Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Арканн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Империя Палпатина и Новая Республика » в оке бури [18 ПБЯ]


в оке бури [18 ПБЯ]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Год: 18 ПБЯ
Место: нижние уровни Корусанта
https://kiev.segodnya.ua/img/article/10678/17_main_new.1509316787.jpg
[Zert, Luke Skywalker, Lin]

Самая обычная задача, несложная и не опасная - всего-то съездить и поговорить с одним человеком, старым знакомым старых знакомых. Почему бы и не взять с собой юную ученицу, которая к тому же давно просится посмотреть Корусант?
...но когда разговоры уже закончены и путь ведет обратно к стоянке такси, по Силе - не здесь, но рядом, близко, где-то близко, где-то... проносится волна. И чуть заметно вздрагивают толстые переборки. Кажется, у одного не очень юного магистра просто какая-то карма оказываться не там и не тогда, где надо - или, наоборот, как раз очень на месте и вовремя?..

+4

2

[nick]Zert[/nick][status]Your Darling[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0512/f3/26469fd7cc60d6192b8849aeca4e03f3.jpg[/icon][sign]   Я хожу простой, но гордый,
   С девальвированной мордой
   С тягой к чистому искусству, с аллергией на козлов,
   У меня нет состоянья,
   Нет за-то и нестоянья,
   Сила есть, друзья и вера в разнополую любовь.
[/sign]

Мокрая пластиковая веревка впивается в мокрую шею.

Больно.

Его, великолепного, неподражаемого и прекрасного Зерта сейчас возьмут и утопят. Так же, как дерьмовый и гнилючий сынок булочника, на отца которого Зерт работал по поручению Зубаттера, топил в ведре с отходами крыс и котят.

Ему, Зерту, даже как-то, можно сказать, повезло.

Он вообще везучий.

Был.

Вода.

Его утопят в воде.

В чистой воде.

В той самой, которая немногим ранее хлестала изо всех труб и щелей. Потому что Зерт позвал ее. Потому что он просто не смог смотреть, как дерьмосын булочника топит какого-то смешного и лопоухого зверька. Такого, как сам Зерт. Похожего. Не смог слышать, как зверек пищит. Не смог видеть, как тот вырывается и скребет по пятнистым рукам говнюка своими маленькими лапами. Зерт просто - не смог. И позвал воду. Так, как умел давно-давно. Только сильнее. Гораздо сильнее.

И вода пришла.

Мокрые, грязные до невозможности разумные стояли вдоль не очень-то и широкой секторальной улицы. И смотрели на то, как его, Зерта, ведут, дергая за наброшенную на шею веревку. Он попробовал было не пойти, но последовавший за этим рывок был таким сильным, что ему чуть не оторвало голову.

Может быть лучше бы и оторвало.

Тогда не пришлось бы идти и кожей чувствовать плевки и летящие в него очистки, камни и прочий мусор. Тогда бы он просто лежал, безголовый и мертвый. И было бы тихо.

Нет.

Не хочет!

Не хочет “утопили”. Не хочет “безголовый и мертвый”. Это… так не должно быть!

Что-то, что раньше звало воду, то, что ушло сразу после того, как из ближайших труб хлынули бурые потоки и повалил пар, снова ворочается внутри него. Зерт вскидывает алую рогатую голову и обводит всех собравшихся суровым взглядом из-под насупленных бровей.

Пусть подходят.

Он.
Больше.
Их.
Не боится...

+4

3

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85460550.jpg[/icon]Сила пульсировала и билась вокруг - рваными, неровными толчками, как больное, сбивающееся, умирающее сердце. Все сильнее и сильнее, сильнее и сильнее... С того самого момента, как она натянулась до предела - перетянутой струной кветтары, а затем ударила - ею же - тяжело, больно, с оттягом... И вот сейчас нарастает снова. Еще сильнее. Еще грознее. Еще громче...

Люк нахмурился, позволяя Силе самой задавать ему направление, и крепко сжал в руке маленькую горячую ладошку Лин. Что-то назревало здесь, что-то нехорошее, что-то... что-то совсем ему не нравящееся. И очень жаль, что нельзя было... куда-то заблаговременно ее отправить. А сейчас уже поздно. Да и... она не согласилась бы оставить его здесь одного, уж это-то было совершенно очевидно любому, кто ее знал хоть сколько-то. Ну, будем считать это тоже уроком. Будем надеяться, уроком не преждевременным - все-таки Люк был склонен полагать, что Сила знает, что делать.

Поворот за поворотом - в лицо пахнуло влагой, такой неуместной и странной здесь, на нижних уровнях, где вода - в том числе она - была товаром.

...Да, именно здесь Сила билась - зло, опасно, скручиваясь в тугую и пугающую пружину. Здесь, где гомонила яростная, мокрая насквозь толпа, где по узкому переулку гнали, под свист, плевки и улюлюканье... мальчишку?..

