Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-11-04. Внимание! Начинаем маневрирование, повторяю, ма-не-ври-ро-ва-ни-е!

.

1. Поучаствуйте в перекличке игроков.

2. Вашему вниманию предлагаются новый сюжетный квест для 34 ПБЯ и новый сюжетный квест для 1 ПБЯ. Записываемся, не стесняемся! :)

.

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Враг мой


Враг мой

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Год: 3632 ДБЯ
Место: Зиост
https://i.imgur.com/MNS0Cw2.png
[Cipher Nine & Arcann]

Что же вам не нравится, мой Император?
Чем вы печальны, мой принц?
Задыхайтесь.

Отредактировано Cipher Nine (2018-08-10 02:28:56)

+2

2

В воде нарисованы звезды,
Как линии рук на дорогах
Не точно, но очень серьезно,
Тобою допущенный промах. ©


[float=left]https://i.imgur.com/vyhb1jW.gif[/float]Когда-то - бесконечно давно - она не знала, что можно чувствовать боль мёртвых.
Когда-то - бесконечно давно - это была просто (просто?) катастрофа. Не ужаснее многих, чудовищнее биллионов подобных. И тем страшнее, что преступление совершил тот, кто должен был защищать своих граждан.
Свою Империю.
Своё детище.

Откажись.

Империи больше нет.

И тянет, тянет удавку, так что хрупкий от осколков стекла смех превращается в попытку - пытку - вдохнуть полной грудью. Вырваться, освободить сдавленную до предела глотку.

Зеро настолько часто дрессировали, что она, право, привыкла срываться с поводка.
Плохая, плохая собака.

Сейчас весело, больно, но весело, уже ей. Лана говорит: "Это дурная идея. Ты покалечишься".

Лана не сводя своего тяжёлого, совиного взгляда, качает головой.

— Криста, не делай этого. Это провокация. Тебе ли не...

— Мне знать, — затягивая шнуровки на военных, тяжёлых ботинках, поднимает чистые голубые глаза на ситха. Сестру. Друга. Бесконечно много всего их теперь связывает, не таких уж и разных. — Я должна. Я умею играть, — усмешка. — С мужчинами.

С людьми. С чудовищами.
Они меня ломают, а я склеиваю себя вновь.
Не впервой.

Не впервой умирать, в самом деле.

И облизнув крупные, ровные и красивые, частью своей большей имплантированные зубы, Криста поднимается, расправляет ровные, хорошей линией, плечи.

— Он, — они. — Меня не убьёт. не там. Ты же шутила, помнишь? — конечно помнит. Лана слишком редко шутит. — Хоть на Зиосте. На Зиосте.

— Скажи Коту, он...

— Не скажу. Потому что мне хватит твоего беспокойства. Если я не приду, ты знаешь что делать. Райлла знает и другие тоже. Я не незаменима, — сжимает крепкой ладонью плечо, укрытое наплечником. Ты незаменима, Лана.

Шифровка, как лестница в небо –
Лицо, отраженье, ступень
И черное, ставшее белым,
И белого черная тень. ©


[float=left]https://i.imgur.com/1IrOB7p.gif[/float]Ей вовсе не страшно.

(Ложь).

Ей вовсе не больно.

(Ложь).

Но обратный путь заказан.
Нельзя.

Криста слишком хорошо помнит, как начинала сражаться. С идеей остановить бесконечную войну. Если ты в ней всю сознательную жизнь, то, рано или поздно, ты станешь вопить о мире.
Простом мире.

Криста, в сущности, и сейчас мечтает о простейшем.
Счастье рядом с сыном. О забытьи всеми, кто знает её сейчас.

Ты не должна. Ты не...

Тебя нет. Ты ничто, Валкорион.

Гадкая, змеиная усмешка там, внутри.

Хочется разбить голову о камни, чтобы он ушёл, навсегда ушёл!

Нельзя.

Ей не...

(Ложь).

А на Зиосте осталась эта зима. Только вместо снега - пепел. Пепел укрывает и всё вокруг. Скрюченные, высушенные деревья. Кости враз истлевших тел.
Нет, она врала себе.
То была самая ужасающая катастрофа, которую может представить смертный.

Криста не могла.

Но пока, она  чувствует, как и слышит, миллиарды криков. Всюду и нигде. И сосущую Пустоту. Это место лишено Силы. Без остатка. И даже этот не может ничего исправить. Его голос тише, его присутствие всё незаметнее. Он не может, он уходит, но и самой каждый следующий шаг даётся всё тяжелее.

