Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-11-04. Внимание! Начинаем маневрирование, повторяю, ма-не-ври-ро-ва-ни-е!

.

1. Поучаствуйте в перекличке игроков.

2. Вашему вниманию предлагаются новый сюжетный квест для 34 ПБЯ и новый сюжетный квест для 1 ПБЯ. Записываемся, не стесняемся! :)

.

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Микал Сабин Врен Малавай Квинн НК-47 Асока Тано Элара Дорн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » ... три-четыре-пять - выхожу тебя искать! [3643 ДБЯ] [ЗАВЕРШЕНО]


... три-четыре-пять - выхожу тебя искать! [3643 ДБЯ] [ЗАВЕРШЕНО]

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

Год: 3643 ДБЯ
Место: Корусант, территории Черного Солнца
http://i104.fastpic.ru/big/2018/0707/ce/ab2d0986aabe9768ce2bb82092c115ce.jpg
https://i.imgur.com/oo9AWlU.gif
https://gifimage.net/wp-content/uploads/2017/07/firefly-gif-18.gif

[Barsen'thor, Maylory Reinhardt]

Иногда выходить из дома оказывается преувлекательнейшим занятием. Только ступил за порог - а тут тебя уже поджидают криминальные схемы, древние артефакты и таинственные загадки! Главное теперь - как-то во всем этом разобраться. Причем, желательно так, чтобы все были целы и при своих.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-08-17 16:14:33)

+2

2

-  ...могу только сказать, что органических повреждений  мозга.все еще не выявлено. Никаких. А сознание - вы сами знаете.

Очередной специалист, должно быть, побывал. Аттрос наизнанку выворачивался, чтобы  распутать узел, закрученный странной болезнью Юон.

Темер подозревал, что квалификации мастера Юон вполне хватит, чтобы дурить приборы - не исключено, что именно это и происходит.  Если она хочет максимально защитить себя - то и обследования должны показывать, что все нормально. Прямо слишком нормально. Чтобы не подходили, не трогали, не...

Сознание она все так же закрывала наглухо - иногда что-то прорывалось, конечно..

Себя ли она хочет защитить, вот в чем вопрос? Что-то кажется, что уже нет.

Поиск по базам данных по имени "Парканас" ничего не дал. "Вот до разрушения Храма что-то можно было поискать на несетевых носителях, - пожаловался джедай-архивариус, - а теперь нам еще сто лет восстанавливать связность".

Остальное, что прорывалось - навязчивое повторение фразы о приближении тьмы, образ человека в тени - все это  о чем-то говорило, конечно, но вот о чем?  Образ ли это, созданный самой Юон? Или...

Темер примерно представлял, в какой секции библиотеки академии на Коррибане стоило бы поискать что-то про образ человека в тенях - но в свое время он мало интересовался такими штуками, да и выложат ли действительно подробную информацию в открытый доступ для аколитов?

.***

"Вот еще минута, ну я уже почти...".

Сон еще был где-то тут - несюжетный, просто цвета и формы, и Аттрос был просто еще одним цветным пятном в поле зрения. Темер проморгался и попросил повторить все то же самое еще раз. Что бы там ни было.

- Сообщение пришло на ваше имя, но на мой ящик.

- Аа. Да.  - Темер сел на койке - свалился одетым на свободную и и даже успел сна перехватить. А то много от него пользы будет,  случись что. - Я на всякий случай и ваш адрес дал, мне обещали сообщить, если что-то узнают про джедайские голокроны... может, даже про остальные ноэтиконы.

- Ну так мне прислали сообщение - там адрес и время, и маркер "ноэтикон".

Однако быстро же можно проснуться, когда действительно  надо уже бежать.

- Где? Когда? Я не проспал?

Аттрос поморщился.

Успеваете. Но... Там плохой район. "Черное Солнце", слыхали? Вот там их делянка. Сейчас перекину данные и... поскорее назад, ладно?

Темер уже набирал вызов на голокомме - Кайзен не простит, если в этот плохой район отправляться без него. Правда, все равно будет ворчать, что на Корусанте плохая охота.

А вдруг хорошая?

Вызов Темер заканчивал уже на бегу - как раз на транспортном узле встретятся...

Отредактировано Barsen'thor (2018-07-12 23:43:55)

+3

3

Ей не привыкать
лгать
ей не приходить
пить
мне ее всегда
звать
встретить не забыть
как всегда легка
свет
время для нее
вспять
да однажды два
нет
бросит - не поймать

Мэй сидел у самого-самого джук-бокса, почти прижавшись ухом к сетке воспроизводящего диска: в кантине было очень шумно, а чуть поодаль от него, на небольшом постаменте вовсю надрывался джизз-бэнд. Вот только Мэю милее были старые, похрипывающие записи, которые можно было прокручивать раз за разом - брось десятиночный жетончик и слушай, сколько ушам угодно. Мэй и слушал, вот уже около полутора часов. Непривычно для себя трезвый, он перебирал баллады и инструментальные мелодии, одну за другой, словно стеклышки в своем любимом калейдоскопе. Музыка успокаивала, отвлекала и от грустных воспоминаний, и от происходящего вокруг.

“Да-а, случись это все полгода тому - за полтора часа в кантине я был бы уже в стельку пьян и непременно нарвался бы на что-то увлекательно-неприятное. Выкрутился бы, конечно, я всегда выкручиваюсь, но вот так спокойно музыку бы точно не послушал бы. Я вообще бы ничего спокойно делать не мог. Все с фейерверками. Потому что как же без них-то? Без них слишком пусто и мертво. А теперь вот… странное дело - что-то, во что я и не верил, мало того, что существует, так еще и отлично заполняет эту пустоту, а на смену ей, оказывается, приходит музыка…”

Музыка
сын родится - музыка
умирая - музыка
поле битвы - музыка
за минуту - музыка
твое сердце - музыка
хоть однажды
Музыка
и всей жизни музыка 1

Он неспешно вел по окружавшей его, то и дело выныривающей и прячущейся в густом дыму толпе спокойным исследующим взглядом. Пропустить джедая Темера Тиррена и, скорее всего, его рептилоидного спутника, даже в этом смешении рас и видов будет сложно. Уж больно они приметные. Конечно же, при условии, что Кайзен - кажется так звали нахрапистого трандошанина - будет сопроводжать своего друга, а господин Тиррен не изменит скромности орденской моды и не сменит робу на что-то еще, менее привлекающее взоры публики на этом не самом спокойном участке уровня.

Мэй почувствовал, что мысли о джедайских робах начинают заводить его куда-то откровенно не туда, и, хмыкнув негромко, щелкнул клавишей джук-бокса, меняя композицию. Как раз в момент, когда новый диск занял свое место, зеленая голова помянутого трандошанина, украшенная гребнем и бельмом на одном из глаз, на краткий миг вынырнула из клубов дыма. Дергаться Мэй не стал, просто посмотрел в одинокий глаз с вертикальным зрачком, и медленно наклонил голову. Орать и махать руками в этом месте было чревато попаданием лишнего бластерного болта между ребер. А уж с учетом того, ради чего он отправил на контактный ящик джедая Тиррена свое сообщение - так и вовсе стоило прикинуться, что встреча их была случайной.

-----------------------
1 - Р. Филиппов, "Музыка".

https://2.bp.blogspot.com/-AyTvQv1_hBc/V60EUsNxrlI/AAAAAAABEVg/gGzCrUTVxgEy9aGf-PFRKvKZv5g-qZoxQCEw/s640/giphy.gif

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-08-02 18:26:38)

+3

4

Кантина  как центр общественной и культурной жизни... Темер представил себе монографию с таким названием, мысленно посмеялся - мысленно, чтобы никто не принял на свой счет. А ведь правда - поесть, переночевать, провернуть дело, найти кого-нибудь или что-нибудь, музыку послушать или самому спеть, сыграть в сабакк - иди в кантину. На густонаселенных планетах надо, конечно, знать, в какую - а есть места, где кантина вообще всего одна и вся местная жизнь крутится вокруг нее. ну, вокруг работы тоже - но все остальное вокруг нее, родной. И потом, куда бы ни попал, уже привычно сворачиваешь - так, тут кухня тут сцена, там комнаты для игроков, в том углу наверняка удобный диванчик...

Наверное, хорошая тут кантина, народу много. Район плохой, а кантина хорошая. Или попросту она тут одна, и потому она тут лучшая. Эдакий дом для тех, у кого не то чтобы нет дома - но нет умения дом себе создать или обходиться малым. О, да сюда кого-то даже могут не пустить.

Темера, впрочем, пустили. когда впереди идет Кайзен, его попробуй не пусти, а кто с ним - смотреть уже как-то некогда Вот и вышибала у дверей лишний пяток мутных личностей упустил, просочились внутрь следом.

Темер так и держался следом за товарищем, в надежде, что или к ним самим подойдут, или Кайзен углядит кого надо. А то  - не подпрыгивать же, чтобы рассмотреть получше, что тут да как.  Опять же дымно.

О, вот Кайзен что-то и углядел. Не смотрите, что у него один глаз - он им видит больше, чем некоторые своими четырьмя. Углядел и решительно направился туда, где не только на сцене кто-то шумел, но и музыкальный автомат работал. Темер заскользил между посетителями следом.

"Хорошо быть джедаем. То есть лучше, чем падаваном. Роба дело привычное, зато световой меч на поясе висит себе, никому не мешает, не то что вибромеч, над плечом торчащий".

У музыкального автомата их ждал капитан Рейнхардт  -  прижался к нему, будто слушал музыку кожей. Возможно, кстати, что и да - уж очень звуки с эстрады все перебивали. А еще он тут в тени сидит, тоже хорошо. Темер кивнул и сел рядом так, чтобы тоже попасть в тень, следом сел Кайзен. Кайзен, оказывается, по дороге уцепил  кружку трандошианского алкоголя ("своей трандошианской сивухи", как сказал бы мастер Фалне) . Кружка была размером с ведерко. Чтобы два раза не вставать, наверное.

- Здравствуйте, капитан!  Тут праздник какой-то или всегда так битком набито?

+4

5

- Приветствую, господин Тиррен, - Мэй пододвинулся, обеспечивая новоприбывшим чуть больше личного пространства и ненадолго завис, пытаясь понять, шутит ли Темер или он это серьезно. Ну, насчет забитости кантины народом. Потом вспомнил, что во-первых, Темер не местный, так что вполне может не знать специфики конкретного заведения, а во-вторых  - перед ним джедай, а это, как оказалось, частенько, за одним очень редким вычетом, значит то, что разумный в робе обладает обширными знаниями обо всем общем, но толком не владеет частностями. Времени нет. Долг зовет, да так громко, что времени нет ни на что. - Всегда. Это место… м-м-м, как бы так сказать… нейтральная полоса. То есть вы же видели название, да? “Тихое Солнце”. Вот слово “тихий” или “молчаливый” в названии любого заведения на Корусанте обозначает то, что это такое хитрое место, где рядом могут совершенно спокойно сидеть представители враждующих группировок. Ну, например, энфорсер и гаморреанский гладиатор. И ни один, ни второй даже посмотреть косо на врага не может. Потому что в противном случае их урегулируют. А сделает это представитель того клана, название которого заявлено на вывеске. В нашем случае за порядком тут следит Черное Солнце. На представителей которого правила так же распространяются…

Тут он примолк на мгновение, думая, говорить или нет то, что собирался. Не будет ли это вот слишком очевидным, слишком вытекающим из его предыдущих слов? Но береженого, как известно, Сила бережет, а небереженого на органы продают по сходной цене. Мэй нажал клавишу окончания воспроизведения на джук-боксе и с извиняющейся улыбкой продолжил:
- Так что если за вами по какой-то причине гонятся… ну, не суть кто, ситхи тут гоняться не могут, а остальные - остальные этим законам следуют, если не хотят, чтобы их вырезали под корень, - то вы всегда можете укрыться и переждать в таком вот тихом месте. У джентльменов дна даже есть высшая мера наказания за преступления против их неписаных кодексов: лишение иммунитета “тихих” мест. И да, местные деятели очень сильно этого боятся, - тут до Мэя дошло, что разговоры они, то есть он, разговаривают, а дело стоит на месте. Кайзен же скоро допьет свое “ведро” и будет настаивать на скорейших активных действиях. Так что надо бы опередить взрыв рептильного гнева и перейти-таки к сути своего приглашения. - Но извините меня, я что-то увлекся этологическими выкладками, а по делу и не говорю. Просто… конкретно мне и сказать нечего, на самом деле. О том, что вас интересует, вам надо будет поговорить с одним моим знакомым, который меня сюда и вызвал. Он готов предоставить информацию в обмен на мою помощь с каким-то его дельцем. Так что предлагаю сейчас подняться в задние комнаты этого “тихого” места и встретиться с ним. Пойдемте, нам во-он туда, - Мэй скупым жестом указал на довольно неприметную дверку в стене слева от всей честной компании. Идти до нее было всего-ничего, капитан как раз и выбирал место своей засидки с таким расчетом, чтобы было всего-ничего. Спутники молча выразили свое согласие с предложенным планом действий просто проследовав за ним.

