… дело говорит, про то, что языками чешут только о тех, кто выше болота взлетает. Умный мужик, этот мастер, как я посмотрю!

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-10 15:30:28)

+2

29

Раднари слушала внимательно и вдумчиво, стараясь уложить в голове всю информацию от и до - так, как она была сказана, пока - без объяснений и интерпретаций. "Она знает о регламенте снабжения военных, по крайней мере - каким он был раньше", - мысль в голове мелькнула, была поймана и посажена в соседнюю комнату от собственно сказанных фраз. Об этом стоит подумать, но об этом стоит подумать - потом.

Если уж говорить совсем честно, Раднари никогда не заглядывала в чужие кошельки, и в основном могла судить о достатке по тому, что обычно стояло на столах... ну и по тому, что говорили сами разумные, да. Местные поселенцы жили так бедно, что на их фоне даже пресловутые и много раз упомянутые в анекдотах татуинские фермеры могли бы бы казаться богатеями. По крайней мере, на том самом Татуине не было такого безумного количества банд на один квадратный километр земли. И не было в таком количестве плотоядных - и одновременно заразных для человека - тварей. Вомп-крысы не в счет, мышья лихорадка, хоть и плохо, но лечится, и к тому же крайне редко бывает летальной. А значит, там можно было строить ферму и по крайней мере надеяться, что она простоит спокойно... ну хотя бы пару ближайших лет. Особенно если ты найдешь чье-то покровительство. А поселенцы здесь, на Тарисе, по большому счету были предоставлены самим себе.

Что до военных - понятно, что к ним в кошельки она не заглядывала тем более. Но их рационы…гм. Может быть, они просто пытаются экономить - до момента отправки домой?.. Ну или им просто жалко денег, как стало жалко ей самой тогда, в магазине в космопорте… Ну или, совсем простое - попробуй-ка доберись еще до того космопорта с аванпоста, куда тебя распределили. Особенно если ты не условно вольная птица-джедай, ну и…не обладаешь его силами, да. А доставка фруктов до затерянных в болотах Тариса поселений была явно делом таким непростым и настолько недешевым, что уж проще и правда самому до космопорта добраться.

Слова Лим про последствия непривязанности заставили ее глубоко задуматься, отвлекшись от размышлений о размере довольствия военных на Тарисе. За этими словами стояла боль и память о боли - может быть давней и застарелой, может быть, совсем свежей… не про того ли больного друга, о котором она говорила только что, она вспомнила снова?..

А вот последняя фраза вначале сбила ее с мыслей, запутала - но, прежде чем Раднари успела, открыв уже было рот, задать вопрос, -  у нее наконец состыковался смысл сказанного. Похоже, Лим сбило гендерно-нейтральное обозначение "мастер" - такое случалось не то чтоб редко, но... Раднари невольно звонко фыркнула от несоответствия реальности и того образа, который, наверное, возник сейчас в голове у Лим - эдакого почтенного седовласого старца, еще в таком мешковатом коричневом балахоне...

- Мастер Аэлара - не "он", в смысле не "мужик", в смысле... в смысле это женщина, к тому же молодая и... - Раднари фыркнула снова. - Вот бы она возмутилась даже самому факту, что ее приняли за... - она осеклась на полуслове, замерла и мигом посерьезнела, сама еще не поняв, что именно прервало ее веселье.

Вокруг стояла какая-то полная, всепоглощающая, нехорошая тишина - Раднари только сейчас заметила это. Не скрипели развалины, не шуршала трава, даже местные кто-бы-это-ни-был-вместо-птиц не подавали своих гортанных криков.

- Лим, - очень тихо и быстро сказала она, одним движением поднимаясь - не в полный рост, а в полуприсед, и протягивая ей руку, - я не могу тебе этого объяснить. Но... нам нужно уезжать. Сейчас. Что-то будет... очень скоро.[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

30

[nick]Auntie the Voidhound[/nick][status]Petty Thief[/status][icon]http://i103.fastpic.ru/big/2018/0308/71/846a6c7824c09047a3f49e1793aa7b71.jpg[/icon]

Веселье и расслабленность последние слова Раднари выбили из Лим в один вдох и начисто. Не доверять предчувствиям при ее профессии было смерти подобно. Своим или чужим - не важно. Так что маленькая мириалан рефлексировать и сомневаться не стала: в одно слитное движение перешла из положения лежа в положение готовности к стрельбе в перемещении. Тихо щелкнули раскрывающиеся предохранители на обоих кобурах, но магнитные замки отключать Лим не спешила. Целей не было. Пока.

Прозрачный серый взгляд лезвием прошелся по ближайшим окрестностям, отмечая вероятные огневые позиции. На протянутую руку Лим отреагировала легким отрицательным покачиванием головы - обе ее ладони уже лежали на рукоятях бластеров.

- Погнали, - тихое и безжизненное слово упало с губ, и зеленый колобок, мотнув головой, шустро покатился к спидеру. Занял наиболее удобную позицию в полной готовности прикрывать следующего за ней бойца ближнего боя. Дождавшись, когда Раднари устроится на своем месте, Лим вскочила на водительское сидение и опустила на глаза очки.

- Пристегнись, - спидер, не успевший толком остыть, взял с места резко, но без толчков. Иллюзорная мягкая вата тотчас заложила уши. Оставалось надеяться, что маленькая забрачка последует сказанному: Лим, не сильно-то и щадя чьи-то чувства, газанула на полную. Через пару минут перемещения по серо-желто-зеленой круговерти она включила навигатор и встала на курс, особо не оглядываясь назад. С той скоростью, которую сейчас развивал Альбедо… ну, удачи догоняющим. Удачи.

Отредактировано Auntie The Voidhound (2018-06-19 13:40:26)

+4


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Расскажи мне о своей катастрофе (3643 ДБЯ)