Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Арканн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Империя Палпатина и Новая Республика » шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]


шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Год: 0 ПБЯ, после разрушения первой Звезды Смерти и возвращения на базу
Место: база Альянса
https://cdn.psychologytoday.com/sites/default/files/field_blog_entry_images/standingalone.jpeg
[Luke Skywalker, Chirrut Inwe]

Оглушительную победу одержал Альянс в этом бою против Империи. День, который должен был ознаменоваться окончательной победой над Альянсом, стал первым днем новой эры - эры, в которой крохотные Х-винги разрушают мощнейшее супероружие, а горстка грязных мятежников каким-то чудом отшвыривает и размазывает атаку огромной военной машины.
Победа и чудо, чудо и победа, в рядах Альянса зажглась новая надежда!..
Вот только тот, кого считают героем и победителем, куда-то делся прямо во время празднования. Почему-то теперь, когда схлынула эйфория и горячка боя, ему совсем не весело. Почему-то в его ушах эхом отдается тысячеголосый крик, и от этого крика некуда деться.
Почему-то он чувствует себя самозванцем на празднике в свою честь.
Найдется ли ему помощь сейчас - когда, триумфатор, он ощущает себя убийцей, и ничем больше?..

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85501009.gif[/icon]

+5

2

Воин-монах сидел среди всеобщей праздной суматохи и улыбался. Можно было услышать смех, шутки повстанцев. Они рассказывали о том какие приходилось закладывать виражи чтобы стряхнуть имперца с хвоста, чтобы сбить оси с самонаводящихся ракет. Они говорили в слух смело признаваясь в самых глупых, самых отчаянных, самых смелых мыслях, которые в основном встречался смехом.  Смех это естественна защита организма, чтобы снять нервное состояние мозговой активности. Повстанцы были ошеломлены победой. Они говорили слова признательности тем, кто их прикрывал, восхищались характерами товарищей: живых и мертвых.  Они многих потеряли, но дух свободы от смерти, выброс адреналина от взрыва Звезды Смерти, которой вибрацией прошелся по Явину IV, сотрясая в последний раз естество повстанцев какой бы они не были расы, делал сейчас их жизнь лучше. Они отдадут почести погибшим завтра. Лишь завтра они снова почувствуют привкус пустой тяжелой горечи утраты. А сейчас момент, которого все так долго ждали. Ангары не гудят от ругани вовремя починки истребителей, едких замечаний, частого молчания среди дребезжания дроидов, умы стратегов и политиков скинули оковы напряжения. Все они выдохнули страх и вдохнули новый воздух - новой надежды.
Один только ненормальный стал бы за улыбкой прятать желание сесть и грустно смотреть на небосвод в одиночестве, чувствовать глубокую дыру, разорвавшую пространство. Думать над тем сколько сейчас над небом Явина застыли в медленном кружении вокруг своей оси осколков X-Wingов, окаменели в агонии лица пилотов в поглощенном вакуумом крике , как не естественно выгнулись тела. Обломки, что попали в притяжение Явина, должно быть устраивают фееричные вспышки сгорая в слоях атмосферы. На такие падающие "звезды" не стоит загадывать желания.
   Звезда Смерти окончила свое существование. Гигантская машина с масштабам разрушения в целые планеты. Ее тоже наполняли существа. Нельзя абсолютно точно сказать, что все кто работал на этой станции были фанатиками Империи. Верноподанные. Патриоты. Нельзя сказать, что они все заслуживали смерти. Были те, кто работал там, чтобы сохранить семьи. Чиррут знал о такой истории одной семьи. Но если есть один - значит есть и другие. С имперским режимом это не удивительно. Страх - орудие в руках наместников, мотивирующее мирных жителей на сотрудничество. И все же кем ни были те, кто находился на Звезде Смерте - они погибли. Для Силы это не проходит без следа.
Монах слушал, как стучат пластиковые жесткие кружки друг о друга, как где-то снаружи жгутся костры и поются песни. За то время, как в космосе бушевал бой, он сидел и молился. Прочел все молитвы, которые знал, но, конечно,  ни они помогли выиграть битву. В этой всей суматохе постоянно было слышно "Скайуокер". Люк Скайуокер. И надо сказать, что Чиррут слышал об одном Скайуокере. Он был генералом во время Войны клонов. Легенда. Его гибель во время чистки джедаев не укладывалась в уме. Как и смерть всех членов Совета Джедаев. Но время великих и мудрых тоже имеет свой срок.
   Кто же такой Люк Скайуокер? Имвэ хотелось бы услышать его голос, чтобы узнать чуть ближе. Быть может человека, быть может адвозжека или мон-каламарца. Вселенная все еще полна разнообразием рас.  Размышления о герое сегодняшней победы ушли, когда мужчина почувствовал, как где-то вдалеке за его спиной, появилась тяжелая, скрученная, пульсирующая энергия, под которой силуэт должен был идти согнувшись в три погибили.   
Чиррут чуть повернул голову в том, направлении, чтобы услышать шаги. Поступь легкая, аккуратная, старается уйти не заметно. Это не физическая боль. Что-то происходило в самом существе. Не энергия вокруг, а жизненные потоки существа вели себя так, словно  атаковала и одновременно с тем пыталась выдержать этот натиск, чтобы защитить хозяина. Кайбер -кристалл притих, и показалось, что свет в лампе сильнее замерцал на навершии посоха. Слепцу не в первой слышать разные тона гармоники кристалла. Сейчас было что-то необычное. Чирруту показалось, что тот кто уходил чувствует тоже, что и он сейчас, но в разы сильнее. Желание унять воспоминание о внезапном оглушающим крике тысячи голосов длившегося не больше секунды, но застрявшим в памяти, где блуждает эхом и слишком медленно затухает в сердце.
Монах поднялся и последовал за ощущениями.