Зеро остановилась.
Пепел продолжает падать. Оседая на тёмной одежде, на плотно стянутых в косу волосы.
На кончик носа.
Это ветер.

Единственное, что осталось этому миру.

— Где же ты, принц чудовищ?

Отредактировано Cipher Nine (2018-08-10 02:26:35)

+5

3

Принц-чудовище.

Кажется, так его называли, шепчась по углам, поглядывая по сторонам, опасаясь - боясь - немедленной кары, тяжелой поступью рыцарей содрогая дом ли, кантину, где после глотка-другого все становятся отчаянно смелыми. Громче всего несогласные кричали именно там - но затихали еще быстрее, как только заканчивалась брага, и тогда обделенные звали дроидов, без которых не могли самостоятельно добраться до полки, чтобы взять новую тару.

Чудовище. Так Вейлин называла отца - и кто бы посмел ей возразить? Раньше, до того, как невидимая удавка его воли перестала стягивать горло, никто не смел называть вещи своими именами. Забавно, но за исчезновение удавки им следует благодарить Чужеземку.

Понимает ли она, что не может сама за себя отвечать? Обладает ли игрушка Валкориона хоть каплей собственной воли или же следует лишь заложенным в ее голову указаниям? Новый Император отказывал ей в ее собственном имени и называл прозвищем, чтобы всегда помнить о том, что она сама себе не принадлежит и по-прежнему несвободна - пребывание в карбоните и вне его здесь не несет никакой разницы.

Как раньше все они следовали приказам.

Забавно: дети бога, отпрыски властителя великого государства, раньше никогда не были свободными. Распоследние дряхлые дроиды на рынке и то оценивались куда больше в цене.

Еще до выхода на орбиту Зиоста Арканн чувствовал, что Чужеземка придет. Он хорошо постарался, устроив так, чтобы она непременно узнала о том, когда и где сможет его найти. Выбрал мир, в котором идея устроить ему западню обречена на провал по той же причине, по которой им вместе придется несладко: только самые упрямые могут надеяться протянуть на погибшей планете пару часов прежде, чем их поглотит пустота. Устраивать засаду или ловушку смысла попросту нет: сама планета с легкостью заменит и одно, и другое.

Спуск на орбиту помимо суровых перегрузок и перепада температуры принес ощущение, будто в лицо швырнули бетонную плиту. Он бы не удивился, узнав, что вместо ядра у Зиоста теперь исполинская черная дыра, пожирающая все живое. Единственным способом выжить здесь - умение закрываться от Силы, прятать за заслонками воли собственную самость. На Зиосте Сила не просто мертва - Сила утекала в незримую бездну, затягивая абсолютно все, в чем имелась ее хотя бы малейшая искра жизни.

Арканн оставил позади пустующую орбитальную станцию, прошел сквозь атмосферу и посадил личный челнок на остатках площади посреди руин города. Кажется, город назывался Новой Адастой - это имя умерло вместе с рассеявшимися в пыль обитателями, составлявшими население некогда гордого мира - "Врат в Империю". Владыка Закуула много уделял изучению истории покоренных народов - все для того, чтобы не дать проигравшим ни малейшего шанса вырваться из своей хватки.

Он ступил на расколотую мостовую, тонущую в сером пепле, ощущая, как с каждым выдохом жизнь из него утекает. Собрав всю свою волю, закрылся от вся и всех, зная, что Чужеземка - с подсказками отца или без них - все равно найдет его след. Каким-то образом он знает, что она прибывает, и знает, что встреча их неизбежна.

В мертвой, без всякой иронии, каменной тишине Арканн выбрал направление и направился в сторону ближайших холмов, что подле города, к остаткам забытого еще при блеске Зиоста святилища.

Отредактировано Arcann (2018-08-11 23:03:03)

+4

4

Сквозь узкое оконце солнца луч проник
Пытаясь отогреть сырые камни стен
Сегодня в честь победы будет цирк у них
И на потеху бой, у нас попавших в плен
Зевая будут дамы на трибунах ждать
Когда один из нас, другому пустить кровь
Кто победит в бою, кому свободу дать
Гадает королева выгнув бровь ©


[float=left]https://thumbs.gfycat.com/AbleObedientFeline-max-1mb.gif[/float]Небо над Зиостом было таким же безлико-серым и в лучшие времена. Ей редко приходилось здесь бывать, но единожды посетив Новую Адасту она понимала отчего это место называли Вратами. Даже не чувствуя Силу, мощь прошлого исходила даже от старых мостовых, от потёртых временем световых дроидов, от, наконец, укрытых белым настом гор. И далёкие шпили святилища, куда не позволено ступить тем, кто не обладает правом дара, завораживало и пугало в точности как Тёмный Храм.

