Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-11-04. Внимание! Начинаем маневрирование, повторяю, ма-не-ври-ро-ва-ни-е!

.

1. Поучаствуйте в перекличке игроков.

2. Вашему вниманию предлагаются новый сюжетный квест для 34 ПБЯ и новый сюжетный квест для 1 ПБЯ. Записываемся, не стесняемся! :)

.

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Luke Skywalker
Luke Skywalker
Leia Organa
Leia Organa
Kit Fisto
Kit Fisto
Meetra Surik
Meetra Surik
Anakin Skywalker
Anakin Skywalker
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » ...и свобода одна, и всегда на нее уповаем [3643 ДБЯ]


...и свобода одна, и всегда на нее уповаем [3643 ДБЯ]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Год: 3643 ДБЯ
Место: Корусант, Старый Галактический Рынок, далее - везде
https://lh3.googleusercontent.com/-uexnkeUa7QY/WxlM4WW0DBI/AAAAAAABLVU/dsfUIFDiktMVV4K4AimnZbDB8mHzWFYlgCJoC/w530-h240-n-k-no/9d396083-56fe-4544-bbc7-658198dbdfe3
http://tourdulichdanang.vn/UserFiles/image/du-lich-da-nang/hoi-an-02.jpg
https://images.gr-assets.com/hostedimages/1527939572ra/25637885.gif

[Hero of Tython, Maylory Reinhardt]

Прогулка, праздник, мороженое, ледяные скульптуры и миллион фонариков... Казалось бы, что может пойти не так в этот славный летний день?

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-06-22 23:33:48)

+4

2

Вот оно какое, наше лето,
Лето яркой зеленью одето,
Лето жарким солнышком согрето,
Дышит лето ветерком.(с)

Первый день лета на Корусанте всегда был особенным для Мэя. Такой себе День Ожидания Чуда. День, в который обязательно должно случиться что-то хорошее. Этот праздник он придумал себе сам, когда вычитал в каком-то из своих учебников, что не все праздники в календаре устанавливает Республика. Поняв это как руководство к действию, Мэй тогда купил на свои скромные, утаенные от отца, деньги самый простой голокалендарь и напридумывал себе праздников почти на каждый день в году. Календарь, само собой, отняли, но что-то в памяти да осталось. Вот, например, первый день лета.

В этом году самопровозглашенный праздник на сто и один кредит оправдывал свое название. Чуда Мэй ожидал прямо со вчерашней ночи, ну, точнее, с позднего вечера, когда ему пришел вызов от Раднари. Девочка была полна энтузиазма и изрядно фонтанировала желанием рассказать новости. Все и сразу. Но Мэй, справедливо решивший, что лучше такие вещи делать при личной встрече, выступил с контрпредложением, включавшим в себя поход на средние уровни. На выставку фонариков и ледяных скульптур в недавно заново открывшемся под эгидой сенатской комиссии по природопользованию парке. Там, по утверждениям новостной рассылки, был даже живой ракатадендрон!

Раднари предложение с энтузиазмом поддержала. Так что сейчас Мэй сидел на лавочке перед входом в тот самый парк и складывал из разноцветной бумаги, которую прихватил с собой с корабля, маленького красного акк-дога. До прихода Раднари по его таймеру оставалось минут десять, и он надеялся успеть закончить фигурку, чтобы вручить ее своей даме на этот день.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-06-29 00:49:13)

+3

3

Раднари спускалась по длинной-длинной движущейся лестнице, с трудом удерживаясь, чтоб не прыгать через ступеньку. Ступени на лестнице были высокие, не под ее рост, и просто шагать по ним было тяжело - уставали ноги. А на простое движущееся полотно, по которому неспешно катили низкорослые расы, она уже не пошла, свернула сюда. И к тому же оно было слишком… слишком медленное, ну просто невыносимо же! Но прыгать через ступеньку?..

Достойно ли прыгать через ступеньку, если у тебя на поясе, прямо под коричневой форменной накидкой, тяжело и внушительно висят два новеньких, собственноручно собранных меча, а член джедайского Совета и один из лучших бойцов Ордена неделю назад сказал, что ему больше нечему тебя учить? ...Нет, честно сказать, это последнее ее скорее огорчало, чем радовало, она сама считала свое обучение далеко не законченным, но… не ей возражать мастеру. Мог бы возразить Совет, но Совет, после короткого обсуждения за закрытыми дверями, почему-то дал свое одобрение.

И вот теперь она, молодой джедай примерно четырнадцати лет от роду (примерно - потому что, ясное дело, точной даты ее рождения никто не знал), ожидала инструктажа от самого генерала Вар Сутры - а у того пока, ясное дело, не было на это времени. Ничего, она подождет.

Зато сегодня, ооо! сегодня мастер разрешил ей распоряжаться целым днем по своему усмотрению - и она совершенно не собиралась упускать такой случай! В конце концов, она же всего лишь второй раз на Корусанте, и в первый раз ей совершенно некуда торопиться. Вот будет инструктаж - будет ей и дело, и наверняка будет просто головы не поднять, точнее, до подушки не донести - вон, какого интересного цвета уже стала мастер Кивикс, да и ее ехидная падаван тоже… какая-то зеленоватая, с темными пятнами вокруг глаз (и главное не пошутить про начинающийся коррапт, а то обидятся же…). И-и-и, главное и самое чудесное - Мэй, дорогой Мэй по какому-то волшебному стечению обстоятельств оказался на Корусанте в этот же самый момент - и чисто случайно он тоже никуда не торопился.

"Чу-дес-но", - прыгало веселым звонким мячиком у нее в голове, пока она, плюнув таки на приличия (ну, может, мечи все-таки не очень видны? а? а?..), через ступеньку-две скатывалась вниз по остатку лестницы, весело сдувая свежепокрашенные золотые и зеленые прядки челки с носа, - "чу-де-са". Ну невозможно же, невыносимо тратить просто так лишние минуты в тот самый момент, когда…их можно потратить на что-то если не осмысленное, то хотя бы веселое!

Хоть она вроде и пришла заранее, Мэй уже сидел на лавочке, в оговоренном месте, видный издалека. Он так глубоко погрузился в свое неразличимое с такого расстояния занятие, что Раднари едва удержалась от глупой - и небезопасной, с учетом его прошлого... да и настоящего тоже - шутки, про которую она читала в книжке: тихонько подкрасться к нему со спины и закрыть глаза руками. Давно хотелось попробовать, но... С форсом эта шутка была достаточно бессмысленной, а тут... ненене, вот чего-чего, а пугать его она совсем не хотела бы. Поэтому она просто издалека замахала ему рукой и побежала навстречу, равно готовая с разбега повиснуть у него на шее и притормозить в последний момент.

- Эээй, приве-е-ет, это я-ааа! -  засмеялась она, когда расстояние стало уже достаточным, чтоб не кричать во все горло.[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

4

- Привет-привет-привет! - Мэй, заслышав звонкий знакомый голосок, поднялся с лавочки, осторожно положив на нее бумажного акк-дога. И довольно неловким жестом раскинул руки, готовясь поймать явно собравшуюся напрыгнуть на него девочку. Все эти штуки, связанные с подобного рода тактильными контактами, до сих пор были по части его их понимания для бравого капитана таким себе пылевым облаком, совмещенным с черной дырой: они были, они были нужны другим разумным, для чего именно - он затвердил себе в уме, но вот на чувственном уровне… Ну, он искренне старался понять. И искренне был рад видеть Раднари. Так что если той хотелось на нем повисеть - то почему бы и нет? - О! Отличный цвет волос! Просто замечательный! Тебе очень идет.

При мысли о том, под чьим влиянием девочка стала такой модницей, что-то внутри тоскливо сжалось. Мэй отчаянно скучал, но это была та самая вещь, о которой он не мог сказать никому. Даже Кацу. Даже несущейся к нему широко улыбающейся Раднари. Никому. Так что нужно было просто задвинуть свою тоску куда подальше и радоваться встрече и этому дню.

Поймав довольно тяжелую - ну, еще бы, она так разогналась! - девочку, он закружился с ней. Да, движение было честно сты… позаимствовано из голофильмов, но исполнение и применение его было от души. Более того, на мгновение Мэй смог поймать ощущение беззаботной радости от того, что кто-то рядом с тобой радуется сам.

- Как добралась? Как устроилась? Ой, что-то я… давай-ка я тебя поставлю ровно, а то говорить так вот - сложновато. Или еще покрутить?

+4

5

Мэй не просто раскрыл ей навстречу объятья и поймал ее в прыжке - он дал ей повиснуть у него на шее и закружил вокруг себя - так, что ей не оставалось ничего другого, кроме как смеяться, обнимать его еще крепче - и болтать ногами в воздухе. Вот оно как бывает, когда тебя ловит кто-то выше тебя, более тяжелый, сильный, тот, кому твой вес не так уж критичен. Здо-ро-во. Мастер Аэлара, конечно, могла бы ее тоже поймать вот так и удержать в воздухе с помощью Силы - но у них была не такая уж разница в росте и был шанс, что ноги будут волочиться по земле - а это совсем вот не то. "Надо почаще на него напрыгивать вот так", - подумала Раднари. - "Ну, по крайней мере тогда, когда мы встречаемся..." Они не виделись уже примерно полгода - целую вечность, как по мнению Раднари, - а уж сколько всего за это время успело произойти! Нет, переписка перепиской, но... она как-то ужасно-ужасно соскучилась.

- Можно и поставить, - очень серьезно ответила она - и совершенно несерьезно подрыгала ногами еще. - Я лучше потом еще напрыгну.

Оказавшись на земле, она со смехом немного покружилась на месте, демонстрируя Мэю свою новую прическу со всех сторон.

- Я видела, на Тайтоне еще, одного мастера, у нее волосы были покрашены тоже в зеленый, только с розовым, а мастер Аэлара сказала, что мне можно тоже так же сделать, вроде как в подарок от нее, потому что я теперь джедай, и она сказала, что тут никакого урона чести Ордена не будет, и даже дала адрес, где лучше, а я вчера вот приехала, вещи только бросила, и сразу помчалась краситься, так хотелось поскорее, просто ужас что такое, - на одном дыхании протрещала она. Новым цветом она ужасно гордилась - и немного стеснялась. Реакция мастера Оргуса была предсказуемой - он просто не заметил, что что-то изменилось. Мастер Кивиккс, с которой они пересекались чуть позже, неодобрительно поджала губы - но это могло касаться как прически, так и того, что Раднари опоздала на заранее назначенную встречу, ну и... и собственно все. На коммуникаторе мастера Аэлары висел стандартный сигнал "не беспокоить", который мог там быть от часов до месяцев подряд, а ей так ужасно-ужасно хотелось похвастаться!.. - Ой, кстати, про подарки! А то я так и забуду! - спохватилась она и полезла в одну из своих многочисленных карманов-и-сумочек. Из открытого клапана на землю выпали пластинка и пакетик сухого порошка - части дневного сухпайка - но были подхвачены и небрежно сунуты в соседний карман. - Нет, ну где же... вот ведь... о! - Раднари наконец отыскала и вытащила на свет нож в простеньких коричневых ножнах. - Вот. Я нашла его в руинах Калета, ему наверное какие-то безумные тысячи лет, по крайней мере ручка у него сгнила совсем, пришлось новую делать... зато острый, как иголка, надежный и режет отлично. Это тебе, - она на раскрытой ладони протянула подарок Мэю.

Простой нож из какого-то странного голубоватого металла нравился ей - своими изящно и ладно выверенными линиями, потемневшей насечкой тонкого узора вдоль обуха (она долго отчищала нож от патины, но тут отчистила ее только условно - уж больно красиво смотрелись темные линии древних букв на светлом металле), тем, как хорошо он ложится в ладонь, да и в целом... Ей он был великоват для рабочего и мал для боевого - делался явно под мужскую руку, хорошая - изящная и надежная - вещь скорее для жизни во всех ее проявлениях, чем для боя. Она попросила знакомых твилеков из деревни сделать ему новую рукоять и ножны и сейчас в волнении ожидала реакции Мэя.
Честно говоря, она никому раньше не делала подарков - ну так, чтоб специально, ходить, думать, решать, переживать, подойдет ли...  и сейчас особенно сильно понимала, что совсем не уверена, подойдет ли ему такая вещь? Что если ему не понравится? Что если не подойдет? Что если ему вообще не надо?..[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+4

6

Мэй слушал веселую трескотню Раднари и безотчетно улыбался сам. С тоской, снова остро и высоко качнувшейся при упоминании любимого имени, он совладал: не привычным “забудь”, “сотри”, “перенеси за стекло” - нет, с этими двоими, как внезапно оказалось, ничего из подобных практик не помогало и не действовало. Не уходило, не забывалось, словно послушные ранее любому его волевому усилию эмоции взбунтовались все разом и подчиняться отказывались. Не работало. Так что пришлось использовать другой метод, чуть более сложный, но не менее действенный.

“Разверни картинку”.

Щелчок - и вместо грусти и тянущего, оставляющего в подреберье пустоту чувства о “не сейчас, сейчас невозможно” - тихая и спокойная радость от того, что с Аэларой с большего все в порядке. Она жива, здорова и… и... Потому что вряд ли кто-то, у кого были серьезные проблемы, стал бы давать такого рода модные советы. Все хо-ро-шо.

Щелчок - и волевое усилие смещает акценты, выдвигая на первый план ощущения от других фактов из полученной информации. Раднари - джедай! Одно это заставило уголки его губ подняться выше, с силой вжимая края лицевых выводов в кожу. А еще была радость девочки от того, что так вот удачно все вышло с окраской, и с приездом. И осторожное ожидающее любопытство - понравится или нет ему ее подарок. Подарок?! Ему?!

Глаза Мэя удивленно расширились, он совершенно неверяще протянул руку и взял из пальцев Раднари самый настоящий ему-подарок. Медленно выдвинул клинок из простых и удобных ножен. Подавил желание прижаться к лезвию губами, чтобы почувствовать гладкость металла и чеканный рельеф вязи каких-то не то символов,  - странным он сам показаться не боялся, но попадать на записи камер слежения целующим оружие, а потом в течении пары часов доказывать в опорнике то, что он инвалид, а не сектант - нет, это в планы точно не входило. Так что Мэй просто завороженно смотрел на переливы света уровневых фонарей на голубоватом металле и никак не мог осознать того, что подарок дарят именно ему.

- Это… на самом деле мне?  - он поднял глаза на девочку, пытаясь вовремя уловить, шутит ли она или совершенно серьезна. Чтобы в случае шутки успеть, пусть и не превентивно, отшутиться самому. Но нет, кажется никаких шуток. Кажется, это все и правда было ему. - Он замечательный… правда… я… спасибо тебе большое-пребольшое! Это очень совсем  невероятная штука!

