Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-11-04. Внимание! Начинаем маневрирование, повторяю, ма-не-ври-ро-ва-ни-е!

.

1. Поучаствуйте в перекличке игроков.

2. Вашему вниманию предлагаются новый сюжетный квест для 34 ПБЯ и новый сюжетный квест для 1 ПБЯ. Записываемся, не стесняемся! :)

.

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Войны клонов и Старая Республика » Надежда (19.2 ДБЯ)


Надежда (19.2 ДБЯ)

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Год: начало 19 ДБЯ
Место: Рилот, Срединные Земли, пещеры.
https://i.imgur.com/vZ5VC9v.png
[Hera Syndulla, Kit Fisto, Aayla Secura, Anakin Skywalker]

— … Ты одна не пойдешь, — тётя Тила выбрасывает из корзины грибы, в которых уже копошатся черви. Кисловатые на вкус, выращенные внутри глубоких пещер, даже их находят паразиты, которых, отчего-то, на пустой растительностью, планете в изобилии. — Идёт война, Гера, — вытирает руки, такие же зелёные, как у мамы, только крупные, натруженные.

— Я знаю, — слишком серьёзный ответ для десятилетней. И Тила, в общем-то, довольна твёрдостью тона воспитанницы. — Я буду осторожна.

— Гера?

— Я только посмотрю, — отскакивает ложь от детского языка.

И уже наверху, сбив постель, спустилась во двор из узкого, круглого окошка без стёкол. Слишком дорогое удовольствие - даже пластик.
Выбивая ступнями пыльные тучи, бежит за другими детьми, такими же рисковыми сорванцами. Сияющие в лучах солнца корабли были взаправду. Как и вправду из дюжины вышло лишь трое. Она тянулась, вся, чтобы увидеть лица - кроме длинных балахонов из грубой, бедняцкой ткани.

— Это мужчина.

— Женщина!

— Не говори ерунды, Тари! Не может джедай быть женщиной!

Действительно - синяя кожа, лекку, подобранные кожаным обручем. Не показалось, это…

— А ну пошли отсюдава! — удар кнута никого не настиг, однако погонщик бларргов и смотритель здешенго маленького космодрома не на шутку разъярился. — Вон, паршивцы! Нечего мешать!

Оставляя старика кашлять песком, стая лишь нашли каждый, новое место для обзора.
Сегодня на небе Рилота появилась Надежда.

Отредактировано Hera Syndulla (2018-03-07 03:23:11)

+5

2

Небо Рилота вновь было серым. Интересно, это всегда, или только Энакину так вечно везёт? Да и странно, как планета, на которой растут джунгли, есть самый настоящий лес, озера, долины, может быть такой невыразительной? Как будто местные вулканы никогда не спят, но все дымят, дымят, дымят.
Энакин вздохнул и передёрнул плечами. Очень неловко, но здесь Скайуокеру совершенно не нравилось, слишком уныло, серо, невыразительно. Возможно, так влияет атмосфера вечного рабства, а возможно все просто из-за оккупации проклятой КНС. Впрочем, должного этому факту возмущения Энакин не чувствовал. Да и вообще ничего особого не ощущал.
Они ведь - пусть и по одиночке - прилетели, не особо скрываясь. И лишь нервное возбуждение, какое-то болезненное любопытство и усталое принятие.
Разве так можно?
Энакин искоса взглянул на улыбчивого магистра Фисто с серьезными глазами, на Эйлу с каким-то странным выражением лица. И понял, что лучше и дальше молчать, а не возникать, как обычно, с гениальными идеями и нестандартными предложениями. Просто потому что эти разумные ставили Энакина в тупик. Вроде как такие же, но при всем этом, смирившиеся. Или воюющие со своим же собственным народом. Как будто так и надо. Как будто что-то стоит того, чтобы воевать против своих.
Стоит ли?
Энакину иногда казалось, что да. А потом он понимал, насколько это глупо. Ничего не стоит, и если уж умирать, то с честью, стоя плечом к плечу, лицом к лицу с врагом - так правильно.
А иначе? Иначе это получается слишком паршивая сказка. Ни одна война того не стоит.
А мир? - шепчет что-то в глубине души. Смог бы Энакин проигнорировать гибнущие планеты, чтобы спасти своих? Чтобы спасти джедаев?
Ещё месяц назад категоричное "Несомненно!" сменяется не слишком уверенным "Я верю в это". Энакин не совсем понимал, как своя же сестра может закладывать бомбу в дом и потом скрывать свою вину. Энакин совсем не понимал, как Совет мог так просто отвернуться, отказаться, отдать под трибунал. Не пытаясь даже разобраться, и даже с Баррисс Оффи, они даже защищая ее - и Энакин ещё может заглушить потерянное, злое и ядовитое возмущение, что Асоку не защищали, даже не пытались - всего лишь стояли за свою репутацию и власть.
Как же это противно.
Как же это больно.
Как же хочется ее найти, встряхнуть хорошенько за плечи и вернуть. Спросить, ну что ты делаешь? Ну что ты будешь делать после? Куда пойдешь, зачем?
Дом то ведь твой тут.
Только вот права не имеет. Энакин вежливо улыбается и пытается вникнуть в подробности местной обстановки и возможности предстоящей встречи с этим, как его? Чамом Синдуллой, как раз воюющим против своих. И КНС.
Усталая, но твердая женщина с глубокими морщинами в уголках глаз (много улыбается? плачет?) говорит тихо и четко. Почти лучше, чем старый друг Рекс, рапортуя по порядку.
А по иному не скажешь.
А ещё эта Тила очень похожа на маму. Чем-то совершенно неуловимым, роднящим куда больше расы, черных глаз или мозолей на руках.
Это тоже как-то слишком задевает, и Энакин предпочитает молчать, держась чуть позади Эйлы. Автоматически фиксируя бедную обстановку, каменные стены и низкий потолок.
Природные скалы. Где-то, наверное, в такой же, быть может, совсем недалеко, родилась и Эйла.
Хорошо, что ее от такого спасли. Энакин не может представить, чтобы своя, родная и понятная Эйла примирилась бы с вот этим. И не знала ничего иного.
Сосредоточиться на разговоре оказывается неожиданно просто, после стольких попыток. Стоит лишь подумать, что Энакин застрянет на этой грешной планете на лишние пару недель, как сразу оказывается готов бежать и сворачивать горы.
- Может быть, мы дойдем сами, по карте? - спокойно предлагает, вдумчиво выслушав предложение подождать пару дней, пока от Синдуллы прибудет проводник к лагерю. Как оказалась, лишние пару дней ему тут быть тоже очень и очень не хочется. – Р2 проложит маршрут.
Да и Сила поможет.
Только Тила смотрит остро и недоверчиво, так, что сразу понятно: несмотря на все договоренности и союз, джедаям тут как минимум не слишком доверяют. А возможно и просто совершенно не рады видеть.
Что ж. Война - такая вот штука. Приходится и принимать помощь от официальной армии Республики, и работать с местечковыми сепаратистами на их родных планетах. Невесело усмехнуть и принять, потому что все остальные-то уже сдались.
А Тила против. Говорит о том, что слишком опасно, запутанно, что невозможно передать информацию о возможном прибытии и ещё, и ещё, и ещё.
Пустые слова. Суть то она вот. Энакин кривит губы и отводит взгляд. Неприятно, когда тебе не доверяют. Впрочем, не в первый и явно не в последний раз. Несмотря на весь образ почитаемых рыцарей света и мира.
Придется тут ещё посидеть. А еще лучше – искренне понадеяться на хваленные дипломатические таланты магистра Фисто, проще говоря, что улыбчивый натуоланец сумеет очаровать и заслужить доверие этого шагохода в твиллечьем обличье. Не зря же про него столько слухов в Ордене ходит?
И даже как-то успокаивает, что все внимание вновь сосредотачивается на «главном, уважаемом и просто единственном настоящем джедае». Слегка обидно за Эйлу, Энакин все никак не может привыкнуть, что на Рилоте, на, забрак бодучий (что после трагедии с мастером Галлией вообще-то слишком грустно), на родной планете всех твилекков такое отношение к своим же леди. К таким восхитительным и умелым, талантливым рыцарям-джедаям своей же расы.
Энакин решительно не понимал. Кажется, даже к нему, юному недорослю, отношение как-то достойнее. Скайуокер лишь надеялся, что в личном рейтинге этой странной расы Эйла стоит все же выше любимого, но все же лишь астродройда АрДва.
И снова можно рассматривать темные стены, отдающие серым, низкий потолок и бедную обстановку, решительную и защищающую секреты этого смешного сопротивления Тилу, девочку, которая выглядывает из явно не слишком надежного укрытия. Кажется, она банально подслушивает такие «важные» взрослые дела, которые в детстве кажутся очень интересными. А как подрастешь – так и нет ничего скучнее. Это мило. Это напоминает о том, как малыш Эни подсылал дройдов-лазутчиков в зал Совета и потом с крайне умным видом слушал.
Понимая от силы треть. В исключительных случаях.
Энакин подмигнул девочке, одними губами говоря «Привет!».
Немного еще подумал, послушал действительно занудные, но нужные и столь же четко нужные разговоры. Потихоньку достал пару армейских шоколадок из кармана – кажется, хотел отдать Эйле при случае – и легонько отдал АрДва, пусть передаст. Он же смышленный дройд.
Все же хочется похулиганить.
- А разве кто-нибудь из местных не может нас проводить? – спросить все так же, как в прошлый раз, в очередной раз вмешиваясь в дискуссию. – Раз уж вы не доверяете нам координаты?
Да, тактичность, дипломатия и Энакин не слишком сочетаются.
Впрочем, Энакин все равно лишь только отвлекал внимание от небольшой диверсии. Вряд ли обнаружив, девчушке позволят остаться. А здоровое детское любопытство Энакин все еще помнил, принимал и уважал.
АрДва, тем временем, протягивал маленькой леди угощение с крайне независимым видом.
[sign]https://78.media.tumblr.com/f977d77138f27e3ff29f204a8974b796/tumblr_o13x88EIY11sl2jkoo1_540.gif
[/sign][status]senator's wife[/status]