Люк сам не понял, каким образом он оказался прямо перед... конвоиром, если так можно было выразиться, этого самого мальчишки.

- Милчеловек, - самым мягким голосом, на который он только был способен, поинтересовался Люк, - а не разъяснишь ли ты мне, что тут такое происходит?

Мрачный человек, грязный, мокрый и оборванный, в чьих руках терялась веревка, туго врезавшаяся в шею ребенка, зыркнул на него с подозрением, граничащим с откровенным бешенством.
- Тебе-то что за дело? Иди своей дорогой.
- Да колдуна поймали, - мрачно откликнулся сбоку кто-то еще из... сопровождающих. - Он нам трубы... того. В клочья. Водой все залил, падла. Мы его и... того. Утопим. Чтоб не выплыл.

Люк прищурился. От мальчика и правда ощущалось течение Силы - очевидное, неорганизованное, но мощное. С другой стороны, зачем бы это знать местным?.. И уж тем более зачем им это объяснять - прямо сейчас?

- А что же, вы не знаете, что если он и правда колдун, то его топить бестолку? - как мог, безразлично и немного насмешливо сказал он. - Вы если его просто так убьете - так он в десять раз сильнее станет. И вернется.

- А тебе-то почем знать? - нехорошо прищурился один из конвоиров.

Люк пожал плечами:
- Да я вот как раз знаю. И что с ним сделать, чтоб он не вернулся, знаю. Но ваше дело - можете не верить. С него вон и веревка уже слетела, вы что, не видите?.. Он за вами идет, потому что ему это надо.

Он едва заметно шевельнул пальцами правой руки, незаметными в широком рукаве верхней накидки, и пластиковая веревка, будто давным-давно порванная, начала медленно сползать, освобождая шею ребенка. Толпа охнула и подалась в стороны.

+5

4

[nick]Lin[/nick][status]девочка без имени[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/12/e78ec14a12d7fd4e929f0bdeab28ce84.jpg[/icon][sign]не пей из копытца не пей из колодца
в колодце ундина смеется
[/sign][prof]Лин, синяя тви'лекка, ученица в Академии мастера Люка, любопытный нос и длинные лекку, зайка Джуди на полставки.[/prof]

Здесь на вес золота музыка и слова, тихие сумерки, песни, глаза, объятья. Я научилась драться и колдовать, и, я уверена, справлюсь с твоим заклятьем.
Если бы знать, во что ты там превращен… в хищную птицу, в рыбу, в степного зверя?
Ночь укрывает землю своим плащом. Завтра я буду ближе.
Я в это верю.
©


Лин было и страшно - и любопытно. Страшно - немножечко (честное слово!), а любопытно - просто очень. Сперва ей было чуть-чуть скучновато, мастер Люк разговаривал с кем-то взрослым и серьезным (Лин не запомнила имени, как ни старалась) о не менее взрослых и серьезных вещах, а она сидела рядом, делала умное лицо, достойное падавана Ордена, и косилась на то, как за окном проплывают потоки аэроспидеров. Неба оттуда видно не было, но зато ярко светились какие-то вывески, тусклой выцветшей зеленью отливали стены, и на транспаристиле окна расплывались радужные пятна, такие красивые. В рилотских пещерах она такого никогда не видела! Впрочем, на Корусанте - и в Академии - было столько всего, чего она никогда не видела, что это все нельзя было и перечислить. А еще мастер Люк обещал показать ей верхние уровни…

Но когда она услышала, как вдалеке - ой, нет, близко, совсем близко! - бьется что-то большое, сильное, страшное, она поняла - верхние уровни будут не сегодня. Ну и ладно… Посмотреть на то, что же там такое произошло, ей захотелось гораздо больше.

Мастер Люк беспокоился, она это чувствовала. Но это было не то беспокойство, которое лишает сил, совсем нет. В нем, как и всегда, ощущалась глубокая спокойная уверенность - но он волновался за тех людей, с которыми что-то произошло.

Или… за одного человека, в смысле, забрака?

Лин не знала, как правильно. А эмоций - самых разных - было столько, что она в них запуталась. И все они были такие неприятные, что она нахмурилась, и кончики лекку у нее задергались так, что пришлось придерживать их руками. Хорошо, что мастер Люк как раз говорил с одним из этих… разумных - мысли у того были простые, маленькие и злые, как вомп-крысы - и не заметил этого. Ну, наверное.