До вожделенной двери они и правда добрались без приключений. За обшарпанной, покрытой наклейками самого фривольного содержания - твилечки, забрачки, мириалан и даже раттатаки в томных позах с завлекательными улыбками, - пластиной дюракрита оказалась такая же потрепанная лестница, освещенная тусклым светом маленьких фонарей в стенах. Воздух вокруг был сухим, словно  прокаленным, и ничем не пах. Мэй с удивлением подумал, что, судя по всему, где-то неподалеку работает стерилизатор. Но откуда взяться стерилизатору для медицинских инструментов в такой дыре?

Маленький, так же скудно освещенный коридор, в который и выходила лестница, заканчивался приоткрытой дверью, примерно такой же, как и та, через которую они все сюда попали. Только наклейки, видимо, были для дам, так как красовались на них сплошь мускулистые торсы. Разных расцветок и рельефов. Из-за двери доносились долгие мужские стоны. Мэй просунул голову в щелку, пытаясь понять, туда  ли они все пришли, и не стоит ли ретироваться, чтобы не испортить случайно кому-то приятный вечерок. Но страстной парочки за дверями не оказалось. Вместо нее взору его предстала длинная комната, сплошь заваленная телами. Мужчины разных видов в потрепанной одежде корчились от боли на грязном полу, на немногочисленных кушетках, на чем-то напоминавшем ящики от боеприпасов. Посреди всего этого моря чужой боли словно волнорез в условно-чистом хирургическом комбинезоне стоял тот, к кому они собственно и шли: доктор Степен Маер, больше известный в узких кругах как “доктор Степплер”.

- А-а, Джеб, ты все-таки пришел? Отлично, просто отлично! О, я смотрю, что ты не только пришел сам, но и свой черный чемоданчик прихватил? Совсем прекрасно, а то я тут зашиваюсь! Ха-аха, в прямом и переносном смысле, если ты понимаешь, о чем я, - Степплер был известен среди “серых хирургов” Нар-Шаддаа своей любовью к дубовым шуточкам и плоским каламбурам. И даже за каким-то хаттом перебравшись на Корусант, этой своей любви не  изменил. Мэй полностью всочился в помещение и, окинув взглядом фронт работ, присвистнул. Доктор Степлер в ответ широко ухмыльнулся и развел руками с зажатым в одной из них виброскальпелем. Мол, да, работы дофига, зашиться - раз плюнуть. А потом радушное улыбающееся его лицо в один миг стало яростным, презрительным оскалом. Трансформация была такой быстрой, что Мэй аж подпрыгнул и завертел головой, пытаясь понять, что же стало причиной столь резкой смены настроения. Но ничего угрожающего он не обнаружил. Он сам, джедай Темер, Кайзен, который выглядел вполне мирно. Что слу…  - Джедай! Ты притащил сюда это… это… высокомерное отродье? Джеб, а с каких это пор ты стал джедайской подстилкой, а? Впрочем, мне все равно - нашей сделке конец! Проваливай отсюда! И забери это… этого выродка с собой!

“Вот и  поговорили…”

Мэй беспомощно посмотрел на Темера. Как-то совсем не так он себе представлял перспективную встречу. Вот совсем не так. Более того - именно Степлер его сюда и вытащил, уверяя, что нуждается в помощи. И готов предложить за эту помощь сведения об интересующем Мэя артефакте. Но сейчас…

“Так, кажется нам всем надо поговорить. Только вот как совместить разговоры с помощью этим несчастным? И… и как-то неловко с господином Тирреном вышло… Хатт, ну вот могло бы что-то да и пройти нормально, а? Хоть ра-а-аз?!”

+3

6

"Интересно, а Кайзен знает про эту систему "безопасных мест" на Корсанте?  Знает, наверное."

Кайзену в этой кантине нравилось - больше, чем в околосенатских заведениях. Выпивку он тянул медленно, потому что выпивка явно была делом десятым. Вот все окружение явно вызывало у него ощущение "наконец-то вокруг понятные люди". Наверняка многих тут он причислял к охотникам, пусть и плохим. Или просто к тем, с к кем он мог поговорить на понятной основе.  Ну, и здесь он был более своим, чем, например, на Тайтоне  - роли поменялись, и уже джедай выгялдел  чужим, а боец-трандошианин - своим.

Ну, а капитану тут вообще, похоже, дом родной.

Темер шел  следом - во внутренние помещения, туда, где можно снять комнату под частное дело. Территория "Черного Солнца" тут не отличалась принципиально от территории того же "Обмена" - надо будет пошарить в памяти, что там в Империи было с кантинами, "Обменом" и безопасными местами. Что-то Темеру казалось, что там такая система не работала. Интересно, а что тогда работало?

У нужной двери капитан заколебался, но все же заглянул - а потом и вошел, Темер опять же следом, а последним двигался Кайзен с недопитой кружкой  - и тут Темеру пришлось резко затормозить, своей спиной же останавливая Кайзена в дверях.. Потому что на крик с угрозой в голосе тот мог отреагировать...  ну, как угодно отреагировать. Жидкость из кружки выплеснулась Темеру на голову и за воротник, Кайзен рявкнул свое трандошианское ругательство и метнул кружку в кричавшего... врача?

Да, наверное, врач. Комбинезон, скальпель... 

Темер перехватил кружку в полете, вернул обратно, подвесил в воздухе возле Кайзена.

"Я-то думал, он на меня заругался, что я выпивку ему расплескал!"

Наверное, в общем напряжении последних дней Кайзен чувствовал себя особенно ненужным, бесполезным - а тут наконец-то его поле, можно хоть что-то сделать, да еще обидчик показался. Ну и что, что не на Кайзена наехали.- наконец-то опасность, которой можно просто набить морду.

- Кайзен, спасибо тебе. Прости, я твою выпивку разлил. Ты его не трогай, а присмотри пока  за входом, хорошо? - говоря это, Темер быстро скинул робу и верхнюю куртку. Все пахнет сивухой, и сам он тоже, но это дело поправимое...да и неважное. Робу и куртку он свернул и сложил на пол у стены, рядом с Кайзеном. Переодеться все равно не во что, но в нижней рубашке будет легче работать.

А поработать тут придется.

Местный врач явно не справлялся с наплывом пациентов - что тут такое, кстати, последствия перестрелки? драки?  Что же капитан Рейнхардт не предупредил, можно было расходники прихватить. Ладно, можно будет кого-нибудь послать быстро закупиться. Все же Корусант, хоть и плохой район, не джунгли какого-нибудь никому не нужного Тайроса, где у них тогда с мастером Фалне всех средств антисептики было ведро кипяченой воды...

- Вы кричите, - сказа Темер уже врачу. - Это ничего. Если вам так легче, то кричите, пациентам, кажется, вовсе не до вас.

Быстро, триаж - тяжелые, средние, легкие... А легких-то и нет. Хорошо, что самое срочное? Обезболить, и кое-кого отключить. Темер дотронулся до ближайшего стонущего мужчины-человека - отключить боль на уровне восприятия, погрузить в сон... Так, есть, следующий... Сбросить боль, сбросить шок, сбросить страх, усилить спокойствие,  спать... Следующий...

- Вы рассказывайте. Покричите да рассказывайте, в чем дело. Капитан, Быстро прикиньте, каких расходников не хватает, что надо докупить? Стерилизатор еще продержится или нужен еще один?

И ведро дезинфектанта на пол опрокинуть бы, да скользко станет.

+3

7

“А кружки летят… кружки! Командир отдает приказанья…”

Антибиотическое поле накрыло комнату почти в то же мгновение, когда под руками джедая Темера заснул, перестав стонать от боли, первый пациент, а просвистевшая мимо уха капитана кружка перекочевала обратно в конечность трандошанина. Мэй скептически посмотрел на повисших его капитанской волей в углах дронов с генераторами оного поля и так же скептически подумал, что при текущих условиях и объемах оно все - что мертвому бакта-пластырь. Видимость манипуляции соблюдена, что-то из витающего в воздухе злородного и гноеобразующего да умрет. Но долго все это не продержится. Так что надо работать быстро-быстро-быстро. Как, впрочем, и всегда.

А еще подумал, отстраненно так, что развить дежарик-дебют до стабильного миттельшпиля у мастера Темера не вышло. То есть да, он сделал то единственное верное, что вообще можно было сделать в этой ситуации, чтобы умиротворить разъяренного не пойми чем Степлера, но вот то, что и как он при этом говорил… Хорошее начало и сложное, сложное продолжение.

“Надо будет спросить у Раднари, есть ли у них курсы по ведению переговоров в экстремальных ситуациях. И, если-таки да, то посоветовать ей не ходить к преподавателю, который вел у этого джедая. Обращаться с взвинченным, имеющим на тебя по каким-то неявным причинам зуб половозрелым мужиком со скальпелем так, словно он умалишенный или только-только с горшка слез? Серьезно? Н-да, не лучшая тактика, прямо скажем. А уж если тебе от этого мужика что-то нужно, то и подавно - он тебя на хер пошлет и без пыток ничего не скажет. Эх, расчехляем удочки оговорок, крючки вопросов и будем ловить рыб истины в мутной воде косвенных фактов. Если, конечно, не произойдет чего-то радикального. Чего исключать при всем происходящем никак нельзя. А Раднари надо, надо будет спросить…”

- На хер пошел со своими одолжениями, оri'buyce, kih'kovid1, - Степлер Мэя не разочаровал и отреагировал ровно так, как и предполагалось. Капитан, успевший за время своих раздумий надеть маску, обработать перчаточным гелем руки, проинспектировать запас своего черного чемоданчика и прикинуть то, чего и на сколько хватит, только и мог, что вздохнуть глубоко. И нет, не по поводу запасов и набора инструментов - с этим всем как раз все было в порядке. Он, глядя на Темера, показал джедаю на тот самый черный чемоданчик, который на деле был вполне себе черным чемоданищем.

- Докупать ничего не понадобится, я со своим. Стерилизатора хватит еще циклов на двадцать, но у меня есть замена. А вот из условно-бесплатного - если вы попросите господина Кайзена сходить за водой - в баре можно взять по договоренности пару баклаг просто так - то это будет очень кстати. Есть антисептики, кровевосстанавливающее, стерилизующие пленки, успокоительные длительного действия, запасы порошковой бакты и немного концентрированного колто. Но это все нужно будет развести в чем-то. И если там где-то найдется… швабра - то тоже будет замечательно. А вам какая-то помощь нужна, мастер Темер? Я просто не очень понимаю рутину целителей… такое название верно, да? - Мэй привычным жестом промокнул пот со лба Степлера, который как раз в это самое время вынимал что-то алое и скользкое из вспоротого бока замершего в хрупком медикаментозном сне мужчины.

Тот протяжно застонал, но не дернулся. Хирург с отвращением отбросил вынутое в лоток, стоявший кривовато и не под рукой -  тут же, впрочем, поправленный и подставленный правильно, - и немедленно принялся за ожесточенную тампонаду и коагуляцию довольно некрасивой раны. Возражений по поводу действий непрошенных гостей он не выказал. Просто потому, что до крошева сжимал зубы: рана была очень, очень хреновой. Но долго молчать у него не вышло.