Отредактировано Anakin Skywalker (2018-04-10 20:46:07)

+6

3

https://i.imgur.com/H5CPUZw.gif


Слушать и слышать. Запоминать, выбирать из множества - нужные детали.
Это часть обучения, кроме прочего - кроме выживания как такового - быть тихой, быстрой, незаметной. Песчаной змейкой в извечных песках и песочных домах Рилота, пещерах и на узких кишках улиц.

«Если я тебя замечаю - то ты мертва,» тётя Тила, обычно, в такие моменты, убирает лепёшки. Ведь, как известно, мёртвым они без надобности. И юная Гера не злится и не спорит, как не спорит с методами сестры Тислера, которую Гера видит всё реже. В этом году - только два раза. Она и отец слишком заняты тем, чтобы навсегда сделать их родину свободной.
Для неё и брата. Он далеко и в безопасности. Слишком маленький, чтобы помогать. Но она - уже достаточно взрослая.

Чтобы слушать и слышать.
Запоминать, выбирать из множества - нужные детали.

И неотличимая от прочих уличных сорванцов Гера ссбивала пятки, сбегая от батога погонщика бларргов и, впоследствии, провожая гостей до самого дома - отставая, вихляя, но доведя до дверей, от дверей, в прохладные комнаты норного строения.
И вдруг она умерла.
Потому что её заметили - Гера не задалась вопросом - а заметили ли раньше? Пока кошкой бежала след вслед. Главное, что сейчас. Однако на улыбку отвечает улыбкой, потому что, отчего-то, молодой джедай и сам не знает куда себя деть от прямого, строгого взгляда Тилы.
Многие не знали, даже, порой, папа.

— Вы желанные гости на этих землях, но пока в границах поселения. Дальше... — Тила склоняет голову, как бы заглядывая за плечи джедаев - всех троих. — Ох и я не вижу армий!

Выгибает бровь. Не скрывает дрожащей на губах усмешки, вовсе не злой, не саркастчичной, но какой-то грустной.
Конечно, когда ждёшь помощь, то получить в ответ трёх бойцов, один из которых сущий мальчишка, ценность второй каждый пятый оценит по прескуранту работорговцев, а третий... Третий в меньшинстве.

— Хм-м, — тянет женщина на последний вопрос и не сводит с юноши вновь заработанного внимания. — Местные не могут. Быть может, там, где вы выросли, мастер, — она будто выталкивает слово, едва не заменив на куда более простое "мальчик". — Можно доверять соседям, но не здесь. И не пока.

Замолкла, как-то странно дёрнув подбородком.

— Поощрять провалы тоже учат в Храме? — вот теперь насмешка. Тянет руку за спину. — Гера, тебя заметили. И, ведь, знает, паршивка, — чуть тише, но оттого едва ли не различимо твилекскому уху.

— Но я не подала виду, как и он... То есть мастер джедай, — у Геры уже певучий голосок и она, наконец-то, может не ужимками показать благодарность, стоя у входа из коридора в просторную гостиную. Тоненькая ладонь лежит на изголовье астромеха. — Никогда не видела такую модель... — восхищение мешается с трепетом знатока. Жалко только она встречала только либо старых бортовых дроидов, способных к одному расчёту пути, да тех, которые, в силу ограниченной программы, и могут лишь обслуживать транспорт на погрузку в порту. Впрочем, последние хороши для сбора запчастей, если умеешь пройти на склад утилизированной техники. Гера умеет.