Отредактировано Chirrut Imwe (2018-04-28 16:22:30)

+4

3

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85501009.gif[/icon]
Вот тебе твоя победа. Ты рад, правда? Смотри, как счастливы твои друзья. Они выжили все - благодаря тебе, благодаря твоему меткому выстрелу. Смотри, это твой праздник. Ты здесь победитель и герой. Смотри и радуйся.

Почему так тошно на душе? Почему так мерзко, так тошно - будто вся эта проклятая Звезда Смерти, сколько ее есть, то бишь было, всеми своими обломками грохнулась на плечи, придавила к земле - так, что едва можно дышать, и то через раз? Будто, раз за разом, раздается рядом этот тихий и отчаянный крик - последний крик миллионов живых существ, исходящих в последней, отчаянной, безнадежной муке.
И это стирает краски с лиц, заставляет смеющиеся рты проваливаться и искажаться - будто в застывшем предсмертном крике, и в сером свете кажется, что рухнул потолок, и на столах толстым слоем лежит пыль, и высохла еда, и пауки затянули своими тенетами прихотливо рассаженные вокруг стола скелеты.

Раз, и два, и три - долей секунды, не больше, мгновением, движением ресниц приходит это видение - и с каждым разом все сложнее, все невозможнее становится отмахнуться, все тяжелее удержаться на гребне веселой и беспечной легкости.
"Сегодня твой праздник, ты наш спаситель и герой", - сказала сегодня самая лучшая девушка на свете и даже чмокнула его в щеку. Люк едва удержался от того, чтоб прикоснуться к этой щеке. А вот от глупой улыбки удержаться не было никакой возможности - мог ли он мечтать о таком всего несколько дней назад? Он не просто среди повстанцев, он их герой, и она... она тоже считает его героем! И, может быть, однажды...
Но тихий стон - из неоткуда, из метеоритного потока, кружащегося вокруг планеты, тихий и больной стон, будто кто-то умирает там, бесконечно далеко, прямо сейчас - стер улыбку с лица.
Нет, невозможно, невыносимо, нельзя же так, ну!

Люк незаметно огляделся - кажется, прямо сейчас никто не смотрел на него. Никто не заметил, как изменился в лице герой и спаситель - никому даже не приходило в голову, что он может быть... может быть не очень счастлив прямо сейчас. Почему-то от этого стало иррационально обидно - будто он тут лишний, ненужный, мешающий. Это было чистой воды неправдой - сам же уполз в угол от поздравлений, рукопожатий и желающих выпить с ним на брудершафт.
Но это значит, можно... просто тихонько уйти. Так, чтоб никто не заметил. Тихо-тихо-тихо.

Люк поднялся со своего места - никто, кажется, не заметил - и тихонько скользнул к выходу из праздничной залы.
Тихо-тихо-тихо.
Осталось найти укромный уголок, забиться туда и...
Нет. Точно. Надо выйти наружу. Забраться повыше. Сесть где-нибудь там и... просто смотреть на звезды. Рано или поздно или станет легче, ну или... или он просто замерзнет (тут как-то ужасно холодно, на этой планете)... или уснет, в конце-то концов.

Люк кивнул самому себе и тихо-тихо, чтоб не потревожить бедных невезучих дозорных (хотя, честно говоря, их в эту ночь и осталось-то всего-ничего), пошел воплощать свой план.

+4

4

В помещении было не сложно следовать за уходящим. Чиррут слышал походку незнакомца, но тот направлялся на выход. На свежий воздух. Подальше от нематериального, неодушевленного, замкнутого пространства. Неживая Сила молчалива и не каждому даже джедаю с руки научится ладить и чувствовать железки одушевленными. Также как еще одну расу существ, признав, что в них заложены не только программы поведения, но и другие программы для саморазвития равные по уровню с волей и желаниями органиков. Искать успокоения среди потоков Живой Силы - это природная,первобытная тяга, которая открыта для всех, кто даже отдаленно не понимает в теории, что такое Сила. Но Чиррут знал о вездесущей энергии, и быть может тот, за кем он следует, тоже. А быть может только сейчас начинает познавать ее возможности.
  Раскрытие способностей к чувствительности стала словно вымирать за время взросления Имвэ. А после становлении Империи и вовсе контроль за новорожденным склонными к Силе стал тайным. Либо семьи прятали своих детей, либо их забирала Империя и уже не возвращала обратно. И уж точно в тех местах не джедаев растила. Поэтому Чиррут обязан выполнить свой долг Стража Уиллов.
  Холодный воздух бодрил, монах бы улыбнулся этим промозглым родным ощущениям, но он не мог отвлекаться на мелочи. Слепец начал терять из поля ощущений незнакомца. Покрутив кнопку диапазона на эхо-коробке и не услышал отзвук о живых существах поблизости, кроме двух уставших патрульных. Деревья, небольшие камни, отдыхающие на открытом пространстве погрузочные машинки и  Храм Явина, возвышавшийся за спиной во всем своем величии. Монах Имвэ прошел вправо и ощущал с каждым шагом, что отдаляется в другом направлении от цели.
Чиррут развернулся лицом к зиккурату. Сложил руки в замок с посохом по середине в приветствии и склонил голову.
- Сила течет во мне и я един с Силой. Сила течет во мне и я един с Силой.
Прошу помочь мне отыскать того, чей путь отмечен в твоих потоках.
После приложил ладонь к холодному чуть сырому камню здания и прислушался.  Шелест листвы кустарников, поскрипывание и постанывание редких веток на деревьях... тяжелое дыхание больше трех метров от него слева.  Он нашел его, но там где стоял была гладкая поверхность. Пальцы быстро начали двигаться внуном направлении ища щербинки зацепки или коли повезет ступеньку, чтобы начать подъем.
Неожиданно для себя, как и всегда возникают знаки Силы, монах почувствовал, что его окутал теплый поток воздуха, и как будто направил руку выше. Там было то, что он искал. Достаточного размера выбоина, чтобы упереться ногой. Мужчина немного отошел, разбежался и подпрыгнул. Носок ноги точно попал в нужное место. Поток не отпускал и потянул его за собой дальше чуть вверх и влево, и так еще два раза до тех пор, пока не нашлись небольшие ступеньки, по которым Чиррут стал подниматься не имея затруднений. Мужчина шел чуть ли не след в след за юношей.  Так Чирруту теперь виделось. Теперь он смог увидеть темно-зеленый свет, который оставлял за собой человек. Чем выше поднимался он, чем ближе становился к цели, тем плотнее становился воздух. Будто тормозил движение, но Имвэ продолжал опираться на посох и идти. Когда слепец поднялся, кажется, на третью ступень зиккурата, свет моргнул и исчез. Путь окончен. Знаки исчезли, потому что незнакомец остановился.
- Здравствуй. Ты нашел хорошее место для уединения. Будешь ли ты так добр разделить его со стариком?