- Отцемать его хаттскую еб! Чего стоишь как хер у твилека, Джеб?! Он у меня тут щас от кровопотери кончится, коагулянта нет, а каутер зубами я зажимать не умею!  - всю эту тираду Степлер произносил в воздух над уже стабилизированной раневой областью: может быть оперировать Мэй и не мог, но ассистентом по-прежнему был неплохим. Для обычного врача, само собой.

Потому что в том, что делал Темер, бывший мастер-хирург Мэйлори Рейнхардт понимал примерно ничего. Лезть же под руку занятому очевидно полезным и важным делом человеку было сверх-тупостью. Так что вот - оставалось спросить о том, нужна ли помощь и какая, и надеяться, что сможешь ее оказать. Ну… и можно было поделиться своими наблюдениями, заодно попробовав вызвать Степлера на откровения.

- Сметка на живую руку… полостные карманы… Сила благая, они что?! Совали товар туда просто так?! Без мембран?! -  будь Мэй нормальным, живым, то брови его от того, что он видел сейчас, уже бы шустренько мигрировали на затылок. Но он был тем, кем был, так что шок, неверие и удивление жестокостью разумных проявлялись только в его искаженном маской голосе.

- Да пиздец какой-то, Джебби, малыш. Я тебя, суку, ненавижу за то, что ты вот так вот… таскаешь тут… херню всякую и стелешься под этих тварей, как какая-то кантинная шлюха, - Степлер цедил слова зло, с оттягом, имея то, что он говорил, в виду. Находясь в состоянии крайней ярости и раздражения. Но движения его рук были скупыми и четкими, шов, закрывавший обеззараженную и промытую рану, был ровным и плотным. Профи всегда остается профи, что бы и как бы не происходило вокруг. - Но того выблядка, который это все сделал, я ненавижу даже больше чем тебя. Наверное так же, как джедаев. Рукожопый мудак тот, кто это делал, а эти все  - тупорылые гизкины выкидыши! Как можно повестись на такое?! Как можно позволить кому-то запихать в тебя куски этого джедайского дерьма?!! Ур-роды! Все! И ты в том числе…

Мэй согласно кивал головой, - его вот хоть хаттской задницей назови, только садиться не садись и дело делай, -  тихо радуясь, что к прямым оскорблениям Темера Степлер все-таки не перешел. Видимо, наличие в обойме трандошанина несколько остужало его пыл. Дополнительным поводом для радости было то, что, похоже, всю нужную информацию Степлер уже сдал. Так что можно было просто работать и сопоставлять полученные факты с происходящим в поисках ответов.

Убедившись, что хирург со своим пациентом справляется, Мэй быстренько выпустил из чемоданчика пару сканирующих дронов. Тоже надолго не хватит, но уж что есть. А сам принялся за постобработку уже прооперированных пациентов. Тут-то он точно никому не помешает.

------------------------------------------------

1 - All helmet, no head. Идиома, обозначающая кого-то, кто забирает слишком много власти  (мандоа)

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-17 21:27:57)

+2

8

Обезболивание - чтобы никто тут не помер от шока по недосмотру, а сон - чтобы без боли никто не решил, что все уже хорошо, и сдуру сбежал. Потому что  комната была наполнена не жертвами уличных боев, которые не спешили бы убраться из места, где безопасно и где оказывают помощь. А жертвами  преступной экономики.

Местный врач уже извлек из брюшной полости текущего пациента... что-то. Сейчас, уляпанное кровью и прочим, оно валялось в лотке и фонило.. И фонило оно не одно - текущий пациент был не первый.

Перевозка контрабанды внутри тела перевозчика - идея не новая, но кто додумался вот так перевозить артефакты?  Да еще плохо упакованные?

"А вдруг они были хорошо упакованы? - вдруг пробила мысль? Вдруг это просто "товар" активный попался? Что, если инородные тела не просто так фонят, но и растворяют обертку? Есть же такие штуки, которые кровью активируются...." Но вроде пока "товар" ничего особенного с людьми не вытворял - да, плохо, да, больно, да, все наперекосяк, но это пока просто последствия работы какого-то "мясника". Просто надо иметь в виду и этот вариант развития событий.

Темер попросил Кайзена  устроить доставку воды,  дроида-уборщика или помощника со шваброй, а сам тоже  переключился на другую работу - обработка рук, маска, стерилизация одежды - ну, это он просто прогнал по себе волну. Скорее всего, его работа сейчас - это бесконтактный анестезиолог и реаниматолог, но мало ли что.

Врач работал и ругался на джедаев, на неизвестного мясника и снова на джедаев, но работал вполне прилично, лезть в его работу не стоит, капитан Рейнхардт тоже взялся за дело уверенно и привычно, осталось вписаться в бригаду самому.

- Нет, помощь  мне не нужна, с анестезией я закончил, могу держать их столько времени, сколько нужно. Следующий в очереди -  этот,
- Темер выделил одного из пациентов, слабо шевелящегося даже в отключке. - У него в брюшной полости что-то острое, я перехватил там кровотечение и зафиксировал все, что можно, но есть большой разрыв и  чем раньше достанем инородное тело, тем лучше. У остальных пока чуть полегче.

И очень не помешал бы еще помощник, который проведет всю документную работу - потому что пациентам потом еще наблюдаться где-то и у кого-то, так хоть с собой  им дать записку - что делать, чего не делать, куда обращаться, как себя беречь. Потому что он сможет запустить им регенерацию, и даже быстро воссоздать поврежденные ткани, но все равно потом надо соблюдать рекомендации, как если бы восстановительный период шел естественным путем.

- Давайте так. На мне анестезия, работа вместо приборов жизнеобеспечения, послеоперационное заживление, помощь при нештатных ситуациях. Со следующего пациента - остановка кровотечений.

Много работы, да. Держать одновременно столько пациентов Темер раньше не пробовал, но пять-шесть одновременно - доводилось, и сейчас существенной разницы он не обнаружил. Потребуется некоторая ловкость... даже не рук, а ума, но ощущение, что предел близко, все не возникало. Собственно, оно не возникало уже давно. Привычка экономить, рассчитывать силы осталась - а вот отмеренного предела не было.

В сущности, если  Сила с тобой, совершенно неважно, насколько силен или слаб ты лично.

Врач, явно старый знакомый капитана, продолжал сквернословить -- чем же ему джедаи так дорогу перешли?

"Вот, ради этого ты стал джедаем, поменял Империю на Республику."
Темер понял, что улыбается. И правда, ради этого. Исцелять. Помогать. Даже выслушивать брань, между прочим.

В Империи, случись такое дело, случись подобная ситуация и приди на помощь какой-то достаточно сумасшедший ситх-целитель, такой вот врач не ругался бы - белел от напряжения, сжимал зубы, фонил яростью и страхом, но молчал. Все-таки джедаи проделали огромную работу над собой - и люди республики в их присутствии могут открыто выражать свое мнение, даже если оно вот такое, как у этого врача.

"Но в чем все-таки у него  дело, что он нас так ненавидит? Может,  потом скажет".

+2

9

Кто людям помогает - тот тратит время зря.
Хорошими делами прославиться нельзя. (с)

Услышав формулировку просьбы о швабре, Мэй только и мог, что мысленно крякнуть и робко понадеяться на то, что здравый смысл трандошанина возобладает над его исполнительностью. Потому что… потому что иначе у него лично проблемы будут с вероятностью процентов в девяносто, а у Степлера все будет зависеть от того, насколько тот смог легализоваться на Корусанте и насколько подкреплена документацией его вот эта деятельность. Безы на этом уровне были, что бы там кому не казалось. Были, работали и платили осведомителям за информацию. Степлера, если что, прикроет Черное Солнце, а вот его… ну, что ж, урок ему будет, если удастся каким-то чудом отбодаться от отправки на Кессель или Квеш. От трех до семи лет рудников с конфискацией имущества - вроде такое наказание предусматривали республиканские законы за нелицензионную медицинскую деятельность? Понятно, что ни семи, ни даже трех лет Мэй не проживет без своего оборудования и корабля, но кому до этого какое дело?

Степлер же, который как раз заканчивал со своим пациентом, и тут не подвел: тупо взял и озвучил все то, что вертелось у работавшего с установкой бакта-спрея капитана в голове:

- Бля, и из какой страны глиттерстимовых пёрриглов ты притащил эту… непосредственную незамутненность?! - из хорошего, впрочем, было то, что “серый” хирург, судя по всему медленно, но стабильно менял гнев если не на милость, то хотя бы на условное принятие. - Джедай вот да, такой же, как и все они: он это все заварит и, как обычно отмажется или его драгоценный Орден его отмажет - они все просто отлично защищают своих и только своих. А вот мы с тобой... - Степлер выразительно хмыкнул и окинул Мэя насмешливым взглядом. Следом за этим одарил капитана полной превосходства улыбкой и продолжил. - С другой стороны, я-то почти стопроцентно отмахаюсь, у меня уже и лицензия есть, и контракт нормальный выбил, все честь по чести. А вот ты, Джебби… ну-у-у, будешь примерять кандалы - так хоть оставь мне координаты своего поставщика бакты. Хорошую где-то берешь, а судя по тому, сколько ее тебе надо - то еще и дешевую. Оставишь? Заметь, твою лоханку я не прошу! Потому что твою протокольную занозу в жопе только такой придурок, как ты, и может терпеть. А просто так из корабля этого дроида не выкуришь. Так что, оставишь контакты? Ты мне, как-никак должен за моральный ущерб! Был должен и, возможно, еще и будешь!

- Оставлю. Как не оставить хорошую вещь хорошему разумному? Только ты учитывай, что на том конце тоже резкий парень с отличной пушкой. Так что будь с ним понежнее, - Мэй установил бакта-спрей над перспективным шрамом на боку дремлющего человека в потертой форме со споротыми нашивками республиканского пехотинца и, вынув из чемоданчика “профнастил”, пошел к сосредоточенно работающему и ни о чем таком левом не думающему мастеру Темеру.

- Спасибо за все - особенно за быструю анестезию, с ними сонными проще управляться. Да и в целом проще. Ребятки, конечно, крепкие, но и от болевого шока, бывает, кончаются, - “профнастил”: небольшая длинная белая пластинка с кнопкой сбоку - занял свое место под спиной пациента. Мэй щелкнул кнопкой - и под дремлющим человеком тут же образовалась радужная пленка статического поля. Хаттовски удобная штука. Оставалось только придержать пациента руками и поднять условные носилки в воздух. Направить куда нужно, опустить пациента на стол и убрать поле. Всех-то делов и никакой релокации. - Остановка кровотечений… Ты слышал, Степлер? Столь хулимый тобой джедай только что сэкономил тебе триста кредов! Давай-ка ты передохни пока, а я пациента подготовлю. При нормальном контроле базовых функций с этим даже такое клешнерукое, как я, справится.

Степлер возражать не стал. Отвалился от стола и прошел через промежутки между лежащими телами к стене. Тяжело привалился к ней, сел на корточки и вытянул вперед слегка подрагивающие от усталости руки.

- Триста кредов… триста кредов - это хорошо. И заживление после моих… деяний - тоже хорошо. Потому что этим гизкиным выкидышам каждый день дорог. Не потопаешь - не полопаешь. Лежачими же и без бабок они на хрен никому не нужны. Так-то, джедай, - он, прищурившись, посмотрел на Темера и, не меняя тона, добавил. - Ну, впрямь спасибо что ли, д-джедай. Триста кредов на дороге в наше время не валяются.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-18 14:01:12)

+2

10

Так, с этим все, берем следующего... Пока все штатно, если не считать того, что все это, конечно, незаконно. С другой стороны, первый раз, что ли. С Балморры мастер Фалне его самого тоже вывез незаконно, и потом пришлось изрядно повозиться с документами .Потому что официально ни Фалне, ни Чекетта к Балморре даже близко не подлетали, конечно же. Темер понятия не имел, что и где решалось в конце концов, просто однажды мастер Тол Брага принес готовые формы и все завизировал. А  в самом начале вообще все держалось только на армейском товариществе каком-то, наверное - у мастера Фалне было много друзей в армии.

