Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Новая Республика: 34 ПБЯ и далее » И двое сошлись не на страх, а на совесть [34.7]


И двое сошлись не на страх, а на совесть [34.7]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Год: 34.7
Место: Финализатор, каюта генерала Хакса
https://pp.userapi.com/c847218/v847218887/b56c6/VeLW-FxBic4.jpg
https://pp.userapi.com/c847218/v847218887/b56db/6XYswPHgcu0.jpg

[Ilara Ren; Armitage Hux]

Лорд-рыцарь Илара Рен и генерал Хакс понимают, что у них есть общие интересы.

+5

2

[icon]http://static.diary.ru/userdir/8/3/4/5/834545/85560421.gif[/icon]

Дверь захлопни в полнолунье –
Скрип ключа, поворот…
Тот, кого боятся люди,
Ходит мимо ворот. ©


Ей было тесно. Ей было душно. Черное, красное, разбавленное стальным блеском, отлаженный механизм, все на своих местах, вышколенные штурмовики в белой  - тонкой, какой же тонкой, сминающаеся как лист бумаги в невидимом кулаке… - броне, не делающие ни единой - как жаль! - ошибки в обращении к лорду-рыцарю и вообще старающиеся как можно незаметнее - и снова жаль! - убраться с дороги… Все это давило, мучило, заставляло - пусть незаметно - озираться, приглядываться, все время ждать удара. Слишком. Слишком ровно.

После позорной гибели - как ни слаб был этот удар, он попал в цель, Первый Ордент качнулся, как огромная статуя, под которой зашаталась опора - Старкиллера все были тихими. Все ждали. Все перешептывались между собой, шепот отдавался от гладких, без единой царапинки, стен, перекатывался, таял в углах и звучал снова, повторяясь и искажаясь, как эхо в глубоком колодце. Лорд-рыцарь Илара Рен слушала - не ждала ничего. Магистр ударил - и промахнулся. Опозорился. Допустил ошибку. Еще немного - и Верховный Лидер поймет, что его драгоценный ученик ни на что не годен. Еще немного…

...и тогда путь лорда-рыцаря Илары Рен сократится еще на шаг.

/// девочка в темноте молчала и только всхлипывала тихо - она слышала, как умирает Старкиллер, и как умирают его люди, ей было больно с ними и за них, но Илара не слушала ее. Илара не хотела никого жалеть. Илара пришла не за этим. ///

Но последние слухи, которые ей принесли, наверняка пряча за масками насмешливые улыбки - ничего, скоро вы все улыбнетесь и так и застынете навсегда, пока кости ваши не превратятся в звездную пыль - ей не нравились. Никто не знал доподлинно, что происходит с лордом-магистром. О том генерале - обычном человеке, слабом, как и все обычные люди - рыцари Рен почти не говорили - да, он был, да, не оправдал доверия, да, наверняка его накажут. Илару это не интересовало тоже.  Ошибся, не простят - обычная практика, ничего особенного. Больше всего ей хотелось знать, как за свою ошибку расплатится лорд-магистр. Информации не хватало, и она додумывала сама, и отказывалась от собственных теорий, и выстраивала новые. Ей нравилось об этом думать.

Илара уходила в свои мысли -  далеко, глубоко, почти не слушая, что происходит вокруг. На очередной тренировке - зачем, зачем, зачем Верховный Лидер держит их здесь, чего он хочет? - она пропустила два удара, неприятных, болезненных и - что хуже - оскорбительных. И, может быть, именно потому в краткий момент передышки она заметила, что в их тренировочном зале, куда обычные люди боялись лишний раз совать нос - порой кому-то из рыцарей приходило в голову, что манекен подходит для отработки далеко не всех техник Силы, и да, это действительно было так, живые мишени были удобнее и, что скрывать, интереснее - появился тот самый обычный человек. Он говорил быстро, он не называл своего имени, зато прикрывался именем Верховного Лидера, приказы которого выполняли все они - и она тоже.

“Нельзя оспорить. Нельзя. Пока - нельзя…”

Илара смотрела - и улыбалась под маской. Человек смотрел на нее - и не видел ее глаз, и это было хорошо, потому что она - видела. Его лицо казалось ей смутно знакомым, будто всплывающим из темноты, и даже имя будто бы вертелось на языке, такое близкое, такое связанное с чем-то важным… С чем?

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/08/10d509bb46c1f41c27edc9b26a0ecebc.gif

“Кто ты, человечек, что ты сделал, чтоб Верховный Лидер приказал тебе… Это способ казни, а? Ты мне расскажешь, если я тебя спрошу?”