Отредактировано Chirrut Imwe (2018-05-08 12:00:09)

+3

5

Всемогущ, вездесущ и всеведущ,
он ушедшим по снежному следу
дал надежду, а силы не дал.
И всходило над тундрой светило,
и рассеянным оком следило -
это он в микроскоп наблюдал.
Подходил стариковской походкой,
протирал свою линзу бархоткой,
потому что мутнело стекло.
Там, внизу, забелённые снегом,
эти рты, обращённые к небу,
всё ещё выдыхали тепло.
(с) Юрий Михайлик


https://media.giphy.com/media/peXgwJRpCfzNe/giphy.gif

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85501009.gif[/icon]Люк замер на небольшой площадке, ровной и открытой всем ветрам. Небо раскинулось над его головой, бесконечное, темное и мягкое, как бархат, усыпанный каплями воды. "Почти как у нас в пустыне", - подумал он. А потом подумал еще - нет никакого больше "у нас", да и дома-то никакого нет... Никто больше его не ждет там, среди барханов, никто не будет ворчать, что мол загулялся до утра, а если б что случилось?! Никто не пойдет молча, качая головой и потирая усталые глаза, с кухни, где провел бессонную ночь в ожидании гулены с ветром в голове.

Люк понял, что его охватывает тоска. С того самого дня, когда, будто камешек, стронувший обвал в каньоне, они с дядей приняли решение купить тех самых дроидов, у него не было и минуты посидеть и подумать - а сейчас все это навалилось, разом и в один момент. Без дома, без родных, без близких, без учителя...герой и победитель, мда.

"Там, высоко в небе, крутятся обломки крестокрылов, так и не опустившихся на землю. Где-то там, дальше, огромной кучей космического мусора стало то, что... то, что совсем недавно наводило ужас на Галактику. Самое мощное, самое совершенное оружие Империи, ставшее просто... просто кучей обломков. И среди всего этого крутятся люди - обгоревшие, выкрученные от декомпрессии, разорванные на части, смерзшиеся с окружающими обломками тела, которых никто никогда не соберет и не похоронит..."

На Татуине тело оставляют на песке, в самую жару, и три дня и три ночи оплакивают ушедшего, разгоняя шумом падальщиков. На третью ночь тело засыпают песком и навсегда забывают место, где его оставили. А кто-то, чувствуя слабость и близость смерти, уходит в ночи в пески, не взяв с собой воды - и больше никогда не возвращается. На Татуине так и говорят про умершего - "он ушел в пустыню". Замена ли космос песку? Люку почему-то казалось, что нет. Нельзя сказать "он ушел в космос". Бесконечное черное пространство между планетами и звездами не станет теплее, как ни смотри на него, сколько близких и далеких в нем ни оставь...

Он так глубоко задумался, опершись о камень, уже холодный до промозглости - что не услышал шагов, следующих за ним. Поэтому внезапно раздавшийся в темноте голос заставил его вздрогнуть и всмотреться - все равно, впрочем, разглядев только смутный силуэт. Силуэт показался ему... чем-то знакомым - возможно, он видел этого человека? а вот голос ему знаком не был.

- З...здравствуйте, - растерянно сказал он. - Да, я... не...  ну... - он пожал плечами и вздохнул, пытаясь собраться с мыслями. - В принципе, здесь... много места. Думаю, мы... не помешаем друг другу. А с кем я... в смысле, кто вы? Как вас зовут?

+4

6

- Мое имя- Чиррут Имвэ. Я гость этого Храма, как и остальные повстанцы. Прекрасное здание, как думаешь? - улыбка, которая вряд ли была заметна для собеседника. - Приятно осознавать, что на своем веку, который я посвятил жизни монаха, удалось посетить еще одно прекрасное место Силы.   
Ночь делала воздух холоднее и чуть влажным - все как на Джеде. Только когда влага начинала зависать в воздухе, на утро между песчинками были льдинки. Кочевники пользовались такими моментами, чтобы пройти там, где могли оказаться воздушные ямы, из-за ползающих тварей в почвах. Риск, но кочевники ежедневно живут с мыслью о недолгом существовании в пути. От одного места к другому.
Теперь Чиррут  стал своего рода кочевником. Только если у кочевников есть ритуалы захоронений, то сейчас - лишившись друга - нет ни одной души, кто обратил бы внимание на такую мелочь как старый монах. Все погибают, но не всем суждено быть отпетыми с почестями или
только прощальными словами.
Мужчина шумно глубоко вдохнул воздух.
- Удивительно насколько труд и вера могут укрепиться на многие сотни лет в одном предмете. Время идет, Храм стоит, но не служит уже тем, кто его строил, а путникам, что ищут защиты. Течение времени прекрасно...однако в космосе время кажется чем- то не естественным. В нем никогда не увидеть того, что изменяется. Только то, что в нем искусственно и мертво натолкнет на мысли о движении. 
Конец посоха проскрипел по каменной поверхности, раздвигая мелкие осколки, спотыкаясь о рытвинки и наконец достигнув пустоты, привела старика к краю площадки. Монах уселся, свесив ноги вниз, уложив посох с правой стороны.
- А кто ты?
Чиррут продолжал чувствовать вибрацию энергии вокруг незнакомца. Если она была ранее направлена только на хозяина, то теперь монах знал точно, что юноша нуждался в поддержке. Поток стелился по площадке, как плотный туман, стараясь опуститься ниже и ниже, чтобы накрыть с головой всех. Осторожное любопытство с неподдельным желанием найти поддержку.
Мужчина продолжал тихо болтать ногами, как будто ничего не происходит в собственном внутреннем мире, где медленно вращается металл покрытый ледяной коркой, и воображение дополнительно встраивает звук скрежета от случайно столкнувшихся обломков.