Мэй осторожно убрал нож в поясную сумку - следовало не забыть замерить длину клинка и выяснить, нужно ли оформлять разрешение на его ношение для “приличных” уровней, - и неловким движением  сцапал со скамейки своего игрушечного акк-дога:
- Вот… это - тебе. То есть это не все, конечно, просто… пока вот. Держи. Он дурацкий, но его можно куда-то поставить и щелкать по носу, например.

Он вложил игрушку в ладошку девочки и осторожно сжал ее пальцы вокруг своего подарка. Потом еще раз проверил то, на месте ли его собственный свежеполученный подарок и, поборов-таки приступ внезапного косноязычия, внес деловое предложение:

- Если ты не хочешь посидеть и перевести дух после всего, то мы можем идти, - рука Мэя прочертила полукруг в свете ярких настенных указателей и ткнула куда-то влево. - Вход в парк там, билеты я уже взял. Мороженое брать не стал - потому что не знаю, какое ты любишь и чего ты захочешь. Ну и вообще, так неспортивно, мороженое надо на месте выбирать. Так что предлагаю сначала к стойке мороженщика - она у входа как раз, - а потом к ледяным скульптурам. Или ты сначала хочешь к голограммам? - Мэй вопросительно заглянул в глаза Раднари и подмигнул той, давая понять, что то, что он скажет сейчас - не совсем всерьез. - Пока же мы будем ходить-бродить… ты же расскажешь мне как так получилось, что ты уже целый полноразмерный джедай, а я об этом не знаю? И может быть даже меч покажешь? Может быть даже оба? Да?

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-01 12:19:21)

+3

7

Понравилось! Ему - правда-правда понравилось! Раднари разулыбалась еще шире - хоть это и казалось уже невозможным - и с трудом подавила в себе желание запрыгать от радости. Вместо этого она с сияющими глазами сцапала свой подарок - так вот чем занимался Мэй, ожидая ее!

- Не надо его по носу, - серьезно ответила она. - По носу его лучше гладить... Он очень славный, спасибо тебе! Я посажу его в нише у изголовья и буду думать, как будто он меня ждет. Это будет очень здорово. Я его назову, - ее глаза метнулись по сторонам в поисках названия, но как назло вокруг были вещи, совершенно недостойные быть именем гордого, пусть и бумажного, зверя. - Я его назову Выходной, вот. И буду, гладя его, вспоминать потом, как мы с тобой гуляли.

Главная проблема возникла с тем, чтоб посадить свеженазванного и поглаженного зверя так, чтоб он там не помялся. Пришлось быстро перетряхнуть сумку, убирая оттуда лишнее и распихивая по карманам - благо, эта сумка была одной из двух твердых, тех, в которых хорошо носить хрупкое, нежное и мнущееся. Во второй лежал второй подарок - ну как подарок, так, чепуховина - для Мэя, но его она хотела подарить попозже.

- Мечи при мне, конечно, - улыбнулась она, растолкав ненужное по карманам, и откинула полы верхней накидки, демонстрируя пояс и две гладкие рукояти темного дерева. Похожие между собой, для нее они были совершенно разными, как разными были и кристаллы, одушевляющие их. - А вот показать… - она грустно и как-то по-взрослому вздохнула - включить мечи хотелось ужасно, но… - только если так, чтоб никто не видел. А то подумают еще, что я тебе угрожаю или… ты мне, ну или еще какую чепуху. И... и по-хорошему этого бы нельзя, ну, так, чтоб без дела, - она на секунду задумалась, а потом просияла. - А вот... если ты меня, скажем, потом сможешь к себе на корабль пригласить, я вам обоим с Кацем покажу. И, - она застеснялась немного, и рука у нее сама собой ласково коснулась рукояти слева, - сердечник правого тебе точно знаком. Второй мастер мне подарил, а вот этот - твой. В смысле тот, который у тебя был.

Раднари покрутила головой в задумчивости, размышляя об озвученных ей перспективах. Мороженое... парк... ледяные скульптуры... отличная программа! Пожалуй, такой порядок действий ее вполне устраивал. Честно говоря, ее бы устроило даже, если б они просто сели на скамейке и проболтали весь день, но погулять в парке... это было здорово! Она пока не знала, как это, но уже даже просто звучало круто. Почти как слова "целый свободный день".

- Мне кажется, мороженое и ледяные скульптуры отлично подходят друг другу, - не то шутливо, не то серьезно кивнула она. - Вот, правда... насчет мороженого я так не скажу.... наверное, я любое люблю. А какое ты посоветуешь? И... - она посерьезнела, уж больно непростой была тема для этого дня, начинающегося так легко. - Я расскажу, конечно, как стала джедаем, это вот... несколько дней всего как, я закрутилась совсем потом. Там... целая большая история вышла. Не самая веселая, но все кончилось хорошо. Ну, вроде как.

Она осторожно и неуверенно взяла Мэя за руку - вроде бы, младшие со старшими, ну, которых она видела в городе, так и ходят? - и поинтересовалась, глядя на него снизу вверх:

- Пойдем?[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+2

8

За что герой наш не берется - то получаетя допрос.
А если за допрос берется, то просто тратит меньше сил. (с)


Теплая маленькая ладошка ткнулась Мэю в руку, и тот уверенно сжал ее: с этим у него проблем не было - нормальная практика, потому что в толпе легко потеряться, потому что нынче он местами подслеповат, когда речь начинает идти о всяких “спиной чувствую”, да и проще так всяко. Ощущать друг друга. Это ему нравилось.

Новостей у Раднари и правда было много, так что всю дорогу до турникета, ограничивающего проход в парк - не то, чтобы долго, но да, чуть дольше обычной паузы в разговоре двух друзей, - Мэй подбирал слова, чтобы составить их в понятные и безопасные вопросы. Потому что интересно ему было ровным счетом все, но вот что из машинально задаваемых им вопросов будет привычным ему “рыболовным крючком”, призванным вытащить из собеседника даже ту информацию, которой тот делиться не собирался, - вот это был тот еще вопрос.

- Посоветую? - Мэй посмотрел на Раднари чуточку озадаченно. Потом улыбнулся и честно сказал, - я тут сам в первый раз, если что. То есть… я подумал, и решил выбрать такое место, где мы оба будем как бы первооткрыватели. Ни у тебя преимуществ, ни у меня - все одновременно узнавать будем. Так что про местный ассортимент мороженого я знаю только то, что он тут большой. И то, что оно тут, увы, все сплошь синтетика, - он немного грустно и огорченно улыбнулся: увы ему, увы, но времена, когда он мог угостить хорошенькую девушку чем-то стоящим здесь, на Корусанте, давно миновали. - Нет, то есть… ну, оно вкусное… наверное… - улыбка стала чуточку виноватой, - то есть… я на это очень надеюсь, потому что сам буду такое первый раз в жизни есть. Как-то вот мороженое на средних уровнях мне пробовать не доводилось до сих пор.

Турникет тихо пискнул, принимая их билеты и вешая на одежду невидимые обычным глазом метки. С ними посетители могли выходить за территорию парка и возвращаться обратно в любое удобное им время, находящееся в пределах действия билета. Мэй повертел головой по сторонам, выглядывая киоск мороженщика, и, заприметив его, уверенно повел Раднари к благой цели.

- Ниша? То есть… у тебя на Корусанте совсем своя комната? Большая? Тренироваться в ней можно, или все-таки куда-то ходишь? - тут он прикусил язык: вопрос начал-таки напоминать хаттов “рыболовный крючок”.

“Тьху ты, проваль! Вот куда от этого деться, а? За что не берусь - допрос получается…”

- Ну, я надеюсь, что вы с Выходным найдете общий язык в любом случае. Щелкать его по носу или гладить - теперь это уже ваше с ним решение, - Мэй с Раднари подошли к киоску, внутри которого многорукий дроид-продавец вовсю занимался обслуживанием не то, чтобы длинной, но очереди. Пристроившись к ее хвостику, Мэй поднялся на цыпочки, чтобы увидеть широту ассортимента. У него получилось. Но вот Раднари с ее небольшим ростом… Он присел на корточки, словно пытаясь таким образом уравнять себя и девочку в росте, и внес очередное рацпредложение. - Ам, а это не сильно по-дурацки будет, если я тебя себе на плечи посажу? Просто ты, я думаю, тоже хочешь увидеть, что там есть, хотя бы по цветам, если уж не ценники прочитать. Я надеялся, что оно все тут чуть посовременнее, и хотя бы на комм транслировать товарный перечень будут, - он, чтобы не быть голословным, тут же проверил открытую частоту комма. Как и ожидалось - ничего эдакого там не было. - Нет, не транслируют. Так что с высоты меня тебе точно виднее будет, что там и как. С мечами... да, пожалуй так действительно будет лучше, - он подмигнул Раднари и похлопал себя по той самой шее: мол, прыгай, не робей! - Я ведь чего-то взял и решил, что у тебя не так и много времени. Ну, чтоб по гостям ходить. Точнее, пф-ф-ф - какие это гости - ты же знаешь, что у тебя на “Безмятежности” своя каюта, какие тут гости! Тогда посмотрим тут все интересное - и пойдем домой. Продолжать смотреть на интересное. А… ты мечи что ли сама собирала? Вот прям сама, с нуля? То есть серьезно?! Честно-честно?

Очередь застыла в некотором ступоре: маленький ребенок никак не мог определиться - синее или ярко-розовое. Дроид-продавец терпеливо и меланхолично перечислял отличия между сортами, а мать ребенка оживленно что-то обсуждала по голокомму. Мэй прикусил палец, раздумывая на тему того, стоит ли вмешиваться и ускорять процесс, но по небольшом размышлении пришел к тому, что нет, не стоит. Пусть все идет как идет.

- Большая история - это замечательно. Это я люблю. Немного страшновато, что не самая веселая, но раз ты говоришь, что все кончилось хорошо, то… то мне чуть проще, да, - Мэй, наклонив голову, посмотрел на Раднари. “Не самая веселая” по его шкале оценок ситуаций обычно значило “дело закончилось похоронами и разорением”. И оттого по спине пробегал легкий, невозможный принципиально, но имевший-таки место, холодок. Впрочем, вероятно для девочки “не самая веселая” история действительно была просто не очень вот… веселой. И все остались живы и даже целы. - Тогда выбирай, про что ты хочешь рассказать сейчас, пока мы тут ждем мук выбора, а что оставишь на потом, когда мы пойдем припадать к прекрасному. Мне-то интересно решительно все!

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-04 15:14:49)

+4

9

Раднари потянулась на цыпочках изо всех сил, пытаясь заглянуть за спины стоящих впереди разумных, но, что логично, от прилавка увидела исключительно навес - остальное было надежно укрыто за толпой. Не то, чтоб вид витрины с мороженым дал ей какую-то особую информацию, ведь попробовать-то на взгляд мороженое все равно не получится, а цвет или даже название - ну, по большому счету, какое отношение они имеют к тому, понравится ей мороженое или нет? Но посмотреть почему-то все равно хотелось.

Она надолго - наверное, на целую минуту - задумалась, допустимо ли для джедая прилюдно сидеть у кого-то на плечах? Но потом решила, что в данном случае это действие требуется для выполнения задачи (а то, что ей просто этого хотелось, не имело вот вообще никакого отношения к ситуации!) - а значит допустимо. И к тому же, ну... если уж джедаю допустимо ходить в парк, есть мороженое и висеть на шее у старшего товарища, то и сидеть на плечах у этого самого товарища тоже допустимо! А это все она либо уже делала, либо собирается сделать в самое ближайшее время! Так что она еще раз покосилась в сторону киоска и кивнула Мэю, протягивая руки:

- Да уж, если я что-то хочу разглядеть тут до того, как мы подойдем вплотную, моего роста не хватит точно. А твои плечи - отличный вариант! - она удобно устроилась на его плечах, готовая к резкому увеличению высоты и расширению угла обзора, и продолжила беззаботно болтать: - Вообще, ужасно интересно, какое оно на вкус! Я до сих пор пробовала только то, которым меня угощала мастер Аэлара, в прошлый наш с ней прилет на Корусант - ну, тогда, как раз перед тем, как мы с тобой познакомились, да. И там было много-много всего сверху, кроме мороженого - так, что я сейчас даже не могу вспомнить, как оно называлось, да и вкус тоже... кажется, оно было какое-то шоколадное. Вроде бы. А может... слушай, а что если нам с тобой взять тут два разных, а потом поделиться ими друг с другом? Как думаешь? Тогда мы оба попробуем целых два вкуса сразу! - она мельком подумала, что вряд ли у Мэя столько денег, чтоб накупать много-много самого разного мороженого... а платить ей за себя он, само собой, не позволит. Хотя у нее даже было немного кредитов! Мастер ей выдал на первое время! Но тут можно даже не пробовать, только обидится - все эти гендерные сложные моменты были почему-то ужасно важны для Мэя, это она уже поняла. - А времени у меня сегодня навалом... ну, я надеюсь, по крайней мере, что меня внезапно не сдернут - я отпрашивалась на целый день, до вечера, и вроде бы мастеру Оргусу я сегодня низачем не была нужна. По идее, - она пожала плечами и тихонько засмеялась, подумав о том, что другие мастера уж точно ни за что не отпустили бы своего недавнего падавана на целый день под "просто погулять по Корусанту со старым знакомым". Еще и выкатили бы длинную нудную читку про недолжное - и загрузили какими-нибудь дурацкими, прямо вот только что придуманными задачами. Такому бы пришлось врать и отбалтываться, а она так это ненавидела... Как же все-таки здорово ей повезло с мастером, а! Она самая везучая и счастливая на свете, а он у нее - самый лучший во всей Галактике! - Так что мы с тобой можем общаться, сколько угодно, хоть до самого вечера. А мы с мастером отлично устроились, комната большая, разминаться можно прямо там, но для полноценной тренировки надо в зал идти, конечно... Я пока там не была, говорят, зал хороший, но вот будет время - я и посмотрю, по чужим словам судить ну ты понимаешь. Тем более что джедайские тренировки - совсем не то же самое, что общевойсковые, есть специфика... ну, посмотрим, главное, ребятам там не переломать все.

Она задумчиво покрутила носом, не уверенная, что до тех тренировок дойдет в ближайшее время, когда ее поймают и загрузят делом. По крайней мере, Кира вот жаловалась, что скоро забудет, как выглядит тренировочник в ее собственных руках. Может, конечно, у нее будут такие задачи, которые позволят ей успевать тренироваться, но... этого совершенно точно нельзя было знать заранее. Мысль перепрыгнула на остальные вопросы, заданные Мэем - и Раднари почему-то подумалось, что историю, ознаменовавшую окончание ее падаванства, почему-то проще было рассказывать перед строгими глазами Совета, чем здесь и сейчас, среди веселой толпы, зелени, ясного солнца - и Мэю, который совершенно точно расстроится и будет волноваться. А ведь она молодец! она справилась со всем! Но что-то смутное все-таки скреблось на душе, поэтому она продолжила тем, что совершенно точно было безопасно и не тяжело рассказывать.