К тому же мастер Люк был занят тем, что изображал из себя того, кем не является. Это было немножечко весело и ужасно интересно. Лин было скучно смотреть на этих злых разумных, и она, краем ушного конуса вслушиваясь в то, что он говорил про колдуна (ух они и дикие, если поверят!  а ведь верят же!), перевела взгляд на мальчика, мокрого, несчастного и с этой глупой веревкой на шее. Он был такой, как они - как она, как мастер Люк, она слышала! - и с ним совершенно не-до-пус-ти-мо было так обращаться. Но она не знала, как - а мастер, похоже, знал, и мешать ему не стоило. Лин не чувствовала, чтоб он убеждал этих разумных при помощи Силы - значит, план был какой-то другой. Может, и не стоило показывать то, что они умеют. Если б тут был еще кто-то такой же, как они - он бы не допустил, чтоб с этим мальчиком так обращались. Значит, таких тут нет. Может, таких тут даже боятся. Если что - можно будет их напугать! Заставить дрожать эти глупые листы дюрастали под ногами или тряхнуть стены - она, наверное, не сможет, но если постараться… она уже видела, как это делает Тхайсс и старшие ученики, значит…

Мальчик совсем не умел закрываться, и она его слышала. Пока не заговаривала сама - боялась напугать. Просто слышала - как он боится и не боится одновременно, и как ему больно, и как он за кого-то (не понять пока, за кого) беспокоится. “Нельзя его тут оставлять, - подумала она и нахмурилась снова,  - надо забрать. К нам. К таким, как он. Чтоб с ним так больше никто никогда не обращался. Никогда-приникогда.”

И она не удержалась, потянулась, легонько тронула чужое сознание - теплым золотом, осторожным, осторожным касанием. Так протягивают руку пугливому зверьку - чтоб обнюхал, распознал запах и больше не пугался.

“Не бойся. Мы не дадим тебя обидеть.”

https://i.gifer.com/3Sj6.gif

Отредактировано Ilara Ren (2018-05-17 18:20:29)

+5

5

[nick]Zert[/nick][status]Your Darling[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0512/f3/26469fd7cc60d6192b8849aeca4e03f3.jpg[/icon][sign]   Я хожу простой, но гордый,
   С девальвированной мордой
   С тягой к чистому искусству, с аллергией на козлов,
   У меня нет состоянья,
   Нет за-то и нестоянья,
   Сила есть, друзья и вера в разно-полую любовь.
[/sign]

- правда колдун, то его топить бестолку? Вы если его просто так убьете - так он в десять раз сильнее станет. И вернется. - человек в странной одежде говорил какие-то странные слова. Зерт, находящийся в состоянии своеобразного сонного паралича, в котором он только и мог, что прислушиваться к окружающему миру: стоять ли, или воспользоваться неожиданной для всех остановкой и бежать-бежать-бежать и пофиг, если снова поймают! он будет драться! - внезапно осознал, что колдун - это он, Зерт. Великий, могучий и, самое главное, ужасный. Что не он боится - это его боятся.

Дабы поддержать свое свежесозданное (вот чего ему надо? чего? че-го?!) каким-то внезапным незнакомцем реноме, маленький забрак изобразил на лице самую страшную из всех тех рож, которые он мог скорчить. Наклонил рогатую голову и надул щеки - по его мнению такое вот точно должно было внушать трепет.

И когда натершая уже, казалось, до крови его шею веревка сама собой поползла вниз, Зерт едва сдержал себя от того, чтобы  подпрыгнуть с места на метр вверх и заорать что-то вроде: “АААААААА! ЕДРИТЬ ТЯ В КАЧЕЛЬ, ДА ФАЗОЙ ПО ЭЛЕКТРОДУ, ФРАЕРА ПОЗОРНЫЕ,ГЛЯ, НЕ, ВЫ ТОКА ГЛЯ - ЧО ДЕЕТСЯ-ТО! АААААА!” Но то ли страх достиг своего пика, то ли что-то вроде того инстинкта, который заставляет маленьких зверьков застывать перед неведомой опасностью, сработало - в итоге он остался недвижим и безмолвен, из-под опущенных ресниц разглядывая говорившего с его мучителями незнакомца в странной одежде и маленькую синюю… девочку?

Да, девочку, вон, ухо это дурацкое торчит из-за плеча человека. На пупырку похожее, ни пальцами цапнуть, ни укусить при случае. Жутко неудобное ухо.

От синей девочки шла какая-то странно-теплая волна. Ощущение, похожее на то, что Зерт чувствовал, когда удавалось ночью пробраться в лавку и поспать пару часов у автоматической блинной печки. Когда тепло и даже как-то безопасно.
“Не бойся. Мы не дадим тебя обидеть.”

Слова зазвучали внутри него - даже не слова, а какое-то намерение, успокаивающее, утешающее. Зерту стоило большого труда не выпасть из своего образа колдуна, великого и ужасного, и не начать вертеть головой в поисках источника этих слов-намерения. Чтобы понять, чтобы увидеть… А может быть это вот - ловушка? Но на всякий случай он попробовал подумать-сказать-выразить свое намерение. В ответ тому, кто там с ним так вот разговаривал.