И когда человек, говоривший слишком быстро - страшно тебе, страшно? - исчез за дверью, Илара спросила кого-то - без лица, без имени - стоявшего рядом с ней:

- Кто это был?

- Ты не знаешь? Генерал Хакс, - отозвался глуховатый голос из-под маски, и тогда она вспомнила. Старкиллер, лорд-магистр, поражение, наказание. И она поблагодарила - чего с ней давно не случалось - и заулыбалась. Она пока не знала, почему ей так неосознанно и так уверенно нравится и этот приказ Верховного Лидера, и выбор генерала-не-оправдавшего-доверия - будто бы в руки давался какой-то шанс, какое-то преимущество в вечной подготовке последнего боя.

Это было хорошо.

/// девочка в темноте испугалась, но не сказала ничего, просто отползла еще дальше, пыталась спрятаться от неизбежного. Илара не стала ее утешать. Сейчас у нее были другие дела. И к тому же - разве должен щит утешать того, кого прикрывает?///

И вот теперь Илара шла по бесконечным коридорам Финализатора, и ее темная тень отражалась в блестящем металле, и перестук каблуков отдавался эхом под потолком. Цок-цок-цок. Цок-цок-цок. Она шагала и думала о том, что ей уже успели рассказать - вокруг всегда находились люди, желающие рассказать что-то лорду-рыцарю, особенно когда лорд-рыцарь сам об этом спрашивает - и о том, что еще она может услышать от самого генерала.

https://78.media.tumblr.com/94642b9b9432cf129ee06e38304da93e/tumblr_muq5ttDMO51sb04y2o1_500.gif

“Кто ты? Что ты? Хочу посмотреть на тебя. Кого ты будешь бояться больше - меня или магистра? Я ничего не сделаю, я пока только взгляну. Наверное. Приказ Верховного Лидера защищает кого угодно… Будет ли он тебе защитой от лорда-магистра? Раньше был - как сейчас?”

Она остановилась перед дверью, в которой отражался черный силуэт без лица - это я, нет имени, нет лица, все ненастоящее, все, да и меня никакой нет - подумала о том, можно ли выбить ее ударом Силовой волны, и что тогда будет, что скажут, что подумают - как смешно, как это будет смешно… - и осторожно, почти не касаясь кнопок пальцами в черных перчатках, набрала на панели запрос. Вежливое - “можно ли”, аккуратное - “не потревожу ли”.

Не захочет - не откроет, все просто. 

Тогда она повернется и уйдет.

Наверное.

Но пока она ждала ответа - и разрешения переступить порог. И смеялась про себя, вспоминая глупые сказки про тварей, которые не могут войти в дом без позволения. Вот сейчас ей позволят - и тогда…

И тогда что-то будет.

+5

3

Привычная каюта кажется на удивление уютной. Возможно, ее даже можно назвать домом – в самом трогательном из истолкований этого слова. Строгий минимализм каюты на "Финализаторе" куда милее той роскоши и вычурности в поместье отца на Арканисе. И все это – его, Хакса, не Брендола. Определенно, это – дом. Хакс даже хмыкает: до чего, оказывается, спасенный от смерти человек сентиментален. Так вот, что чувствуют штурмовики каждый раз, когда возвращаются живыми после опасного сражения; вот, что они чувствуют, когда командование решает, что провинность солдата была несущественной, такой, которая не может послужить причиной того, чтобы забрать жизнь. Он проходит вглубь комнаты, останавливается перед высоким шкафом, в котором висит – ну а что же еще? – форма, и начинает неторопливо, словно бы наслаждаясь каждым приложенным усилием, расстегивать пуговицы кителя. Сейчас он так же медленно избавится от остальной одежды, пройдет в освежитель и смоет с себя напряжение и стресс сегодняшнего дня.

Каюта разделена на две части: одна, та, которая ближе ко входу, отведена под кабинет. В ней располагается письменный стол, несколько удобных кресел – для Хакса и для возможных гостей. Вторая часть каюты отведена под спальню – личное пространство; святая святых, и уже из нее можно попасть в освежитель. Чтобы дойти до двери, Хаксу придется затратить около  двадцати секунд степенным, не очень быстрым, шагом. К чему это вообще? – Хакс слышит писк панели. Кто-то запрашивает разрешение на вход. Он раздраженно выдыхает: кажется, сегодня ему не удастся отдохнуть. Терпение Хакса на пределе – интересно проверить, насколько же терпелив тот, кто жаждет войти в его каюту. Хакс застегивает китель. Он может сделать это быстро – все-таки, он военный – но он растягивает удовольствие. Пуговицы медленно проскальзывают в петли. Хакс не двигается с места, пока китель не оказывается полностью застегнутым. Тогда он разворачивается и идет к панели на стене – и, хорошо, ему требуется не двадцать, а восемнадцать секунд.