— У меня есть свой, его зовут Чоппер! Я могу их познакомить, — познакомить, не закончила она, и задать Чоппу алгоритм дешифровки - так интересно чем кроме внешней обшивки наделили этого малыша. Выражения "промышленный шпионаж" она ещё не знает.
Слышит как вздохнула тётя и как тянет:

— У девочки технарский талант. Жалко только она совсем не умеет прятаться - любопытство нексу загубит, особенно на Рилоте. Верно, мастер Секура?

Гера невольно вздрогнула и поглядела в сторону тви'леки-рутеанки. Женщины с мечом, в робе рыцаря. Такую... свободную в том кто она есть. Такая же, как мама, Тила и другие, кто бьётся рядом с папой.
Однако, она из тех мест, где за право быть собой не надо воевать.

Вот бы...

— Гера, принеси холодного молока гостям. Они спешат, но с дороги как минимум невежливо встречать пришельцев сухим воздухом.

... Не вот.

Но в её интересах принести кувшин и кружки как можно скорее.

— Поможешь мне? — заговорщическим шёпотом маленькому синему дроиду. Карман тяготит от баснословно дорогого тут подарка, за который Гера уж точно найдёт ответ.

[nick]Hera[/nick][status]Песчаная змейка[/status][icon]https://i.imgur.com/QmXd2Vh.png[/icon][prof]Гера Синдулла, дочь Чама Синдуллы и Тислеры Синдуллы. Если есть возможность быть нужной им и нашему народу, то я её использую, так или иначе.[/prof]

Отредактировано Hera Syndulla (2018-04-11 13:05:07)

+7

4

Аайла чувствует, как к горлу подступает бессмысленная, недостойная, неуместная, невыразимая - ярость. Она умеет сохранять лицо бесстрастным, если надо. Она умеет внутри себя корчиться и выть от боли - а вовне быть спокойной и собранной. Она умеет хоронить друзей и оплакивать то, чем они становятся чем дальше, тем больше - тем больше, чем дольше длится эта - проклятая - война. Она умеет оставаться спокойной, сдержанной, - эффективной - несмотря ни на что.

Как долго идет эта война.
Как она бесконечна.
Как многое потеряно, и потеряно безвозвратно.
Квинлан, учитель - вернулся, остался собой, так бесконечно далеко. Может быть, когда он вернется, война уже кончится.
Ксиаан, дорогая подруга, не вернется больше никогда. Небо над Салукемаем стало ей вечной могилой.
И сколько их, сколько их - бесконечно, невозможно, бессчетно - потеряно - и сколько будет потеряно еще. Эта боль, кажется, стала уже привычной - к этой боли не привыкнуть никогда. Только притупить чувства, только стереть эмоции, только... только делать что должна, и не думать о прочем.

...И только эта планета - единственная из всего невозможного количества планет - вызывала в ней такие - недопустимые, немыслимые, неправильные чувства. Будто она всегда была моллюском, улиткой в раковине, и раковина всегда была красивой и надежной, и верной защитой, и надежной броней... а вот сейчас из нее вынули этого жалкого, никчемного слизняка, крутят пинцетом и рассматривают брезгливо, мол, что, и это - все? это - все, что было внутри этой красивой раковины? скучный, обычный, никчемный кусок слизи...
А самое главное - то, как быстро здесь она сама начинала себя чувствовать именно так. Будто это отношение, несправедливое, неправильное, жестокое - правильно и единственно верно по отношению к таким, как она. Будто не было ни лет свободы, ни побед, ни воспитания, ни уверенности в своих силах - вот она, женщина-при-мужчине, и по делу будут говорить с ним, не с ней. Может быть, будут говорить со вторым мужчиной, пусть и более юным. Но не с ней. К ней обратятся - может быть - для подтверждения очевидного. Но не как к тому, кто может принять решение. Красивая кукла при мужчине, декорация - и какая разница, что на ней надето. У хозяев бывают разные... причуды.

Аайла едва удержала сухие и злые слезы, разом вскипевшие на глазах. Слезы - та же слабость. Истерики - женское оружие, поплачь, куколка, это смешно...
Ты можешь плакать, можешь злиться, можешь прятаться за мужчину - за того, кто может тебя защитить - это все допустимые методы. Только одного тут ты не можешь, не имеешь права - быть сильной. Быть сильной, спокойной, свободной. Ни ты, ни кто другой на Рилоте. Потому что не могут быть свободными те, кто продает в рабство своих матерей, жен, дочерей. Не могут быть свободными те, кто смотрит на себе подобных как на скот. Не могут быть по-настоящему свободными те, кто считает это нормой.
А ведь они все - хотят свободы для мужчин. Не для женщин, девушек, девочек. Для мужчин Рилота. Для тех единственных, кто имеет право на. Они отвоюют себе свободу - и женщины вернутся к тому, что привычно.
Привычное, обычное дело.
Рабство, въевшееся в кожу, в лекку, глубоко, до самого дна.
Рабство, которое устраивает всех.

Аайла с трудом разлепила спекшиеся губы - какое ты вообще имеешь право открывать рот, пока твой мужчина не разрешил тебе этого?, и ее собственный голос показался ей глухим и невыразительным, а слова, кажется, падали с языка ядовитыми черными слизнями.

- На Рилоте вообще опасно быть собой. Особенно же опасно здесь быть собой - умной и отважной женщине.

Она заставила себя перевести дыхание, усилием воли забивая куда-то глубоко в нутро свою ярость и ненависть - не к этой женщине, нет, не к тем, с кем она сражается бок-о-бок - ко всей этой планете, всей, целиком, будь она... будь она... - и жестом остановила девочку, уже помчавшуюся выполнять распоряжение.

- Не нужно...молока. Незачем отдавать нам то, что вы приберегли на случай праздника, - это уже больше не для Тилы, и даже не для Кита, скорее для Энакина, который...может даже не представлять себе уровень здешнего...достатка. - Я готова разделить с Вами лепешку из жареных насекомых, и, надеюсь, этого будет довольно для того, чтоб подтвердить наши...добрые намерения. Мы спешим.

+5

5

Не было гвоздя - подкова пропала.
Не было подковы - лошадь захромала.
Лошадь захромала - командир убит.
Конница разбита - армия бежит.
Враг вступает в город, пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице не было гвоздя. ©

С неба Рилота падал пепел. Много, много пепла, будто бы там, за низкими облаками горели погребальные костры, и никогда не гасли. Кит сморгнул, сощурился и понял, что пепел ему просто померещился. Не было никакого пепла. Просто серое бессолнечное небо, да и все.

Кит не любил Рилот. Впрочем, сейчас он не мог бы назвать ни одной планеты, которую бы любил - кроме, пожалуй, далекого Гли-Ансельма, на котором войну видели только по головидению. Возможно, дело как раз было в этом… Вся остальная галактика в последние - дни? месяцы? годы?- сливалась в одну бесконечную линию фронта, над которой горели корабли, по которой маршировали бесконечные шеренги боевых дроидов, и каждый шаг вперед по которой дается Великой Армии Республики так тя-же-ло. Каждый шаг отступления, впрочем, тоже.