“Вот еще! Я не боюсь! Ничего и никого! Почти…”

Отредактировано Haakon Ol' Man (2018-05-17 20:53:23)

+4

6

Лин держалась молодцом - спокойная, собранная, сдержанная, она не лезла под руку, не задавала вопросов - и при этом держалась рядом неотрывно, словно пола его накидки - и привлекала не больше внимания, чем та же пола. Неизвестный пока мальчик тоже держался молодцом - хотя его состояние было крайне далеким от спокойствия... если только можно назвать спокойствием состояние сжатой до предела пружины. Он был совсем не в ступоре - всматривался, вслушивался, оценивал обстановку... ждал момента. "Надеюсь, получится спустить эту пружину постепенно - и безопасно для него самого", - тревожно подумал Люк, и тут же задвинул эту мысль подальше. Не время. Совсем не время.

Толпа - взвинченная, нервная, напуганная и жаждущая крови толпа - боялась, не верила, не ощущала в себе единого направления. Он сбил, запутал ее, изменил траекторию ее движения - и теперь толпа не знала, как быть, злилась и колебалась. Люк слушал и чувствовал волны эмоций, прокатывающиеся туда-обратно - наверняка, каждый из них думал, что думает и ощущает сам по себе, но вместе они были единым целым. И это, опасное и непредсказуемое единое целое, ему и нужно было обмануть.

Проще всего было бы испугать. Силовая волна, самое легкое дрожание перекрытий, самая простая иллюзия - толпе, в общем, было бы уже достаточно и того. Но испуганная сверх разумного толпа может рвануться в разные стороны, может снести переборки, может стать толпой нацеленно-агрессивной... опасно. Не то чтобы он сомневался, что у него получится защитить двоих детей, даже если что-то пойдет не так. Но тогда не получится обойтись без крови, а это... нельзя, в общем, так. Какими бы жестокими, озлобленными, бесчеловечными ни были эти разумные - убивать их было нельзя.

Пока в его голове вереницей проносились эти мысли, лопнувшая веревка как раз успела сползти и упасть под собственной тяжестью - а толпа еще не успела сообразить, что ей делать.

- Ну, и что вы будете с ним делать? - лениво и насмешливо поинтересовался Люк - и, хотя он говорил негромко, он был уверен, что его услышали все. - Вам его не удержать и не убить. Убьете - вернется, будет еще сильнее. Тогда и мне с ним будет не совладать.

- Тебе этот колдун, не иначе, нужен зачем-то, - прищурился один из вожаков толпы. - Может, ты и за его дела, за эту вот всю разруху, нам заплатишь?..

- Мне? нужен?! - деланно изумился Люк и пожал плечами. - Ну, дело ваше, разбирайтесь сами. С последствиями тоже. Лин, мы уходим.

Сложнее всего было, ни на миг не изменившись в брезгливом и презрительном выражении лица, отправить мальчику сигнал по ментальной связи. "Не бойся. Мы тебя не оставим". Оставалось только надеяться, что тот не испугается, не запаникует, поймет, что к чему. Не сорвет ему этот тошнотворный спектакль, где на кону стоят чужие жизни. "Надеюсь, ты будешь спокойным и сильным до конца, как сейчас".[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85460550.jpg[/icon]

+5

7

[nick]Lin[/nick][status]девочка без имени[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/12/e78ec14a12d7fd4e929f0bdeab28ce84.jpg[/icon][sign]не пей из копытца не пей из колодца
в колодце ундина смеется
[/sign][prof]меня точка нет[/prof]

Печка, яблонька. Старшая - девочка, младший - мальчик,
Запах хлеба, горячее угольное нутро.
Гуси-лебеди спросят: кого ты сегодня прячешь?
Никого, никого, улетай поскорее прочь. © wolfox

“Это хорошо, что не боишься. И не надо. Ну, потом. Вообще.”

Лин было ужас как тяжело вот так разговаривать. Особенно сложно было передавать именно слова - так, чтоб их можно было б разобрать. Она знала, что когда говоришь вот так, мыслями, надо было выбирать только нужные, только важные слова, но это ей пока давалось… не очень. “Замусоривать”, вот как это называлось. Но всякие мусорные слова, вроде “ну” или “это”, так сами и лезли на язык, то есть в мысли.