+5

7

[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85501009.gif[/icon]Люк внимательно слушал незнакомца, почти невидимого в темноте. Глаза постепенно привыкали различать очертания в неверном свете звезд, но черты лица все равно сливались в одно белое пятно - а одежда невидимого и неведомого человека оставалась пятном темным. Будто лишайник, выросший из споры на гладкой стене пирамиды. Будто лишайник, обнимающий белый сияющий лунник. Люк попытался вспомнить Чиррут, Чиррут Имве…кажется, это имя было ему смутно знакомо…или нет? За последние дни его знакомили с таким количеством людей, что их имена и лица осыпались с памяти сухой корой. Но сейчас он был уверен еще больше, чем раньше - он ни разу не говорил с этим человеком. Совершенно точно. Он называл себя стариком - но голос у него был молодым, а движения - легкими и уверенными. Кажется, был какой-то призвук в его шагах, вроде бы постукивало что-то - посох? такая штука, которая бывает, когда кто-то собирается идти далеко и надолго. Но тут, возле самого жилья? к тому же он вроде бы на него не опирался. "Монах. Он назвал себя монахом. Интересно... Было бы очень интересно посмотреть на него при свете дня", - с любопытством подумал Люк.

Он помедлил немного. Несмотря на необычность ситуации, он почему-то не ощущал тревоги, вдруг оказавшись на изрядной высоте наедине с человеком, лица которого он не видел. Люку почему-то казалось, что тот не причинит ему вреда. Ни ему, ни кому бы то ни было на базе. Любой из татуинских, окажись в такой ситуации, поднял бы тревогу - лучше перебдеть, чем недобдеть, любили говорить там. Лучше показаться перестраховщиком или трусом - но по крайней мере остаться живым и сохранить своих. Но…откуда бы на базе взяться чужому? Да и зачем бы чужому заговаривать с ним?.. В общем, Люк был склонен доверять чутью своей пятой точки, и обычно она его не подводила. А сейчас она совершенно точно не чуяла ничего опасного. Зато чуяла интересное, и даже очень.

"Скорее всего, этот бедолага просто ходит сюда часто, поэтому и подъем был таким простым", - немного виновато подумал Люк. - "Хотел отдохнуть от шума праздника, а тут я..." Но, вроде бы, Чиррут не имел ничего против того, чтоб отдохнуть тут от шума вдвоем. Хорошо. Уходить куда-то прямо сейчас не хотелось. Люк, подумав, опустился рядом, осторожно спустив ноги с края площадки - и  подумал, что когда, вот так вот, двое сидят и смотрят на звезды, а вокруг небо, темно и тишина, Явин очень похож на Татуин. Только холодно… Хотя, наверное, с остальными планетами в такой момент они тоже в чем-то сходны.

- Я Люк, - представился он. - Люк Скайуокер, если быть точным.

Ему не очень хотелось представляться полным именем - ох, только не новые разговоры о том, кто тут герой и надежда, только не это, только не сейчас!.. - но в ответ на полные имя-фамилию следовало представиться так же. Закон пустыни.
Но в речи незнакомца, кроме всего прочего, было слово, которое его зацепило особенно - слово, точнее, понятие, о котором он не мог перестать думать с самого боя возле Звезды Смерти.

- "Еще одно место Силы", сказал ты, - задумчиво протянул Люк, глядя не на собеседника, а вперед, на лес и звездопад над лесом. - Ты говоришь так, как будто... как-то разбираешься в этом всем.

Он оставил реплику вопросительно повиснуть в воздухе. Может быть, Чиррут не захочет поддерживать тему? Разговоры на тему Силы были опасны за пределами Альянса, но не каждый захотел бы говорить об этом и здесь. Просто...  по привычке, из нежелания открываться перед чужаком-товарищем, да и просто потому, что по большей части Сила была такой присказкой к слову, а вот разбираться в этом всем не разбирался никто. Разве что уничтоженные джедаи - но их, по словам старого Бена... то есть Оби-Вана, то есть мастера Оби-Вана, больше не осталось...