- Мечи мы собираем конечно сами, это ну... вроде как один из экзаменов перед тем, как стать джедаем. До этого еще надо подобрать все-все элементы, чтоб они сочетались между собой, чтоб итоговые форма и длина меча подходили к руке, к стилю боя... кристалл вот найти, - она лукаво улыбнулась, склоняя голову набок. - Иногда только от кристалла будущий джедай понимает, каким должен быть меч. Есть, конечно, стандарты, ну и мастер помогает тоже, не дает придумать что-то совсем уж нерабочее, и с остальными тоже можно советоваться - но потом ты берешь эти вот все элементы, и идешь и... медитируешь, собираешь это все в единое целое. И только тут ты окончательно понимаешь, что у тебя вышло, будет ли оно рабочим, будет ли оно удобно лично тебе... и все такое. Я слышала, что кто-то на этом срезается, уходит переделывать, а иногда и не по одному разу, - в ее голосе звенела сдержанная гордость, ведь у нее получилось с первого раза! И аж два! И все работает просто и-де-аль-но! И пусть кому-то ее мечи покажутся скучными и банальными, и к тому же совершенно одинаковыми, но... во-первых, они совсем разные, а во-вторых - ну и какая разница! Главное, что они удобные, и красивые, и... когда-нибудь она доделает их еще, только вот придумает, как![icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+2

10

Большой медведь взял свою миску и заревел: — Кто ел из моей миски? Медведица-мама посмотрела на свою миску и зарычала: — Кто ел из моей миски? А медвежонок увидел сою пустую миску и запищал тонким голосом: — Кто ел из моей миски и все съел? (с)


- Да можно и три разных взять. На каждого,  - Мэй недоуменно поднял глаза на сидящую на его плечах Раднари. Потом, слегка скрипнув извилиной, сложил то, что она только что сказала и то, что он о ней уже знал, и с улыбкой продолжил. - Тут так специально сделано, чтобы покупатели могли попробовать больше вариантов за небольшие деньги. Мороженое продают по весу и шариками. Можно купить один здоровущий шар, а можно  - пять мелких и разных. И стоить это будет одинаково. Поэтому давай так: ты выбирай то, что больше всего нравится, столько, сколько хочется, а про деньги просто не думай. Идет? Само собой, что мы можем поменяться вкусами, главное  - ложку не забыть взять.

Легкий дискомфорт, возникший в его сознании при мысли о том, что кто-то кроме его любимой девушки, претендует на его еду, Мэй с возмущением задавил. Собственные территориальность и вещность порой доставляли ему немало неприятностей, и вот сейчас это был как раз тот случай. Причем, предложи он обмен сам - тогда у него это никакого протеста не вызвало бы. А когда инициатива исходила не от него… у-у-у! Да, тогда инстинкты далеких животных предков просыпались во весь рост и начинали творить хатт знает что. Впрочем, на то он и был человеком разумным, чтобы силой своей воли подчинять всякие нелепые атавизмы здравому смыслу.

Очередь продвинулась на некоторую величину: мама с переборчивым отпрыском сошли-таки с дистанции, унося с собой и розовое, и голубое, и еще какое-то желтое в крапинку мороженое, а на их место заступил сначала очень быстрый и резкий родианец, который потребовал семь шариков одинакового черного мороженого и разразился отборной бранью, когда дроид-продавец предложил ему продать тот же вес, но одним шариком. Чем-то эта идея родианца оскорбила. Потом была пара людей - юноша и девушка, выбравшие парные же комбинации холодного лакомства. Потом были еще разумные, и еще. Мэй слушал щебетание Раднари, следил за очередью и за тем, чтобы девочке было удобно сидеть на его плечах, и пытался понять, что же такого было в ее словах, что его чутье на неприятности и потенциальные опасности шебуршало и жужжало внутри, как потревоженный улей древесных пчел?

Что-то, связанное с ее жильем… что-то… о! Вот! Кажется, нашел! Капитан осторожно, словно вынимая детонатор из бактериальной бомбы, коснулся рукой ноги Раднари, затянутой в мягкий сапожок, и так же осторожно спросил:
- “Мы с мастером отлично устроились”? То есть… у тебя не отдельная комната, да? И… вы что - живете в казарме? То есть это не офицерское общежитие? Или все-таки оно? За зал не беспокойся, он крепкий - военные тоже порой не очень-то стесняются в применении силы, да и… эксцессы всякие бывают.

“... розовое на желтом, алое на голубом. Старший сержант патрульно-пограничной службы вернулся с очередной вахты и не успел пройти психиатрическое освидетельствование. Зато вот в тренажерный зал - успел. И встать в спарку с бывшим имперским подданным - успел. А остановить себя, когда услышал ненавистный акцент - не успел. Или не захотел. И вот теперь Мэй занимается выжившим  -  множественные переломы со смещениями, разорванная брюшина и брыжейка, тяжелая черепно-мозговая травма, - а Джейс составляет акт о смерти для бедняги-сержанта. Отличная вышла тренировка, просто за-ме-ча-тель-на-я…”

Мэй помотал головой, отгоняя не самую радостную память. Поправил чуть съехавшую от его шевелений Раднари и постарался волевым усилием отключить непонятно чем вызванный страх. Точнее, все понятно: казарма - не самое лучшее место для кого бы то ни было. А уж тем более для его дорогого рогатика. Интересно, куда смотрит и чем думает ее обожаемый мастер? Но… сделать он все равно ничего не может, по крайней мере пока. Разве что совет дать, да и то не факт, что его услышат и оценят адекватно. Поэтому - сжать ненужные чувства в мысленный кулак и переключиться на что-то нейтральное. Например, на мечи.

- Ого! Никогда не думал, что оно все вот так вот у вас. Я, если честно, наивно полагал, что у вас или как в старых семьях  - ну, оружие по наследству, фамильные клинки, все такое. Или что есть какая-то вот... контора. Управление какое-нибудь. Куда вы приходите - и вам выдают меч. Под расписку с печатью, несут со склада на подушечке с номером, - Мэй фыркнул, сам понимая то, насколько по-дурацки выглядят его предположения. - А медитировать - это чтобы тебе как-то вот ответ пришел про то, как что с чем складывать? Или обычай такой? Я просто не сильно понимаю, как вообще те медитации работают, и что это такое. Слышал что-то про “очистить разум”, но сам, боюсь, на такое просто не способен.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-08 15:40:45)

+3

11

Раднари буравила взглядом ту часть лица Мэя, которая была ей видна сверху, будто пытаясь прочитать его мысли. Она была совершенно уверена, что Мэй, если что, из своей гордой бедности (бедной гордости) выложит за эту прогулку все последние деньги и еще немного - и не сознается в этом ни за что, даже под страхом смертной казни. А вот так, по его внешнему виду, понять, нормально ли у него с деньгами сейчас или наоборот совсем худо, было совершенно невозможно. Мэй выглядел примерно как всегда, в нем не чувствовалось тревоги и боли, но это могло не значить ровным счетом ничего - а ее хитрость он, похоже, раскусил.

Раднари тихонько вздохнула про себя: идея считать и экономить чужие деньги была заведомо провальной, но… она должна была хотя бы попытаться. Как назло, ценников ей по-прежнему не было видно, а и было бы…честно сказать, несмотря на все уроки экономики (в том числе те, которые ей подкидывала жизнь во время пресловутой миссии на Балморру), она до отвратительного плохо ориентировалась в ценах. Да, она планировала наверстать это вот в самое ближайшее время, но пока… вот пять кредитов - это много или мало? Как понять? вроде ведь мало... А двадцать? А если это цена мороженого?.. Нет, все-таки решительно бесполезно…

Она вздохнула про себя (не вслух, конечно!) еще раз и откликнулась:

- Договорились! Просто вот…смотрю на все эти штуки и понимаю, что у меня глаза разбегаются просто…просто все. И как тут выбрать?..

То мороженое, которым ее угощала мастер Аэлара, было белым, пахло молоком, шоколадом и какими-то фруктами, а сверху на нем было накручено, насыпано и даже немного натыкано всякое. Мороженое, которым ее угостили в парикмахерской, пахло орехами и больше ничем - а под ним нашелся крепкий-крепкий кофе. И да, оно было тоже белым. Это мороженое, тут в ларьке, было разноцветным, как радуга, и казалось веселым, даже черное - ну, просто невозможно было смотреть на него и не улыбаться! Раднари задумалась - как-то там мастер Аэлара? Все ли в порядке? Нет, что сигнал "нет доступа, перезвоните позже" в разных вариантах у нее мог висеть ответкой на комме неделями и месяцами, Раднари понимала. И даже понимала, зачем это нужно, но…

Она потрясла головой, отгоняя тяжелые мысли - не стоит сейчас думать о плохом, когда такая хорошая погода, солнышко, мороженое и идут гулять.

- Не-е-е, не в казарме, в смысле, не прям в самой казарме,  - рассеянно ответила она. - Нам было пытались там койки выдать, но мастер видимо возмутился, так что нам отдельную комнату нашли. Там хорошо, утром солнышко даже заглядывает - я уже поняла, что тут это ценно. Над изголовьем у меня ниша, туда можно складывать всякое, как хочешь. И дверь запирается. И санузел свой, представляешь. Так здорово, что мастер рядом, а то я себя чувствую просто... как новорожденная гизка тут, - она тихо фыркнула.

Мэя явно затянуло в какие-то совсем невеселые думы - уж что-то, а всякого рода воспоминаний, связанных с военными и казармой, у него было более чем достаточно, и все они были нерадостными - либо потому, что радостными не были никогда, либо потому, что напротив были слишком хорошими - а теперь остались не только в прошлом, но еще и как будто отмененными. "Двенадцать лет", - подумала Раднари, - "двенадцать лет…" Лишний раз ковыряться в его болячках ей совсем не хотелось, поэтому она, не зная, куда их еще деть, примерно положила руки на колени и взялась смотреть по сторонам.

Мимо шли разумные - веселые, спокойные, встревоженные, сердитые - но первых было больше всего. Многие шли под руку со своими детьми, или вдвоем, парочками, взявшись за руки, улыбались друг другу, о чем-то тихо переговаривались, кто-то что-то строго вычитывал своим отпрыскам... Раднари как-то вдруг осознала, что ее одежда тут совершенно неуместна - проходящие мимо разумные замечали ее, менялись в лице и начинали шептаться между собой, не отводя взгляда от джедая, сидящего на плечах мужчины. "Надо было переодеться, наверное, как-то", - тоскливо подумала Раднари, вдруг почувствовав себя ужасно неловко и неуместно. - "Раз уж я иду гулять, как будто я простой разумный, надо было...как-то…но у меня же нет ничего такого, чтоб…да и должно ли джедаю..."

- Эй, забрачка! - мальчик-мириаланин, кативший мимо на самокате, притормозил и показал большой палец. - Классный прикид, где купили?

- А? - Раднари вздрогнула, растерялась, озираясь по сторонам - но мальчик явно обращался к ней, других забраков рядом не было. Посмотрела на себя и так же растерянно ответила мальчику: - На складе выдали...

Мальчик было хотел спросить что-то еще, но молодая мириаланка - мама? сестра? - еще раз, уже сердито, окликнула его, уходя на боковую дорожку, мальчик махнул рукой и покатил дальше.
"Выходит... меня не опознают как джедая?" - задумалась Раднари. - "Думают, что я просто так девочка... это хорошо или плохо?" То есть вроде как сейчас-то это было хорошо. Если люди будут в ней видеть... обычную девочку - они не будут волноваться оттого, что она вот тут. С другой стороны... а вот будет у нее задача - воспримут ли ее всерьез? будут ли с ней говорить вообще? Раньше ей как-то не приходили в голову такие вещи, раньше она все время была при ком-то из мастеров, а вот сейчас... "Ладно, дойдет до этого дело - будем решать по ситуации", - твердо решила она, и тут сообразила, что Мэй, вынырнув из своих мыслей, решил расспросить ее про лайтсаберы.

- О! - засмеялась она. - Нет, все не так. У нас - совсем не так. У ситхов - похоже, как ты говоришь, - она устроилась удобнее и задумалась, как бы это так рассказать... чтоб было понятно еще. И тут она поняла, что то, что приходит на язык - как-то просто ужасно путано и сложно. Но если не пытаться - не выйдет точно же, ведь так? - Тут ну... такое дело... Вообще, обычно вначале нужно... понять, какой меч тебе нужен. Или два. Или как-то еще. То есть... считается, что меч, он, ну, как часть самого джедая. Он должен ему соответствовать - и в плане формы, должен подходить к стилю боя. И в плане... ощущения, не знаю, как сказать, - она пожала плечами, чувствуя, что, кажется, рассказывать надо как-то совсем с азов, и даже эти азы несилочувствительному не очень понятно как объяснять. - Иногда ученик долго разрабатывает схему, выстраивает, рассчитывает баланс, выбирает элементы, их форму и вес... Иногда образ приходит к нему в медитации, а потом уже дорабатывается на практике. Учитель смотрит на схему, может что-то посоветовать - или нет. Но это по сути, - она смутилась, - вроде как... личный проект. У кого-то получается не с первого раза. Иногда вроде бы все хорошо, а меч не работает. Или не по руке. Или вообще вот... взрывается при попытке включения, - эту историю рассказывали в школе как страшилку, но Раднари думала, что все-таки нет дыма без огня. - Тогда приходится переделывать, пока не получится. У кого-то, скажем, более крупные верхние конечности, кому-то важно, чтоб меч не гас под водой, кому-то нужен совсем странный баланс... в общем, много разных моментов. А еще вот, важно - какой у тебя кайбер. Они вроде как сердце меча, как... - она закусила губу, соображая. - Как личность для разумного. Если остался кайбер - меч можно восстановить, даже если разрушена оболочка. Если кайбер безвозвратно сломан... это... большая потеря для хозяина меча. Джедаи могут слышать свои кайберы, синхронизироваться с ними - ну, и чужие тоже, но сложнее. И это... когда ты со своим кайбером на одном... на одной волне вроде как... это помогает в бою, например. То есть нет, конечно, кайберы не... разумные существа, но они вроде как сгустки живой энергии, и... - она совсем запуталась, понимая, что несет какой-то бред - и бред наверняка совершенно непонятный со стороны. - В общем, а потом... ты садишься медитировать и... с помощью Силы собираешь меч, - уныло договорила она. Потом виновато спросила, пытаясь заглянуть Мэю в глаза: - Я, наверное, совсем непонятно объясняю, да? Ты... спроси, если что-то...[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+4

12

Выборы, выборы - кандидаты ого-го! (с)


-  Хм-м, ну, если тебе не подходит выбор по цветам, как, например, планирую сделать я, -  Мэй снизу вверх посмотрел на удобно устроившуюся девочку, которая сосредоточенно рассматривала витрину: они подошли практически к самой своей цели, до вожделенного выбора им оставалось три или четыре разумных впереди, - то можешь попробовать вот… взять ткнуть в какой-то сорт пальцем и по горизонтали или вертикали посчитать от него: “эйне-бейне-ратт, квинтер-финтер-хатт”. То мороженое, на которое положит свой хвост этот воображаемый хатт, и бери. Вполне пригодный способ что-то выбрать, если уж совсем не знаешь, что брать.