Вокруг колыхалось что-то большое и страшное - и самый страх было в том, что это “большое” не знало, как ему быть. Куда качнуться. Это было так, если б огромная волна, которую Лин видела на голозаписи, зависла бы над берегом, раздумывая - обрушиться ли на него или вернуться в открытый океан. Но волна-то думать не умела, а эти разумные - да. Хотя бы как-то. И вот это как раз было очень плохо…

Лекку опять задергались и сбили ее с мысли. “Дурацкие, дурацкие!” Она снова поймала их руками, чтоб держать крепко-крепко - и зачем она только отпустила их в первый раз? - и попыталась сосредоточиться снова. Как ее учили в Академии… Ну, вот так, чтоб правильно… И еще раз пытаться сказать этому мальчику, что... что…

“Ты такой, как мы. Таких нельзя обижать. Тебя никто не обидит.”

А мастер Люк тем временем продолжал говорить этим странным, чужим голосом - и Лин почему-то становилось уже не весело, а как-то немного жутко. Ей не нравился этот человек, которым мастер прикидывался - и чем дальше, тем больше. И дело было не в том, что он был злой или… черный… темный… как-то так, в общем, - нет, этому человеку было все равно. И это почему-то очень пугало.

И когда этот человек сказал - “ну, дело ваше, разбирайтесь сами”, а еще сказал - “Лин, мы уходим”, она сперва не поверила, а потом ужасно испугалась. “Как же так?! Как же так, мы же… Как же…” И она чуть было не сказала все это вслух, но все-таки смогла удержаться - потому что изо всех сил понадеялась, что все это - продолжение той же самой игры. Что этот человек все-таки не настоящий. Ведь правда же?.. Правда?..

Но все равно ей было ужас как страшно.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/06/ae13be73691874c5e72373011e443394.gif

+3

8

[nick]Zert[/nick][status]Your Darling[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0512/f3/26469fd7cc60d6192b8849aeca4e03f3.jpg[/icon][sign]  Я хожу простой, но гордый,
   С девальвированной мордой
   С тягой к чистому искусству, с аллергией на козлов,
   У меня нет состоянья,
   Нет за-то и нестоянья,
   Сила есть, друзья и вера в разно-полую любовь.
[/sign]

Первым порывом Зерта, когда он услышал то, как странный  незнакомец говорит о нем, - не что, а именно, что как - было плюнуть на полу его коричневого одеяния. Выражая этим противоправным и оскорбительным жестом все, что сейчас творилось у него внутри.

… мы уходим…

И к усталой, какой-то привычной горечи, к гордому презрению и непонятной самому забрачонку обиде добавилась злость. Получается, что это вот… этот вот… bantha poodoo не только не собирался помогать Зерту, но еще и обманул маленькую синюю девочку?! Иначе с чего бы той, - а мальчишка теперь уже не сомневался в том, что источником успокаивающего ощущения была девочка-тви’лека рядом со странным человеком, - пытаться утешить Зерта? Злость была острой и яркой, и, словно отзываясь ей, покорно и радостно качнулась вокруг него тугой волной та странная сила, которая разнесла вдребезги трубы в булочной десятком минут ранее.

Но Зерт огромным усилием воли усмирил ее. Нет, ему не было жалко лгуна в длинных чистеньких одеждах. Не было жаль и всех тех, кто хотел утопить его, всех этих безликих, с раззявленными в крике ртами и блестящими любопытством глазами разумных, которые сейчас окружали его. Волна осталась на месте потому, что Зерт не хотел, чтобы пострадала маленькая синяя девочка с дурацкими ушами-пупырками. Единственная, кому за долгое время было до него дело.

"Не бойся. Мы тебя не оставим"

Или не единственная? Проступившие в сознании вполне отчетливые слова окончательно выбили из Зерта всю злость, оставив на месте ее недоумение и полное непонимание  происходящего. Но вместо растерянности на маленьком личике отобразилось то, что по мнению забрачонка должно было внушить толпе вокруг уважение и страх. Губы раздвинулись, и Зерт, прищурив глаза, ощерил свои маленькие остренькие зубки.

“Я. Никого. Не. Боюсь.”

Толпа вокруг продолжала быть гадкой и жестокой. Но от маленькой девочки волнами шло успокаивающее тепло и полуоформленные в его сознании слова поддержки. А лгун в длинных шмотках, по всей видимости, не был таким уже лгуном. Просто все это зачем-то было ему нужно. Наверное.

Зерт продолжал злобно щерить зубы и даже клацнул ими пару раз для острастки. Но, несмотря на эту вот злобность и смятение чувств, где-то глубоко-глубоко внутри его снова разгорелся огонек угасшей было от холодных чужих слов надежды.

Отредактировано Haakon Ol' Man (2018-06-20 20:50:10)

+2

9

Люк чувствовал, как вздрогнула, напряглась, едва не отшатнувшись от него, Лин. Какая волна недоверия - уже не ненависти, нет, спасибо, что уже не ее - идет от неизвестного мальчика.

Раз-два-три
И раз, и два, и три
Я ошибся? Я недодавил? Я передавил?
Придется уходить, и возвращаться, и отбивать мальчика силой?..
Ну же.
Ну!