Кит не любил войну. Война выжимала последние силы. И ход ее чем дальше, тем больше напоминал замкнутый круг, и Кит часто ловил себя на мысли “где-то мы это все уже видели”. Ему казалось - война не кончится никогда. Никто и никогда не говорил этого вслух, но Кит знал - так думали. И эти мысли серой тучей собирались над Храмом, давили, мешали и превращали весь мир в серую хмарь.

Хотя больше всего на данный момент мастер-джедай Кит Фисто не любил мастера-джедая Кита Фисто. Прямо терпеть не мог - до чего неприятное разумное существо. Мог бы - сам бы  с собой не разговаривал, даже мысленно. Жалко только, что в плане разговоров с самим собой выбор собеседников был невелик.

Впрочем, и здесь…

Женщина-тви’лекка - по общему протоколу, учитывающему национальные особенности, следовало попросить ее позвать для разговора мужчину, но в условиях войны общий протокол упрощался до “какая разница, лишь бы по делу” - так вот, женщина-тви’лекка по имени Тила опасалась их. Она не доверяла - ни им, ни своим же, она присматривалась, она пыталась увидеть двойное, тройное дно. Не то что бы Кит ее не понимал…

Но она его раздражала. Недостойное джедая, неправильное, недолжное чувство - но с которым совершенно ничего нельзя было поделать. Кит привычно и доброжелательно улыбался - и ему казалось, что улыбка прилипла к лицу так, что виброножом не отрезать. Хорошо, что люди не склонны всматриваться, хорошо, что людям хватает простых сигналов - “я улыбаюсь” равно “я тебе не враг”. Впрочем, пока и вправду - не враг.

Как же надоело…

Пара дней, пара дней. Не было у них никакой “пары дней”. Каждый лишний час, потраченный на Рилот, будет отобран у другой планеты, которая не менее нуждается в джедае на передовой. Но Республика хочет дружбы с Чамом Синдуллой. Республика проявляет себя с самой лучшей стороны - улыбайся, мастер Кит, у-лы-бай-ся, у тебя по-лу-чит-ся - Республика предлагает помощь. В эти нелегкие годы помощь от Республики нужна вам как никогда - верно, женщина, которая смеет говорить за своего мужчину, кем бы он ни был?

Этого говорить нельзя. Мужчины здесь нет, Чам Синдулла далеко. Впрочем, не будь здесь Аайлы, он бы действовал по общему протоколу - и эта женщина сперва согласилась бы и пообещала бы, а потом задумалась. Все они здесь такие, а любое существо действует так, как ему привычно - особенно когда вторая сторона ведет себя так, будто вправе приказывать.

Энакин, звезда, надежда и светлый лик Республики в темные времена, отвлекся на маленькую девочку, и Кит с неприятным облегчением подумал - “отлично, наш герой нашел себе подружку по развитию”. По крайней мере, это означало, что герой и звезда не будет лезть в разговор, а, может, и слушать в пол-уха. Хорошо. Очень хорошо. Пока что он говорил по делу, но кто знает, что будет через пять минут, а поправлять этого… этот ходячий плакат “Победа будет за нами” в присутствии посторонних будет совсем неправильно.

Аайла рядом тихо и отчаянно полыхала изнутри красноватым огнем, но опять же -  в присутствии постороннего он не мог сказать ей… ничего из того, что было б нужно сейчас. И это не добавляло ему любви к Рилоту, этой женщине, далекому Чаму Синдулле и бессмысленному разговору, который длился и длился, и ни к чему не вел.  Он мог разве что промолчать, чтоб Аайла могла ответить - хоть и понимал, что со стороны это выглядит как “мужчина дал возможность неразумной женщине сказать что-то, потому что сегодня он в хорошем настроении.”

Нет, пожалуй, “не любил Рилот” было б сказано слишком мягко. Отношение медленно, но верно приближалось к отметке “ненавидел”, как на спидометре - “опасное, опасное, красная зона”. Плохо. Пар-ши-во.

Но женщина по имени Тила ждала, когда снова будет говорить он, а не Аайла и не Энакин. И нужно было говорить, убеждать, до-го-ва-ри-вать-ся. Делать все то, что Кит умел - но прямо сейчас терпеть не мог.

- Армии, госпожа Тила, армии… - Кит заговорил медленно, “на Рилоте все уважаемые люди всегда говорят медленно, а торопятся лишь рабы, слуги и прочие низшие”, будто бы каждое слово обходилось ему дорого, и потому было безумно ценным для тех, кто его слышит. - Полагаете, многоуважаемый Чам Синдулла больше обрадуется батальону новобранцев только что с Камино? Их будет много, такую армию вы ни чем не перепутаете. Но я отчего-то думаю, что он хочет не этого, я прав? И потому времени мало, госпожа Тила. Мы не можем ждать. В условиях военного положения можно отступить от правил вежливости и исполнить только ту часть обычая, которая необходима. Многоуважаемая генерал Секура совершенно права.

Он помолчал, добавляя своим словам еще больше веса.

- Нам нужны координаты, госпожа Тила, либо проводник. Мы понимаем, что в условиях ограниченности ресурсов это непросто, но Чам Синдулла ждет. И никто из нас не хочет его подвести. А вот война не будет ждать, госпожа Тила. Война не ждет никого и никогда. И лучше ли будет, если мы согласимся ждать и опоздаем? Решение за вами. Выбор - за вами. Здесь и сейчас, госпожа Тила.

“Ты только что сказал этой замученной женщине - делай, как я говорю, или ты своими руками убьешь того, кто тебе дорог. Вывернись из шкуры, но сделай, ибо я хочу тебе добра, а ты упрямишься. Ты сказал именно это, мастер Кит, и ты знаешь, что это сработает. Кем ты закончишь эту войну, мастер-джедай, хранитель мира и покоя?.."