Сообщение о том, что живет его рогатик пусть и в отдельной комнатке (но не отдельной от ее мастера!), но все равно в казарме, вызвало у Мэя целую гамму самых разнообразных чувств. Глухая застарелая злость: годы идут, а армейцы все те же - жлобливые и мелочные крохоборы, у которых кто-то действительно важный и занимавшийся делом мог ютиться во времянках и выклянчивать крохи ассигнований на вещи, спасавшие жизни тысяч и тысяч солдат, а толстопузые капитаны и энсины из библиотечно-архивных служб или какой-нибудь, прости Сила, церемониально-караульной роты жили себе припеваючи в очень комфортных условиях и по щелчку получали все, что считали нужным затребовать. Серый от усталости Джейс, заполнявший бесконечные формуляры, чтобы выбить из центра хотя бы базовые операционные расходники - и лоснящийся, сияющий  новеньким обмундированием капитан логистической службы, толкнувший выбитые капитаном Льетом лекарства на черном рынке. Старая, старая война, отголоски которой внезапно долетели до него через годы - прямиком в этот солнечный, наполненный смехом и чужой радостью день.

“Ох, e chu ta! Ох, твари… отвалили от щедрот прям вот аж целую комнату аж на двух джедаев. Нет, с этими двумя джедаями как раз все понятно - одному пофигу, скорее всего, ему и гриб на Фелуции - роскошное место для ночевки, сухо, понимаешь ли, и не капает, а то, что все в спорах - ну, не в грибах же, да? Вторая… маленькая еще совсем, что она толком видела-то? Что она знает о том, как оно должно быть? Комната, отдельная, и аж целый санузел. Роскошь за гранью мечтаний. С-суки. Твари, шкуры неприятные. А схемки-то, думаю, с моих времен не изменились: джедаев в чулан, а офицерские квартиры для командированных - сдать под что попало… Хм-м, а ведь и кое-что еще не поменялось с тех же времён! То есть, мой глубоко не уважаемый отец, тебя я не люблю, факт. Но использовать тебя можно и без особой любви. Зато с большой эффективностью. Пиариться ты любишь, а сейчас это будет как раз очень эффективно - раскрытие милой коррупционной схемы в доблестной республиканской армии. Адреса для благодарностей я тебе, само собой не оставлю, ну, так и не за спасибо делаю это все… Ну вот кто-то будет лопать свое мороженое, а я черкну письмецо Ганту. Премия старику тоже не повредит.”

Вторым чувством в букете было легкое недовольство мастером Раднари. Мастер Оргус Дин, так, кажется, его звали. Мэй отчасти понимал, что старый вояка, скорее всего, толком и не обращал внимания на все эти сложности и заморочки, но все равно… Выбил одну комнату - и успокоился на достигнутом. А то, что его падаван - молодая девушка - то все эти ваши финтифлюшки, и нечего тут. На этих мыслях капитан Рейнхардт остро пожалел о том, что, увы, но не может прямо сейчас написать анонимку одной не-мастеру этой девочки, в эти самые мгновения растерянно общавшейся с каким-то маленьким мириалан. Мастер Аэлара, подумалось ему, быстро бы вставила мозги на место всем участникам этой истории и смогла бы тактично объяснить рогатику, почему все-таки не стоит вот… жить в уютной комнате с нишей, солнцем, отдельным санузлом и собственным мастером-мужчиной-в-годах.

С мужчины в годах его и без того не веселые мысли перепрыгнули на прочих обитателей казармы и стали приобретать легкий панический оттенок - третье, впрочем, ожидаемое с момента сообщения проживании рожек в казарме чувство. Однако, вот тут Мэй как раз мог попробовать что-то сделать сам. Например, дать непрошеный странный совет и понадеяться, что ему как-то да последуют. Ну, или проигнорируют. Но не попробуешь - не узнаешь.

- Отдельная комната - это здорово. Особенно с солнцем, - тут он подумал, что найти казарму, куда поселили Раднари, с такой-то приметой становится сильно проще. У Ганта будет аж целый один  ярус для поисков. Что само по себе уже хорошо, время сэкономит и сенатскую проверочку куда надо отправит быстрее. Мэй извернул голову так, чтобы смотреть как можно прямее в глаза рогатику и, положив вторую руку на ее сапог, тихо продолжил. - Раднари, а можно… дать тебе дурацкий совет? Очень дурацкий, но, скажем так - из своего опыта. Если кто-то вот… из армейских, будет предлагать тебе выпить или даже съесть что-то, или пройти с ними куда-то в пределах расположения… то будь настороже, пожалуйста. А от угощений вообще лучше всего отказываться. Так безопаснее. Разумные, особенно солдаты - они… очень разные. Как вот это мороженое. Никогда не знаешь, что там со вкусом получится. А с мечами, - тут он подвинул их маленькую группку так, что они  почти поравнялись с дроидом-продавцом,  - с ними я вот… понял вроде. То есть без Силы - но это все похоже на то, как мне один мастер с Чандрила рассказывал, как он делает свои головоломки. Ты могла пару видеть дома… ой, то есть на корабле. А если нет - то я покажу. Возможно, кстати, что он включал в них вот эти вот… кайберы. Потому что тоже что-то говорил про возможность слышать свои творения. И как-то подстраивать их под себя. Очень хорошо, что тебе вот тот вот кайбер из моего сундука пригодился. Я рад.

Он улыбнулся Раднари  -  искренне и светло, но кривовато, как и всегда,  - и мотнул головой, указывая на витрины.

- Наша очередь подошла. Ну что - хвостом ли хатта, цветами ли, или каким-то иным принципом - но пришла пора воспользоваться. Мы у цели! И только ты сейчас решишь, что именно ты будешь есть в ближайшие минуты! О этот страшный миг выбора! Дерзай же, моя отважная спутница, а трусливый и мнущийся я последую за тобой. Благо свои цвета я уже присмотрел.

https://cpimg.tistatic.com/02843119/b/4/Ice-Cream-Stall.jpg

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-14 01:57:03)

+1

13

Раднари внимательно слушала Мэя, тихо недоумевая про себя. Частью он говорил то, что казалось ей совершенно очевидным, а частью - странным и… ни с кем никуда не ходить? А почему?.. Что такого с ней может случиться в рамках расположения части - ну по крайней мере такого, что с ней не могло бы случиться где-то еще?.. Мастер Кивикс говорила, что на нижних уровнях беспорядки, у банд откуда-то появляется слишком - слишком! - хорошее оружие. А еще она говорила про какую-то тень, которая чудится ей в этом всем, где-то далеко и тайно. Дурные сны, видения, предчувствия, чутье - джедаи не имели права игнорировать что бы то ни было из этого. Нельзя верить ощущениям безоговорочно - но нельзя и отсекать их, иначе постфактум может оказаться, что через твое чутье Сила предупреждала тебя о чем-то безмерно важном, а ты это, по своей самонадеянности, упустил. Им скорее всего предстоит разбираться во всем этом. А значит, спускаться на эти самые нижние уровни, ходить в кантины, говорить с перебежчиками и осведомителями, а может и с главарями банд. Драться, договариваться, пытаться замирить или запугать - и ни один из этих разумных не будет безопаснее соседа по казарме. Нет, не то чтобы она считала республиканских солдат невинными лот-котиками, неспособными на преступление, и в том числе на преступление по глупости, ради смеха или просто от скуки. Но…

И тут Раднари, как ей показалось, поняла. "Он боится, что я во всех и всегда вижу своих друзей. Воспринимаю всех чужих так, как восприняла его с, кажется, первой же минуты нашего знакомства. Что я приму из чужих рук питье или еду, а мое доверие обманут и посмеются над ним. Нет, ведь вряд ли же он не понимает - не может же не понимать, правда? - что я выкручусь из чего угодно. Что я была бы никудышным, неготовым и негодным солдатом, а мой выпуск - слишком ранним, если б я не смогла распознать наркотик в питье и опасность, исходящую от собеседника, который предлагает мне пойти с ним куда-то. Он боится, что мое доверие будет предано, и что от этого мне будет больно. Даже больнее, чем от той глупости, которую хотел бы мне сделать недобрый человек". "Я, конечно, далеко не самый лучший эмпат, - подумала Раднари еще, почти обиженно, - но уж такую-то малость, такую простую штуку - я же распознаю!" Но это было уже чистой воды ребячеством, тихим внутренним бухтением, какое бывает, когда учитель, по твоему мнению, дает тебе слишком простую задачу. Но даже если задача простая, ее стоит решать раз за разом, просто чтобы выучить и прочувствовать решение.

Но вот как раз тут задача была совсем даже не простой и вовсе даже не тривиальной. Она чувствовала - хатт знает, по каким признакам, по руке ли, легшей, будто бы невзначай, так, чтоб упрочить тактильный контакт? по попытке установить контакт визуальный? по едва изменившейся модуляции голоса? - что за вроде бы шутливо и походя сказанными словами кроется глубокая тревога. И отшутиться сейчас будет глупостью и гадостью, и... нет, как же дать ему понять, что его совет для нее очень значим, но... с ней все будет в порядке?.. Точно-точно же будет.

И к тому же…Раднари поняла, что мэевское беспокойство о ней ее как-то невозможно трогает. Можно было себе на секунду представить, как будто она совсем даже не джедай и не взрослая, а маленькая, такая... самая что ни на есть обычная девочка - такая же, как, скажем, вон та человечка в платьюшке, похожем на облако розовой ваты. Раднари улыбнулась ребенку, весело прыгающему вокруг своего какого-то старшего родственника. Интересно, вот что бы такая девочка сказала в ответ на подобный совет скажем отца или старшего брата?.. Неясно. Но отвечать-то все равно ей, а не той девочке.

- Спасибо за совет, - тихо и серьезно сказала Раднари, наклонившись и положив ладонь на руку Мэя. - Я обещаю, что буду осторожна. И постараюсь никуда с ними не ходить и не брать у них еды, а если без этого будет никак - буду все проверять и…о, вот, - она просияла. - Вот, я еще попрошу Т7 все дополнительно контролировать и быть со мной рядом. Он умный, он сможет если что вызвать помощь и… уж анализатор-то у него точно должен быть, а нет - так встроим, - она подумала и добавила честно (хорошо, будем откровенны, немного… да нет, изрядно хвастаясь): - А еще, изрядную часть наркотиков я умею… ну не то чтоб переваривать, но справляться с их действием. Нас этому учат. Но это, конечно, не повод ими... питаться лишний раз.

На словах про "питаться" ее взгляд упал на витрину, и Раднари тихонько - как она надеялась - сглотнула слюну. Какого мороженого там только не было! Красное, синее, зеленое, радужное, в разводах, в блестках, перламутровое, с какими-то вкраплениями… у нее предсказуемо разбежались глаза. На названия ориентироваться смысла тоже не было - большая часть этих обозначений ей ничего не говорила, не то что в плане вкуса, а даже в плане того, что за фрукты - овощи? орехи? пряности? - там упоминаются. Так что правда впору было и правда класть воображаемого хатта на это все. Но тут Раднари придумала, как ей показалось, отличную идею.

- О, смотри, - весело и возбужденно проговорила она. - А вот тут вот в трех лотках мороженого осталось меньше всего. Его же не на месте синтезируют, ведь правда? Значит, выходит, это вот мороженое покупают лучше всего. Может, оно и есть самое вкусное? Хотя... а, ладно, все равно так не угадаю, - она затаила дыхание и одним духом протараторила: - Давай вот из этих двух лотков, в которых меньше всего, и еще вон то разноцветное и... и вот то, которое переливается тоже. Вот, - потом она выдохнула, наконец приняв решение, которое ей показалось едва ли не самым сложным в ее жизни, она вернулась мыслями к предыдущей теме разговора и только тут сообразила: - О! Я же про Т7 тебе не рассказывала еще![icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

14

Женские наряды, рюши, кружева,
Кофточки, оборочки и платьица.
Женщина не хочет знать - и она права -
Сколько денег за наряды платится.(с)

“Розовое?! Вот уж никогда бы не подумал, что милый рогатик тяготеет к платьям-тортикам розового цвета! Хм-м, хатт задирай, а мне нравится эта мысль! То есть, нет, розовый… ну, нет, даже вот того оттенка, которого мое собственное “платье принцессы” - даже это рогатику не пойдет. С ее кожей и волосами нужно что-то… что-то другое, точно не розовое. То есть да, фасон мы оставим примерно в этом ключе, но цвет… Так, надо как-то обиняками выяснить, как Раднари относится к фисташковому… может быть мятное? А декор - темный или молочный шоколад? Отлично, вот на мороженом и  проверим!”

Мэй, проследивший за тем, каким взглядом Раднари смотрела на девочку в розовом тортиковом платье, внезапно очень воодушевился пришедшей ему в голову спонтанной идеей. В его мире, пусть и резко изменившемся, пусть и собираемом им из осколков памяти и ограниченном его нынешними скромными возможностями, у каждой девушки должно было быть красивое платье. Желательно, конечно же, не одно. Более того, даже не всегда у девушки - у него у самого было “платье принцессы”, благородного цвета “пепла роз”, красивенное до невозможности и мирно висевшее в его платяном шкафу.

Само собой это платье, эта воплощенная его мечта о мирной и красивой жизни даже на нос Мэю не налезало. Потому что на девушек шести с половиной футов роста такие платья если и шьют, то под заказ. А свое Мэй купил. Случайно попал на Верхнюю Променаду при деньгах, в итоге же очнулся на своем корабле, с роскошной коробкой в руках и совершенно пустым счетом. О чем он думал, когда покупал этот наряд? Да так просто и не скажешь. Но платье с тех пор отлично помогало ему справляться с часто накатывающей хандрой. Можно было просто сесть на пол напротив шкафа, открыть его дверцу и часами теряться в переливах света на самом настоящем паутинном шелке.

- Питаться… а еще пить, вдыхать, получать через кожу, стирать с поверхностей, например; получать со слюной и аэрозолем в глаза… Способов остаться без сознания современная фармакология, увы, предлагает очень много, - Мэй повернул руку ладонью вверх и легонько пожал коснувшуюся его кисть Раднари. - Спасибо, что не отмахнулась. Люди… и правда бывают очень-очень разными. И обмануться, даже если полагаться на вашу Силу - все равно очень-очень легко порой. А этот твой Т7? Это же дроид, да? Он что - тоже какой-то вот джедайский самостоятельный проект? Ты его сама собирала? Просто Т7 серия - это ж какая-то древность замшелая, если мне память не изменяет. И такое вот… ну, по барахолкам я его собрать могу, но отладка займет кучу времени. Да, вот сейчас мы обогатимся калориями  -  и рассказывай, рассказывай, рассказывай! Мне ужасно интересно! - от обилия сортов мороженого просто рябило в глазах. Принцип, которым решил руководствоваться милый рогатик, был ничем не хуже цветовой дифференциации или хаттского хвоста. Мэй же немедленно выцепил взглядом нужное ему сочетание нескольких оттенков зеленого и темного шоколада и, полностью довольный происходящим, принял заказ Раднари.