...

Он успел сделать только шаг, вновь пересекая путь толпе, занес ногу на второй - и вот!..

- Нет уж, погодите, это как это вы уйдете, а мы этим отродьем останемся? - заныл кто-то.

Второй голос был гундосый и мерзкий, и самоуверенности в нем стало уже сильно меньше, хоть обладатель голоса и пытался хорохориться.

- Вы нам только скажите, что с ним делать, мы все исполним, не сомневайтесь. А там можете идти себе своей дорогой.

Люк фыркнул, кривя губы во вполне реальном, не наигранном отвращении.

- Мне уже тут заявили, что я себе выгоды хочу. Вот так вам помощь предлагать. Второй раз - не предложу. Прочь с дороги! - последние слова он почти прорычал - спасибо голодрамам и всем их рычащим и пафосным злодеям, такие вещи произносились всегда примерно одинаково, так что заучить оказалось несложно. Люку и самому казалось, что он сейчас участвует в какой-то дурной голодраме. Вот только жизнь в этой голодраме стояла на кону вполне себе настоящая.

- Да что же это, - гундосый оглянулся в поисках поддержки, но мнения толпы явно разделились. "Да мож ну нахер", - зашептали, заворчали голоса. "Больно надо связываться". "А вот за самосуд еще..." - эти уже совсем откровенно колебались. Хорошо. Хо-ро-шо. Когда толпа разбивается на отдельные голоса, когда эти голоса начинают звучать вразнобой - хорошо. С отдельными голосами можно спорить, их можно уговаривать, им можно возражать. Их можно даже испугать, надавить... хоть и не хотелось бы, довольно и того что есть.

- Один хер не отдам этого пащенка, - угрюмо сказал бугай - раньше в его руках была веревка, а сейчас он сжимал пустые кулаки, будто все еще не веря, что они опустели. - Он мне годовой запас муки должен, паскуда.

"Можно подумать, его смерть вернет тебе муку", - подумал Люк, но прикусил язык. Обращаться к разуму этих людей сейчас не имело никакого смысла. Равно как к милосердию и человечности. Только основные, базовые чувства. Страх. Ненависть. Невежество. Боязнь любого, кто покажется им сильнее... охохо. Как быстро скатишься ты на Темную сторону, ориентируясь на эти вещи, мастер-джедай? Как быстро ты станешь той тенью, от которой всегда шарахался? Как скоро, во имя самых что ни на есть благих дел, ты примешь в своем сердце Тьму как законную госпожу?
"Пока мне не доставляет это радости и удовольствия", - сумрачно подумал Люк, - "пока меня не радует издеваться над слабыми, пока я не чувствую превосходства над этими людьми - не бывать тому".
"Мне жаль их", - подумал он, с невеликого своего роста глядя на растерянную, растрепанную, помятую, мокрую и грязную толпу - нет, разумных, на которых раскололось, рассыпалось многогласое, многоглазое, бессмысленное оно. - "Мне жаль их, поэтому я не дам им сделать то, что они собирались сделать".
"Как жалко, я не умею утихомиривать толпы", - думал он еще, замерев истуканом на полушаге, пока людское море волновалось, колебалось, сомневалось вокруг. - "Как жаль, что мне приходится врать им, пугать их, запугивать, городить этажи - когда можно было бы просто навести сонное поле, затуманить им сознание, так, чтоб они потом и не вспомнили про нас. Говорят, джедаи прошлого так умели, но увы, увы..."

"Ты молодец. Они колеблются, они отдадут тебя мне", - это уже - тихой, оформленной мыслью - мальчику. Он стоит совсем рядом, можно протянуть руку, дернуть его на себя, накрыть щитом... нельзя. Терпение. - "Сделай вид, что ты не хочешь идти со мной, упирайся - но не пугайся всерьез, когда я... кое-что сделаю".

"Лин, ты молодчина. Спасибо за помощь. Спектакль продолжается", - еще одна, оформленная и четкая мысль-посыл. Тихие волны успокоения от Лин почти ощущаются телом - это ей, ей, и не иначе, он обязан тем, что мальчик все еще не натворил глупостей - от волнения, от страха и злости... - "Поможем мальчику - вернемся в Академию - за сегодня тебе высший балл. И... ты молодец, да".[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85460550.jpg[/icon]

+4

10

[nick]Lin[/nick][status]девочка без имени[/status][icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/12/e78ec14a12d7fd4e929f0bdeab28ce84.jpg[/icon][sign]не пей из копытца не пей из колодца
в колодце ундина смеется
[/sign][prof]меня точка нет[/prof]

и сперва они говорят — погляди на Свет:
это ветер, играющий с листьями на траве,
это теплый летний дождь в лабиринтах улиц.
это словно к тебе пришли и сказали — «верь!»,
ты поверил — и почему-то не обманули.