И даже мёртвая, эта планета, может рассказать о себе. Снег, выжженая чужой волей жизнь, холод, от которого не спасает даже термокуртка, что не раз выручала на Хоте и длинные ступени, по которым Крита поднимается сама. Спидер она оставила в изножии, едва обогнув кряж за городом. Точнее за тем, что им когда-то было. Сейчас - удивительно, как быстро, Новую Адасту тоже поглотил снег. Дроиды без хозяев не выполняют бессмысленную работу, хотя кое-где виднеются расчищенные послушной ИИ тропинки.
Очевидно священное, пусть и заброшенное ещё при жизни Зиоста место ситхов остаётся вотчиной порядка. Даже при отсутствии исходящих приказов.
И только дроиды способны жить здесь. Не чувствовать, как воздух сдавливает глотку, вынуждая долго и протяжно кашляя, останавливаться. И с каждым разом остановки становятся всё длиннее. Настолько, что Криста понимает - Лана была бесконечно права. Это место калечит. И дело не в холоде. Дело…

— В тебе, палач.

Император молчит.

Криста, собрав волю, продолжает подъём. Ноги тяжелеют, голова тоже. На последних подступах, она снимает дыхательную маску, кое-как согревавшую губы и нос. Холод щипает за влажное от дыхания лицо, однако Криста ни одним мускулом не показывает дискомфорт.

Почему сюда?
Потому что Бенико, тяжело роняя слова, говорила: “Единственное место, которое может что-то значить. Для Валкориона.”
И тут голос Ланы ломается стеклом и она замолкает.
Предательсво бога - самое страшное, что может быть для паствы. Криста понимает.

Сморгнув снег - сне-снег. Не пепел. Наверное. - вглядывается в белую мглу, различая очертания фигуры. Рослой, широкой в плечах. Пожалуй, сын Вишейта похож на своего отца статью. Криста, часть ей той, умеет видеть мужскую красоту. Она была у погибшего-не-погибшего изверга. Она, по всей вероятности, была (есть) и у его отпрысков.

— Этот шрам - тоже во славу Императора, принц? На твоём лице? Которое ты скрываешь?

Но не говорит. И не пасует, не пятиться. Даже не гладит рукоять бесполезного виброножа.

— Принц Арканн, — поднимает ладони укрытые толстыми перчатками. И едва тянет уголок губ. В другой ситуации она бы прибавила “лорд”. Но, не теперь.

Отредактировано Cipher Nine (2018-08-14 04:08:04)

+3

5

Еще до того, как она называет его по имени, он чувствует ее своей спиной. Инстинкт самосохранения велит дернуться и повернуться к врагу, но Арканн не двигается с места. У него будто глаза на затылке, и он может с точностью до миллиметра сказать, где находится Чужеземка.

Рассчитать траекторию, понять направление, уйти из-под удара, если понадобится. Это легко.

И не нужно. Сейчас - не нужно, потому что оба они понимают, что времени у них мало.

- Разве твой Альянс не сказал тебе, что принц стал Императором? - спрашивает Арканн. Его низкий, отдающий хрипотцой голос - из-за маски, вестимо - сейчас звучит спокойно и ровно. Словно не происходит ничего знаменательного, будто не два заклятых врага, что стремятся схватить друг друга, встретились в единственном месте, где проиграть могут оба.

Он поворачивается к ней, оценивающе оглядывает с ног до головы - взгляд единственного видимого ей глаза холоден, и огненная радужка ничуть не добавляет тепла. Поднимает здоровую руку и почти небрежно взмахивает ею, призывая следовать за собой:

- Идем. Тебе захочется это место увидеть.

Вновь отворачивается и первым идет по пыльной тропе, каждым нервом зная, где находится Чужеземка. Арканн идет по дороге, сохраняя молчание. Кажется, что сбежавший трофей его нисколько сейчас не заботит.