Так что квантор всеобщности доктор Степпен употребил зря - джедаи не всегда защищали только своих. Чаще - всех кто под руку попадется. Может, Степпену не повезло? Надо будет его расспросить.

- Кайзен опытный охотник. Давайте доверимся профессионалу. Капитан Рейнхардт, от чего именно вас надо будет прикрыть? Погодите, сейчас сердечный ритм выровняю... вот так, все.

Кайзен вернулся с баклагами воды, шваброй и помощником - низеньким желточешуйным трандошианином, который пучил глаза на Кайзена, и по его жесту готов был и носить воду, и двигать мебель, и тереть пол шваброй. Кайзен что-то говорил ему про Ведущую счет, и Темер подозревал, что по дороге без  рассказа про герольда Ведущей Счет  не обошлось - на Темера  молодой трандошианин тоже пучил глаза.

-  Я хотел попросить обратить внимание при удалении инородных тел -  там точно нет остатков упаковки? Иногда мембраны распадаются при контакте с активированным предметом. Извне они потом с трудом распознаются. А такие предметы,
- Темер вздохнул, - иногда запускаются не только аурой или Силой. но и близостью пролитой крови. Кому вообще пришла в голову идея совать артефакты в живых людей? Ситхи иногда вживляют активные предметы в тело, но с ритуалами, защитами и не кому попало. Да и встречать таких перевозчиков должен был бы не только хирург, но и кто-то опытный и силочувствительный.

А если упаковки нет и не было...

Может, это и хороший знак. Просто глупость в действии, глупость и жадность. Вывезти, продать... При "закладке" в перевозчиков точно не соблюдались ни меры предосторожности, ни ритуалы не проводились защитные. Хоть бы это и правда была локальная преступная деятельность.

- Вообще. откуда все эти люди и нет ли там еще кого-то, кто досюда не дошел?

Отредактировано Barsen'thor (2018-07-19 15:36:38)

+2

11

Просканировать полость, проставить разметку. Обработать операционное поле местным анестетиком, понять, что сделал это зря - мастер Темер уже все обезболил, но привычки просто так не победишь…

Мэй проводил предоперационную подготовку машинально, руки ходили сами по себе, а голова была занята внезапно появившимися мыслями. Капитан вдруг поймал себя на мысли, что слушая резкие речи Степлера про джедаев… завидует тому. Как бы не повернулись события - ядовитый “серый” хирург все равно останется в плюсе. Окажутся джедаи виноваты - сможет продолжить их ненавидеть и, может быть, даже отомстит когда-то. Вопрос кому именно, конкретному джедаю-виновнику или кому попало - это уже был иной вопрос. Удастся уладить конфликт и разрешить недоразумение - будет ему проще жить, груз с души упадет. Самому же Мэю ненавидеть за и винить в случившемся с ним можно было разве что самого себя. За то, что родился.

Обвинять Джейса? Глупо, он не мог предугадать, что с шаттлом что-то случится и уж тем более знать не мог, что так вот все повернется с дезертирством. Винить Республику? Да, Мэй так до сего дня и пробовал делать. Но что-то в словах Степлера, что-то во всем том, что происходило с ним с зимы, подтачивало его прежде убежденную дюракритовой прочности ненависть, тихую и безвредную для ее объекта, но тем не менее ненависть. Он уже не мог так как прежде с уверенностью сказать, что не хочет иметь с Республикой ничего общего. В конце концов… те, кого он любил - были частью этой самой Республики, а отказываться от любимых он не желал. Даже ради самой-рассамой суровой ненависти. Так что вот… выходило так, что виновных в его несчастьях просто не было. Сознание этого факта вызвало внутри капитана ощущение полной беспомощности и дезориентации.

“Надо не забыть предупредить Раднари про Степлера. Кто знает, куда приведет ее ее нынешняя работа? И кто знает, какие выводы по результатам сегодняшней встречи Степлер сделает? Пока он… терпит. Ощущение, что ждет чего-то, понять бы - чего?”

Занятый своими невеселыми мыслями, Мэй на некоторое время отвлекся и от перспектив общения с безами, и от происходившего за его спиной разговора… монолога, судя по всему. Потому когда мастер Темер обратился к нему, капитан потратил пару секунд на то, чтобы въехать в контекст вопросов.

- Прикрыть? А… а-а-а! - тут Мэй посмотрел на новоприбывших и, оценив степень покорности и влюбленность взглядов, бросаемых маленьким трандошанином на большого Кайзена и, внезапно, на Темера, с лукавой усмешкой в голосе продолжил, - ну, если господин Кайзен убедит своего сородича просто забыть обо всем, что тот видел здесь, то этого будет вполне достаточно. Лишние глаза… ну, не стоит распространяться о том, что происходит, потому что… законодательные последствия могут наступить. По крайней мере для меня. Степлер-то вон, о себе позаботился, а я, увы, нет. Так что буду признателен, если господа трандошане сохранят все происходящее в тайне. Мастер Темер, вы противовоспалительный эффект… производите? Или мне парню колоть-таки антигистамины?

Он закончил с подготовкой больного и кивком показал отчего-то мрачнющему - еще мрачнее, чем был до отдыха, - Степлеру, что тот может приступать. Хирург вернулся на свое место и, обновив перчаточный гель, начал извлечение инородного предмета. Мэй же собрал отработанный инструментарий и отправился с ним к стерилизатору. Закинул отработанное туда, вынул подготовленное и, бросив взгляд на обоих своих коллег, - убедиться, что им ничего больше не нужно пока,  - пошел наводить чистоту.

Пару слов, базовый набор, на доше он знал. Так что привлечь внимание желтенького рептилоида у него вышло. А дальше все наладилось довольно быстро: Мэй с помощью “профнастила” поднимал пациента, стараясь не разбередить ран, трандошанин  стремительно мыл пол под тем местом, откуда только что подняли тело, и застилал его выданной Мэем чистой “пенкой”. Потом “профнастил” аккуратно опускался назад и схлопывался. Механическая работа, но без действий Темера  выполнить ее просто не было бы  ресурса.

Джедай же тем временем задавал такие вопросы, ответы на которые Мэй или не мог дать, или дать мог бы, но тем самым очень сильно себя же подставив. А Степлер бы не стал ничего такого говорить человеку, которого он видел в первый раз. Да еще и ненавистному джедаю к тому же. Или стал бы?!

- Остатков упаковки нет, - “серый” хирург как раз извлек островерхий какой-то предмет, до боли похожий на крохотный кинжальчик или наконечник копья, и продемонстрировал его джедаю. -  Были бы - я бы заебался все там чистить. Так что или в хлам та ваша мембрана растворилась, или ее тупо не было. Я ставлю на второе.

Мэй аж замер на мгновение, испытывая острое желание ущипнуть себя за ногу. Что происходит?! С чего это Степлер стал таким шелковым? Это какие-то джедайские чары? Которые все равно на Мэя не работают, потому-то он их и не чует. Что за…?!

- А идея… идея одного парниши из Джастикаров. Знаешь такую банду, а, джедай? Серьезные ребятки, башляют неплохо, местные боссы с ними в десна целуются, потому что на ножах с ними быть или где-то им дорожку перейти - так это себе дороже выходит. Голову пешехода потом в Воркс находят, а руки-ноги - на сенатской площади. Ларс Баддег его зовут, может слышал о нем, а, джедай? Вот этот-то парниша все эти штуки с Корусанта вывезти и захотел. Отбашлял бонзам из Черного Солнца, те вот этих жевжиков и наняли. Пучок за пятачок. Кто-то… сиволапый их прооперировал, а таможня добро не дала. Перекрыли кордоны, шухер какой-то наводят… Ищут ебалу какую-то, то ли “гноекон”, то ли “этикон”... а! “Ноетикон”. Ищут-ищут, да не там ищут. Не в карго-бэях надо рыться, а в кишках. Угу, в этих вот самых, в которые именем Ларса все и зашито. А пока ищут в жопе палец - с планеты никому не сняться. Вот и дохнут эти дебилы из-за собственной тупости, бедности и вашего джедайского дерьма внутри.

Мэй слушал все это и очень… хотел расслышать назад. Потому что на дне убивали и за меньшее. За гораздо меньшее. По его первоначальному плану он просто приводил джедая, тот задавал свои вопросы, получал ответы и все. Мэй ничего из ответов не слышал и не знал. И вообще предполагал находиться где-то еще. Отработал бы потом выданный информационный пакет руками или расходниками, и дело было бы сделано. Сейчас же…

Словно подтверждая его самые худшие теории, Степлер повернул голову к нему и, показывая, что нужны сменные тела для виброскальпеля, улыбнулся. Нехорошей, недоброй, предвкушающей улыбкой.

“Вот сука, а? Ставлю свою голову против пивной кружки… ну да… напрямую он джедаю, да еще при трандошанине, ничего не сделает. А вот сдать информацию, за которую точно убивают, подождать чуток, когда джедай зашевелится - и натравить на него всю эту свору… это да, это вполне ему под силу. Джедай, что характерно, скорее всего и правда отмахается или отмажется. А мне же, судя по всему, уготована роль того самого трепла, которое все сдало. То есть героический Степлер вообще тут не присутствовал, а это все я. Ну… с приплыздом тебя, капитан Рейнхардт. Интересно, сколько за мою голову назначат-то? Вряд ли много, ну так и цель не очень сложная и важная... “

- Есть, как не быть. Это вот вторая партия, скоро еще одну подвезут. Будет весело. Очень весело, да, Джебби?

“Просто… Rangir!”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-19 18:20:59)

+2

12

Работа продолжалась, работы впереди еще много, работу еще даже добавят потом. Степпен Маэр этому, кажется, даже радовался. Ему, наверное, заплатят за прооперированных. Они сами заплатят потом или кто-то еще? Степпен радовался, а капитан Рейнхардт... тревожился?

- Да, я принимаю меры против воспаления, но тем, у кого дела похуже - вот этому, и следующему тоже - колоть весь коктейль. Сейчас не боевая обстановка, им не надо в строй через полчаса, поэтому я им буду запускать ускоренное ранозаживление, и волнами добавлять. Так дольше, но надежнее и экономнее по силам, Тем более что будет еще партия.

Да, капитан тревожился, и чем дальше, тем сильнее. Еще бы.  Корусант большой, народу много, стражи порядка всюду не успеют - а местным царькам всюду и не надо, им надо за своей делянкой присмотреть, порядок навести. Как-нибудь поэффективнее и подешевле. А капитану на этих делянках еще жить, вести бизнес - а кто знает, во что они влезут с одним только этим делом? С одним только этим Ларсом Баддегом... Ведь это его имя назвал вожак гандов, верно.

- Ларс Баддег? Молодой, ранний и строит свою "базу власти".  Значит, он из Джастикаров? То есть он еще и на чужих территориях строит... - Республиканского аналога выражению "база власти" Темер не знал, пришлось  употребить имперский термин. - Это он платит за операции или он, наоборот, придет и счет предъявит?

"Значит, нет мембран. И вкладывал посылки не пойми кто и не пойми как. И делал это совсем недавно - наверное, как раз когда я разбирался с гандами на Старом Рынке" или немного раньше.

И тут Темер осознал, что ноэтикон вполне может оказаться в одной из этих партий. Где-то внутри кого-то еще не прооперированного. Значит, Баддег нанял работничков Черного Солнца, чтобы они вывезли кучу всего с планеты... Попытка вывезти ноэтикон именно тогда, когда начаты поиски - нет, тогда, когда на Корусант привезли Юон!

"Это надо будет обдумать. Я найду ноэтиконы, или справлюсь так, если не найду. Но яма, кажется, глубже, чем я себе представлял. И тени на ее дне мне совсем не нравятся..."

А ведь Баддег, получается, подставил местных боссов. 

Ох. Хорошо, что тут "Тихое Солнце". Прямо сюда боевики Баддега - наверняка есть у него боевики - не ворвутся. А вот за пределами кантины может произойти все, что угодно.