На небольшом экране виднеется изображение фигуры, затянутой в черное: кто-то из рыцарей Рен собственной персоной. Неужели этот пришел сюда, чтобы отказаться сопровождать Хакса на Манаан? Удивительная дерзость. Вряд ли Верховный Лидер будет в восторге от неповиновения своего ученика. Хакс одобряет запрос. Пока створки двери разъезжаются в стороны, Хакс успевает отойти в  середину комнаты и встать прямо, сцепив руки в замок за спиной. Он разглядывает рыцаря, стоящего за порогом  с удивлением замечает, что это – девушка. Надо же, он даже не знал, что такое может быть. Хакс не слишком много размышлял о том, кого принимают в ряды рыцарей, но почему-то ему казалось очевидным, что все ученики Сноука – мужчины. Интересно. Хакс знает, на что способны женщины в Первом Ордене – взять ту же Фазму, и Хакс почему-то думает, что эта Рен ничем не уступает его коллеге – иначе Верховный Лидер не держал бы ее при себе.

– Я надеюсь, у вас есть веская причина для того, чтобы вторгнуться в мои покои, лорд-рыцарь, – наконец, нарушает тишину Хакс и жестом приглашает рыцаря войти. Он не предлагает Рен присесть – кто знает, вдруг она совсем скоро уйдет. К тому же, Хакс уже давно понял, что рыцарям Рен, в общем-то, никакие приглашения вовсе не нужны: удивительно, что сейчас ученица Верховного Лидера соизволила отправить запрос на вход, а не вынесла дверь с помощью Силы или не разнесла ее своим световым мечом. Или разрушение при помощи меча – удел других (другого)? Так вот: если потребуется – сама выберет кресло и сядет. Но Хакс надеется, что эта беседа не отнимет много времени: все тело ноет; головная боль только начинает зарождаться, но уже досаждает; раздражение наполняет чашу терпения. Еще пара капель – и сосуд переполнится. Хакс на секунду отводит взгляд и останавливает его на своем письменном столе: на нем виднеется небольшая фигурка темно-серая фигурка. Его уничтоженное детище. Уменьшенная в разы копия "Старкиллера" отчетливо выделяется на столе, и Хакс перемещается, вставая так, чтобы закрыть собой часть стола. Он не чувствует стыд, но не хочет, чтобы рыцарь могла воспользоваться его слабостью – сейчас Хакс не настроен нападать или обороняться. Не настроен, но готов. Всегда.

+6

4

[icon]http://static.diary.ru/userdir/8/3/4/5/834545/85560421.gif[/icon]

вместо эпиграфа

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/08/a4cff595d1a15bb9a5e948a2174118d7.jpg

Илара чуть помедлила перед тем, как переступить порог - торопиться было некуда. Остановиться - цокнуть каблуком по идеально гладкому полу - перенести тяжесть на левую ногу - переступить порог правой - а затем и левой. Встать - замереть - потом сделать еще шаг. Никогда нельзя знать, что тебя ждет. Ни-ког-да. Она двигалась медленно - необычно медленно, не-спе-ша - так двигаются в воде, преодолевая ее сопротивление.

Впрочем, сам генерал тоже, судя по всему, не торопился. Он не спешил открывать ей дверь - почему? Что-он-хотел-этим-сказать? Был занят? Считал, что это выше его достоинства? Хотел-показать-ей-ее-место? Волна злости - той самой, черной и бесконечной, затягивающей видимый мир - плеснула, заворчала, начала подниматься в груди, там, где у девочки по имени Лин билось живое сердце, а у лорда-рыцаря Илары Рен не было ничего. Та самая волна, которую так одобрял Верховный Лидер и те, кого он отправлял обучать рыцарей. “Хорошо, - сказал бы он, - ты делаешь успехи, дитя, а теперь...” И после этого он приказал бы убить - или наоборот, отступить, не трогать, ждать. Без всякой причины - просто потому что не смей, приказа не было. И почему-то именно мысль о том, что Верховный Лидер счел бы ее действия верными, волна злобы отхлынула. “Нет, - мстительно подумала она, - нет. Не-дож-дешь-ся.”