https://images.gr-assets.com/hostedimages/1475424404ra/20720261.gif

+6

6

Каждое живое существо в галактике живет согласно своим правилам. Они могут казаться дурными, слепыми и до неприличия абсурдными, но у каждого есть убежденность, что именно так жить – по-настоящему верно.
И сколько бы Тила не бросала свои ехидные реплики, Энакину ее было лишь жаль. Слишком хорошо он помнил таких, гордых, несгибаемых и совершенно изломанных да потерянных. Еще до храма, кажется даже до первого сна о цветастых клинках и бесконечной череде событий.
Гордость – единственное, что осталось у этой женщины. Ни любви, ни ребенка, ни жизни, лишь упрямая вера даже не в свои идеалы.
Я лучше тебя! Пусть у тебя есть кров, еда, жизнь, но я лучше тебя, потому что я гордая и не собираю на свалке мусор на продажу! И ребенка не заставляю! – слышал же, слышал много раз. И только крепкая ладонь мамы на плече мешала броситься с кулаками на противную «тётеньку», защищая честь матери.
Провалы, да, как же. Если ребенок будет всегда бояться провала, получится или ни на что не способный невротик, или, ну, будем честными, такой же сумасшедший, как сам Энакин. Бесконечно пытаться получить высшую оценку, во всем себя винить и не уметь отпускать.
И как там еще разорялся мастер, когда Энакин попробовал с ним поговорить об ушедшей Асоке? Принимай, как должно, и нет, если ты уйдешь и твое желание уйти – совсем другое, ты не можешь. Потому что Квай-Гон верил, потому что тебя воспитали и столько всего дали, потому что ты, чтоб тебя, персонаж бредни какого-то там идиота из старых времен.
Энакин улыбается маленькой твилекке –Гера, да? Красивое имя, - и старательно игнорирует привычку съязвить и оправдаться. Милая Тила, вы живете среди таких же как и вы. И как бы не ненавидели своих властителей, богачей и хозяев, но думаете вы одинаково.
Совершенно.
В высокомерной насмешке – ему самому. В снисходительном неверии – Эйле.
И даже в почтении магистру Фисто.
Удержаться трудно. Но возможно.
Энакин легонько стучит по кончику собственного носа указательным пальцем левой руки. Неизвестно, как сейчас, но раньше это был знак мира и удачи, «опознавательный» для всех своих, пилотов и техников любой расы и возраста, на Татуине. Ну, учитывая, сколько там бывало разнообразного люда, возможно, что и знает. А нет – так хоть повеселится.
- АрДва-ДиДва, - тихо и внятно представил. – А я Энакин.
Так проще, чем отвлекаться на звенящего недовольством мастера Фисто или на резкую Эйлу, которая, кажется, одновременно кипит и пытается, хм, предупредить? Или просто позаботиться о сохранности запасов местного населения, которое так ждет армии.
Ну придет она? И что будет дальше?
С кем бороться? С дройдами, другими твилекками или еще кем?
А джедаи-то до сих пор зовут себя «хранителями мира». Призванными по умолчанию знать и принимать повадки всех, уважать чужую культуру и судить.
Энакин же вспоминает, как к ним с матерью заявился джедай с компанией. И ели редкие ягоды, кашу, пили каф. Который и днем с огнем не сыскать. Джа-Джа все пытался сожрать все плоды инопланетных деревьев в одиночку, а Падме старалась не показывать, как ей не слишком нравиться пресная пища, которая то слишком твердая, то наоборот, излишне водянистая.
Интересно, если привести благоверной здешних галет из насекомых, она как отреагирует?
Почему то Энакину кажется, что за подобную мелочь Падме попытается отрубить ему голову. Ну или по крайней мере завизжит на ультразвуке, и вообще, не оценит.
Сила, как же он скучает. И насколько это видится милым, особенно, если жена еще и разозлится.
- Чоппер? А какая модель? Думаю, мой друг будет не против компании, - в Силе Гера светится любопытством и каким-то взъерошенным желанием помочь, чуть-чуть расстройством и тем самым, чистым и юным, совсем детским, беспокойством.
Энакин провожает малышку взглядом и тяжело смотрит на Тилу. Сейчас из рассеянного взгляда пропадает всякая теплота, легкость и смирение. Возможно, чересчур давит, но Энакин иначе не умеет. Точно также он смотрит на своих подчиненных клонов, офицеров и даже бедолагу Юларена, когда тот пытается спорить.
Хватит ли у вас, милая леди, гибкости принять слова Эйлы, не помешает ли уязвленная гордость увидеть в отказе от угощения не оскорбление, а попытку помочь? Посмотрим.
А в таких банд-формированиях всегда есть связные, которых ждать не так долго. Как и те, кому можно доверить остальное, если паранойя настолько в голову ударила.

Энакин смотрит изучающе, пристально, на лице и тени улыбки.
Ему все отчетливей кажется, что они попросту теряют время, пока вновь нападают на Фелуцию, Кристофсис, Родию.
Но молчать его заставляет не уважение даже – а острое ощущение надвигающегося шторма.
Давно такого не было. В последний раз накануне войны, когда было на все плевать, кроме изматывающих снов про мать и ощущение ускользающего времени.

+6

7

Отваливаются куски
штукатурки. Краны текут.
Тут живут старики.
Мои старики живут.
В чайнике накипи карст.
Фарфор в многолетней пыли.
И целый шкафчик лекарств,
которые не помогли. ©


Не такой их дом большой и глухой толстыми стенами, чтобы Гера не услышала замечание красивой женщины таи’лека, да слова остальных, адресованные уже Тиле. Энакину Гера успела только коротко улыбнуться, почти заговорно, будто у них есть тайна, объявленная во всеуслышание.
Дроид джедая оказался очень хорошим помощником. Гера отметила здоровскую настойку координации манипуляторов, того, в чём ещё нужно доработать Чоппера. За несколько лет он до сих пор барахлил и сам из-за этого страдал.

— Вот, держи доску, — осторожно составила четыре стакана подслащёной заварной с травами, воды. Галеты вряд ли придутся по вкусу чужеземцам, однажды, на рынке, видела реакцию одного на жареных пауков, но пару штук лепёшек она положила для рутеанки, еда не бывает лишней, а готовит тётя — пальцы оближешь!
Молока банты у них, и правда, совсем немного. Однако если Гера не может тратить семейную пищу, то шоколад намеревается поделить с тётей, а так же дворовой ребятнёй. Это нужно и для того, чтобы иметь лишнюю защиту своевременными предупреждениями. Дети — они слышат первые всё нужное и видят тоже.

Вернулась тихо ступая и разложила на невысокий столик скудные угощения.

Да-да, про проводника Гера тоже знает но ждёт, когда взрослые поставят точку. Все они, все четверо, выглядят недовольными. Кажется, друг другом, в смысле — Тилой, а она ими.

— Я могу проводить, — осторожно вставила слово в паузу. Тётя только дрогнула лекку. Гера оглядывает остальных. — Я знаю горы и как искать п… Чама Синдуллу.

Тила, теперь, глядит прямо на племянницу.

— Хорошо вожу свупп и мне известны обходные тропы. Так, чтобы никто не увидел, — раз тётя не перебила, значит всё правильно. — Но выходить надо с темнотой.

Тила только теперь решила вступить в беседу:

— Ты помнишь второе условие смерти, Гера? Легковерие, — Гера, обернувшись, качает головой.

— Тогда мы совсем одни. И потом, я знаю куда их вести. Ведь ты передашь об их приходе и нас встретят, — Тила, будто бы расслабилась, хотя взгляд не потеплел.