Узая пыльная дорога вьется по склону, взбирается вверх и обрывается у каменной арки, за которую через щель переброшен обломок пилона, некогда вздымавшегося в небеса. Остовы стен дают представление о расположении и наполнении обширного здания по ту сторону пропасти. Левее под остатками брошенных навесов видны следы лагеря, что давно пуст.

Арканн останавливается на пилоне-мосту, прислушиваясь к ощущениям. Спина гордо выпрямлена, тело собрано - весь вид Императора твердит о том, что он не находит на мертвой планете никаких неудобств для себя. Разве что единственный видимый глаз чуть расширен - но кто будет смотреть настолько внимательно?

- Расскажи мне о том, как это случилось, - внезапно вопрос хриплым голосом звучит неоправданно резко.

Отредактировано Arcann (2018-08-26 18:02:12)

+4

6

Подковы уже поклали в уголья, поглядим, что грешница запоёт, когда у неё мерзопакостная шкура зашипит. Ручаюсь, сама в преступном чаровстве признается. Нужно будет другое доказательство, когда признается?
- А нужно будет, нужно, - сказал Эктор Ляабс. - Потому как если вам, благочинный, раскалённые подковы к пяткам приложить, так, уверен, вы признаетесь даже и в греховном с кобылой сожительстве. Тьфу! Вы - божий вроде бы человек, а словно живодёр болтаете! ©


У них это в крови, не так ли? Кичиться титулом, пока нога на хребте побеждённого или пленника, всё сильнее давит в мрамор или грязь. Зеро, уже будто бы никогда не дрессированная нетерпеливыми к любой дерзости ситхами, открыто морщит красивый нос, покрасневший от холода. Да тянет потрескавшиеся губы в новой улыбке.
Вот как он жаждет преклонённого колена или, хотя бы, страха.
Зеро на инстинкте тянется к нему, однако шипит тут же, тихо сцеживая в кулак боль от пустоты Зиоста. И, кашляя, смеётся. Как умеет: лучисто, смешливо. Словно они на поляне или званом приёме, а вовсе не посреди стужи, от которой уже немеют пальцы, укрытые в толстые перчатки.

— Принц не стал Императором, пока не мёртв Император, — вызов? Она ловко, презирая холод и слабость тела, подстраивается под широкий шаг Арканна. — И звучит - принц - гораздо лучше. У меня, с некоторых пор, нетерпимость к титулам, — перескок на носке, избегая острога края обрыва, и рукой мазать по неровной стене, от которой осыпается снег и мелкие льдинки.

Скорее уж, это вожделеет увидеть Император, следы того, где ему пели здравницы, где каждый камень пропитан его дрянью. Именем - как минимум. Обещаниями.
Клятвами и наставничеством.

Ублюдок.

А Арканн красуется. Мальчик, ты понимаешь, как близко ты от пропасти? В самом деле - даже буквально. Стоит только позволить телу рывок, расчехляя послушный и привычный виброклинок, да пройтись полосой под сочленением доспеха. Или  - к открытому глазу. Впрочем, тогда упадут оба.
Может - к счастью.

К счастью - скорее всего.

— Что рассказать, принц Арканн? — вдох от которого горло режет новый кашель и Криста даёт ему выход, прикрывая рот рукой. — Как он стал частью меня? — наклоняет корпус вперёд. Страх высоты вытравливала около пяти лет, в разведшколе. Приходилось висеть под самым потолком, держась руками за короткий канат. Без страховки. Инструктор мудро запрещал любую помощь. В конечном счёте - кости можно срастить всегда. А уж нечаянная гибель глупого рекрута - вина глупого рекрута. — Он не стал, — твёрдо. — Каждую встречу, — выпрямляется. — Я слышу одно и тоже. И его желание принять.

Горькая усмешка.

— Как я вас всех ненавижу.

А под стопами то скользко от наледи. Действительно...

— ...Действительно, ты можешь, — "ты". Иконоклазм, Арканн. — Просто толкнуть. Я не успею ничего сделать. И он летать не умеет, хах?

Отредактировано Cipher Nine (2018-08-18 02:12:13)

+5

7

Принц не стал Императором, пока не мёртв Император.

Единственный видимый глаз наливается багровой тьмой, но со спины заметно, что плечи даже не дернулись. Единственное, что выдает всколыхнувшуюся ненависть - каменная крошка, сыплющаяся из-под пальцев киберперчатки, руки, которая не может ничего ощущать.