Шустрый дроид расфасовал заказанное по вафельным рожкАм в мгновение ока. Мэй, памятуя про идею поменяться сортами, взял из машинки на стойке две упакованные в стерильную пленку ложечки и расплатился. Цена на местное мороженое заставила его огорченно засопеть: судя по ней - ничем натуральным это лакомство даже не пахло.

“Нет, надо что-то срочно менять во всем этом. Понятно, что у того, кто я есть сейчас, возможностей мало. Но… на деле это все тупо отговорки, капитан Рейнхардт. Кто хочет - делает, кто не хочет - ищет причины не делать. Ведь это просто позорище какое-то - не иметь возможности угостить милую девушку нормальной натуральной едой!”

Он протянул рожок с мороженым по-прежнему восседавшей на его шее Раднари и завертел головой в поисках лавочек. Ничего особо приличного рядом видно не было.

- Ну что, мы будем гулять и есть, или все-таки сначала есть, а потом гулять? Сразу скажу, рассказа про Т7 и твою не очень веселую историю о том, как же ты все-таки стала джедаем, я жду в любом из этих случаев! - тут Мэй вспомнил о том, что почти забыл уточнить о важном. Но не забыл же! Поэтому надо было уточнять, пока помнил. Так что капитан отошел от прилавка размеренным шагом, чтобы не измазать кого-то случайно в том, что она держала в руках, и совершенно невинно поинтересовался:
- Ой, а еще странный вопрос - вот ты к такому цвету мороженого, как у меня, как относишься?

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-18 22:51:56)

+1

15

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]- К цвету?.. - Раднари сбилась с мыслей про разные виды наркотиков, а также и того, как бы эдак в двух словах рассказать про беду, едва не случившуюся на солнечном Тайтоне, и внимательно посмотрела на мороженое в руках у Мэя. Вопрос был бы странным, но она уже знала, что Мэй никогда не спрашивает просто так, из вежливости. "Интересно, это он так пытается угадать мои любимые цвета? Или что-то еще? Интересно-интересно…"

- Ага, - улыбнулась она, склонив голову вбок. - Красиво. Как будто лес, и горы рядом, - Тайтон, Тайтон - отозвалось в ее душе внезапной тоской. Странное дело - в прошлый раз, улетая на Балморру с "гуманитарным" грузом, она по Тайтону не только не тосковала, но и почти не вспоминала о нем. А сейчас она едва успела долететь с него до Корусанта - а сердце уже извелось от тоски. Может это оттого, что она теперь знала об уязвимости своей любимой планеты, точнее, ее обитателей? (Фай, Фай, как ты там? - плеснуло горечью в душе. Разрешат ли им созваниваться? Не сочтут ли это недолжной привязанностью обеих? Захочет ли Фай ради их дружбы, если что, нарушать правила - и правильно ли будет подбивать ее на это? У нее ведь и так проблем достаточно…) Может оттого, что сейчас она не знала, когда вернется туда - и вернется ли. Может оттого - и об этом ей думать как-то очень не хотелось, - что ей на Тайтон вернуться не суждено уже никогда. Кто знает, куда их сейчас заведет расследование? Сколько времени оно займет? И куда ее назначат потом - на какой-нибудь затерянный в песках аванпост на Татуине, а то и хуже того, в охрану на Белсависе - и сидеть ей там всю жизнь, длинную или короткую, пока перевод не придет - а ведь может и не! Нет, конечно, это вряд ли, мастер Оргус, похоже, хотел и дальше работать с ней вместе, но… Раднари тряхнула головой, возвращаясь к реальности.

- Прости. Я как-то вот… вспомнила Тайтон и... - она чуть-чуть виновато улыбнулась: - Представляешь, я уже начинаю по нему скучать. А эти цвета ужасно о нем напоминают. Особенно если вот этот зеленый, который… вот этот вот, немного голубой, и если б чуть-чуть золотого… будет совсем как мои волосы сейчас, - засмеялась она.

- Я предлагаю идти, есть и разговаривать, - деловито откликнулась она, секунду обдумав, какой план ей нравится больше. - Если увидим, что можно и хочется где-то приземлиться, там и упадем. Единственное что… тебе точно будет удобно есть мороженое со мной на плечах? Мне точно не слезть?

Ей было чуть-чуть неловко. Но только немного - уж больно способ передвижения был непривычным. Ей случалось, дурачась, запрыгивать на сверстников во время игр или даже ездить у них на плечах (а также стоять, взбегать по спине, спрыгивать, скатываться и что угодно еще) во время групповых тренировок и заданий. Но Мэй был взрослый, а еще он был высоченный, как альдераанский кедр (Раднари их никогда не видела, но так обычно и говорили - высокий, как альдераанский кедр…или там была сосна? а, не важно), и Раднари сейчас взирала на мир с высоты как минимум удвоенного своего роста.
Но на них не обращали никакого внимания, поэтому единственным, что ее беспокоило, было и правда то, удобно ли ее "верному коню".

Толпа клубилась вокруг - разномастная, разнорасовая, шумная, разноцветная, разновозрастная, разнообразная, как сам Корусант. До Раднари долетали отголоски эмоций - легкие, радостные, светлые, как этот день. Вокруг шумели невысокие, молодые деревья, где-то в стороне журчала вода, а под ногами лежали яркие, разноцветные плиты. Можно было зажмуриться и на секунду представить себе, что ты стоишь на ступенях Храма, и… нет, все-таки этого ей представлять не хотелось. Не сейчас. Вот если б они там могли быть вместе с Мэем, и если б с ними там вместе была мастер Аэлара… эх, что уж тут говорить.

- Вообще, если так говорить, Т7 и правда ужасно старый. С ним я понимаю, как же плохо я знаю бинарный, - Раднари решила, что выстраивать рассказ по-правильному она будет еще изрядно долго - поэтому начала с чего получилось. - Он говорит, что ему чуть не триста лет, и что вообще он один из первых Т7. И ему ни разу с тех пор не чистили память, представляешь? Он служил Ордену, то одному джедаю, то другому - пока его последний хозяин не погиб, - она помолчала немного. - Т7 не любит об этом рассказывать, но, кажется, после этого он потерялся и долго не мог найти никого из Ордена. А потом я его нашла, и он показал мне запись, где Бенгел Мор… - она фыркнула.  - Так, нет, сейчас я совсем тебя запутаю. Хотя я и сама, честно говоря, разобралась не очень. В общем, этот самый Бенгел когда-то был джедаем, падаваном, точнее. Прошлым падаваном моего мастера. А во время Разрушения он…потерялся. Как Т7 примерно. Он…почему-то решил, что его все бросили. И…что Орден слишком слаб. Поэтому-то он и не может противостоять ситхам…

Здесь, среди толпы, зелени и солнца, было так дико говорить об этих вещах - будто ей просто все приснилось. Но там тоже были солнце и зелень. И кровь на зеленой траве, и клыкастые пасти, рычащие издевательски искореженное подобие бэйсика - и, хуже всего, то лицо, искаженное, изуродованное застарелой ненавистью и болью, выплевывающее проклятья и обвинения ей в лицо. А потом, еще худшее, самое плохое - когда в этих огромных наутоланских глазах, еще больше расширившихся от изумления, показался проблеск радости. Но это чувство - и Раднари ощущала это в полной мере - было так далеко от настоящей радости, как далеко насмешливая ухмылка отстоит от дружеской улыбки.

- Он... тренировал пожирателей - помнишь, мы рассказывали тебе о том, что местные нападают на наших? - учил их драться, учил использовать Силу. Он их отправлял... - Раднари непроизвольно дернула шкурой от отвращения. - Отправлял избавлять Орден от слабости. То есть... убивать. Самых слабых, необученных, тех, кто зазевался или зашел не туда. Тех, кому просто не повезло. Мы вначале... не знали, кто стоит за этим. Уж больно оно все было... хорошо организовано. Мастер расследовал эти нападения, я ему помогала. Мы собирали информацию, укрепляли оборону, вычищали отдельные отряды. А потом... наверное, Бенгел понял, что мы вот-вот на него выйдем. И он заманил мастера Оргуса в ловушку. Чуть не убил. Мы с Т7 едва успели, - она замолчала, пытаясь не вспоминать - и все-таки вспоминая, раз за разом.

+3

16

Фотки различные в этой коробке
Из-под пластинок, хочешь - посмотри.
Есть телевизор,
Но - дома взрывают,
Знаешь - это страшно. ©

От разбросанных то там, то сям ледяных скульптур тянуло холодком. Ну, то есть Мэй думал, что тянуло, и даже вытягивал порой шею в ту сторону, откуда с веселым смехом, поеживаясь и всячески показывая, что им холодно, бежали детишки. Но, увы, ветра на средних уровнях не было, как явления, так что ничего-то его шея почувствовать и не могла.

Лед, попавший в руки художников, приобрел самые причудливые формы. Абстрактные композиции, реалистичные скульптурные группы, стилизованные фигуры разумных, принадлежавших к самым разным видам, населяющим Республику. Часть скульптур была анимированной, у другой части была разноцветная подсветка и музыкальное сопровождение. Третьи же композиции могли похвастаться и тем, и другим, и третьим.

- Мне? Мне отлично так есть мороженое, - Мэй приостановился, чтобы не вляпаться случайно в кого-то из посетителей парка, и посмотрел на Раднари. Подмигнул ей и высунул кончик языка. Неприлично, но выразительно! - Разве что меняться сортами при такой вот конструкции меня и тебя немного неудобно, но я просто оставлю тебе половину своего запаса. Я честно не буду его облизывать и воспользуюсь ложкой! Так что сиди на здоровье и наблюдай за всеми и всем - оттуда точно должно быть лучше видно, чем с земли. Если тебе удобно так - мне удобно тем более. 

Что сказать в ответ на слова девочки про тоску по родному миру, Мэй так сразу и не находил. Понимания у него было в избытке, а вот слова утешения на ум не шли. “Ты скоро там окажешься снова”, - сладкое вранье, сомнительно, что соответствующее действительности. “Не грусти”, - запретная и бессмысленная по сути словесная конструкция. “Вот будет у тебя увольнительная - слетаем”,  - вот, вот это было уже как-то ближе к конструктиву.

- Взбодрись, герой, - он продолжил стоять и смотреть Раднари в ту часть лица, которую мог увидеть сейчас, - есть мысль, что если у тебя будет пара свободных дней, то уж до орбитальной станции Тайтона я тебя подкину. Только скажи - и все будет. Ну, и-и-или! - тут его взгляд стал хитрым-хитрым, и он попробовал было смешно наморщить нос, но потерпел фиаско. Все, чего в итоге удалось добиться - это было гулкое пыхтение. - Или есть еще один вариант! Беспроигрышный и со всех сторон замечательный! Тебе надо совершить что-то такое, выдающееся во всех смыслах - и попасть на прием вашего Совета! Который как раз на Тайтоне заседает! - тут Мэй призадумался и решил несколько уточнить условия выдающести. - Но вот… хотелось бы, чтоб это выдающееся было без сильного риска для тебя. То есть… я не то, чтобы говорю тебе про “сиди в тепле и не рискуй”... просто вот… лучше бы без всяких эксцессов все обошлось.

Он смущенно отколупнул от своего шоколадного на вид мороженого: иногда намного лучше жевать, чем говорить всякое очевидное и бестолковое. Тихонько водил головой по сторонам, разглядывая экспонаты и посетителей, слушая про историю Т7 и все больше и больше загораясь интересом.

- Ого! Очешуеть просто! Кхм, то есть я хотел сказать, что это просто… очешуенно! Знаешь, а с бинарным как раз вот Кац мог бы вам помочь. Он хорошо знает даже самые архаичные диалекты этого языка, да и сам не юноша бледный, а вполне уважаемый дроид в самом расцвете сил. Т7 же - я с удовольствием бы его порасспрашивал про ту эпоху, в которую он появился на свет. Тогда столько всего странного и интересного происходило в Галактике! - мороженое на вкус оказалось сахароза-сахарозой, с небольшими примесями суккозита и без какого-то намека на шоколад. Мэй огорченно нахмурился, но есть продолжал: не в его положении было разбрасываться продуктами, да и по сути эта субстанция ничем не отличалась от того, что каждое утро в него закачивал медитек. Сахара - они и во Внешнем Кольце сахара. Обидно, конечно, было. Но чуточку. - Так что если у вас с Т7 будет время, и у него будет желание сходить в гости - то мы с Кацем будем очень вам рады. Ну, то есть… тебе мы рады всегда, вне зависимости от всего…

Бенгел Мор. Знакомое имя, за которым стояли чужие, но очень дорогие Мэю воспоминания. Аэлара говорила, что этот разумный помогал ей с адаптацией в первые ее годы в Ордене. Потом же случилось Разрушение, и Бенгел Мор погиб. Так же, как и многие миллионы разумных в тот день. Вот только… когда говорят о просто знакомых, то говорят не так. Даже, когда речь идет о их смерти. Менее вовлеченно, менее  расстроенно, с куда как большим смирением и безразличием к событию.

“Интересно, Аэлара в курсе, что в итоге  стало с ее… другом? Сложно сказать, но в чем-то это, наверное, правильное определение. И, если в курсе, то… ох, что-то я даже представлять не берусь, как она ко всему этому отнеслась. Как она себя по этому поводу чувствует? Каково ей вообще? Хотелось бы, чтобы она не сильно расстраивалась и злилась, но это как-то вот… сложно все. С одной стороны - хорошо, что этот наутоланин был жив - а жив ли по итогам, вот вопрос? - но вот с другой… попытка убийства мастера Оргуса, конфронтация с Раднари, угрозы Ордену, все те убийства… Сложно. Я за себя-то не могу сказать, как бы я отнесся к такому вот повороту. Ну, у меня и друзей-то особо нет, чтобы как-то вот так загадывать. Больше нет. Хотя, вывернись откуда-то Лим, оживи она каким-то чудом, и попробуй она меня убить? Хм-м, ну… год назад я просто сам бы подставился под бластерный болт. И заслужил, и наконец-то. Но сейчас… нет, сейчас бы я трусливо уворачивался и пробовал урегулировать все миром.”