Врач и капитан все это время делали свою работу, Темер - свою, Кайзен сходил и принес еще воды. И все это время Темер соображал, как теперь быть. Работу с контрабандистами надо доделать в любом случае. Кайзен умеет хранить чужие тайны и его юный соплеменник подтянется следом - да еще можно будет ему в этом немного помочь, чтобы случайно лишнего не сказал.

А вот как бы сделать так, чтобы снаружи этой комнаты все думали, что тут работал один только залетный джедай? Что помощников у него не было? А то попадут ведь помощники как раз в жернова уголовной политики.

Может, хотя бы капитана вывести отсюда незаметно? Наверняка Кайзен найдет способ. А поверх - много, много мысленных импульсов. Потому что "Степлер-то вон, о себе позаботился" - и собирался справляться без них, и ничего особенного не опасался.

***

- Ситхи называют джедаев слабыми, изнеженными - я могу их понять, - мастер Фалне чинит вибромеч, и размышляет вслух во время работы. Вибромеч он только что сломал во время тренировки, и сломал уже не первый раз, так что чинить предстоит долго. - То, что ты рассказывал о тренировках и испытаниях на Коррибане, нив какое сравнение не идет с тем, как учат падаванов такого же возраста. Нагрузки и требования в чем-то выше, да и сама планета - то еще испытание. Даже самый слабый из ситхов, покидая школу, уже полностью автономная боевая единица, приученная выживать почти в любых условиях. Еще бы им не презирать джедаев - наши учителя берегут учеников, дозируют нагрузки...

Темер молчал рядом - второй вибромеч тоже требовал починки. Иллюстрация к словам мастера - свои мечи вот мало не измочалил, а меч ученика цел. Разная настройка тренировочных дроидов.

- Джедаи над этим посмеиваются - нагрузка? тренировки? Вовек ситху не видать такой нагрузки, которая ложится на джедая, даже самого плохонького. Тебе тоже такое  предстоит, и это чуть не самое тяжелое, многие не выдерживают. Понимаешь, люди от джедая ждут... ну, всего. Что он не будет болеть, уставать, что будет успевать в десять мест одновременно, не будет ошибаться, не будет иметь своих потребностей. Джедаи не нуждаются в отдыхе и сне, оплате труда и благодарности. Джедаи появляются, когда нужны, и молча уходят на задний план, когда нужда в них отпадает. Прибегают к насилию в последнюю очередь, если они сами по себе - и всегда, когда от них этого потребует Сенат ли, любой ли местечковый начальник. Ах да - еще не предъявляют требований. Эдакие ручные колдуны, которые служат любому хозяину, был бы он из Республики. И если что-то идет не так... Да уж, такой груз ситхам не снести. От них-то этого не требуют. Их к этому не готовят.

***

Работа. Конвейер. Поток полостных операций. В перерыве - пройтись по оперированным, подкрепить восстановление тканей - к вечеру заживет, как раз когда сойдет анестезия. Восприятие, распределенное по задней комнате кантины, превращенной одновременно в операционную и в больничную палату.  Передохнуть, выпить каф, дать отдых ногам - и снова на пост. Большая часть восприятия выделена под работу - контроль кровотечений, контроль работы сердец и легких,  контроль такой и контроль эдакий. Что-то все же остается и кроме восприятия пациентов. Врач - по воле событий главный хирург в импровизированной операционной - улыбается, улыбка у него злая, а чувства наполняют комнату поверх любопытства молодого трандошианина, настороженности Кайзена, сложного комплекса чувств капитана (беспокйство, страх, доверие, гордость, что-то еще); слоями - нервное ожидание, боль и желание причинить боль, страдание, конфликт.

Он не любит джедаев, говорит об этом вслух. Не любит? Слабо сказано, и дело тут не в личных антипатиях. Какой-то джедай обманул его ожидания? Предал доверие? На всем этом лежала тень смертей - старая. А вот боль не то была свежая, не то врач растравлял раны души, добиваясь... чего? Если дело действительно в преданном доверии - тогда понятно, почему он так высказался про капитана. Если доверять джедаю равно смертям, то за такое доверие надо наказывать, карать доверившегося глупца. И себя. Такого же доверившегося глупца - когда-то. Прошлое не прошло, как не проходит хроническая болезнь.

А ведь он хороший врач.

Есть ведь способы и попроще заработать себе на жизнь. Есть работы и почище. Но только эта избавляет людей от боли.

Конфликт.

В очередном перерыве - не своем, а хирурга, дождавшись, пока тот отложит виброскальпель, Темер, наконец, обратился к нему:

- Скажите, что с вами случилось? Что такое произошло с вашей жизнью? Я буду сражаться за вас так же, как за любого моего пациента, и постараюсь помочь.

+1

13

Кланк.
Кланк.
Кланк.

Мысли в голове щелкали словно клавиши деки под пальцами умелого слайсера. Варианты, вероятности сходились и расходились в мозгу капитана, который, осознав, что волноваться сейчас неконструктивно, принялся спокойно искать возможности выйти из ситуации с минимальными потерями.

Кивнув джедаю, показывая, что принял информацию к сведению, он занялся тем парнем, которого отметили как “следующего”. Кожа под его пальцами была горячей, и это значило, что дела горе-контрабандиста очень плохи. Если уж Мэй ощущает что-то как горячее, то на деле это значит, что оно раскаленное.

Полный преп-комплект отправился гулять по венам бедолаги, обещая тому отдохновение от мук и жара - даже если ты не чувствуешь, как кипит твоя кровь и сворачиваются белки, то это не значит, что она не кипит и они не сворачиваются. Самому же капитану об отдохновении приходилось только мечтать. Или бояться его, если оное отдохновение предполагалось вечным.

Кланк.
Кланк.
Кланк-кланк.

В мотивы мастера Темера Мэй, по некотором недолгом размышлении, решил не углубляться. Просто времени на это особо не было, а планы по вытаскиванию собственной задницы из очередного вляпа можно было строить и без понимания того, почему джедай выбрал такой странный и изощренный способ самоубийства. Впрочем, может быть это все было тонким расчетом? Вон как Степлер разошелся, все сдал, всех выдал. Темер же, как оказалось, с этим самым Ларсом Баддегом был знаком, пусть и опосредованно. Мэй же чем дальше, тем сильнее понимал, что игра это или просто действительное непонимание контекста происходящего - особо ничего не изменится. Для него лично так точно.

“Долгосрочная перспектива с наихудшими итогами: умереть. Нет, не так, чтобы порадовать ребяток из Черного Солнца своей тяжеленькой тушкой, а так, чтобы они были уверены, что я кормлю собой хтонов на нижних уровнях. Или что-то такое же убедительное, но чуть более аппетитное. Из минусов: потеря денег, довольно существенная, необходимость менять кучу документов и быстро, необходимость баррикадироваться в корабле и стремительно превращать его снаружи в полную и беспросветную кучу мусора. Улететь с Корусанта и переждать все проблемы где-то еще не выйдет по двум причинам: мамин день рождения и то, что не выпускают нынче никого. Со вторым, впрочем, я могу что-то сделать, а вот с первым… Да, чтобы попасть на ту вечеринку, мне придется вылезти из норки. А чтобы вылезти из норки… Хм-м… надо изыскать способ как-то вот… не доводить-таки Степлера до откровений с его нанимателями.”

Степлер же, услышав слова про “базу власти”, приобрел сложно-нечитаемое выражение лица и тотчас же уткнулся в своего пациента, выискивая нечто в его внутренностях. На Темера он глянул всего раз, остро и очень зло. Потом, словно приняв для себя какое-то решение, как ни в чем не бывало продолжил:

- О-о-о, я смотрю, ты этого парнишу тоже знаешь, джедай. Да-а, парень дерзкий, как понос резкий. Платит он Черному Солнцу за то, чтобы его товары - вот вся эта джедайская херня, что сейчас кровит у меня на лотках и вспарывает брюхо этих дебилов  - покинула Корусант как можно скорее. И платит хорошо. Так что все, что мы тут сейчас делаем, джедай, - это гизкин труд. Мы их подштопаем, все вынем, я сдам хабар по описи, а потом его снова зашьют. В них ли, в кого-то еще… И рано или поздно - но вывезут. Потому что платит Баддег очень, очень хорошо.

Кланк-кланк.
Кланк-кланк-кланк.

“Поет как дрессто. Убить его что ли? Нет, не вариант. Даже не в моем чистоплюйстве дело, и не в общей памяти. Просто… это такая тука, что в корзинку ее так просто не спрячешь. Просочится рано или поздно, а мне для полной радости не хватало только того, чтобы меня еще и “серое” братство вне своего закона поставило. Поменять черное на серое - непонятно, что в итоге будет хуже. Так что нет, это не выход. Хм-м, накачать его чем-то бодрящим, типа того же кетекса? Вариант, сложный в исполнении, но вариант. Правда, есть одна загвоздочка: кетекс не на всех разумных действует толком, а если передавить, то получу овощ. Чего тоже не хотелось бы, хотя подставляет меня дорогой Степлер по полной программе…”

Додумать светлую мысль о черном деле Мэю помешал вопрос Темера. Услышав его, капитан воззрился не на задавшего, а на того, у кого спрашивали. Забавно выходило: полгода тому, другой… другая джедай сделала что-то похожее, спросила о чем-то похожем его самого. Но… но там все было иначе. Мэю не предлагали вывернуться наизнанку, ему сразу огласили примерный список возможных действий и в целом - возможностей. Ограничили информацию, которая нужна была от него, ответами на конкретные вопросы. Оставили возможность не отвечать, если было бы слишком больно или тема была бы под запретом. Интересно, будь тогда на месте Аэлары Темер, спроси он Мэя вот так же, в тех же выражениях, в которых спрашивал Степлера сейчас, что бы ответил ему Мэй?

“Ничего. Я бы просто не поверил ему. Ни единому слову. Сторонний человек, который будет за меня сражаться? Помогать мне просто так? Без ограничений и конкретных условий? Смешно и неудобно. Но… Степлер не я. Интересно. Интересно-интересно, что он скажет и скажет ли? Главное, если он начнет-таки колоться, чтобы там не оказалось чего-то похуже, чем контрабанда джедайских артефактов в живых разумных. А то я как-то вот уже слишком много всего и так знаю.”

Степлер же, словно подзуживаемый этими капитанскими мыслями, жестом показал Мэю, что текущего пациента можно снимать и класть того, которого ассистент-доброволец уже подготовил и, с ухмылкой глядя на Темера, с оттяжечкой процедил сквозь зубы:

- А чем ты мне поможешь, джедай? Вернешь девять лет жизни? Звание? Жену? Мертвых придурков, которые полезли на территорию импов вытаскивать заносчивую джедайскую задницу, которая всю дорогу вещала нам о том, что “Сила ведет нас всех, доверьтесь ей, я есть ее уста и слова, изрекаемые ею”? Нас тогда послали принести кой-чего… документы о последних данных геологоразведки на Илуме, - на этих словах Степлера Мэй едва не застонал в голос. Похоже, что худшие его опасения начинали сбываться, и, даже если он разом оглохнет и онемеет, то уже все, он уже стал обладателем очередной стремной и, возможно, летальной тайны. Степлер же, словно прорванный бак гипердрайва флюидом, продолжал фонтанировать фактами. - Послали и послали, да вот заковыка - данные те у имперок были, аккурат на одном из татуинских больших аванпостов. А у нас же мир, дружба, хабик спайса пополам с теми имперками, так что прийти и дать им в ебало - зась. Потому идти мы должны были тихо, чигирями, без шума и пыли. Ну, и чтоб, значитца, все точно выгорело, нам придали джедая… В усиление. И  где-то в середине трака эта сука в робе далась ебу. И ломанулась через барханы с воплями про “Сила ведет меня, я знаю короткую дорогу!” Будь на то моя воля - я бы в спину этому дебилу харкнул, чтоб бежалось быстрее и сдохлось полегче. Но командир наш, песок ему пухом, - и  тут в голосе Степлера внезапно зазвучала сильная и застарелая боль, перемешанная с какой-то неловкой и куцей нежностью, - он добрый был. Слишком добрый. Нравился ему  чем-то тот джедай, сына напоминал или что еще… Короче, придумал он, как этого… эту… скотину вытащить оттуда, куда его его Сила и долбоебизм загнали. Итог операции: четверо выживших из пятнадцати отправившихся. Задание не выполнено. Суку-джедая приехал и забрал такой же джедайский сукован, а пащенок, за которого столько хороших разумных жизни отдали… он сказал, что все мы  только помехой были, что Сила вела его и все было под контролем. И что если бы мы его слушали, то все было бы хорошо… Угу, охеренно бы все было, просто зашибись, если учесть, что мы эту мразоту с пыточного стола сняли… Нас, как не оправдавших доверие и как тех, кто был замечен на имперской территории… от нас открестились. Списали с черными билетами, всех троих… Ну, спасибо, что хоть на Кессель не отправили кирками махать - просто дали пинка под зад и лишили гражданства. Чтоб мы не вякали особо, - Степлер сменил рабочее тело скальпеля и сделал первый надрез на размеченном Мэем боку пациента. Говорить меж тем он не прекратил, и в голосе его звучала дикая смесь ехидства, злорадства и горькой застарелой ненависти. - Ну… так чем ты мне там помочь-то хочешь, а, джедай? Гражданство я себе выбил, работу вернул, благо руки-ноги при мне. А та тварь, из-за которой все это дерьмо девять лет глотал  - она, небось, сидит в вашей норе на Тайтоне и в ус не дует. Потому что Сила ему не сказала в ус дуть. И вторая тварь… вот уж кто хорошо устроился-то! Я этого говнюка, который приезжал тогда за мелкой мразью, отлично запомнил. Мастер Дюрас Фэйн… фу-ты-ну-ты, ножки гнуты. Мозги пудрить этот чувак ба-а-льшой мастер, вот что я скажу. Тогда ему уродца отдали, стоило ему только пошептаться чутка с майором. А теперь он, похоже, по приказу вашего Ордена гадского на Нар-Шаддаа мозги тамошним выгрызкам пудрит. Культ сколотил, да нехреновый такой. Его тупо вся луна скоро бояться будет…

“О-ла-ла… ну просто… просто за-ме-ча-тель-но! Если кто-то вот хоть краем узнает, что я знаю еще и это… Черное Солнце, армия - эта теперь дубль два, - возможно СИС и - тадам! - Орден! И все будут хотеть, чтобы у меня резко начался склероз всего меня. Желательно посмертно. Ты хотел, чтобы тебя замечали? Ну, поздравляю, капитан Рейнхардт - ты, кажется, своего добился!”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-21 00:26:50)

+2

14

У следующего  пациента вовсю шел воспалительный процесс, и требовалось особое вмешательство - Темер сосредоточился (некоторая часть его сосредоточилась, не упуская остальных подопечных), волна золотого света прошла вдоль тела пациента, потом обратно. На самом деле и сквозь тело, и можно было бы обойтись без золотого свечения - но с ним легче. Так же легче, как с движениями рук, с жестами при ритуалах. "Открытие двери" - при влиянии на разум, "восход" - при медитации. Все это помогает целителю настроиться. Ну, и работать проще, когда есть видимые маркеры. Так, перитонита у него не будет, но когда достанут предмет, надо будет еще пройтись, и больше времени выделить на заживление. Хорошо, что тяжелые - не все, но когда пациентов много, в состояние "тяжелого" может перейти любой из конца очереди.

Ничего. Все будут жить. На этот раз.

"Теперь отдых, короткая медитация, секунд 15 - и не загоняться, не ускорять ритм. Не спешить. То, что ты не чувствуешь своего предела в Силе, еще не значит, что ты всемогущ. Ты человек и можешь устать, но если соблюдать правила, устанешь ты уже завтра, а сегодня вытащишь этих несчастных."

Рассказывать хирург начал, когда Темер еще только выходил из медитации, и потому Темер не услышал начало, а увидел -
Два солнца, песок, барханы песка... крик, мешанина чувств.

Нелегальный рейд. Безумие. Беда.

Наверное, собеседнику давно хотелось высказать все именно джедаю, да случай все не подворачивался. Теперь он плевался словами, а слова все не заканчивались, потому что за каждым словом была старая боль.

Мастер Фалне на Балморре тоже мог так попасть. Если бы ему встретился кто-то посильнее Темера... Проклинали бы его солдаты Чекетты? Их бы даже не списали, если что,  - их бы просто вычеркнули, будто их никогда не было. А ведь Фалне  теперь наверняка пойдет с маршалом в еще один рейд. Если что-то пойдет не так - сам мастер сорвется, попадется противник-менталист, встретится несколько сильных ситхов, что угодно....

Темер представил ярко, как в цветном сне - противники застыли друг напротив друга, вокруг идет бой, а Фалне не может пошевелиться...
Страх последовал за оразом, и пришлось напомнить себе, что это просто игра воображения. Что это просто беспокойство ученика.

"Нет эмоций - есть покой".

И есть следующий пациент. Так,  у этого намечается некроз участка тонкого кишечника... блокировать.

Темер указал место некротического участка, работа продолжилась.

С ранеными просто. Со Степпеном сложно.

Теневой рейд - дело добровольное. Если дело кончилось плохо, то что там участникам грозило по условиям  Соглашения? Казнь? Тюрьма? Кто-то ведь отстоял им жизнь и свободу. А что с тем джедаем, у которого внезапно во время рейда случился, скорее всего, срыв? Или не очень внезапно - теперь уже не скажешь. Но можно узнать, что это был и что с ним произошло, и что с ним сейчас. А тот, что забирал - мастер Дюрас Фейн, который сейчас на Нар Шаддаа? Тоже надо узнать. Не может быть, чтобы создание секты поощрялось Орденом.

- Чем я могу помочь - это вы сами мне скажите. Годы жизни вернуть нельзя, Но от чего бы вам стало легче?

От справедливости? От правды?

Сейчас пройтись еще циклом заживления по обработанным.

+2

15

“Интересно, что бы сказал я, если бы ко мне пришел вот мифический некто из тех, о ком я пока ничего не знаю, и спросил про то, от чего бы мне стало легче? Полагаю, я сказал бы “ни от чего”. Ничем тот мифический некто мне помочь не мог бы, ничем не отменил бы всех этих лет и легче бы не сделал. Главное - чтобы не сделал хуже. Остальное - я возьму сам. С помощью тех, кому действительно доверяю. Чего же ждать от мифического некто в уплату за помощь - знает только он, и скорее всего скажет, что все бесплатно, в счет репараций. Вот только бесплатным в этом мире бывает примерно ничего. А когда говорят, что “даром” или “я просто хочу помочь” - то чаще всего цена такая, что вовек не расплатишься.”

Мэй, продолжая обихаживать уже постоперационных пациентов, внимательно следил за общением своих коллег по темному дельцу. Отмечая все - и изменения в мимике Степлера, и то, как едва уловимо задумчиво хмурится Темер. Предложение которого капитану казалось вполне искренним, но это ему, и это сейчас - после того, как у Мэя появились собственные джедаи, близко-близко-близко. Будь же он в положении Степлера, то... ну… да, не поверил бы ни единому слову. Начал бы искать подвох, правда сдавать не стал бы. Противно. Ненависть в нем никогда не брала верх над “чистоплюйством”, он и ненавидеть-то сильно не умел. Так что вместо того, чтобы зачищать и устранять, он просто отстранился бы и попробовал больше никогда не возобновлять контакты и не пересекаться.

- Ни от чего, - и да, снова догадочка в десяточку. Мэй, глядя в спокойное, замирающее в осознании своей правоты лицо “серого” хирурга, отчетливо понял, что да. Сдаст и не поморщится. Потому как использовал ненавистного джедая как мусорную корзинку, а теперь мусор, токсичный и опасный лично для Степлера, нужно было выкинуть. - Все, что я потерял и что мог вернуть - я вернул. Сам. Своим мертвым мы тоже помогли как смогли. Семьи их ни в чем не нуждаются. Ты ничего не можешь мне дать, д-джедай. Ведь ты же не можешь сделать так, чтобы и ты, и подобные тебе, и ситхи - все вы, сверхлюди ущербные, взяли и провалились куда-то? Вместе с вашей Силой и непрошеным добром и злом, которое вы в изобилии нам наносите? Не можешь. Так что… можешь проваливать просто так. И дружка своего, подстилочку джедайскую, тоже прихвати.

“О-ла-ла, как интересно гизки скачут! Хм-м, да, друг мой Степлер, который мне с таким взглядом на разумных вовсе не друг… как бы вот так вот выбраться отсюда и от тебя подальше, выжить и забыть о тебе на веки вечные, а? Забыть… забыть! О! А это идея! Это просто замеча-ательная идея, осталось выяснить, может ли мастер Темер такое. Потому что если да, то это решает разом массу проблем. Та-а-к, кажется, мой выход? Ведь ко мне обращались? Обращались…”

- Само собой, Степлер, я свалю. Вот дело доделаю - и тут же, можешь не сомневаться,  - Мэй снова промокнул лоб коллеги, на что тот раздраженно дернул головой, показывая, что в подачках не нуждается. Капитан выразительно посмотрел в ответ и пожал плечами. - Но только после. Потому что бросать пациентов, друг мой Степлер, я не приучен. А у тебя еще одна партия на подходе и руки уже трясутся. Предлагаешь только на основании своей ущемленной гордости замордовать этих ни в чем не повинных бедолаг? Включи голову хоть на пять минут. Отработай. И потом можешь творить что угодно. Можем даже подраться, если тебе так проще будет примириться с моей подстилочной природой.

Мэй, не меняясь в лице, посмотрел на маленького желтого трандошанина, который боязливо жался к большому зеленому собрату. Идея пришла в голову спонтанно, но показалась хорошей. Не отводя взгляда от ящерка со шваброй, капитан на ломаном доше сообщил куда-то в его направлении:

- Герольд Ведущей Счет, - обращение он позаимствовал у Кайзена, что оно значило - понятия не имел, знал только, что Кайзен так обращается к Темеру и что звучит это уважительно. Значит, точно не оскорбление какое. Главным теперь было выговорить все правильно, а то сказанное легко может и стать оскорблением, - нам нужно поговорить. Человек уйдет скоро. Надо будет спрятаться перед тем, как уйдет. Герольду, Кайзену, желтому. Второй человек сам спрячется.

Степлер, который тем временем изолировал-таки указанный некротический очаг, видимо, как-то да возвращаясь из пылающего измерения ярости, на тираду капитана отреагировал презрительным фырканьем и сцеженным сквозь зубы:

- Ч-чистоплюй. Все хочешь в белом постоять, да? Хер с тобой. И с джедаем твоим. Но дело доделаете - и проваливайте, оба. Видеть вас не желаю.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-22 17:40:46)

+2

16

Сколько имён вы кинете на весы? Хоть бы и двести.
Каждый от чего-нибудь умер. И сам, наверное, к этому шёл, ну, или его вело.

Но разве же убивает кого-нибудь ненависть?

Проваливать было еще рано, особенно если впереди еще партия жертв "почты". А вот перерыв не помешал бы. Сейчас взять последних... Темер прикинул, сохранит ли контакт, если выйдет из помещения? Должен сохранить, если недалеко. Комната или две. Просто продолжать работать, потом выйти ненадолго, тем более не  по силам живому человеку долго обходиться без захода в санузел или что тут за него сходит. Заряд ненависти, выплеснутый на него, тем временем рассеется, а новый будет все же не сразу.

Темер тоже сказал в сторону Кайзена, надеясь, что охотник поймет как надо:

- Еще малость  осталась - и перерыв.

Тяжело...  правильно мастер говорил, тяжело. И где-то там кроется второе дно, а за ним третье, и можно ухнуть в эту глубину и потеряться. Поэтому на глубину лезть не надо. Надо запомнить сказанное и поработать с этим потом.

Сейчас надо сделать перерыв. Тем более капитан просил спрятаться, да и чуйка подтверждает.

Темер  еще раз прошелся по обработанным - регенерация идет? Идет. Теперь взять робу и куртку - если выйдет, заодно и постирать. Кайзен понял - отобрал робу и сунул в лапы молодому ящерку, тот понесся куда-то наружу. Сам Кайзен  исчез за дверью  с емкостями для воды. Теперь очередь Темера.