[nick]Hera[/nick][status]Песчаная змейка[/status][icon]https://i.imgur.com/QmXd2Vh.png[/icon][prof]Песчаная змейка[/status][sign]Гера Синдулла, дочь Чама Синдуллы и Тислеры Синдуллы. Если есть возможность быть нужной им и нашему народу, то я её использую, так или иначе.[/prof]

+6

8

Аайла почувствовала, как кровь закипает у нее в жилах. Ребенок предлагает быть их проводником - а эта... связная, прости Сила, колеблется, не уверенная, что им можно доверять настолько, чтобы... что? отпустить с ними ребенка? все-таки пустить их к... безусловно ценным для всего мира местным партизанам? Она с силой переплела пальцы, не выпуская их из широких рукавов верхней накидки - как же хорошо, что она сообразила надеть ее поверх привычного костюма... как же хорошо, что она подумала об этом еще до того, как сообразила, какими глазами будут на нее смотреть здесь... Лекку приходилось контролировать уже сознанием - уж где-где, а здесь их движения были б прочитаны однозначно. Если лицо у нее оставалось привычно-спокойным, то с лекку было сложнее.

"Велика сила паранойи", - зло думала она. - "Нет, как просить Республику о помощи - так все нормально. Прислали трех джедаев - мало. Карты не дадим, проводника нет. А нет, есть, но мелкая пигалица. Но ее мы с вами тоже не пустим. Потому что нельзя быть легковерными. А ну как эти джедаи за ближайшей сопкой разберут ее на запчасти и съедят!"

Ее совершенно невыносимо, иррационально злило то, что госпожа Тила, так и не ответив на напрямую заданный ей вопрос - не отреагировав ни на одну из обращенных к ней реплик - углубилась в обсуждение идеи девочки - Геры - таким образом, будто стоящих перед ней джедаев не было вовсе... ну или, по крайней мере, будто вопрос "устроит ли их такой проводник" не мог быть поднят в принципе.

Да, у них и впрямь не было выбора, помогать или нет. Республике нужен Рилот - а на Рилоте только и осталось, что это, голодное, озлобленное и ожесточенное до крайности, сопротивление. Но...если, судя по всему, их помощь не очень-то желанна... что они здесь делают? сколько времени им нужно потратить вот здесь, чтобы... дойти до Чама и получить еще порцию презрения и снисходительного "хорошо, помогите нам, так и быть"?

И как дипломаты умеют работать с таким...
Но она-то не дипломат. Вот совсем даже не.
И если здесь были нужны исключительно дипломаты - стоило посылать кого-то другого.
Впрочем, кажется, и дипломатия тут не очень-то поможет...

- Братья мои по Ордену, - нежнейшим, елейнейшим голосом произнесла Аайла - разве что руки на груди не сложила. - Насколько я могу судить, нас дезинформировали. Уважаемый Чам Синдулла не ждет нас и народ твилеков не ждет и не хочет нашей помощи. Разве должно джедаям вмешиваться в то, что идет, как ему должно идти? Разве должно джедаям оказывать нежданную и нежеланную помощь? Думаю, наш шаттл вернется в течение часа, стоит его вызвать. А по возвращении мы сможем незамедлительно написать рапорт с настоятельной просьбой выделить в помощь Рилоту более... достойно выглядящую армию.

Отредактировано Aayla Secura (2018-06-14 18:56:27)

+7

9

Ага! Старый волк промахнулся! Акела промахнулся, Акела промахнулся. Хе-хе! ©

https://ic.pics.livejournal.com/hattie123/13682619/317893/original.gif

Мимо. Ми-мо.

Киту показалось, что он прямо перед глазами видит тренировочную мишень, мимо которой, даже не задев ее, только что пролетел бластерный заряд. Ррраз - и мимо. Вот так вот бывает. Целишься, стараешься, даже дышишь через раз - а потом что-то невидимое толкает тебя под локоть.

Или ты изначально выбрал неверное оружие, м-да.

“Старость, профнепригодность”, - как-то странно равнодушно подумал Кит. Серое холодное небо нависало над этим домом и над всей планетой, и с него неостановимо сыпался пепел. И эта женщина перед ними была такой же серой и равнодушной, и совершенно выгоревшей изнутри. Ей не было дела до опасности гипотетической - и пока эта опасность, лязгая и скрежеща, не встанет у нее на пороге, она не станет бояться ни за себя, ни за кого. Ей не страшно, потому что бояться ей больше нечем. Вот так все просто.

Мимо. Ми-мо.

Девочка оказалась живее. И, кажется, за нее - настоящую, а не такую, как те призрачные бойцы местного сопротивления (вот, где-то здесь был ответ, надо… надо...) - выгоревшая дотла женщина по имени Тила еще боялась. Хоть сколько-то. Ее она предупреждала, как умела, о ней она заботилась, как умела. И именно эта девочка - родственница? - вызывалась их проводить. Впрочем… кажется, девочке как раз не откажут? Девочка не раз ходила этой дорогой? Девочка хотела назвать Чама Синдуллу как-то иначе?

Впрочем, какая разница, если задача будет выполнена?

А потом заговорила Аайла, и Кит мысленно взвыл. Все это время она злилась, и вот сейчас… Да, именно сейчас, когда достаточно было сказать - “да-да, хорошо, что нашелся доброволец”, затейливо и длинно поблагодарить и чересчур доверчивую девочку, и недоверчивую женщину, и уже из этого попробовать что-то выкрутить, получить по крайней мере первое “да”, и работать дальше. Хорошо, хоть надежда Республики пока замолчала - иначе они с Аайлой отлично бы сработали дуэтом. Впрочем, возможно...

Думать приходилось очень быстро. Честно признаться, больше всего на свете Киту хотелось малодушно согласиться с Аайлой - да, вмешиваться недолжно, да, недолжно оказывать нежеланную помощь, да, пора вызывать шаттл и сообщать в Совет что-то вроде “знаете, мы тут не нужны”. Как было бы просто…

“Раз, два, три, думай. Думай-думай. Не промахивайся больше.”

- Да, генерал Секура, вы совершенно правы, - Кит говорил по-прежнему медленно, неторопливо и совершенно безразлично, - мы ни в коем случае не должны оказывать нежеланную помощь, и более того - не навязывать означенную помощь. Ни в коем случае. Но я вижу - на этой планете нашелся хотя бы один разумный, который все еще нам верит и который уверен, что в нашей помощи нуждаются. Вероятно, у маленькой госпожи Геры информации больше, чем у взрослых? И я смею надеяться, что то, что она еще верит Ордену, никоим образом не приведет ее к смерти. Но если вы запретите ей, госпожа Тила, то нам останется только вызвать шаттл, вернуться на Корусант и там непременно подать рапорт. Вероятно, в Сенат. Вероятно, его там даже рассмотрят. Вероятно, даже не за пару лет.