+2

8

Чиррут радостно улыбнулся. Собственно он никогда, с самого детства, не переставал радоваться и удивляться тому, как причудливо сплетаются его мысли и знаки Силы. Были ли его мысли и желания теми знаками, которые предупреждали о грядущих событиях? Были ли они его собственным трактованием состояния потоков энергии вокруг и в нем? Были ли мысли просто мыслями, а желания желаниями, которые логично выстраивались в цепочку событий не осознано высчитывая проценты и шансы на встречу с человеком теперь не малоизвестным? Все это могло оказаться правдой, и монах не отрицал этого, но верил именно в Силу. Верил в то, что внутренний мир не может полностью принадлежать только разумному существу. Выбор, что совершается каждым с каждым вздохом и выдохом, направлен на то, чтобы приблизится "к" или отдалиться "от" соприкосновения разума с потоком Силы. Вначале это совесть, потом интуиция, потом медитации и только после длительных практик, для тех, кто не оказался достаточно чувствительным к Силе, чтобы назваться джедаем или ситхом, только тогда моно научиться не закрывая глаз слышать отзвуки Живой Силы.
Монаху понравился голос юноши, кажется, всего лет двадцати от роду. Очень юн для того, чтобы вынести тяготы совершенных убийств. Кажется, в нем еще есть неподельнная простота с каплей наивной доверчивостью в разговорах с незнакомцами. Для своих же он наверняка стал душой компании.
- Рад знакомству, Люк. - приветственно кивнул монах. - Я некоторое время назад служил в Храме Уиллов или по-другому Кайбера на луне Джеде. Великий Храм, бывший священным для последователей учения Культа Силы.  Наверно, тебе рассказывали на ночь родители сказки о джедаях и их приключениях. Каждое произведение хранит тайну из истории.
Выдержав небольшую паузу добавил:
Луч Смерти, что был на боевой станции - создан из множественного скопления кайберов отлитых в один большой. Некоторые из них, а может большинство, увы, были с моей родины.
Чиррут грустно вздохнул вспоминая, как ходил по коридорам Храма и его пещерам. Читал на улицах молитвы, попрошайничал и проповедовал, даже рискнул взять себе ученицу, чтобы вложить в нее все знания, которыми обладал. Похоронив ее и отведя осиротевшего мальчика  в приют, Имвэ зарекся более браться за обучение. Бэйз однако не раз подталкивал его к мыслям продолжать традиции во чтобы-то ни стало, но в сердцах жителей Джеда-сити (да светятся их души в потоках Силы) было много боли, желания мести в достижении справедливости. Их умы не были готовы отринуть прошлое, чтобы открыться знаниям о Силе.
Любопытство Люка тронуло сердце воина-монаха, но торопиться рассказывать в теории, что такое Сила не собирался. Ему было интересно, как далеко распространиться желание знания в мыслях Скайуокера. Чиррут взял посох и направил навершие в сторону собеседника.
- Видишь свет лампы? Накрой ее своей ладонью, а потом скажи что чувствуешь.

+5

9

Небо звездное. Ветер холодный. Мне больно вспоминать о Татуине. Наверное, не стоило ставить эти понятия в один ряд, но…пока как-то не выходило иначе. И не рассказывать тоже как-то не выходило, хоть вроде бы малознакомому и неуместно. Тем более что Чиррут сам спросил его о детстве.

- Я не помню моих родителей, - честно ответил Люк. - А дядя с тетей…в основном рассказывали про выросшие налоги, засевшие в Большом каньоне шайки и проблемы с поставками, - он подумал немного. - Сейчас я думаю: дядя боялся, что я стану джедаем, каким был мой отец, и погибну, как он.

Высоко в небе сорвалась и полетела, сверкая переливами всех цветов радуги, особенно крупная и яркая звезда. Крестокрыл? Или очередной обломок Звезды Смерти долетел до Явина? После этого дня на этой планете любой желающий найдет немало кусков и кусочков обгорелого и перекрученного железа. Тела людей до земли не долетят, сгорят еще в самом верху атмосферы.

Эта звезда, за падением которой он внимательно проследил, навела Люка на мысль.

- Джеда, Джеда… - рассеянно сказал он, пытаясь вспомнить полузнакомое наименование, - это ведь…на ней проводили испытания Звезды Смерти до Альдераана? - он ляпнул, а потом прикусил язык. - Ох, простите. Я…я бываю иногда бестактным до жестокости. Я...сочувствую вам.

Он наклонил голову, испытывая глубочайший стыд. Его собеседник, похоже, только вот недавно потерял все, а он…ох. Люк смущенно помолчал какое-то время - но в навершии посоха горело что-то, похожее на упавшую звезду, и Люку стало любопытно выяснить, что это.
"Интересно, что такое - кайберы?" - подумал он, кладя ладонь, как ему было сказано. И тут же, от неожиданности, чуть не подпрыгнул, отдергивая руку. Ощущение было... скорее приятным, но уж очень...неожиданно.

- Оно... живое? Это... что это за штука такая? - удивленно спросил он. - Я... там... как будто сердце бьется. Или птица... И оно теплое. И... - он подумал, - как будто поет что-то, - он помотал головой и потупился. - Я какой-то бред несу, простите меня.[icon]http://static.diary.ru/userdir/1/0/1/4/1014798/85501009.gif[/icon]

+6

10

Чиррут по - доброму рассмеялся. Его собеседник и в правду был похож больше на мальчишку, который только начал узнавать мир, чем на высококлассного пилота, который уничтожил целую станцию, как его рисуют слухи. Как и всегда, слепой много слушал и проверял на собственном опыте. Это всегда возмущало Бэйза, потому что опыт мог быть и шишкой на лбу, обычным разговором или же пленом у какого-нибудь недоброжелателя.  Бедный, бедный Мальбус. Сколько трудностей пришлось ему пережить благодаря Имвэ.
Гармоника осколков кайбера зазвенела, так словно и в самом деле расправила крылья, готовясь обрести свободу в любую минуту. Для Чиррута это было как первые капли дождя, упавшие на лицо. На родине это было всегда хорошим знаком. Или же аромат трав в теплице на территории Храма. Они оказывали на маленького Имвэ очищающий эффект от всех сомнений и снимали усталость после физичеких нагрузок.
- Правильно. Оно живое. Хорошо, что ты чувствуешь биение энергии кайбер осколков. Теперь ты знаешь немного о том, что то превращенное в оружие может быть хрупким по сути и безобидным для окружающих. Для тех в ком есть вера - кайбер: оберег и символ. - монах положил посох слева от себя и там же хлопнул ладонью. - Садись, Люк. Ночь - хорошее время для разговоров.
Чиррут был воодушевлен и не хотел пугать юношу большим количеством информации.  Учитывая то, что собеседник оказался потомком джедая еще больше вселяло надежду на духовный отклик. Интерес Имвэ заполучил, оставалось удостовериться в желании знаний. Вот только в опасности большой находится молодой человек, если не найти ему помощника. Даже сейчас было понимание, что Люк наделен нераскрытым потенциалом, и, увы, Чиррут не практик. Теория может так и остаться нереализованной, и...монах незаметно сделал глубокий вдох, успокаивая свой разум.
- Твой дядя оберегал тебя. Надеюсь, ты не злишься сейчас на него. Время, когда воевал твой отец было безопасным для существования джедаев. Теперь они... изгои, если кто остался в живых.
Все же тяжело отринуть мысли и воспоминания о ушедших днях, когда некому рассказать о них. Чиррут почувствовал себя как никогда стариком желающего и нашедшего благодатные уши для рассказов. В этот раз вздох был отчетливей с нотами неловкости.
- Скажи мне, Люк, о своих чувствах сейчас, не бойся показаться глупым.