© wolfox

Было страшно.

Страх был холодным и неприятным, страх все портил. Лин не должна была бояться, она… должна была понимать, что… Но она не знала - что. Она терялась, путалась и просто и глупо боялась. А вот этот мальчик - как его зовут? надо узнать, спросить… или, может быть, никак не зовут, в таких местах порой глупые клички вместо имен - ничего не боялся. Ну, по крайней мере, он так говорил. И если он, пока даже не знающий, что особенный, был таким храбрым - то ей и вовсе нельзя было трусить.

К тому же… этих разумных - как смешно сейчас звучало это слово, как будто можно было так говорить о тех, кто думал так мелко, и спутанно, и злобно - Лин не боялась. Даже если бы она была здесь совсем одна - она бы нашла способ исчезнуть так, чтобы они никогда ее не нашли, никогда не поймали. И, наверное, будь она одна - ей было бы проще…

Дело было в том, что она боялась того человека, которым прикидывался мастер Люк - или того, что он вовсе не прикидывается. Но… ведь это же был он. Если она, Лин, вдруг перестала верить мастеру Люку - то… то что ей вообще оставалось? И… почему бы вдруг она перестала верить - ему?

“Нет, этого ничуточки не может быть! Никогда и ни за что!”

А если она верила мастеру Люку - то того человека, который так ее пугал, и вовсе не было, и бояться его было совсем-совсем не нужно. Его же нет. Кого бояться?

И - будто бы в подтверждение ее мыслей - она услышала то, что она молодец, и что ей спасибо, и что спек-такль продолжается, и про высший балл, и обрадовалась. Вот, вот, она поняла все правильно! Она правильно перестала бояться. “Все-все правильно. Все как надо.”

Лин покосилась на этих разумных-неразумных и старательно сделала вид, что ей вообще все равно. На всякий случай она выразительно сморщила нос - она видела, как такое делает та, красивая, еще на Рилоте, от которой ей, Лин, и достался хвостик длинного имени. Она вот так морщилась, когда ей что-то не нравилось. Лин очень надеялась, что получилось хотя бы похоже.

Кажется, мастер Люк говорил что-то и мальчику - Лин не разбирала, что, но явно это было что-то хорошее и правильное. Это было хорошо. Мальчик, конечно, никого не боится, но вдруг? Вдруг он, как и она, чего-то не поймет?

“Все будет хорошо, - мысленно сказала она, хотя это были и не слова, просто… просто… солнечный зайчик, который нельзя было увидеть, но можно было услышать. - Ты слушай мастера. Он хороший. Мы тебя заберем с собой. Не бросим. Эти тебя не тронут.”

Теперь-то Лин точно знала, что все обязательно будет хорошо.

https://data.whicdn.com/images/308388839/original.gif

+3

11

[nick]Zert[/nick][status]Your Darling[/status][icon]http://i104.fastpic.ru/big/2018/0512/f3/26469fd7cc60d6192b8849aeca4e03f3.jpg[/icon][sign]  Я хожу простой, но гордый,
   С девальвированной мордой
   С тягой к чистому искусству, с аллергией на козлов,
   У меня нет состоянья,
   Нет за-то и нестоянья,
   Сила есть, друзья и вера в разно-полую любовь.
[/sign]
На словах булочника про муку, которую ему якобы был должен Зерт, тот едва не ринулся в драку заново. “Не было там никакого годового запаса! Там мешка полтора от силы было, и то хреновой, корявой, вся в червяках и какашках мышьих была!” Но какой-то инстинкт, может быть тот самый, что двигал им и ранее, заставил-таки парнишку оставаться на месте, играя свою роль великого и ужасного колдуна, от которого будут беды, если только им не займется кто-то знающий и умелый.

Зерт скосил глаза на лгуна в робе, который вроде как точно не был таким уж лгуном. Нет, этим уродам вокруг он все заливал как по написанному, и лицо делал хлебной буханкой, и вообще. Но то, что неизвестный говорил в то же время Зерту в голову - было совсем иначе и совсем про иное. 

“Понял. Не тупой.”

Мальчик пробовал думать в ответ на чужие мысли так четко, как только мог, и изо всех сил держался, чтобы не перескакивать с мысли на мысль. Зубки его продолжали щериться, а взгляд рыскал, рыскал, рыскал по серому месиву лиц, выхватывая какие-то отдельные детали, бессильный охватить и запечатлеть все целиком. И дорыскался…

“Дядя, пошевели булками, если что-то делать думаешь! Тут Зубаттер! Он все на хрен попортит сейчас!” - паника, охватившая маленького забрака при виде своего старшОго, того самого плюгавого подлого твилека, под которым ходила вся беспризорная мелюзга в окрестностях этого сектора, была почти всепоглощающей. Зубаттер же смотрел ему в глаза и ухмылялся улыбкой разумного, который знает много и не побоится использовать свои знания в любой миг. “Я сейчас открою рот - и все для тебя кончится, маленький ублюдок”, - так он частенько говаривал тем, кем был недоволен. Именно с такой вот ухмылочкой и таким лицом, какое было у него в этот миг.