Камень крошится легко, будто не оплавленная скала, а детский песочный замок.

Арканн ловит себя на мысли о том, что реагирует на укол Чужеземки неожиданно болезненно. Поразмыслив над этим, соглашается и кивает.

- В этом ты права. Убить Валкориона - моя самая желанная цель. Мы оба знаем, что галактика не станет свободной, пока он отравляет ее своим существованием, - заметив, что пропасть становится шире, а поваленный пилон, по которому они идут друг за другом, уже, Арканн разворачивается и не спеша, без суеты и какого-либо превосходства протягивает ей свою руку, чтобы помочь преодолеть узкий участок - ту, что осталась цела. - Я позвал тебя сюда не затем, чтобы свернуть тебе шею и бросить подыхать в бездне. И ты, и я знаем, что если ты умрешь, Валкорион просто найдет себе другое тело. Здесь единственное место, где мы можем поговорить без его назойливого присутствия.

Когда они наконец перебираются на противоположную сторону, Арканн продолжает идти первым, не опасаясь подставлять собственную спину. Это тоже часть плана: он готов к внезапному нападению - и готов встретить разочарование, если она на это пойдет.

Если нет - что ж, ее поступок можно будет счесть маленьким доказательством того, что, по крайней мере, какую-то часть собственной личности и воли она сохранила.

- Расскажи мне о том, как была уничтожена эта планета, - уточняет Арканн, продолжая идти по руинам. Под ногами попадаются какие-то черепки - кажется, это место стало историей задолго до катастрофы. - Зиост напоминает мне одно место со схожими ощущениями. Там тоже чувствуешь, как пустота пожирает тебя. Отец держал там мою сестру до тех пор, пока не разрешил мне забрать ее домой, - он остановился, присел, зачерпнул сухую серую пыль и позволил ей осыпаться сквозь пальцы. Выпрямился, полуобернувшись на Чужеземку, и возобновил шаг. - Когда я прибыл на Нафему за Вейлин, то увидел блеклую, словно иссушенную, зелень. Словно планета пыталась вернуться к жизни после того, что ее погубило. Наверное, это было очень давно. Здесь смерть совсем свежая. Даже ты долго здесь не протянешь - даже отец тебе здесь не помощник. Я не чувствую его рядом с тобой. К сожалению, вы все еще связаны.

Как и мы с тобой связаны.

Отредактировано Arcann (2018-08-26 22:11:32)

+3

8

Тоска, одиночество, боль, дыхание ночи...
Это ,конечно совсем не то ,что ты хочешь
А я становлюсь всё злей и упорней
Я каждый раз вырываюсь с корнем
Оставляя глубокие раны, ужасные шрамы
И лечу все равно траекторией той же самой ©


Криста не начинает говорить до тех пор, пока стопы снова не касаются земли по ту сторону нечаянного моста. Молчит и оттого, что головокружение всё сильнее, как и пробирающее ощущение пустоты.
На орбите не видно лиц и не слышно криков. Сигнал бедствия передать попросту не успели, хотя уже тогда Зиост охватила паника.
Каково это, когда из тебя, буквально, вытягивают жизнь? Очень больно?
Хочется верить - что нет.

— Да.

Она, ведь, даже приняла руку своего врага. Принц ли, Император — просто мальчишка, играющий в бога. Как и его отец. Горько и противно от понимания, что в этой схватке она едва ли победит. С ними обоими. Хотя Вишейт куда как страшнее. Арканн его боится? Пока Император в полной силе — она тоже. Увы, им не дали выбора, кажется обоим. Однако даже так Арканн не может стать союзником. Не после того, как он ломал миры. Мудрых советников ему явно не хватает, Вейлин же безумна. Очевидно.

Зеро вскинула голову к небу, плотно-серому.

— Он мне не говорил, — кривая усмешка. Криста вздыхает и горло обжигает холод. — Я видела только то, как это началось. Я, ведь, солдат, принц Арканн. Я не ситх и не джедай, — она равняется с ним, наконец, привыкая к шагу. Шагу... тяжёлому. Они словно идут по жиже, а жижа не хочет пускать неназванных гостей. И ту, в ком чует убийцу.
Как же....