- Пять минут, Или десять, Смотря сколько передо мной окажется народу. Этих я продержу, но новых без меня не обрабатывайте.

Кайзен ждал за дверью, Темер кивнул ему и они вместе быстрым шагом устремились за угол - там был пандус на следующий уровень. Кайзен махнул лапой - санузел где-то там. Темер прислушался - что они там оставляют? Ага, по коридору протопал кто-то тяжелый, шумнул дверью, что-то такое пробурчал. Темер придержал Кайзена - сейчас он, конечно, скрывает себя и тех, кто в прямом контакте, хуже, чем раньше, но что-то по мелочи сделать можно. Как было бы просто все это, сохранись его талант прятаться в полном объеме, можно было бы вообще никуда не ходить. Но, наверное, что-то одно - или прячешься хорошо, или держишь "на подвеске" много независимых процессов.

Мимо прошел гаморреанец - надо же, даже не хоук. За гаморреанцем следом быстро прошел человек - все еще полыхавший эмоциями хирург.

Пора возвращаться. Поговорить надо, капитан прав.

Отредактировано Barsen'thor (2018-07-27 14:08:28)

+3

17

Едва за мастером Темером и дуэтом трандошан захлопнулись двери (молодцы все, и сообразили, как удалиться без шума и пыли, и удалились без всего вышеперечисленного), как на комм Степлера пришел вызов. Без видео, просто пара отрывистых фраз, которые небрежно прохрюкал невидимый гаморреанец. Услышав это послание, “серый” хирург помрачнел еще сильнее  - хотя, казалось бы, куда уже сильнее? - и метнул в Мэя испепеляющий взгляд. Тот невозмутимо закончил укладывать на чистый матик последнего пациента и так же бесстрастно улегся-уселся у стены рядом с ним. Уходить он не планировал: вид Мэй имел затрапезный, такой же как и все лежавшие в комнате контрабандисты. Особым ничем не выделялся, а в том, что парней при доставке прям как-то вот уж особо пересчитывали, он искренне сомневался.

Степлер же, убедившись, что его не сильно-то нравящийся теперь ему помощник не отсвечивает, развил бурную деятельность. Что-то бурча себе под нос, он пересчитал-таки лежавших пациентов, потом, бурча еще больше, провел переучет сброшенных в кювету артефактов. Судя по тому, что мрачность его не усугубилась, контрольная сумма таки сошлась. И, буквально через пару минут после счастливого завершения переучета, дверь открылась, и в нее просунулся татуированный красной и черной краской пятачок. Гаморреанец что-то повелительно хрюкнул, и Степлер, имея на лице сложное и презрительное выражение, протянул в сторону пятака кювету с вынутым из разумных хабаром. Пятачок шевельнулся, раз, другой - и с его стороны снова раздалось хрюканье. На сей раз одобрительное. Степлер очевидно расслабился, поставил кювету обратно и окинул проверяющим все ли в порядке взором своих подопечных. Отдельное внимание уделив Мэю, который счел за благо прикинуться совсем дохлым. Даже бакта-спрей вокруг себя запустил для антуража и убедительности. Степлер скривился, тряхнул головой и вышел прочь.

“Ну, есть мысль, что минут десять у вас с мастером Темером в наличии. Пока эти двое дойдут до места, пока примут товар, пока вернется… да, минут десять, не больше. Что ж, тебе точно хотелось бы, что мастер Темер вернулся вот прямо сейчас, а то вам очевидно есть что обсудить. Эх, дружок-дружок, ты ведь надеешься робко и трусливо, что он умеет ту вот джедайскую штуку с точечным склерозом. А то как-то вот… Степлер, конечно, изрядный мудак, но убивать его все равно тебе не хочется. По ряду причин, и человеколюбие твое в этом ряду отнюдь не на первом месте.”

+2

18

Темер вернулся в комнату так быстро, как мог. Кайзен все же задержался - наверное, младшего ящера подождать решил. Еще Темер его очень, очень попросил сделать кое-что - если Кайзен сможет. Услышав просьбу, Кайзен принялся раскачиваться и клацать зубами, потом объяснил, что это потому, что задание смешное, но он сделает. Может быть.  Потому что хоть оно и смешное, но сложное.

А с капитаном поговорить надо обязательно.

В комнате все было в порядке - Темер еще раз прошелся, стимулируя заживление. Бросил взгляд туда, где стояла кювета с инородными телами - стоит. Это хорошо.

Капитан сидел у стены и мимикрировал под пациента. Получалось очень убедительно - для тех кто не в курсе. Хорошо, что у капитана дела не так плохи, чтобы и правда браться за такую работу, как эта - перевозить контрабанду в своем несчастном теле. Пусть так продолжается и дальше, и для этого надо кое-что предпринять.

- Если я правильно понял, вы не сможете уйти, пока и вторую партию не обработаем, - обратился к нему Темер. - А когда обработаем, для вас наступит опасный момент -  спрятаться будет в разы труднее, а надо, чтобы вас никто не заметил и с этим делом не связал. Потому что ваш товарищ полон решимости вас наказать за... ну, за то, что вы не он, в основном. А еще потому, эти предметы никуда и ни в ком дальше не поедут, я их заберу. Я придумал кое-что на этот случай - чтобы и забрать предметы по счету, и чтобы никому, по возможности, не попало. Останется еще Баддег, но я его сам найду, как только мы тут закончим - и как можно быстрее. Но я хотел сперва с вами посоветоваться.

Пока "подвешенные процессы" работают, как раз можно поговорить.

Вернулся молодой трандошианин с вещами - надо же, успел прогнать через стиралку и сушку; неловко сунул их Темеру в руки  и неловко отступил. Что ему такое наговорил все-таки Кайзен?

- Я задумал прикинуться заказчиком. Ну, или курьером заказчика. Заберу все и пусть закрывают сделку. Артист из меня так себе, но у меня тут внезапно есть на что опереться. - Темер кивнул в сторону кюветки. - Некоторые из этих предметов и правда не стоило купать в крови. Надо еще посмотреть, что там во второй партии подвезли.

А вот и Кайзен - с ворохом тряпок, красных и фиолетовых, отлично. И сумочку когтем подцепил, маленькую такую, в блестках.

- Бесплатно дали,
- пробурчал Кайзен, весело скалясь во всю пасть - Только просили вернуть без дырок, и сумочку тоже вернуть.

Темер заглянул в сумочку - пожалуй, этого хватит. Он всего-то и хотел подводку для глаз и светлую пудру, а тут целый арсенал. Когда-то, давным давно, ребята в  интернате рисовали друг другу следы порчи на лице - грубо получалось, конечно, но для задуманного представления хватит и грубого подобия.

+3

19

Here's to being human
Taking it for granted
The highs and lows of living
To getting second chances
I wish I knew what it was like
To care about what's right or wrong
I wish someone could help me find
Find a place where I belong, but
I am machine
I never sleep
I keep my eyes wide open
I am machine
A part of me
Wishes I could just feel something (с)


И мастер Темер не обманул ожиданий: вынырнул, как хатт из шкатулочки с заводом, почти сразу же после того, как за Степлером и его пятачконосным провожатым закрылась дверь. Мэй прекратил прикидываться дохлым и, собирая все свои примочки в черный чемоданчик, внимательно слушал Темера. Внутри было как-то муторно и пусто. Но на рефлексии времени не было, нужно было скорректировать и скоординировать планы.

- Вернее было бы сказать не “не могу”, а “не стану”. Уйти я могу в любой момент, вот только не стану этого делать. Степлер изрядно устал, за ним нужен присмотр, как бы он это не отрицал. В противном случае, без вас и меня рядом… часть пациентов может пострадать. Чего мне бы очень не хотелось, - бедолаги на матиках лежали, погруженные в свои наведенные сны, так, что Мэю особо и печали не было, знай себе собирай нужное да возвращай разумным пристойный вид. Стоило только, пожалуй, уточнить то, насколько стандартными будут сроки восстановления. И как-то умудриться сообразно этому подправить суммы, которые Степлер планировал раздать несчастным. В том, что Степлер это планировал, Мэй не сомневался. Тот всегда делал что-то подобное. На чем они в свое время и сошлись. - И, боюсь, что наказать… хм, интересная формулировка... он все-таки меня не хочет. Скорее я просто удобная фишка в его раскладе, ширма, за которой отлично можно спрятать свое участие. Мол, ничего не знаю, это не я сказал, это вот этот парень. А я ничего не знаю, а что знал, то забыл. И в связи с этим вот “забыл” и в свете вашего плана изъятия артефактов у меня к вам один вопрос, - Мэй внимательно посмотрел на Темера, который явно чего-то ждал, потом потер переносицу и продолжил. - Я… знаю, что джедаи могут как-то влиять на память разумных. Изменять воспоминания и формировать ту картинку, которую они бы хотели вложить в мозг реципиента. Скажите… вы можете сделать со Степлером что-то подобное? Как-то внушить ему, что ни вас, ни меня тут не было? Это… скажем так, сильно  облегчит жизнь всем нам, а заодно избавит вас от ряда проблем, которые при текущем состоянии памяти Степлера, увы, неизбежно возникнут, когда вы пойдете общаться с Баддегом. И… спасибо вам за беспокойство, мастер Темер. Я… я весь внимание - что и как я могу сделать для того, чтобы помочь или хотя бы не помешать в реализации вашего плана?

Сумочка с… похожая на косметички танцовщиц, ворох разнообразных одежек всех оттенков красного и лилового - добыча Кайзена после его недолгой охоты была весьма интригующей. А еще будила в голове капитана некоторые воспоминания. Нельзя сказать, чтобы самые радужные, но в данной ситуации  - полезные. Тогда все закончилось хорошо, но только потому, что она все сделала безупречно. Судя по набору реквизита, мастер Темер откуда-то тоже знал про такие трюки. Теперь остается Мэю получить инструктаж по бытию идеальным задником на сцене. И всем им вместе сыграть очередной спектакль.

“Кажется, я знаю, что надо будет делать. В первом приближении, конечно, без деталей. Но да, опыт подобного рода у меня есть. Надо только понять, как и на чем страх-то эмулировать. Вспоминать тот день… нет, к этому я малодушно не готов. Даже ради спасения собственной и степлеровской шкуры.”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-28 02:17:38)

+4

20

Цветные тряпки оказались покрывалами и палантинами - достаточно большими, чтобы  накрутить на голову и на плечи. В косметичке, кроме подводки и пудры, нашелся и какой-то стойкий крем - основа под грим, наверное. Главное, он был белый.

- Точечно изменить воспоминания - это вряд ли. Либо результат продержится недолго, либо это все будет ненадежно. Но мастер меня в свое время научил... В общем, я могу заморочить ему голову - ему и всем, кому надо еще, так что потом никто концов не найдет, проще будет плюнуть и оставить эту историю в покое. тем более если удастся их достаточно напугать в процессе.

Темер завернул покрывала и косметичку в робу.

- Мне только надо будет минут пять на подготовку, перед тем, как придет в конце какой-нибудь проверяющий. Я правильно понял - не состояние пациентов будут проверять, а сохранность товара?

Степлера же... да, надо будет его уложить спать  - когда обработаем еще несколько из новой партии. Принять он их пусть сам примет, а сдам уже я, решил Темер. Ох, не улучшит это его отношения к одаренным, не улучшит.

- Проблемы, которые могут возникнуть при визите к Баддегу из-за Степлера, меркнут перед проблемами, которые возникнут из-за заказчика Баддега. Понимаете, я тут собираюсь изобразить  того, кто придет за товаром. Но этот кто-то правда есть. И он, скорее всего, на Корусанте. Тут ни одного лишнего предмета, понимаете? Они не упакованы, не нейтрализованы - но ни одной пустышки по ошибке в курьеров не зашили. Надо, конечно, посмотреть, что там в следующей партии...