Наверное, Верховный Лидер смеялся бы, если бы слышал ее сейчас. Но нет, прямо сейчас он смотрел в другую сторону, его волновали другие дела - но не она, не она. Хорошо…

Илара осмотрелась, одновременно легко касаясь виска - жестом волнения, так человеческая женщина поправила бы волосы - и запуская поверхностную проверку помещения. По экрану визора, который видела она, побежали голубые пунктирные линии - одна за одной, одна за одной. Это бесконечное движение перед глазами ее раздражало, но это было необходимо сделать. Обычный человек не решится причинить ей вред - но - вдруг - решится?

Она подняла глаза, разглядывая генерала, затянутого в строгий форменный мундир. Ничего лишнего, ничего недопустимого, ничего выбивающего из образа. “Спит он в этом мундире, что ли? - фыркнула она про себя. - Или это вторая кожа?” Она прислушивалась к этому человеку - и не чувствовала того страха, который злит, который заставляет выпускать злость на волю, сжимать невидимые пальцы на живом - пока еще живом - горле, заставляет думать - “боишься? бойся, еще бойся.” Остальное она прочитать не могла - сил не хватало. И это тоже вызывало в ней глухое раздражение - она терпеть не могла чувствовать себя слабой.

Но до поры, до поры…

Датчики шлема исполнительно передали ей, что никакой опасности - пока - в помещении нет - ни лишнего движения, ни лишнего тепла, ни-че-го, только они двое. Илара наклонила голову, снова прикасаясь к виску, отключая проверку - линии перед глазами потускнели и погасли. Так было лучше. Так - ничего не мешало.

Она сделала пару шагов, опустилась в кресло - хорошо, удобно, этот человек любит себя - закинула ногу на ногу, оперлась локтем на подлокотник. Лекку под защитой из кожи и металла спокойно лежали на плечах, будто бы действительно были декоративной частью шлема. У девочки Лин - давным-давно - лекку дергались, когда она волновалась или радовалась. У лорда-рыцаря Илары Рен они были спокойные, как мертвые.

- Ну отчего же сразу вторгнуться, генерал, -  ее голос был негромким, и слова тянулись, медленные, неторопливые, как черный набуанский мед, - вы же сами впустили меня. Что же до причины… Ваш - ах, простите, не ваш, а Верховного Лидера - так вот, приказ Верховного Лидера, что вы так любезно передали нам, застал меня врасплох. Оторвал от дел. Заставил поменять планы. Разве я не вправе узнать, отчего такая срочность - и что такое нам предстоит делать на планете, которая - одна сплошная лужа? Разве я не вправе узнать это от вас? Разве я многого прошу?

Она особенно выделила эти “я” и “вас”. Помолчала, покачала головой, подняла руку, прикасаясь к шлему - и пластины, скрывающие нижнюю половину лица, с тихим шуршанием открылись.

- И что же, генерал, вы даже не предложите даме выпить? - темно-синие губы улыбнулись, открывая острые, заточенные зубы.

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/08/5e371791f8a960ce8279c3453c9d6dd1.gif

+5

5

О, да – Рен просит многого. Если бы она внимательно слушала Хакса там, в тренировочном зале, она бы знала, что получит информацию позже. Если бы она обладала терпением, которое, видимо, в принципе не присуще никому из рыцарей, она бы вернулась в свои покои и обнаружила бы на своем датападе новое сообщение с информацией о миссии. Если бы она обладала чувством такта, она бы не вламывалась в генеральские покои с требованием разжевать ей все. Хакс борется с порывом прогнать девчонку, крикнуть, чтобы она задала свои вопросы Верховному Лидеру, но вовремя останавливает себя: вряд ли Сноук погладит его за это по головке. Придется тратить время, разъяснять, терпеть нежеланное общество. Но разве Хакс не привык к тому, что его должность обязывает мириться с подобными случаями? Каждый на корабле имеет право на аудиенцию с верховным командованием – без злоупотребления этой возможностью. Хакс окидывает взглядом устроившуюся на одном из кресел гостью и едва слышно выдыхает. Вряд ли эта беседа займет много времени, по крайней мере, он надеется на это.