+6

10

Это все до абсурда напоминало детство. Те же никому не доверяющие люди, тот же скудный быт и ярая враждебность, что те, кто живут лучше, все должны тем, кому не повезло. Им же хорошо живётся! Совсем без проблем, всегда.
Так могут думать и о пришлых джедаях, и о простых фермарах, которые посмели быть свободными. И даже о таких же рабах. У которых просто лачуга чуть крепче, хозяин не вызывает безотчетного ужаса, а на столе даже иногда бывают скудные ягоды.
Энакину хочется скривить губы в презрении. И он бы сделал, несомненно. Вот только так некстати всплывает память о том, как умеют смотреть рабы. Пристально, цепко, отмечая любую непонравившуюся им деталь. Запоминая на будущее, чтобы после припомнить.
Хотя бы в мечтах.
Энакин помнит. Как сам смотрел --- так. И как на него смотрели, на них с матерью, как презренные рабы посмели купить аж целую пинту бакты прозапас. Который настал буквально через месяц, когда Энакин разбился в первых гонках Бунта-Ив. Забавно бы, что иначе не выжил. Уотто, конечно, был не столь сердит, как мог бы --- рискнул и поставил все на то, что мальчишка разобьётся у самого финиша. Но и оплачивать лечение не собирался, знал, скотина, прекрасно, что мама наизнанку вывернется, а умереть не даст.
Ведь за разбитый кар же должен кто-то заплатить, верно?
А теперь эта, Тила. С ее таким знакомым враждебным взглядом. И маленькая Гера, которая почему-то отчаянно напоминает Энакину его самого в детстве. Тоже немного нелепое и совершенно искреннее желание помочь симпатичным чужакам, то же немерянное любопытство и уверенность, что она-то! Она же ух!
Не хочется думать, что однажды эта искренность превратится в маску, чтобы никто не заметил, как устал. И никто не догадался, что будет, если ее снять.
А позитива и оптимизма на всё и всех просто не хватает. И остаётся лишь убежденность, что надо. Да проклятое упрямство, не дающее расслабиться ни на минуту. Потому что от тебя зависят люди. Потому что этих людей ты любишь.
Энакин держит лицо, с той же спокойной полуулыбкой смотрит на Геру. И думает, что бессмысленно. Здесь, почти как на Татуине, ничего не изменится. Никогда не меняется. Пусть они хоть сотни раз победят в войне, это ничего не изменит. Не здесь. Не на Татуине или в очередной какой-нибудь дыре. Вот на Корусанте, Альдераане, Набу - да, им победа нужна. А до таких мест, до простых людей никому и дела нет. Очень сложно принять, что во главе угла должно стоять не всеобщее благополучие, а благо государства. Даже не так, Государства. Потому что так выигрывает большинство. Которое, по словам Падме, поможет остальным.
Энакин обычно в ответ ей молчал. И думал, что когда-нибудь сумеет принять эту философию и видеть среди "хороших, добрых и богатых" миров лишь оплаты рабства и эксплуатации.
По крайней мере, он очень пытается. Потому что так говорит Падме. И пытается, как совсем неразумному, донести мастер. И даже канцлер Палпатин периодами доходчиво рассказывает о том, что все не зря.
Эйла выступает. И Энакин хочет ей поаплодировать, обнять, закутать в плащ и отправить отсюда подальше. Хоть бы даже и на передовую --- там, кажется, Эйле будет проще. А не как здесь. Только вот сделать что угодно из этого, значит унизить.
Потому что даже эта Тила смотрит на Эйлу, как на товар. На дополнение к нормальному джедаю и его юному подмастерью. Как-то мерзко.
Ещё более мерзко, что госпожа Тила-то сама тви'лекка. И думать, как она тогда оценивает себя и свою подопечную не хочется.
Хотя себя, наверняка, ставит выше Эйлы. Ведь она же близка к главе здешних партизан! Она борется! Пока эти джедаи там прохлаждаются.
Энакин был бы согласен. Если бы только прохлождались не на линии фронта. В компании малолетних детей, которые столь гордо величаются падаванами.
А потом --- или убиты, или предатели. Или изгнанные невиновные, которые чувствуют себя предателями.
Здесь же могут хотя бы уберечь детей. Пусть и не потому, что они дети, а потому что они --- дети, а лишь потому, что ещё "плохо умеют". М-да, мы бережем свою Родину, но на родных нам плевать.
А потом лишь вбитая с детства привычка не выносить сор из избы не даёт Энакину встать, коротко поклониться магистру Фисто и с превеликим удовольствием сломать ему нос четким ударом кулака.
Гера же совсем ребенок! Лет восемь, ну с натяжкой десять, не более. Куда он ее тянет? Зачем? В компании трёх джедаев, ладно, почти безопасно, но первое задание --- а за ним последует второе, третье, десятое.
Энакин надеется, что Тила не поведется. Энакин надеется, но знает, что нет, не получится. Потому что один ребенок - это всего лишь одна маленькая жизнь, куда тут до целой Родины?
- Прости, малышка, - тепло и горько улыбается девочке Энакин. И упорно не смотрит на магистра. Ему плевать, что мастер Фисто может просканировать его эмоции в Силе, но вот сдержаться и так очень трудно.
Это же дети. Мало мы погубили таких с заводами, бомбардировками, войной? Зачем сейчас-то втягивать?
Гера же совсем маленькая. Ей лет восемь, ну максимум десять. У нас уже и это --- солдаты?!
Спасибо, мастер Фисто. Я запомню.

+3

11

Гера уже достаточно взрослая, для своих лет, чтобы заметить как стало тесно в, в общем-то широкой подземной комнате. Тила, кажется, сердится ещё сильнее, злы и гости. Впрочем такой Гера Тилу видит часто - отчаянной.

— Не все тви'леки ждут помощи от будущих оккупантов, — вкрадчиво говорит женщина даже не притрагиваясь ни к воде, ни к угощениям. — Однако мой соратник готов принимать риски и не мне ему перечить.

Задержалась взглядом на Эйле.

— Не всем повезло сбежать, кому-то вырывать с кровью настоящую свободу Рило...

— Я проведу! — если упадёт хоть ещё одно слово, случится дурное. А помощь нужна, об этом часто говорит тётя, разумеется, когда не видит, что её слышит маленькая племянница. Им всё чаще приходиться переезжать, брату тоже - а он совсем крохотный.

— Гера, ты не решаешь такие вопросы. Я в ответе за тебя. Так что, я свяжусь с Чамом, — снова переводит взгляд на джедаев. На этот раз к Фисто. — И проложу путь. Подороге будут схороны, где можно укрыться от сеппаратистов, если будет волна.

— Они могут заблудиться. Ведь нам важно успеть, — не отступить. Гера не видит другого решения, а Тила боится за всех сразу. Гера и это научилась понимать. Ведь, если бы был выбор между Республикой и мирной жизнью, Тила остановилась бы не на благополучии первой.
Никто их свободных тви'леков.
Иногда взрослые бывают очень глупыми.