Что-то в словах Раднари, расстроенных и горьких, зацепило Мэя. Неотвеченный вопрос, неразрешенная загадка? Похоже, что девочке было обидно оттого, что кто-то мог подумать про ее обожаемого мастера плохо. Тем более, что мастер Оргус там действительно был скорее всего не при чем. Просто так выпали фишки для паззака.

https://i.pinimg.com/564x/9b/1a/70/9b1a709f34047300f6dead34e7d86351.jpg

- Знаешь,  - Мэй снова посмотрел на Раднари, пытаясь понять, о чем же сейчас ее мысли,  - я не оправдываю этого Бенгела. Но ты говоришь: “почему-то решил, что его бросили”. Я… мне кажется, что я могу предположить, почему этот падаван так себя повел. Мастер твой, думается мне, сделал все, чтобы найти его тогда. Но… Разрушение -  это было действительно… как удар под дых, когда ты его не ждешь, - он прикрыл глаза, вспоминая то, что случилось и с ним, и с его планетой десять лет тому назад. Странное дело, но те события Мэй порой ощущал более реальными, чем то, что происходило с ним год тому: слишком резкими и внезапными они были, слишком отчетливо запеклись в памяти. - Миллионы разумных погибли сразу, еще миллионы - после, когда начался частичный коллапс систем жизнеобеспечения уровней. Места бомбардировки… да, тогда нижние уровни впервые за тысячелетия существования увидели солнечный свет. Вот только радости он никому не принес. Траурные сирены, которые включились, когда был убит Канцлер. Оборванные коммуникации, невозможность наладить связь, голод, болезни. И среди этого хаоса и разрухи - тысячи и тысячи шокированных людей. Да, их тела были целы, многие отделались царапинами или физически не пострадали вовсе. Но вот разум и дух… Люди в прямом смысле теряли себя от горя, шока и непонимания. Такого количества ретроградных и точечных амнезий, как тогда… я за свою жизнь до этого не видел их столько, хоть и бывал в спецзаведениях. Помню, как вел к походному госпиталю здоровенного такого мириалан, он на полголовы меня был выше, военный в чине капитана, - а тот смеялся заливисто и говорил, что сейчас-сейчас, вот-вот - и мама позовет его кушать. С ума он не сошел. Просто… стерся в собственной памяти о себе до семи лет. И таких людей было действительно много. Еще больше было тех, кто был в своем рассудке, но просто не представлял, что делать дальше, что будет с Республикой и Корусантом, где искать своих родных и близких, как заново отстраивать свою жизнь,  - Мэй помолчал, суетно ковыряя свое, безвкусное теперь, мороженое. - Так что… может быть, с Бенгелом Мором случилось что-то похожее. А потом, когда он пришел в себя… обижаться на жизнь и на кого-то другого проще, чем разбираться с собой. Вот он и ухнул в эту обиду с головой. Что делает все только хуже и ни чуточки его не оправдывает.

“Мне ли не знать, как оно бывает? Когда ты слабак и постоянно ищешь виноватых. А их нет. Просто нет. Или, как в случае этого вот парня - ты находишь этих виноватых там, где ты можешь с ними что-то сделать. И делаешь. А думать? Да кому нужно думать, когда ты придумал себе такого замечательного врага?”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-26 02:46:45)

+1

17

- О, это просто отличная идея - познакомить Каца и Т7! - просияла Раднари. - Э-эх, жалко, сегодня он не со мной... но! зато это отличный повод встретиться еще! - она, наморщив, вздернула нос, потом не выдержала - и застенчиво и смущенно засмеялась. - На самом деле…спасибо за предложение разобраться. Вот. И за приглашение нас в гости - тоже. Я... буду рада вас познакомить, Т7 - чудесный дроид и хороший друг.

"Только вот от предложения оформить на него документы отказывается", - расстроенно подумала она, но решила, что жаловаться на это - даже Мэю! - будет неэтично и некрасиво. И к тому же… может, Т7 все-таки получится уговорить?.. Может, она просто не может толком донести до него свои мысли - или он просто стесняется - или боится - или сомневается - или еще что-то? В любом случае, это был его вопрос, и привлекать к нему Мэя на этом этапе явно не стоило. Потом - да, может быть. Если сам Т7 не будет против. Но если они подружатся с Мэем и Кацем - тогда уж наверное он не захочет от них иметь секретов?..

- И…спасибо за предложение подбросить меня до Тайтона, если что, - тихо сказала она, ровняя мороженое ложечкой. Больше всего на свете ей хотелось Мэя крепко обнять - но вот этого из текущего положения сделать было невозможно, поэтому она постаралась вложить все свои эмоции в простые слова. - Это очень…важно для меня, - она подумала, прислушалась к себе и честно сказала то, что почувствовала: - Знаешь, как-то…легче даже стало от этих мыслей. Оттого, что можно будет туда слетать хотя бы ненадолго. Хотя я и не знаю, что у меня дальше будет со свободными днями, но сама возможность... это очень важно и очень много, да.

Раднари задумчиво прищурилась и замолчала на какое-то время, глядя по сторонам. Затронутая ими тема была... непростой и невеселой, да. Может быть, от этого такими тревожными показались ей сейчас изящно выточенные изо льда лица высоких фигур, такой тревожащей - подсветка, и даже веселые голоса детей рядом зазвучали как-то слишком резко, почти на грани отчаянного крика. Ей не хотелось думать и представлять - но как-то само собой думалось и представлялось - как взрезаются облака имперскими кораблями, как воют сирены, как раскалывается небо и разрывается, словно мягкое тесто, дюрасталь. Как ломаются плиты пола, и там, на многие километры вниз, разверзается пропасть, в которую падают разумные... и камень, и лед, и обломки дюрастали, и осколки транспаристила... и огонь, и крики, и боль, и безумие...

https://www.wallpaperup.com/uploads/wallpapers/2016/09/17/1017656/162709a9760e67ec7f12bd56f2e0569b-700.jpg

- Да, я понимаю, - тихо сказала она. - У нас, конечно, было... об этом, рассказывали на занятиях, но... одно дело просто слушать, смотреть записи, другое... Вот сейчас я представила себе это все... здесь, вокруг, и...наверное, теперь я понимаю его лучше, да. Я... надеюсь, он все-таки поймет однажды, что был неправ. И... что он сможет потом с этим жить. Он... я правда думаю, что он искренне хотел как лучше. Для Ордена. Для Республики. И... может даже он и был прав в чем-то. Может быть, Орден и правда слаб, и именно поэтому не может защитить тех, кого защитить должен. Но... все, чего он добился, - это сколько-то мертвых... тех, кто мог бы жить и жить. А ему теперь жить, зная, что он сделал это - и... не добился ничего.

Она замолчала совсем, потом автоматически запустила ложку в мороженое - и так же автоматически отправила его в рот. И это переключило ее настроение, просто как по щелчку. Мороженое, лежащее в ее стаканчике сверху, было...просто очешуительным, как выражался Мэй. Она почти физически ощутила эту самую иллюзорную чешую, растущую от загривка и по спине. Вздрогнула, поежалась и тихо засмеялась, несмотря на вот совсем не веселые темы для обсуждения. Кисловатое, с какими-то мелкими шариками внутри -  и при этом сладкое настолько, что Раднари на миг показалось, что у нее сейчас язык просто прилипнет к нёбу, - оно было…ну у точно самым вкусным из того, что она ела за последние месяцы.

- Ааа, как вкусно! - со смехом зажмурилась она и помотала головой. - Ничего себе, какое же оно сладкое! Наверное, тут в одном шарике не меньше нашей недельной нормы… Ты просто вот обязан попробовать это вот! Я… я никогда в жизни не ела ничего подобного!
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

простите, рука дрогнула, не могу не

https://img-s2.onedio.com/id-59cc884fed9e4e181fe6b765/rev-0/w-635/f-jpg-gif-webp-webm-mp4/s-8f91147c0524bf07550d2f390ff4e45eb830e146.gif

+3

18

“А что бы сделал я?”

Мэй внимательно - хотя стороннему наблюдателю показалось бы, что он мыслями совершенно в ином месте, - слушал то, что говорила Раднари. Вопросов у него была масса, но большая часть из них или отдавала неуместной сейчас мрачностью или превращала беседу в допрос. Так что он отодвинул их прочь, предпочитая подумать об услышанном и лакунах в нем самостоятельно, позже, когда все факты в его хаотично сходящихся и расходящихся мыслях улягутся сами собой, как это всегда бывало. И вместо дум о прошедших мимо девочки опасностях, о том, как бесплодна и вредна для развития Ордена как организации была выбранная Бенгелом Мором тактика, Мэй пытался сформулировать что-то, что билось маленькой настойчивой птичкой на самой границе осознанных мыслей.

Скульптура-мобиль, судя по табличке, олицетворявшая собой течения материи в космическом пространстве, помогала ему сосредоточиться. Мерная пульсация жидкости  - разноцветной, радужной,  - перегоняемой через прихотливую и в чем-то упорядоченно-прекрасную систему ледяных сосудов, переходов и полостей, вводила сознание в некое подобие транса, делая мысли необычно стройными и четкими.

“Если поставить на место Раднари меня-четырнадцатилетнего - то что бы сделал я? С учетом попытки убить кого-то, кто дорог мне так, как дорог рогатику ее мастер, и всех накрошенных им трупов? Да, я отлично помню, что у меня тогда никого такого не было, но худо-бедно смоделировать ощущения теперь могу. Ну… полагаю, что я бы его убил. Само собой не сам, само собой не в горячке драки. Само собой я бы выполнил все нормативные предписания, которые бы накладывало на меня членство в Ордене.

Просто… просто я добился бы для Бенгела Мора смертного приговора. Что-что, а изыскивать способы сделать такое - ну, это тоже одно из моих неблагоприобретенных умений. Я убил бы этого наутоланина в основном потому, что он - угроза тому, что мне дорого. Никакой философии, никакого разумнолюбия. Голый превентивный удар. Потому что в четырнадцать я твердо знал: разумные не меняются в основных своих привычках и инстинктах. Если ты кого-то убил потому, что так захотел - то ты убьешь снова. И никакого раскаяния нет…

А Раднари… светлая девочка. Мало того, что оставила жизнь, так ей еще и не все равно, как эта жизнь для того, кого она пощадила, сложится. Хех, забавно было бы посмотреть на то, как она объясняет мне-четырнадцатилетнему то, что такое это самое раскаяние… Думаю, что у нее в итоге бы получилось.

Хм-м, а вот я-восемнадцатилетний оставил бы Бенгела жить. Но, опять же - никакого разумнолюбия, никакого милосердия. Все тот же голый расчет, помноженный на мою концепцию справедливого. В просторечии формулируемый как “пусть живет и мучается, падла”. Содеявший злое должен испытать ровно столько же мук, сколько испытывали его жертвы. Так что… да, если бы в эту историю ввязался я в восемнадцать - то он выжил бы, но только для того, чтобы всю свою, полагаю, все же недолгую жизнь мучиться сознанием вины. А если бы не мучился, то… то всегда есть план Б.

Раднари же… похоже, что она и правда хочет этому типу осознания, принятия и покоя. Невозможный маленький забрак, скажу я себе честно. До встречи с ними обеими, с ней я… и не думал, что такие вот бывают. То есть да, я видел добрых людей, видел сострадательных. Но все они были взрослыми и прошедшими через хаттовы гланды особями. А собственная боль, как известно, дает сострадание к чужой. Рогатик же, из того, что знаю я… ну, у нее тоже были беды и огорчения, но вряд ли к своим годам она накопила столько боли, чтобы принять такое вот и пожалеть такого вот типа, который, к тому же, пробовал уничтожить все, что она любит. У-ди-ви-тель-но.”

Мэй открыл было рот, чтобы сказать… сказать, что он восхищается Раднари и… и закрыл его. Вместе с этим порывам пришла холодная, отвратительная в своей прагматичности мысль, словно заковавшая его в лед и осознание собственной мерзости. И уходить отказалась.

“И зачем же ты хочешь ей это сообщить, а? Снова играешь в свои игрушки с “я стану незаменимым”? Снова создаешь кому-то “лучшего друга”? Зачем тебе ей это говорить? Зачем ей это от тебя знать? Чего? Чего ты пытаешься добиться, дружок? Для чего ты хочешь ее использовать в будущем?”

“Прекрати.”

Спор внутренних голосов, грозивший было выйти на новый виток, резко оборвался, разорванный звонким голосом Раднари, которой, похоже, очень нравилось ее лакомство. Мэй, при его звуках словно стряхнувший с себя какую-то липкую, ледяную и очень цепкую паутину, так высоко, как мог, поднял голову и улыбнулся девочке.

“Низачем. Я просто хочу ей это сказать. Хочу, чтобы она знала. Потому что я, в кои-то веки, действительно думаю о разумном то, что собираюсь сообщить. А уж как отнестись к этой информации - она решит сама. Главное - говорить ровно то, что думаю, без “крючков” и “манков”. Просто быть честным.”

- Непременно попробую, если ты так говоришь. Мое вот… ну, может быть я просто зажрался, не знаю. А может у них шоколад не шоколадный. Так что ты меня вот очень обяжешь, если попробуешь мое и скажешь - шоколадное оно или и правда так себе. А еще, - и тут лицо его стало серьезным и сосредоточенным,  - я хотел тебе некстати, наверное, но сказать, что я горжусь тем, что знаком с тобой. И восхищаюсь твоим… решением и тем, как ты относишься к этой ситуации. Я думаю, что ты - самый настоящий джедай, как бы вот пафосно это не звучало. Ваш Совет, похоже, был того же мнения. Так что… поздравляю тебя еще раз - это все, думаю я, совершенно тобой заслужено. Могу сказать, что для меня ты - герой. И… минуточку, а что значит “недельная норма”? У тебя какая-то особенная диета, а мы ее сейчас взяли и нарушили? Как-то… ой, а вы как-то это все отмечали - твой новый статус вот? То есть… ну, может быть у вас какой-то специальный праздник для таких случаев есть? Какой-то красивый ритуал?

“Потому что если его нет - то его обязательно, обязательно надо устроить!”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-08-09 00:33:20)

+3

19

Раднари, смущенная до невозможности, вспыхнула просто до кончиков волос. Такие слова именно от этого человека - это так… безумно много для нее значило. Она знала, что даже в Ордене с ее решением многие были не согласны, не одобряя явно - но в основном, конечно, молча и за глаза. Рассказывая обо всем этом мастеру Аэларе и видя, как меняется она в лице, Раднари…нет, не хотела отмотать все обратно и сделать иначе. Но очень-очень пожалела о том, что ее решение принесло другим столько боли. Но поступить иначе, убить безоружного - или же отпустить его, как он просил, было…невозможно? Да, пожалуй, так.

- Спасибо, - тихо сказала она. - Это очень…важно для меня. Спасибо, что ты, ну…не осуждаешь. Что понял меня. Многие бы сказали, что я…просто... испугалась испачкать руки. А я, ну…вижу, что он… просто… он может еще исправиться. Точнее, вернуться к себе-настоящему, исправить то, что в нем исказила Тьма. Он не сможет... вернуть тех, кого убил, но может быть сделает что-то вместо них. То, что сделали бы они, останься они живыми. Не знаю, как сказать, - она поникла, как-то снова растеряв по дороге все слова, которые в ее голове казались такими убедительными и весомыми.