– Я удовлетворю ваш интерес, лорд-рыцарь, – спокойно произносит Хакс после непродолжительной паузы. Все дело в том, что рыцарь сняла шлем – перед ним оказывается совсем молодая твилекка. Хакс позволяет себе потратить  несколько секунд на то, чтобы разглядеть ее. Вывод: несмотря на внешнее спокойствие Рен излучает опасность. С ней и правда лучше не связываться по доброй воле – себе дороже.
http://sh.uploads.ru/t/ZimU6.gif
Хакс видел, как отец обращался с женщинами: целовал их руки, затянутые в длинные перчатки; приглашал на неторопливые танцы, во время которых он заводил непринужденную беседу; предлагал изящные бокалы, в которых игриво плескались легкие алкогольные напитки. Хакс пытается представить себя касающимся губами черной перчатки; придвигающим кресло; приносящим бокал с алкоголем. Слишком вычурно. Перед ним ведь не знатная особа – рыцарь, которая за подобное поведение еще и покалечить может – что, разве не в состоянии она сама позаботиться о себе? И заслуживает ли она пить кореллианский виски вместе с генералом? Даже если и нет – Хакс ведь все равно собирался пропустить бокал-другой, так зачем же делать это в одиночестве?

– И, конечно, я предложу вам отведать лучший кореллианский виски, – для этого нужно вернуться в спальню: Хакс не хранит алкоголь в кабинете – тогда появляется соблазн выпить во время исполнения обязанностей. Ни к чему лишний раз искушать себя. Хакс возвращается в кабинет с бутылкой и двумя бокалами, которые тут же оказываются наполненными темной жидкостью, пахнущей чем-то древесным. Крепким. Главное – не переборщить. Выпить для того, чтобы расслабиться, но не потерять бдительность. Оба бокала стоят на невысоком столике – и Хакс придвигает один из них рыцарю.

Он не спешит начинать отвечать на заданные вопросы: сначала нужно сделать глоток. Первый – самый неприятный. Рецепторы еще не успели привыкнуть к терпкому вкусу, и потому напиток кажется противным. Таким, что хочется сморщиться и в лучшем случае разбавить виски огромным количеством льда. В худшем – вылить. Зато второй, сделанный через некоторое время, когда первичная горечь уже смягчилась, кажется настоящим блаженством.

– Вы не представились, – это оказывается брошено будто бы невзначай. Хаксу и в самом деле не особо важно, как зовут Рен – его вполне устраивает "лорд-рыцарь", но стоит, наверное, быть в курсе, как зовут его будущую напарницу. – Как вы знаете, мощнейшее супероружие "Старкиллер" разрушено, – говорить об этом теперь, когда сам Хакс зовется Старкиллером, легче. Первое оружие – недоработанная версия. Вторая же – совершенна. Ее мощь несоизмерима ни с чем. – Теперь наша политика несколько изменилась: мы покоряем Галактику путем переговоров, – Хакс знает, что со стороны он звучит так, как будто бы сошел с ума: ну какие переговоры? А как же сила, принуждение, уничтожение? – Но, конечно, любой мятеж будет подавлен. За любой отказ нужно будет заплатить высокую цену. Но каждый, кто признает режим Первого Ордена единственно верным – получит билет в лучшую жизнь, – потому что Первый Орден умеет быть щедрым. Система идеально налажена: каждый, кто дает присягу, обменивает свою верность на хорошую жизнь. – На Манаан мы отправляемся, потому что эта планета особенно нуждается в нашей помощи, – Хакс улыбается даже как будто бы умиленно: ему словно хочется помочь несчастным жителям – конечно же, это не так. Его мало волнует население Манаана. – Власти не упустят шанс вернуть планете былое величие. Они захотят создать еще один курортный город для офицеров Ордена, которые будут сорить деньгами – экономика пойдет в гору. А мы сможем использовать ценные ресурсы планеты. Все стороны заинтересованы, – Хакс пожимает плечам. Это – легкая цель. Он не сомневается в успехе операции, но никогда нельзя исключать вероятность того, что все пойдет не по плану. Верховный Лидер придерживается того же мнения – потому и предложил помощь своих учеников. Какая ирония: Хаксу придется искать компромисс с рыцарями так же, как и манаанцам – с Первым Орденом. – Но при этом вполне вероятен и неблагоприятный исход: возможно власти не захотят снова быть зависимыми, как во время Империи – и вот тогда Ордену понадобится помощь рыцарей.

Пожалуй, на этом можно и закончить – Хакс откидывается на спинку кресла, закидывает ногу на ногу и прикладывается к бокалу. Он мечтал об этом целую вечность – и теперь может почувствовать, как по телу разливается удовлетворение. Внезапно эта беседа перестает нервировать его.