— На багряном кряже расположен небольшой лагерь, но там нед дроидов. Больше таких... как вы, прибывших. А южнее есть дорого в обход, но она чуть длиннее и проходит через тоннель. Я в нём летала, знаю как пройти.

Молчание Тилы пахнет пылевой бурей. Всё равно.

— Я знаю, как это важно всё, — смелее заходит, давая себя рассмотреть всем присутствующим. — Я не подведу.

Не подведёт.

— Выбор за вами, — наконец, решилась опекунша. — Я не имею права подводить вожака.

[icon]https://i.imgur.com/Be3O4h2.jpg[/icon][nick]Hera[/nick][status]Песчаная змейка[/status][prof]Гера Синдулла, дочь Чама Синдуллы и Тислеры Синдуллы. Если есть возможность быть нужной им и нашему народу, то я её использую, так или иначе.[/prof]

+6

12

Эйла почувствовала, как яростный жар, вспыхнувший где-то в груди, прокатывается по лицу, обжигает лекку- и уходит, сменяясь нездоровым каким-то, ледяным и абсолютным спокойствием. Нет, не то чтоб ей в первый раз выплевывали в лицо эти презрительные и ненавидящие слова. Оккупанты. Захватчики. Джедайская мразь. И почему-то каждый раз было больно, как в первый - но каждый раз было все проще это пережить. И не то чтоб редко в комплекте шел упрек, мол, что это вы так медленно помогаете. Да, я обливаю вас с головы до ног грязью, но вы же джедаи. Вы же обязаны. Терпите, смиряйтесь, давайте-ка, помогайте мне бегом-бегом, а я на вас еще нажалуюсь потом - и расскажу всем окружающим, как подлые оккупанты отобрали последние деньги, зарезали корову, вытоптали поле… и что-нибудь еще, мало ли что там могут сделать оккупанты, когда они достаточно подлы.

Эйла могла бы сказать, что Республике плевать на Рилот. То, что есть на нем полезного, не окупит затрат, вложенных в войну за него. Могла бы сказать, что эта миссия - чистой воды жест доброй воли Ордена. Что Сенат вопрос помощи Рилоту рассматривает последние полгода, и все полгода Сенату…да, просто и банально жалко денег. Вот если бы бесплатно получить все... Она могла бы сказать, что после своего "бегства" она сражается за свободу всей Галактики - и с возраста не сильно старше этой девочки. Что она - они все трое - на вечном фронте последние три года. Но она взвесила на языке слова, покрутила их так и эдак и отложила в сторону, за ненадобностью. Эта женщина все равно ее не услышит. А и услышала бы… Эйла подумала еще раз. Нет, в ее обожженной вечной войной душе оставалось все меньше и меньше места для жалости. Если эта женщина так глупа, что не способна поднять нос от своей местечковой войны, - и к тому же так охвачена ненавистью, что готова подставить свое дело и наплевать на приказы своего предводителя, лишь бы эту ненависть донести…хоть до кого-нибудь. Не важно до кого. Это ее выбор. Ее право - быть такой и действовать так. И объяснять ей что-то, оправдываться… зачем? Какой смысл?

Ей, едва дышащей от ледяной спокойной ярости, больше всего хотелось сейчас развернуться и уйти. Просто, молча, прочь. Там, на других планетах, найдется достаточно тех, кому помощь нужна - и кто при этом не будет полагать, что можно этим идиотам плевать в лицо, не давать информации, открыто показывать всю меру своей враждебности - а они утрутся и изо всех сил будут пытаться помогать дальше. "Наверное, не стоило отправлять сюда меня. В Совете думали, что я как твилекка лучше и проще найду общий язык с местными. Но нет. На этой планете, жрущей своих детей, нет хуже и злее врага твилекку, чем другой твилекк. Особенно если тот - внезапно - не раб. Я для них как красная тряпка для быка, и буду таковой. Ох, бедный Кит... ему за эту операцию отвечать, а тут я..." Эта мысль отрезвила ее лучше, чем все самоувещевания и попытки сдержаться.

- Думаю, госпожа Тила никогда не говорила тебе об этом, Гера, - задумчиво сказала Эйла, глядя на маленькую упрямую твилекку, так откровенно переживающую за кого-то там, высоко в горах, - но я дам тебе один совет на будущее. Может, однажды тебе пригодится. Если ты горда - не принимай помощи от того, кому не доверяешь. Или, если уж помощь тебе нужна выше гордости, - хотя бы не плюй в лицо тому, от кого она тебе нужна.

После этого она подняла глаза на высохшую твилекку рядом и медленно, едва выталкивая слова в пересохшие губы, процедила:

- Если у вас это называется "не подводить" - я сочувствую вашему предводителю. У нас, в армии, подобное поведение называется саботажем. И нет, госпожа Тила, мы - никуда не торопимся. Время уходит у вас, не у нас. И нам не нужны ваши... подачки. Если ваши друзья умрут из-за этой задержки - это будет ваше решение, ваша вина и ваша ответственность. Не наша. Я очень... рада, что в конечном итоге вы все-таки склоняетесь к варианту, предложенному нами с самого начала, еще час назад. Возможно, еще какое-то количество впустую потерянного времени - времени ваших товарищей, госпожа Тила - а также согласования и звонков в зону, в которой связь бывает спасибо если раз в неделю, я права? - и мы, наконец, займемся делом. Если нас не вызовут до того отсюда.

"Прости меня, Кит. Прости. Моей сдержанности осталось... слишком, слишком мало. Это моя вина и моя ответственность, да. Мне не нужно было подписываться на эту задачу. Я была... самонадеянной дурой, когда подумала, что все отболело и прошло. Ничего не отболело. Ничего не прошло. Никогда не пройдет. Я останусь твилеккой до самых костей лекку, я останусь родом - отсюда. Навсегда".

- Я надеюсь, что свободная твилекка, - издевку в голосе она все-таки скрыть не сумела, - все же свободна в достаточной мере, чтоб принимать решения без десяти согласований с... мужчиной. Если нет - ну что же. Мы подождем. Возможно, и сепаратисты и их жестянки подождут тоже. Но я не считаю для себя возможным принимать жертвенность ребенка, необходимость в которой возникает из-за... преступной халатности взрослых. Которые не сумели договориться между собой даже о том, нужна ли им помощь джедаев, а если таки нужна - то как этих самых джедаев доставить туда, где они смогут принести пользу.

"И ты, Гера, прости меня тоже... хотя, если что-то случится, ты меня все равно не простишь. Твои близкие могут пострадать - но я не могу рисковать тобой, маленькая отважная тука. Не тобой. Не сейчас".

Отредактировано Aayla Secura (2018-08-22 14:22:04)

+5


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Войны клонов и Старая Республика » Надежда (19.2 ДБЯ)