Она на несколько секунд зависла, глядя прямо перед собой, на какую-то странную штуку - сложный по внутреннему устройству прозрачный шар, из которого по затейливым, но, похоже, заданным заранее траекториям сверху вылетал разноцветный пар, ниже - струйками выплескивалась цветная вода, а еще ниже - медленно вытекало что-то плотное и маслянистое. Раднари смотрела на эту... конструкцию, пока не ощутила буквально нутром, что ассоциации у нее возникают какие-то совсем не веселые и не радостные - а таблички с ее ракурса было не видно.

- Брр, - она отвела взгляд, вздрагивая плечами. - Какая-то... неприятная такая эта штука, хоть и красивая вроде... - она помолчала немного, а потом виновато вздохнула. - Эх, извини, кажется, я испортила тебе выходной этим всем... этими разговорами. И... ты вот спрашивал... да нет, никакой особенной диеты нет, стандартный рацион, у нас там просто нет ничего аж настолько сладкого. А насчет праздника... ну, меня при всем Совете посвящали, они меня поздравили все, а потом выдали вот назначение сюда. И мастер меня поздравил. Это было... красиво, очень! [icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

20

“Понял? Нет, не могу сказать, что я тебя понял, Раднари. Я, всего лишь отчасти, вроде бы уловил то, почему ты поступила так, как поступила. Переть против своей природы, делать вещи, которые по твоему внутреннему чутью делать нельзя, просто нельзя - это сложно, практически невозможно. Но до полного понимания мне откровенно далеко, и я совершенно не уверен, что когда-то его достигну. А еще сильно надеюсь, что это вот твое “он не сможет... вернуть тех, кого убил, но может быть сделает что-то вместо них” не слышал кто-то из пострадавших и потерявших близких по вине этого Бенгела Мора. Потому что я представляю себя на их месте и понимаю, что просто и без затей откусил бы голову тому, кто попробовал бы мне такое рассказать.”

Мэй крутил ситуацию и так и эдак, ставя себя на место всех участников событий и все больше и больше понимал, откуда в нем это вот спокойное принятие того, что сделала Раднари. Которое, по его внутреннему ощущению, было бы с ним даже в том случае, если бы он непосредственно был вовлечен в эту… да, трагедию. Ларчик открывался просто - Мэй привык брать сам. Не ждать того, что кто-то воплотит его видение справедливости и правды в реальность за него. Что кто-то вступится или отомстит вместо него. Он полагал ниже своего достоинства перекидывать на кого-то все подобные “грязные” вещи и ответственность за них. Тебе не нравятся последствия чьих-то выборов? Измени их. Возьми дело в свои руки и доведи его до того финала, который считаешь верным ты. Если это действительно важно для тебя, если это то, что не дает тебе жить и дышать - ты справишься. Выбора нет - ты сделаешь то, что считаешь верным. А тот разумный, чья точка зрения с твоей не совпала радикально… ну, он-то тут при чем? Зачем на него всех акк-догов вешать?

И такая вот позиция совершенно спокойно уживалась в его голове с восхищением чужой добротой и милосердием. С гордостью и благоговением перед тем фактом, что кто-то оказался настолько гуманнее и лучше, чем он. Хатту хаттово, ганту - гантово. Понятное дело, что после претворения в жизнь собственного плана у Мэя в таком случае было мало… да что там - не было шансов сохранить добрые отношения с разумным, чей акт доброй воли он переписал начерно, но он все равно продолжал бы думать о таком существе с уважением к его силе духа и внутренней доброте.

“Кто-то должен быть добрым и верить в то, что даже в самом гнилом яблоке чистая сердцевина, из семян, дремлющих в которой, обязательно вырастет прекрасное дерево… Кто-то должен пробовать дать второй шанс. Пусть даже потом придет какой-то вот такой говнюк, как ты, и все эти начинания угробит. Потому что если таких вот чистых и светлых не будет… ну, гайки этой Вселенной, что уж.”

Он медленно протянул руку вверх и коснулся ладошки Раднари. Ее решение далось ей нелегко. Оно было непопулярным, оно вело к появлению у девочки если не врагов, то недоброжелателей точно. Оно, скорее всего, причинило боль кому-то, с кем Раднари была знакома. И Мэй точно был бы последним, кто стал бы ее осуждать. Даже если бы Бенгел Мор… провзаимодействовал с кем-то, кто был ему дорог. Хатту хаттово, ганту - гантово.

- Это у нас, по задумке автора, течения материи в космическом пространстве. Хотя мне напоминает почему-то прохудившийся гипердрайв. Как минимум это нечто вводит меня  в такое же состояние меланхоличной задумчивости, как прохудившийся гипердрайв. Но если тебе он не по нраву, то вон там, чуть дальше, я вижу группу ледяных гунганов, играющих в… а фиг пойми во что. Мне вот интересно - что это там у них? Пойдем посмотрим? И… нет, ты ничего мне не испортила, ты чего? Это - важно для тебя, а мне интересно то, что тебе важно. Плюс, я думаю, что поговорить о таких штуках с кем-то не особо вовлеченным - ну, наверное, полезно. Нет? За себя могу сказать, что мне было действительно интересно слушать, и я не то, чтобы прям вот понял тебя, целиком и полностью, но кое-что любопытное для себя осознал. В основном про себя самого. Так что для меня эта беседа - сплошной профит. Если ты понимаешь о чем я. И я скорее озадачен и заинтересован, но ни разу не расстроен, - Мэй развернул их маленькую группу от вызывающей столь неоднозначную реакцию скульптуры в сторону помянутых им гунганов. Чтобы Раднари могла глянуть и оценить: хочет она изучать их игры или нет. - Вот, держи мое мороженое лучше. Мне однозначно нужно твое мнение по поводу того, есть там хотя бы следовые количества шоколада, или все-таки один голый сахарозаменитель. А праздник… хорошо, что красиво! Но один праздник - хорошо, а два - еще лучше! Поэтому предлагаю испечь торт, когда домой доберемся. Я знаю пару очень быстрых рецептов, точнее, они у меня записаны. Так что, если ты за, то выберешь, какой тебе больше по вкусу, и мы ринемся в пучины кулинарной разнузданности!

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-08-21 09:06:28)

+3

21

- Пойдем к гунганам, - решительно ответила Раднари, встряхнув своими зелено-золотыми волосами. - Они по крайней мере сами на себя похожи. А не на…гипердрайв или дохлую медузу. И да, давай уже поменяемся мороженым, а то я эдак свое целиком съем, а я твое еще хочу попробовать, - она с готовностью протянула ему свой стаканчик, из которого в задумчивости успела съесть минимум половину. - И обязательно попробуй вот это, с шариками, и то, с печеньем, тоже, оно ничуть не хуже!..

С Мэем ей было хорошо - спокойно и уютно, как и всегда - и даже непривычный способ передвижения и ракурс быстро перестали ее смущать. Она с любопытством вертела головой во все стороны, рассматривая мир таким, каким его видят разумные, возвышающиеся над средним ростом на две-три головы. Игру, которой развлекали себя ледяные гунганы, угадать никак не получалось - то ли все еще далековато было до них, то ли автор скульптуры просто имел очень отдаленное представление об играх этого народа… а то и об играх вообще.

- И... я рада, что ничего тебе не испортила. Мне это важно... говорить с тобой об... да о чем угодно, на самом деле. А про торт - это просто вот ве-ли-ко-леп-на-я идея! Я только за! - она светилась от тихой радости, осознавая только сейчас в полной мере, как на самом-то деле соскучилась по маленькой и уютной "Безмятежности", по ворчливому Кацу, по изрисованным стенам и странным игрушкам... Да, Мэй, конечно, говорил ей, что он всегда будет ей рад, но...

Додумать мысль она не успела. Пронзительный голос, по-женски высокий, но, кажется, все-таки мужской, взрезал тихий веселый гул праздничной толпы.

- Спра-вед-ли-вос-ти! Справедливости - вот все, чего я хочу! Но никому никогда нет никакого дела... - голос утонул в шуме, который, кажется, стал немного громче. Разумные, осознанно или нет, ускоряли шаг, обходя подальше странного... наутоланина, кажется, заламывавшего руки прямо на перекрестье дорожек парка.

Раднари, вытянув шею, все-таки разглядела - и светлую, не то зеленую, не то голубую какую-то, кожу, и простую одежду - и рваные какие-то, скомканные движения... "Ох, как же надо было отчаяться, как же нужно было потерять надежду и забыть обо всем, чтоб не быть в состоянии удержаться, сохранить хотя бы видимость спокойствия на глазах у всех..." - девочка почувствовала, как жалость сдавливает ей грудь, мешая дышать. Человек рядом с наутоланином - вроде бы, мужчина, насколько она могла разглядеть - пытался увести своего друга подальше от толпы, но тот, видимо в помрачении горя, будто не замечал его усилий. Казалось, ему стоит изрядных усилий даже просто стоять на ногах.

- Мэй, - тихо и виновато, но твердо сказала Раднари, - там, у этого разумного... какая-то беда. Я должна... хотя бы выяснить, в чем дело. Может, я смогу помочь. Прости...
[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+4

22

“Глиттер? Спайс? Крэнк? Хм, я бы поставил на корк, но корк для такого парня несколько не по чину, у нас подобным только такие, как ты, балуются, да, дружок? В глаза бы ему глянуть поближе, у наутолан начинаются аберрации склеры, если в деле глиттер или тот же корк. Если спайс-группа, то обметаны губы и есть видимые поражения сосудов на их лекку. В любом случае… ты ведь не веришь ему, да? Но пойдешь смотреть, вместо того, чтобы начинать нудную лекцию о лжи, которая суть не ложь, а потоковая манипуляция. Направленная, судя по всему, на  его спутника, но попавшая, увы, в Раднари. Которая этих вещей в упор не видит, зато способна предложить полномасштабную помощь совершеннейшему незнакомцу… Что ж, пойдем, присмотрим за этим процессом. Постараемся минимизировать последствия, если не исключить их вовсе, вместе с ненужной в данном случае помощью.”

Наутоланину Мэй и вправду не поверил. И дело было даже не в рваных движениях наркомана, который только-только начинает испытывать все прелести абстинентного синдрома, в просторечии зовущегося “ломкой”; не в чистой, но изрядно ношеной одежде, странным образом сочетавшейся с довольно дорогой моделью тазера, болтающейся в тоже весьма недешевой кобуре на поясе; не в скучающем лице того парня в форме секторальной охраны, который смотрел на своего спутника так, словно видел это шоу далеко не в первый раз.

Что-то этакое было в интонациях, в использовании примитивного манипулятивного словесного “крючка”. “Никому никогда нет никакого дела”, - скажи эту магическую фразу, и любой, у кого или совесть доминирует над разумом и цинизмом, или есть острое желание показать миру и, в первую очередь себе, глубины собственной доброты и отзывчивости, ломанется выяснять, что случилось, не разбирая дороги и причин. Наутоланин был словно плохо обученный или напрочь бездарный актер, который подсмотрел у коллег-людей пару трюков и начал использовать их в репертуаре, не адаптировав для своего вида. Возможно, свое влияние оказывали и предположительно гулявшие в его крови остатки веществ, возможно, конечно, что он по жизни был такой, но для Мэя то, что он говорил и то, как он говорил это - звучало режущим ухо диссонансом.

Но вступать в пререкания, даже имея такое мнение, он не собирался. Мизерный шанс на то, что этому существу действительно нужна была какая-то помощь - стремящийся к минус бесконечности, но все же шанс - плюс, то, что этот вот визит был самым дешевым во всех планах способом успокоить изрядно взвинтившуюся девочку - этой калькуляции было достаточно для того, чтобы не возражать. В конце концов, всегда оставался вариант просто вывести засранца на чистую воду. Пара примитивных проверок должна все показать, много времени это не займет. А Раднари может оказаться полезным посмотреть на все подобное с иной стороны.

Так что Мэй принял выданный ему стаканчик, передал свой - и, безмятежно улыбнувшись (а чего нервничать-то? пока ведь ничего не стряслось) - спокойно ответил:

- Не за что извиняться, ты чего? Пойдем посмотрим, раз ты так хочешь, мы все равно шли в ту сторону. Получится - поможем.

"Не "получится", а "если правда", дружок. Все время у тебя формулировки из старых дрожжей, учишь тебя, учишь..."

+5

23

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]- Ты самый лучший, - тихо сказала Раднари, - я тебе выходной порчу, а ты даже не сердишься, - и аккуратно, плавно, так, чтоб дать его телу возможность изменить центр тяжести, соскользнула на землю. Поддернула одежду, пытаясь выглядеть ну хоть сколько-то прилично. Сейчас ей предстояло быть… ну да, назвать это "официальным лицом" было бы, наверное, не совсем корректно, но…по сути, как ни крути, джедаи и правда были представителями власти - там, где у власти не хватало рук и внимания, а то и желания влиять на ситуацию. А представлять Орден, выглядя как обычно, то есть как чучело с тайтонских гор, ей совсем не хотелось.

Выходной и правда как-то стремительно заканчивался, едва успев начаться, и было бы неправдой сказать, что она не жалела об этом хотя бы чуточку. Но помочь разумному, у которого беда, было важнее, сколько бы времени это ни заняло. Хотя бы попробовать, да. Может оказаться, что беда этого разумного не по силам одному джедаю, только вчера приехавшему на центральную планету…а уж ввязывать в это дело Мэя ей не хотелось и вовсе. Это для нее не только стремлением души, но и долгом было помочь нуждающемуся. Мэй же в это влипать был совершенно не обязан - но, судя по тому, что она о нем знала, - да и судя по всему вообще - собирался сделать именно это.

- Бедная, бедная моя девочка, - Раднари на миг показалось, что наутоланин сейчас заплачет, несмотря на отсутствие слезных желез у их вида - так нервно прижал он ладони к лицу. - Властям Корусанта нет никакого дела до разумных из расовых меньшинств! Вот был бы это человек, они бы мигом…

- …на тебя уже оглядываются, ну хватит, - пытался увещевать его товарищ. - Пойдем отсюда, выпьем, все мне еще раз расскажешь.

Наутоланин вздрогнул всем телом, отнял руки от лица и резко рубанул воздух ребром ладони. Его огромные, как у всех разумных его вида, глаза лихорадочно блестели, словно от невыплаканных слез, а губы выглядели пересохшими и искусанными.

- Я хочу не пьяных откровений! Я хочу, чтобы власти перестали закрывать глаза на беды моего народа. Наутолане бесправны и беспомощны, власть молчит, криминал правит бал. И где, - он раскинул руки, будто пытаясь обнять всех окружающих и планету разом, но его слова звучали горькой издевкой. - Здесь, на Корусанте, в сердце Республики, в оплоте демократии и свободы! Я хочу просто спра-вед-ли-вос-ти!