+4

6

[icon]http://static.diary.ru/userdir/8/3/4/5/834545/85560421.gif[/icon]

Вообще-то я не пью. Хищникам регулярная выпивка не рекомендуется. Она замедляет рефлексы, притупляет восприятие и приподнимает защитный покров осторожности, что в моих обстоятельствах очень плохо. ©

https://78.media.tumblr.com/tumblr_m6mi1r1bRt1qlg4nk.gif

Страх. Больше всего на свете Иларе хотелось услышать страх - почти незаметно проскальзывающий между уверенными словами, легко и почти неслышно звенящий в спокойном голосе. Страх - или хотя бы испуг. Опасение. Или.. хотя бы презрение - он же уже понял, что перед ним не человек! А она знала, знала, как люди Первого Ордена смотрят на таких, как она. Знала, что они думают. И она вслушивалась, надеясь услышать...

Что-то знакомое, привычное - чтобы подумать “и этот такой же”, и тогда…

Она не знала, что - тогда.

Но этого не было - и она не знала, как быть. Сидела, смотрела, слушала. Генерал не пытался ей угодить и вместе с тем не выказывал презрения - странно! “Интересно, - думала она, скользя холодным взглядом по человеку напротив, - как он говорил с лордом-магистром? Вот так же, как со мной? Без страха, без… Будто бы он… равен нам. И лорд-магистр его не убил?”

“Странно.”

Илара слушала - и неторопливо вращала в руке бокал. Туда-сюда, туда-сюда. Темная жидкость - даже с одного глотка обжигающая, как расплавленная сталь, бьющая в голову и лекку, согревающая выстуженное тело - покачивалась в такт, плескалась, не достигая краев. Ей, пожалуй, нравилось. “Интересно, - снова спрашивала она саму себя по старой привычке, - если выпить больше, провалишься ли в черную дыру без памяти? И сколько надо выпить такого, чтобы… И надолго ли хватит?..”

“Любопытно…”

Много странного, много любопытного, много непривычного. То, что рассказывал генерал, почти не интересовало ее - Верховный Лидер затеял новую игру, знакомую всем, кто видел, как работают дознаватели в пыточной. Сперва измучить так, чтоб жертва начала мечтать об избавляющей смерти - а потом оставить, отойти, приказать снять оковы, пообещать отпустить, если только… и дальше от слабого духом можно требовать что угодно. Например, признать режим Первого Ордена единственно верным, поскольку все стороны заинтересованы. Во рту стало сухо и горько, и горло свело судорогой. “Пусть, - думала она, - всему этому… осталось недолго. Без лорда-магистра, без Верховного Лидера все рассыплется, как домик из речного песка. Ничего не останется. Ни-че-го…”

Илара выпила еще немного - и жидкий огонь снова опалил ей губы. Это было не больно. Это было приятно. А еще это отрезвляло, как ни странно было думать такое о крепком алкоголе, и заставляло думать не о том, что будет, а о том, что есть сейчас.

Она покачала головой, не сводя глаз с генерала.

- Простите, я полагала, вы знаете, с кем отправляетесь, - губы сложились в ласковую улыбку. Так улыбалось бы совсем не-человеческое существо, пытающееся повторять манеры, принятые у людей и им подобным, но не понимающее, зачем это нужно. - Илара Рен. Меня называют Иларой Рен.

Она побарабанила пальцами по подлокотнику кресла, будто раздумывая.

- Благодарю за пояснение, генерал… - она говорила медленно, чуть растягивая слова, и покачивая головой, как забавные набуанские статуэтки. - Путь переговоров, лучшая жизнь, наша помощь… и только если они не захотят принимать помощь, вам потребуется помощь рыцарей. Хорошо, хорошо звучит. Я почти поверила. Мне почти нравится.

Она чуть наклонилась вперед, всматриваясь в непроницаемое лицо человека.

- Верховный Лидер вправду приказал вам… это? Я буду рядом с вами, генерал, я должна знать, что делать в первую очередь - убивать или улыбаться. Или… пугать, чтоб слова сказать не смели. Так? Не так? Конечно, в этой миссии мы подчиняемся вам, - Илара снова улыбнулась, - но ведь реакция силочувствительного… вы можете и не успеть отдать приказ...

+4


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Новая Республика: 34 ПБЯ и далее » И двое сошлись не на страх, а на совесть [34.7]