— Я была в составе ударной группы, — со словами наружу рвётся пар. — В сущности, не верила, что такое возможно. Все смертны. И силочувствительные истекают кровью. Но Император, — выдох. Занятно, говорить врагу про его врага о том, что он и твой враг. Забавная у них цепь. — Он чудовище. Настоящее. Хуже тварей, в которых превращал свои марионетки.

Вдали очертания гор. И серого же, рассеянного света от далёкого светила. А в этом месте можно просто уснуть. Так просто покончить со всем. Сможет ли таким образом навсегда заставить замолчать тварь внутри неё? Червя Вишейта Криста всё равно, нет-нет, да чувствует. Как слизень, обожравшийся и спокойный. За крепкой стеной. Спит, ублюдок.

— Я видела только то, как погибал Зиост. Как погибали солдаты от рук своих сослуживцев. Император уродует всё, чего касается, — зло усмехается. — Своих детей в том числе. Я не дам ему разрушить последнее, принц Арканн, — рывок вперёд, так, что перегородила дорогу мощной фигуре сына монстра. Насколько Арканн на него похож? Вот бы разгадать. Вот бы понять что-то кроме гнева и бешенства в жёлтом глазу.

Есть то, ради чего она порвёт глотку даже такому вонскру. Не только за Альянс. Но и за тех, кто дорог, просто так, по-человечески. Как бы не старалась мерзость вытравить всё лишнее, обвес любви, преданности. Ценностей нормальной, цельной личности. Что ей чужая злоба?

— И тебе не дам, — предупреждение. Усталое, острое, почти плевок. Они, сейчас, равны. Что же, пусть услышит. Щурится, от того, что на веки давят невидимые пальцы нездоровой усталости.

— Что он такое?

Не ей знать этот ответ. И вероятно не Арканну.

Ты не можешь меня отпустить
А я не могу вас всех
Я попалась во все ловушки и чёрные дыры
Я гуляла над бездной по краю реального мира
И ушла чуть раньше чем слишком поздно
Закрываю глаза - исчезают звезды
Милый, имя тебе легион, ты одержим ©

Отредактировано Cipher Nine (2018-09-06 01:48:03)

+2

9

Он слушает ее, кажется, мимоходом, на деле же очень внимательно, и его не заботит, как выглядит ли со стороны это пренебрежением, тщательной маскировкой истинных помыслов или же как-то еще. Трудно понять, что на душе человека, который с детства приучен держать свои чувства за семью замками - и который от душ ненавидит их подавлять, при этом зная, что демонстрировать внутренние движения мало того, что недальновидно, так и попросту сложно.

Будучи от природы прямолинеен, Арканн был вынужден научиться сдерживаться и тщательно взвешивать каждое свое слово, каждый взгляд, движение и поступок.

Очень редко его самоконтроль давал сбой. К сожалению, каждый раз, как это случалось и чувства рвались наружу, от неумения их до конца понимать ошибочно принимаемые за чистую ненависть - такую простую, такую яркую и грубую эмоцию! - каждый раз происходила какая-нибудь катастрофа. Гнев привел Арканна на Коррибан, где он заработал увечье, гнев погубил брата - единственный раз, когда гнев вырвался с пользой, стал тот памятный момент, когда желтый сияющий луч светового меча вонзился в тело Валкориона.

С тех пор он стремится держать свои чувства в узде. Но то не значит, что их вовсе не существует.

Поэтому, когда Чужеземка заканчивает свой короткий рассказ отповедью в духе джедаев, Арканн почти отстранено замечает, как очередная нападка его, тем не менее, трогает. Арканну хочется согласиться с ней в том, что Валкорион воистину уродовал все, даже собственных отпрысков - но молодой Император (непреложный факт, от которого не уйти и от которого не закрыться, сколько бы раз Чужеземка упрямо не звала его принцем) излил бы душу разве что мертвому брату. Тексан понимал своего близнеца как никто в целой вселенной - и не стоит все-таки забывать, что Чужеземка обучен подмечать и использовать в своих целях малейшую слабость.

- Твоя героическая речь подошла бы в самый раз какому-нибудь джедаю-идеализатору, любителю делить на черное и белое, - усмехается Арканн, делая поворот, следуя по узкой тропинке к центру руин. - То, что ты не относишься к одаренным, роли здесь не играет. Ты что-нибудь знаешь об этом месте? - он кивает на высокий полуобвалившийся храм, на пилонах и стенах которого высечены стихи.- Вас в разведке должны были хорошо обучить, включая историю.

+4


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » Враг мой