Раднари смотрела на него, хмуря бесцветные брови и чувствуя себя до крайности странно. Совсем, совсем не новостью было то, что до бедных разумных никому не было дела, секторальные власти спускали с рук... ох, да что только они ни спускали. Главное, чтоб у тебя в нужном месте была, как это говорится, волосатая лапа (неизвестно, почему именно волосатая, но говорили именно так). Ну или, наоборот, если ты достаточно беден и невлиятелен, на твои жалобы просто не обратят никакого внимания. Или рассмотрят формально и ничего не будут делать. Или просто не будут слушать - судя по всему, здесь происходило именно это.

...но, несмотря ни на что, неизвестный наутоланин был как-то подсознательно ей неприятен. Что-то было в его нервных, дерганных манерах, в речи, что... как-то мешало проникнуться со-страданием к нему в полной мере. Раднари было за это страшно совестно, но ведь первое впечатление - такая штука... Но ведь для того, чтоб помогать, сочувствовать вообще не обязательно. Собственно, тому, у кого беда, и нужно-то в первую очередь не сочувствие. Главное чтоб помогли.

- Здравствуйте, - негромко, но очень отчетливо сказала она, встав перед наутоланином. - Я из Ордена джедаев. Что у вас случилось? Вам нужна помощь?

Наутоланин, явно набиравший в грудь воздуха, чтоб продолжить свои жалобы, вздрогнул и резко развернулся к ней, глядя не то на нее саму, не то на Мэя.

- Помощь, да! О, мастер-джедай, мне - нам, да, нам! - нам нужна, очень нужна помощь! - Раднари на миг показалось, что он сейчас рухнет перед ней на колени, но как-то он устоял на ногах. Но от этого напора, тем не менее, ее чуть не снесло. - Верните ее домой, верните ее, мою девочку, спасите ее из рабства! Это все, о чем я мечтаю, каждый день, каждый миг, каждую секунду!

Отредактировано Hero of Tython (2018-09-03 12:57:21)

+3

24

Тамада: - Сегодня на этом празднике собрались только самые близкие и самые родные люди. Поэтому будет очень трудно спровоцировать драку, но я профессионал. (с)


“Пьеса “Бедная мать, обосранные дети”, акт первый, часть первая. Эх, хорошо вещает, с экспрессией, с напором, хоть ты ему ангажемент за процент от выручки оформляй. Есть мысль, что парень подрабатывает агитатором у кого-то из сенаторской братии - уж больно гладенько речь льется, и все обороты такие знакомые-знакомые. Склеры изъязвлены, аберрация на четверочку по шкале Рутенау… хм-м, если ты работаешь агитатором, то подыскивай себе новое место, дружок. Скоро то, что ты плотно сидишь на производных глиттера, станет очевидно, и работодатель попросит тебя удалиться. Но пока… Ставлю скорее на более дорогой глиттерил, чем на глиттерстим, но это пока. Пушеры имеют тенденцию повышать цену на дозу на произвольный процент, а у тебя уже дела с деньгами… да, явно хуже, чем даже у меня. Так что сначала перепрыгнешь на стим, потом на кодон, а потом уж как пойдет. Или “плойка” с “бублом” и потрепыхаешься, пока от передоза не отъедешь, или сразу на биоматериалы отправишься. Но пока у тебя только легкие симптомы абстиненции, и тебе кажется, что ты хозяин своей привычки. Интересно-интересно.”

Мэй не вмешивался ни во что - только внимательно из-под опущенных ресниц следил за всеми участниками разворачивающегося действия, особое внимание уделяя движениям, направленным в сторону Раднари. Понятно, что скорее всего девочка почувствует что-то такое раньше него и успеет уклониться. Но две пары глаз всегда лучше одной в подобных случаях. То же, что говорил наутоланин дальше, Мэю не нравилось решительно.

“Хорошо, что у меня рожа похожа на пластиковый блицци с витрины овощной лавки. Такая же круглая, блестящая и неподвижная. Потому что мне это вот наглиттериненое мурло любить через пару минут искренне, а наружу на эту мою рожу так и прет все, что я о нем думаю. Хорошего же в твоих мыслях днем с прожектором не сыскать. Девочка… e chutta, вот только этого не хватало, а! То есть если брать по самому оптимистичному варианту, то выходит, что от тебя ушла подруга, ушла к кому-то, кто твой тазер возьмет и тебе в лекку три раза завернет. А ущемленное достоинство ноет и внутри, и снаружи. Вот ты и ищешь кого-то, кто за тебя впишется. Дружок твой всю эту кухню видел в действии, потому так спокойно на всё реагирует и рыпаться не намерен.

Но… нет, все красиво, но не очень как-то пока клеится. Пессимистичный вариант выглядит, увы, более вероятным: твоей девочке лет десять, у тебя кончились креды ровно перед новой “догонкой”, и ты, не очень долго думая, продал “свое сокровище” туда, где дали больше и быстрее. E chutta! То есть по сути мы запросто можем иметь дело с вариантом про “хочу возврат товара”. Shabuir! Дружок же твой или акк-дог слепой, или, что хуже, в доле у того, кому ты продал девочку. И оттого так спокоен и хочет все замять. Отлично, просто замечательно. Так, отставить панику - давайте же дальше заслушаем нашего мастера моноспектакля. Мне нужно больше данных, по возможности четкие факты и время на отстройку. Потому что пока я упорно не вижу ничего, за что это вот можно любить. А остановить шизоида, да еще и на остатках глиттера, разумными увещеваниями или конфронтацией… ну, безумству храбрых поем мы похабные частушки. Нет, тут, увы, придется работать “самого доброго в Галактике корусанти”. Ох, ё, гадость-то какая! Дерьма полный гипердрайв. А ты давай, давай, дорогуша, продолжай трансляцию, выходи в акт второй, строй дальше ту стенку, об которую ты, с моей небольшой помощью, убьешься.”

Мэй осторожно, но так, чтобы не перекрывать Раднари вектора движения, пододвинулся чуть ближе, всем собой не изображая - ощущая - неподдельную заинтересованность в том, что говорил наутоланин.

"Хороший аниматор, и конкурсы у него - отвал башки..."

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-09-05 20:35:25)

+3

25

Раднари чуть не вздохнула, тяжело и устало, как большой укси-зверь. Нет, она, конечно, сдержала свой недостойный джедая порыв - но, видимо, остатки беззаботной и легкомысленной искренности еще плескались в ней, мешая привычной спокойной сосредоточенности. Хотелось быстро-быстро разобраться со всем, все исправить, помочь этлму разумному - и вернуться к отдыху, спокойному и неторопливому. Когда-то ей еще выдастся выходной?.. А ведь у нее еще, ну…столько подарков не подарено!

Но, если в ней и была еще какая-то слабая надежда на быстрое разрешение проблемы, сейчас, после слов этого наутоланина, она развеялась в прах. Вытаскивать кого-то из рабства... дело, которое может занять даже не часы, а недели. "Если что, я перенаправлю его к кому-то, кто занимается такими делами", - мелькнула в голове постыдная мысль. - "Если тут…все совсем плохо, придется подключать СИС, военных, других джедаев…но это даст шанс накрыть подпольную торговлю людьми, и это было бы здорово! И очень полезно для Корусанта!"

- Я очень сочувствую вашему горю, - мягко проговорила Раднари, дослушав наутоланина. Сердце сжалось от совсем не показной жалости. Он был жалок в своем горе, жалок, несчастен - и искренен. Это чувствовалось - несмотря на смутное неприятное ощущение. И к тому же пропавшая… "девочка"? в рабство попал ребенок?.. И правда, почему у наутоланина не приняли хотя бы заявление? Не стали разбираться? Здешняя власть настолько коррумпирована?.. - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы спасти вашу… девочку. Но мне нужно больше информации, иначе я не смогу вам помочь. Кто она? Как ее зовут? Кто ее похитил? Как и когда это случилось? Каков был официальный ответ властей?

Наутоланин, кажется, задохнулся от возмущения на полувздохе. Открыл рот, закрыл рот. Его возмущение было так велико, что он даже не находился сперва, и достаточно долго, со словами. Раднари от этого молчания почувствовала себя неловко - и правда, чего она к разумноиу прикопалась, у него горе, а она… ведет себя как последняя льдышка. Но потом привычная тема таки заставила наутоланина соскользнуть в привычную колею.

- Власти?! Власти отвечают отписками, власти молчат и пытаются замести все под ковер! Приличную женщину украли, ее силой заставляют работать в борделе, а им и дела нет! Никому - дела - нет!

Раднари мысленно втянула голову в плечи. Внешне она, конечно, себе не позволила бы такого - она надеялась, что ее лицо сохранило сочувственное и уверенное одновременно выражение, но вот внутренне… на душе у нее скреблись даже не кошки - здоровенные матерые нексу, улыбаясь всеми своими огромными пастями. "Да, у всех выходной, отпуск, им неприятен этот разумный, им не хочется вникать, им хочется спихнуть это дело кому-нибудь…вот, смотри, к чему это приводит". Стыдно было так, что хотелось под землю провалиться с концами. Хоть, казалось бы, ее мыслей никто не слышал, но… "Эээх, а еще джедай".

Раднари молчала и ждала продолжения. Наутоланин явно пытался продышаться и взять себя в руки - не стоило ему мешать в этом. Он сцепил, переплел пальцы до того, что их костяшки стали белыми, и попытался говорить спокойно - но в его голосе, как оголенные провода с током, звенело и гудело напряжение.

- Она… моя... моя девушка. Наутоланка, как и я. Мы переехали на Корусант... не так давно. Она…мы…пропала неделю назад. Я ее искал, нашел, нашел в... таком месте, что... и... меня вышвырнули, просто вышвырнули, понимаете, мастер-джедай! Угрожали убить, если я снова попытаюсь ее найти! [icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85709133.gif[/icon]

+3

26

“Шершавым языком голонетного заголовка. Акт второй, часть вторая. Из радостного - девочке не десять лет, уже легчает. Из не пойми какого - варианты с “хочу товар обратно” и “злой новый парень” становятся все более и более реальными. Нет, в рамках почтения к статистическим вероятностям вариант с тем, что кто-то держит “девочку” силой, я бы тоже не исключал, но… Но давай по чести: смотри не на эту истеричку с лекку, а на его приятеля. Слишком спокойный. Если бы дело было в отцовском доме, то я бросил бы процентов сорок на то, что парень замазан в работорговле и сейчас играет в “утешителя вдовцов”. Но это средние сектора, не из криминальных, работа в охране - почетно, престижно, нафиг надо ее терять даже из-за большого куша, который ты в итоге и переварить-то не сможешь. Так что вероятность плавно понижаем процентов до двадцати-пятнадцати. Что в сухом остатке? Первые озвученные тобой варианты поднимаются в приоритетах. Это и хорошо, и плохо. Но сходить туда, куда он скажет, похоже, придется. Раднари просто так не отступится - это понятно. Плюс, еще не хватало истеричных воплей о том, что Орден такие же хатты, как и власти, Орден плюет на все, на что плюется. Знаем, плавали. Нет уж, пусть лучше этот слизняк будет должен им, чем они ему. Но пару проверок я все-таки запущу: раз уж все так выходит, то выжмем из этого кислого блицци лимонад и проведем небольшой наглядно-показательный урок, как и собирались. А что делать с “возвратом товара” - решим уже вместе, если это окажется правдой.”

Мэй был самым внимательным и внимающим слушателем. Важно было все  - интонации, жесты, позиционирование тела и, особенно, лекку наутоланина. Такого выразительного языка головных отростков, каким обладали твилеки, у него не было, но даже для не обладающего подобными органами гуманоида какая-то информация с них считывалась. Не обошел Мэй вниманием и товарища наутоланина, и Раднари - их реакции и те эмоции, которые он мог прочитать, тоже пошли в копилку оценки ситуации.

“Так, развяжемся со всей этой голооперой за три кредита - и надо будет рогатика отвести куда-то, где тепло, светло и есть возможность даже поверить, что Галактика - не такое уж и дерьмовое место. Все, лирику в сторону, работаем. Давай, замещай светлый образ, нам этого торчка с тобой любить сейчас. Причем, предлагаю сместить акценты - нафиг искренность, он все равно не способен ее воспринять. “Самый добрый корусанти”, версия для массовых шествий, предвыборных митингов и демонстраций. Все для народа, все для дорогих сограждан.”

“Развернуть” сознание в плоскость, нужную для выполнения плана, с новой вводной оказалось легче легкого. Искренне любить кого-то, кто так походил на него самого в не очень радостный период жизни - в целом было несложно. Но искренне любить кого-то, кто мог, даже теоретически, продать свою подругу за дозу… о, тут Мэю пришлось бы изрядно постараться, заменяя в своем сознании стоящего перед ним человека на его синтетическую, фальшивую, созданную разумом самого Мэя копию. А сейчас фальшивка нужна не была, фокус сместился, и целью манипуляции стал не наутоланин, а его окружение. Само собой, Раднари будет неприятно озадачена, но Мэй предполагал, что у него будет возможность пояснить, почему он повел себя именно так.

- Мы непременно поможем вам, уважаемый… простите, не знаю, как вас зовут. Такие вопиющие случаи пренебрежения правами и свободами национальных меньшинств не должны оставаться без реакции, - голос Мэя был мягок, убаюкивающ и исполнен неподдельного сочувствия. К Раднари и безу, само собой. Все интонации, каждая его модуляция буквально вопили о том, что говорящему - не все равно. Что он вовлечен в проблему на двести процентов и полностью разделяет ярость и страдания невинной жертвы. “Самый добрый корусанти”, версия для массовых шествий. - Я… я понимаю, насколько тяжело публично признавать такие постыдные для Республики вещи, насколько сложно быть голосом правды в такой ситуации. Какое большое давление оказывается на вас, уважаемый. Ваша смелость делает вас настоящим героем, примером и образцом для подражания. И поэтому я сделаю все, чтобы установить правду и помочь справедливости восторжествовать. Единственное… я, разумеется, услышал об угрозах… это ужасно, но… может быть вы сопроводите нас хотя бы до квартала, в котором находится это место? Чтобы избежать путаницы и непреднамеренных ошибок. Само собой - вашу безопасность мы обеспечим. Правда, мастер-джедай?

Мэй посмотрел на Раднари почти с таким же ожиданием и надеждой, которое могло бы отражаться на лице наутоланина, обладай тот человеческой мимикой. Эта часть спектакля в программке шла как “Орден, спаси и сохрани!” Если уж работать на публику, то чего терять баллы - Мэю та народная любовь и не светила, и нафиг не была нужна. А вот Орден - ну, им хорошая пресса никогда не лишняя. Камер же внешнего наблюдения вокруг было минимум десять штук.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-09-15 16:03:32)

+2


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » ...и свобода одна, и всегда на нее уповаем [3643 ДБЯ]