Чего ему стоило остаться на месте и не задать стрекача прямо сейчас и прямо отсюда - Зерт и сам не знал. Знал только, что если бы не успокаивающая теплая щекотка в голове, которую он ощущал от маленькой синей девочки рядом с мужиком в длинных шмотках, то стоять он бы точно не смог.

“Благодарочка, синяя. Сочтемся.”
Он попробовал вложить в эти свои мысли всю уверенность, что у него была. Но вышло ее до жалкого мало.

+2

12

Мальчик боялся и злился, и больше злился, чем боялся - злость шла по нему волнами, алая, как разводы артериальной крови в прозрачной воде, и становилась только сильнее и крепче. Если бы он был солдатом, Люк бы, как в той старой притче, взял его в свой отряд. Но он был не солдатом, он был просто потерянным и избитым ребенком, держащимся на чистой злости... Нет, он был силочувствительным ребенком, и это было гораздо хуже. "Это вызовет потом изрядно проблем в обучении", - мельком подумал Люк, и тут же одернул себя. Он сейчас в очередной раз пытался сказать "гоп", едва взяв разбег. А кто знает, согласятся ли вообще родители этого ребенка - и любые близкие, если они у него, конечно, есть - отдать его на обучение?.. Хотя…нет, хотя бы самый базовый курс тут просто обязателен, иначе мальчик будет - да уже и есть - опасен для себя самого и для окружающих. И на этом придется настаивать. "Надо будет спросить его про семью", - мельком подумал Люк. - "Если они не слишком далеко отсюда - но и точно не рядом, иначе мальчика бы тут знали - им будет угрожать опасность".

Мальчик не доверял и остерегался - и понятно почему - но, похоже, прямо сейчас больше надеяться ему было не на кого. Разве что на очередной взрыв, подобный тому, который они уже ощутили. Мда. Плохая перспектива, не нравится. Самому мальчику, похоже, не нравится тоже - ну или, может быть, он просто не знает, как вызывать в себе эту штуку. "Но при этом, отбиваясь и защищаясь, он никого не убил", - задумчиво подумал Люк. - "Иначе об этом бы сообщили в первую очередь - да что там, тогда мальчик до этой экзекуции просто не дожил бы. Напугал, разозлил, ввел в разорение, но...

А вот Лин, было растерянная и сбившаяся, успокоилась и собралась, наконец поверив, что все будет хорошо. И это отлично. Но было похоже, что этот маленький спектакль напугал ее тоже. Мда еще раз. Похоже, стоит перед ней извиниться потом...

Люк думал - точнее, мельтешил - всеми этими мыслями, когда их прервал совершенно натуральный мысленный вопль мальчика - вместе с более чем четкой картинкой, вместе с такой пачкой эмоций, что...
"Так. Ясно. Спокойно уйти не выйдет", - как-то очень ровно подумал Люк, сгибая и разгибая пальцы, готовясь. - "Ладно, переходим к спецэффектам".

"Понял", - это мальчику. - "Сейчас будем переводить стрелки", - кажется, так это называется на местном жаргоне. Но Люку почему-то показалось, что мальчик должен понять.
"Лин, внимание. Я попытаюсь их отвлечь. Попробуйте уйти, тихо-тихо, как ты умеешь, "меня-нет", ага? Если получится, бегите и прячьтесь, я вас найду".

Люк, до этого лениво смотревший в разные стороны, будто мальчишка совершенно его не интересовал, вдруг внимательно, с прищуром, посмотрел ему в глаза - и так же подчеркнуто-внимательно перехватил его взгляд, старательно не смотрящий в сторону его - обидчика? видимо так?.. - и резко развернулся всем корпусом.

- Так вот на кого ты работаешь! - Люк надеялся, что если даже его громогласно сказанные слова и его указующий обвинительный перст не привлекут должного внимания - то нужным образом сработает черная призрачная фигура в три человеческих роста, встающая за спиной твилека. Люк быстро двинулся вперед, через толпу, прямо, как по нитке, к указанной точке.
Плохо - накручивать толпу. Очень, очень плохо. Но дополнительные карты в этом паззаке требовали действовать быстро - и он надеялся что принятое им решение - это все еще меньшее зло.
Сработает? нет?..[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85460550.jpg[/icon]

+3


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Империя Палпатина и Новая Республика » в оке бури [18 ПБЯ]