Отредактировано Chirrut Imwe (2018-06-18 18:05:20)

+3

11

[icon]https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2016-08/9/21/enhanced/buzzfeed-prod-web05/enhanced-buzz-19272-1470792752-0.jpg[/icon]Люк вздохнул, перебираясь ближе и садясь на указанное место. Эта штука в посохе - кайбер - была особенной. Он вспомнил сейчас, что что-то похожее чувствовал, когда старик Бен... Оби-Ван... в первый раз дал ему в руки лайтсабер - только тише, глуше... ниже по тону? Ему очень хотелось сейчас достать свой - отцовский! - лайтсабер, попробовать сравнить, или хотя бы... дотянуться до посоха и снова погладить эту странную теплую поющую штуку. Но лайтсабер был далеко, в его сумке со скудными пожитками, а трогать чужие вещи было, ну...

- Мне... сложно сейчас злиться на дядю, - тихо сказал он, глядя куда-то мимо собеседника. - Тогда я... тогда я, конечно, ужас как злился. Мне все казалось, что он... не верит в меня. Что он такой приземленный, глупый, ограниченный, не видит ничего дальше своей фермы, своих дроидов... Мне хотелось подвигов, приключений, да просто вот даже выбраться из нашего захолустья, увидеть другие планеты, лес вот, море... сделать что-то... такое, такое! А сейчас... - он осекся и, зажмурившись, помотал головой. - Сейчас я бы вот... отдал правую... нет, лучше левую... руку за то, чтоб знать, что... где-то там на Татуине стоит наша ферма, и дядя все так же ворчит, а тетя... - он сглотнул, чувствуя, как к горлу подкатывает горячий ком. Он сам не понимал, зачем он сейчас заговорил об этом - с едва знакомым человеком, в темноте и тишине явинской ночи. - Их убили... имперцы, - проговорил он почти спокойно, - за то, что они укрывали у себя... дроида с информацией. Они не знали, но... Я видел...как горела наша ферма, но уже поздно было что-то...что-то...

Он запрокинул голову, чувствуя, что глаза становятся предательски мокрыми, и надолго замолчал, глядя на звезды. От едва слышного пения кайбера рядом, как ни странно, становилось... как-то легче. Будто от дружеской теплой руки на плече.

- Простите меня, - виновато проговорил он. - Я просто... слишком много всего произошло за последнюю неделю. И как-то... у меня не было времени все обдумать и уложить в голове. Вот, все сейчас так... радуются. А я... я просто не могу перестать думать о том, что... сколько людей умерло сегодня. И сколько из них, - он коротко выдохнул сквозь зубы, но все-таки почему-то из него здесь и сейчас так и рвалось то, что... скорее всего не поняли бы его друзья, - и сколько из них умерло от... из-за... моего выстрела. Да, они были... враги. Но...

Люк замолчал, толком не зная, как объяснить то, что он испытывал. Да и... интересно ли это человеку, который разбирается в Силе и всяких таких штуках? Какие-то вот... сопли зеленого мальчишки... Чиррут, конечно, сказал, чтоб он говорил о своих чувствах, но...

- Но... они так ужасно кричат, - тихо и взволнованно сознался он наконец. - Все... неважно, враги или нет. Я... никогда не слышал ничего подобного. Не знаю, как объяснить... я был уже далеко, когда она, ну... она взорвалась. И... они так... это было... невыносимо просто. Я не... не знаю, что это было, - он виновато повесил голову, как-то совсем запутавшись в словах. Он подозревал, что это... была тоже какая-то штука, связанная с Силой - может быть, новый знакомый сможет ему объяснить ее?..

+3

12

Каждому знакомо чувство потери. Империя не в одном доме побывала, не на одной планете разорила и разрушила целые поселения, оставляя черные следы вместо травы из-за  репульсоров мощных двигателей массивных танков или от бластерного огня даже в тех уголках галактики, кто не оказывал сопротивления. Война клонов перетекла в Галактическую Империю, которая не остановила страдания. Война стала иного характера, но есть ли разница в войнах, если вселенная полнится болью и жестокостью?

- Чувство... я стою в центре этого крика наяву, но больше похожее на отголосок тревожного сна или воспоминания, которое уже давно было забыто. Это неуловимое чувство возвращается, ложится на плечи и тянет куда-то за собой. В невесомость, в поток энергии Живой Силы, где теперь...- монах старается подобрать нужное описание. - зияет дыра, как от выстрела бластера. Твоим друзьям не понять этого. Ты и они немного отличаетесь. Однако и они не могут быть настолько жестоки, чтобы не понимать что произошло. Они радуются жизни, потому что знают, что улучшили мир. Ты хотел бы, чтобы выживание не измерялось пролитой кровью или чьим-то страданием, но есть законы, которые не подвластно изменить. И все же есть Сила наполняющая тебя, меня, камень, дерево, каждую травинку, каждое живое существо способна содрогать Вселенную знаками для привлечения внимания. Я слышал подобный крик, когда покидал разрушающуюся Джеду. Тогда мне казалось, что это иллюзия созданная каменной лавиной, но позже в медитации понял, что разделил последнюю секунду жизни со всеми кто был в Джеда-сити. Потом был Скариф... от Альдераана я был очень далеко, но могу представить, что чувствовал бы в тот момент. Звезда Смерти - жестяная планета с живыми существами - погибла в одночасье, и все они хотели жить. Ты не убийца, Люк. И не спаситель. Кем станешь - еще предстоит тебе выяснить, а пока я попробую помочь тебе успокоить боль. Конечно, если ты этого хочешь.

Говорить Люку о том, что погибшие слились с Силой до того, как он сам не решит коснуться ее потоков в медитации - означало бы запутать молодого человека. Да и к тому же, Чиррут не знает точно, как пройдет медитация, но монах несомненно верит.
Верит, что Сила с ними, иначе встреча не состоялась.
Верит в то, что  паренек будет внимательно слушать и поймет как прекрасна Сила, в которой нет смерти.

Отредактировано Chirrut Imwe (2018-06-25 06:37:26)

+3

13

Люк слушал своего нового знакомого, буквально округлив глаза. И понимая, что…во-первых, ему не показалось! Во-вторых - что он невозможный, полный тупица. Ведь Оби-Ван говорил ему об этом. Тогда, когда... В тот момент, когда Альдераан был взорван - как выяснилось потом - старик Бен выглядел так, будто у него прихватило сердце. Люк даже испугался за него на минуту - ну, сложно не испугаться, когда вроде как здоровый крепкий дед вдруг зеленеет лицом, хватается за грудь и оседает на ближайшую ровную поверхность. И он же…говорил потом… "словно миллионы голосов вскричали разом - и умолкли". Да, оно. Выходит, это…как-то слышно в Силе - точно в ней, как иначе! И да, кричат, умирая, все одинаково, враги или друзья, теперь это очевидно точно…

Люк очень смущенно усмехнулся, пожимая плечами.

- Я не... Честно сказать, до сегодняшнего дня я не очень задумывался, что там, под этими белыми доспехами. Да и под черными мундирами тоже…как будто не очень люди. У нас ходили слухи, что штурмовики наполовину, а то и больше, дроиды, или вот, что…многих из них сращивают с доспехом, так что и снять его невозможно, срезаешь пластик - а там живое мясо и кровь идет, или вовсе - механические детали торчат, - он, хмурясь, посмотрел на Чиррута: - Я понимаю, что это звучит глупо, но… так думать было как-то даже проще.

Он ударил открытой ладонью по каменному парапету. Под пальцы подвернулся камень, рассаживая кожу - ударил бы кулаком или сильнее, больше была б и ссадина. "Символично", - подумал Люк, - "действие равно противодействию, я бью тебя, ты бьешь меня, кровь течет у обоих, и какая разница, кто начал первым".

- Спасибо, что слушаете меня, - серьезно продолжил он. - Это уже…очень большая помощь. И вот еще, про Силу... У меня был…учитель, который рассказывал мне про нее. И совсем чуть-чуть - про то, что и как с ней делать... правда, у меня тогда так и не вышли все эти штуки. Его звали Оби-Ван Кеноби... то есть мы его звали старик Бен, он долго скрывался на Татуине от Империи. Он был джедаем и другом моего отца. Но он рассказал мне совсем немного. Толком не успел. Потом он...умер, его убил Вейдер. Но то, что вы рассказываете, очень похоже на то, что он говорил. И про дырку... от бластера... да, похоже, как мне кажется. Как будто холодный ветер в нее свищет, - он тоскливо и зябко передернул плечами, будто ощущая телом этот пустой, мертвый космический ветер.

Ночь была скорее теплой, даже душной - и тем холоднее было от мыслей о бесконечном космосе вокруг. О космосе, в котором теряются, застывают тела тех, кто совсем недавно - жил, любил, ненавидел, надеялся дожить до завтрашнего дня - и...не дожил.[icon]https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2016-08/9/21/enhanced/buzzfeed-prod-web05/enhanced-buzz-19272-1470792752-0.jpg[/icon]

+2

14

- Я многого не видел, но слышал, что раньше под белыми доспехами были одни и те же лица, но разум их не был одним целым. Да...  Дроиды против клонированных существ. Мало кто стал бы ценить жизнь искусственно выращенную так же как рожденную естественно. Отсюда и байки, которые помогают глазам закрыться и вести бой отстранено. Тебе может показаться, что война клонов была слишком давно, но на самом деле она только закончилась, когда, наверно, ты только начал ползать. 
  Чиррут мог бы рассказать много интересного Люку о периоде войн клонов, о его учителе и даже о его отце, но все это не значит, что было бы правдой. Он не сражался бок о бок с ними, он был далек от джедаев, как и от полного осознания какого это быть ими. Он один из Стражей Уиллов, один из чувствительных. Возможно один из последних. Печаль не съедала его. старик не смог воспротивиться желанию положить сухую ладонь на плечо молодого человека и с улыбкой проговорить:
- Это может показаться странным, Люк, но я рад тому что ты сказал мне о магистре Кеноби. Спасибо! Я знал, что не могло случиться так, чтобы все джедаи исчезли бесследно. Я отказывался в это верить, потому что самому удалось выживать в довольно плачевных и безвыходных ситуациях. Твой Учитель великий джедай, магистр Совета Ордена, и я уверен в том, что он все еще рядом с тобой.
  Имвэ хотел бы поделиться  тем , что действительно знал о джедаях, ведь сейчас навряд ли существуют библиотеки, хранящие записи хотя бы с упоминаниями о них. Все забирала и уничтожала Империя. Разве что археологи или мусорщики обладают какими -то книгами или предметами, выкопанных на развалинах Храмов. Уж личности данной профессии достаточно изворотливы и шустры для таких дел, чтобы опередить приказы власти.
  Ночь не бесконечна, увы, чтобы успеть рассказать все с учетом того, что монах хотел передать ему свое знание
Если ты освоишь одну из некоторых практик медитации то тебе это поможет разговаривать с ним. Найти путь в Силе, чтобы он смог найти путь к тебе.
Чиррут прикрыл глаза и глубоко вздохнул воздух. Середина ночи была теплой. Ветряной поток разгонял прохладу с верхних слоев атмосферы, пряча ее в листве, на стволах деревьев. 
- Сядь удобно. Расслабься.  Почувствуй свое тело. То как происходит обмен теплом и холодом с камнем, как ветер еле заметно касается кожи.
Дыши.
Вдохни глубоко, так чтобы почувствовать кончиком языка вкус:  зелени с верхушек деревьев,  потертого кресла в истребителе, недавно выпитого напитка. Все что почувствуешь должно стать тобой.
Выдохни.
Медленно, осторожно. Отпускай все что только чувствовал. Пусть все унесет поток ветра. Запахи, ощущения, боль, слезы, несказанные слова, воспоминания. 
Дыши.
Слушай.
Мой голос, мелодию кайбера. Услышь голос внутри тебя.
Это будет что-то знакомое.
Не торопись...

+4

15

[icon]https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2016-08/9/21/enhanced/buzzfeed-prod-web05/enhanced-buzz-19272-1470792752-0.jpg[/icon]Люку так о многом хотелось расспросить Чиррута! Тысяча, десять, даже сто десять тысяч вопросов крутилось на его языке. Могло ли и впрямь оказаться так, что ста… Оби-Ван, учитель и правда до сих пор с ним рядом? Неужто и впрямь это он тогда подсказывал своему ученику, направлял, защищал и советовал? Может быть, и впрямь это его голос подсказал ему правильное решение - там, в том тесном коридоре, ведущем к единственной уязвимой точке Звезды Смерти? Чиррут…знал его? Говорил с ним?

Чиррут явно намного старше Люка - может, он мог бы рассказать и про ту самую войну клонов, про которую в учебнике истории говорилось так коротко, так бескомпромиссно: джедаи втянули Республику в войну - и почти проиграли ее. Джедаи пытались убить канцлера и захватить власть... и за это были объявлены предателями, вне закона. Люку еще в школе казалось, что там должно было быть как-то посложнее, ну не бывает же так, чтоб все было вот эдак просто и однозначно. Столько лет терпели подлую шайку, потом возмутились и одним разом их всех перебили. Ну не стыкуется же.

Он сам не знал, отчего возникло у него это чувство.

Может оттого, что дядя, послушав рассказы еще маленького Люка о школе, аттестовал уроки истории коротким словом "брехня". Может оттого, что многие на Татуине вообще считали джедаев не то выдумкой, не то какой-то седой древностью, типа древних крайт-драконов. В общем, в наличии был весь разброс от "Вымерли, да и всех разговоров" до "Байки это все". Ну уж наверное, если джедаи были такими подлыми и кровавыми тиранами, как говорилось в учебнике, про них и на Татуине бы болтали. Как, тихо-тихо, сейчас болтают про штурмовиков и Империю. Но про них, тихо-тихо, говорили те, кто в них верил - что они приносили покой и мир. Что они были защитниками простых людей. Что они могли то, что не могут простые люди...

Так много вопросов, так теснятся они на языке… "Но ведь это не последний наш разговор, я думаю", - подумал Люк и немного приободрился.

Сел удобнее, расслабляясь и закрывая глаза - хотя в этом, вроде как, особой необходимости и не было, настолько темно было вокруг.

Камень.
Ветер.
Холод и тепло.
Вдохнуть, пряные и яркие, запахи леса...
И оглушительно чихнуть, закашляться, намертво испортив красоту момента.

- Ну вот, - сквозь сопли, слезы и смех выговорил наконец Люк, пытаясь отдышаться. - Кажется, что-то я все-таки сделал не так...

+2

16

Чиррут засмеялся и сказал:
- Наставник мне всегда говорил: почеши там, где чешется, сходи в туалет и выложи лишнее из карманов. Почти всегда помогало.
Чиррут вытащил из кармана чистый коричневый лоскут ткани и протянул его молодому человеку.
- С первого раза никогда не получается. И со второго тоже. Старайся дышать животом, а не лёгкими. Когда человек спит, он не задумывается как нужно дышать. Максимально расслаблен и энергия формируется вместе с дыханием в животе.
Монах в раздумьях постучал указательным пальцем по посох и сел лицом к Люку. Глаза его были закрыты, а ладони раскрыты.
- Дай свои руки и я покажу тебе с каким темпом нужно вдыхать и выдыхать.  Запомнишь движения рук, не собьешься с ритма и перестанешь задумываться. Следуй моим словам и дыши. Если почесал везде, где чесалось, тогда давай снова начнём.

+3

17

- Спасибо, - смущенно, все еще смеясь, ответил Люк, с благодарностью принимая платок. Вытер лицо и нос, аккуратно свернул, не зная, куда положить - и положил себе на колени. - Мне кажется, это отличное правило, я... его твердо запомню. Жалко, что старик Бен... то есть мастер Оби-Ван мне о таком не говорил. Но теперь буду знать. Платок я постираю и верну Вам, а то как-то... вот... совестно. Спасибо.

Он развернулся, тоже садясь лицом к Чирруту и стараясь выровнять дыхание. Но для начала надо было хотя бы перестать смеяться - совершенно же невозможно дышать ровно, когда у тебя в груди перекатываются и щекочут крохотные смешинки. Люк тихо фыркал, пытаясь успокоиться и не преуспевая в этом ни на грош - как вдруг осознал, что с этим смехом как будто выходит напряжение, и тревога, и потерянность, которые сегодня и пригнали его сюда. На время или насовсем, пока непонятно - но от этого дурацкого, беспричинного смеха как будто становилось легче. И, как ни странно, это осознание и помогло ему справиться со внезапной смешливостью.

Он глубоко и прерывисто вздохнул, зачем-то тщательно вытер вспотевшие от волнения ладони о штаны и положил их на раскрытые руки Чиррута.

- Начали?..[icon]https://img.buzzfeed.com/buzzfeed-static/static/2016-08/9/21/enhanced/buzzfeed-prod-web05/enhanced-buzz-19272-1470792752-0.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Империя Палпатина и Новая Республика » шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]