"Может быть, даже ноэтикон. И если там действительно ноэтикон... то все плохо. Да, я его искал и не таился, когда задавал вопросы - но прятать именно ноэтиконы начали раньше, чем я начал искать. Тот, кто прятал, ожидал, должно быть, что Юон - или те, кому она сказала - точно знает, к чему обратиться, и сразу же устремится к цели. А вот что Юон наглухо закроется, он не ожидал, скорее всего. Ох, - вдруг пришло ему в голову, - вдруг все это изначально было ловушкой для Юон Пар? какой-то сложной ловушкой? Ну, тогда этого кого-то ждет сюрприз."

- План предлагаю такой. Степлера я в какой-то момент отправлю отдохнуть, если получится - он заснет. Я его заменю. Вам и Кайзену с товарищем надо будет уйти и спрятаться, когда почти закончим уже. Тех, кто придет забирать посылки, я встречу сам, покажу им много интересного.  Степлеру тоже. В головах у них после этого останется свякое про того, кто заберет посылки, и ничего - про никому не нужных посторонних джедаев, капитанов и охотников. Важно - нам понадобится знать, когда придут, не позже какого момента покидать помещение.

Отредактировано Barsen'thor (2018-07-28 23:54:07)

+2

21

Чем дальше Мэй слушал, тем больше путался. Потому что… хорошо, допустим, что все предыдущее было частью рискованного, но эффективного по итогам плана: информацию из взбешенного информатора можно было бы получить, конечно, и иначе, но получили так. О-окей. Допустим, менять точечно воспоминания мастер Темер  не умел, но владел какой-то иллюзорной техникой, которая создавала некую плотную и осязаемую иллюзию в головах неограниченного количества реципиентов.

Допустим, игра в ситха сработает, тут тоже вот и страх пригодится, и маскарад в тему… но если воспоминания будут интактны… так, ладно, все равно. То есть не все равно, просто пренебрежем в вальсе временно. Положим, что мастер Темер знает, что делает, у него все получится, и население, которому в целом, по колено и хаттские гланды, и Внешнее Кольцо они вертели на всем, на чем только могли, испугается и забудет все и всех. Но что им помешает начать рыть, когда придет настоящий заказчик? Что помешает провести очень жесткий опрос всех входивших, выходивших и иже с ними? А в том, что спрашивать местные умеют, Мэй ни на секунду не сомневался. Не они такие - жизнь такая.

Но… предложить альтернативу у него возможности не было, лучших вариантов выйти из ситуации с минимумом потерь - не было, а артефакты мастер Темер нацелился забрать бесповоротно и решительно. И вряд ли какие-то уговоры помогут тут.

“Надо будет узнать, когда там Степлер проснется, и найти ему до того момента какое-то вкусное и интересное дело подальше отсюда. Момму что ли напрячь? Вариант. Потому что я не верю, что с него слезут после того, как потеряют такую партию хабара на ровном месте. А главное - он получается единственным свидетелем, так что колоть будут жестко и долго. Ох, епть. Не дразни сарлакка перед врагом - есть шанс самому к  нему упасть. Вот как оно есть в действии. В то, что мастер Темер успеет зачистить всех из нанимателей до того, как что-то всплывет - ну, верю, но слабо. И да, смелые парни - эти джедаи, как я посмотрю. Собственная смерть уже проблема второстепенной важности. Логику с пустышками я не уловил совсем, надо будет почитать про упаковку артефактов, и поговорить с народом, который этим промышляет. Что такого в том, что они не упакованы? Ну, везти недалеко, наверное, вот и весь сказ… пустышки же совать дорого, да и на кой? По ошибке?! Интересно, за кого он местных вообще держит? Нет, явно не хватает информации. И времени, времени мало - Степлер вот-вот вернется… так что все потом.”

- Да, обычный контракт хирурга в таких случаях не включает в себя обеспечение выживания контрабандиста. Заказчика интересует только товар. А со временем… - тут Мэй замолк на мгновение, прикидывая варианты. Отмел самые дурацкие и сложные, и в итоге остался самый простой и очевидный. -  Да спросить самого Степлера, вот и весь сказ. Спрошу - он не заинтересован, чтобы нас там видели, наше время придет позже, когда связать его и произошедшее будет сложнее. Я понял, как только надо будет - я уйду и спрячусь.

“На самом видном месте, само собой.”

За тонкой дверью раздались глухие, раздраженные какие-то звуки шагов. Дверь открылась мало что не с пинка, и на пороге воздвигся чернее черного Степлер.

- Ну,  и чего сидим? Кого ждем? Спасать намылились - так давайте, шевелитесь, спасайте! Там, блядская распроблядь, тринадцать сукиных детей, у трех из которых уже перитонит начался. У одного - похоже, что сепсис. Шевелимс-ся, девочки!

Ответа дожидаться "серый" хирург не стал: просто развернулся на каблуках и рысью понесся куда-то. Мэй подхватился так быстро, как только мог, и направился за ним следом. Главное было - не потерять путеводного Степлера  в местном сплетении коридоров.

+3

22

Темер махнул Кайзену рукой - давай за ними. Сам еще раз окинул взглядом комнату - пациенты спят, все в порядке, когда проснутся - уйдут своими ногами. Покрывала и косметичку он замотал в робу. Все остальное не было материальным и сборов не требовало. Кроме  испачканных в крови и прочем "посылок" в кювете на столе.

Оставить? Пропадут, и потом всплывут где-то в продаже на черном рынке, и все проблемы всплывут вместе с ними. Это тут они такие мирные лежат... пока. Не все из этого принадлежало когда-то джедаям, даже если и было найдено в развалинах Храма. Мало ли что там могло храниться и для чего. Да и изобретения джедаев могут оказаться опасны сами по себе, в руках неподготовленных людей.

Взять с собой? Кто-то наверняка захочет провести учет и навести контроль - для местных дельцов это всего лишь разновидность товара, а деньги-то плачены и любят счет, Если здесь вещей не окажется - пойдут и спросят ответственного, то есть доктора Степлера, и влезут как раз туда, куда не надо, и увидят того, где не следует, там, где не следует. Придется оставить.

Но кто сказал, что оставить просто так?

Темер сосредоточился, пробуя Силой предметы. Они отозвались - не все разом, постепенно. Нож - быстрее, мелкая россыпь прозрачных камней на жестком обруче - медленнее, но отозвались все. Все, надо бежать, сепсис - это надо быстро перехватывать.

Темер догнал Кайзена уже в коридоре - впереди мелькнула спина капитана, значит, им тоже туда. Одна работа сделана, другая работа ждет. Те подвешенные процессы можно отпустить... а новые начать.

В оставленной комнате предметы в кювете медленно начали мерцать - одни сильнее, другие слабее. Потом - подниматься в воздух, на разную высоту над столом...

Темер влетел в комнату с новыми пациентами. Начал с того же самого - обезболивание, сон, кто тут с заражением крови? А, вот. Ну. понеслось.

+3

23

Через десять минут работы во второй, куда как большей и куда как более грязной комнате, у Мэя возникло стойкое чувство дежавю. Все это было совсем как десять-пятнадцать лет тому назад. Стоны, утихающие - и это хорошо, потому что утихают они не вместе с жизнью. Запах крови и гноя - это нехорошо, это значит, что надо много, быстро и вдумчиво чистить. А получаются годно обычно только две из этих параметрических характеристик действия. Запах антисептика и раствора бакты, шуршание матов под руками, тихое гудение стерилизатора. Тяжелое дыхание Степлера, который весь мокрый, как гизка после чистки корабля - артефакт идет туго, судя по всему, хрупкое старое дерево или то, из чего он там был сделан, раскрошилось, и были высокие шансы, что пациент умрет-таки. Но потом.

- Слышь, д-джедай… ты таскать своим этим момбоембом умеешь? Тут массированное осколочное по сути, я тупо не успею все выволочь. Сможешь осколки убрать? Только быстро, у него как-то нехорошо пульс гуляет? - да, каким бы говнюком и брюзгой не был Степлер, но он был врачом. Личная ненависть и неприятие отступили на время перед необходимостью использовать любые средства для того, чтобы спасти жизнь разумного.

Мэй быстро промокнул лоб Степлера, порадовавшись тихо, что стандартная хирургическая маска справляется со всем остальным сама. Поменяв инструментарий и притащив на всякий случай поближе свой чемоданчик, он продолжил наводить чистоту в помещении и размещать больных с большим комфортом, чем был им предоставлен до сего момента. Увы, отличия от событий десятилетней давности все-таки были. Десять лет тому Мэй справился бы с подобным текущей степлеровской проблеме, играючи. Ну, может быть не совсем уж играючи, но довольно легко. Даже с тем оборудованием, что было в их общем распоряжении сейчас. Джейс всегда говорил, что у Мэя был дар. Сродни тому, что был у джедаев-целителей, только без всякой Силы. Чувствовать тело разумного, находить очаги воспаления или иные проблемы. “Диагност от Силы, но без всякой Силы!” - так часто говаривал его учитель. А Мэй, смеясь, отвечал, что все дело в его волшебных пальцах.

“Вот только тех пальцев больше нет. И магия кончилась. Ну, где-то убыло, где-то прибыло. Зато я теперь виртуозно мою полы, хотя раньше терпеть это делать не мог и делал из рук вон паршиво. Но теперь-то! Теперь я просто виртуоз по этой части. Н-да, но к Степлеру со своими деловыми предложениями я прямо сейчас не полезу. И интересно, что там с теми артефактами, что в предыдущей комнате? Неужели мастер  Темер-таки решился их оставить Черному Солнцу?”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-30 01:34:06)

+3

24

- Отдохните пока, я его возьму.

Да, плохое крошево. Но есть в этом деле и кое-что хорошее. Это все травма. Травмы, по сути, лечить легко. Точнее, исцелять легко. Нужно убрать все, что мешает...

инородные тела поплыли прочь, наружу, вовне

и напомнить телу его изначальное, цельное состояние.

Вот иметь дело с заразной болезнью было бы трудно.

Хорошо и то, что они сейчас в спокойной обстановке. Никто не стреляет, не кидает гранаты, не целится электрическим разрядом и не норовит шваркнуть о стену тебя или пациента. Не кричит.

Темер окружил себя тишиной. Вдохнул и выдохнул. Сконцентрироваться? Или наоборот, рассеять внимание, отдаться потоку Силы? В потоке все совершится просто и естественно. Все потоки соберутся в один. Все процессы станут частью единого процесса. Это легко.

Жизнь и смерть равно часть этого единого процесса, а пациенты без сознания и не одарены чувствительностью к Силе и не смогут сделать шаг в сторону жизни самостоятельно. Для некоторых из этих  невезучих контрабандистов самое простое и естественное будет умереть. Значит, выбор - концентрация.

...Жил-был врач. Был у него договор со смертью. Когда лечишь больного и видишь, что я стою у него в ногах, говорила смерть - тогда лечи смело, его срок еще не пришел. Но если видишь, что я стою  у его изголовья, отступись.
Однажды этот врач пришел к больному и увидел, что смерть стоит у изголовья лежащего - но не отступился. Он повернул ложе больного - и отстоял его у смерти.

Интересно, смерть потом долго ругалась?

В оставленной комнате медленно вращались в воздухе артефакты. Кто-то попытался тронуть один из них - предмет не поддался, остался на прежнем месте. Что там произошло еще, неизвестно, но пока больше предметы никто не трогал.

Темер работал отрешенно - очистить, восстановить,  удержать, стимулировать восстановление, соединить и зарастить сосуды и прочие действия, которые необходимы при полостной операции с осложнениями... Так много действий, но все они суть одно - привести тело пациента в нормальный вид.

Забавно. Гораздо легче было все эти вещи засунуть в людей. А вот доставать - долго и тяжело. Темер позволил крошкам и обломкам упасть в пустую кювету. Пусть лежат. А то у кого-то не сойдется счет. Еще забавно то, что самое полное и быстрое исцеление обычно достается самым тяжелым пациентам. Вот как сейчас. Так просто - без сияния, без фокусов, ткани становятся здоровыми, тело - целым. Потому что я могу, подумал Темер. Потому что могу. И потому что это вроде как в той истории повернуть ложе - пусть смерть теперь окажется в ногах.

Он отступил от пациента - тут уже все хорошо. Продезинфицировал руки, заменил маску и перчаточный гель - следующих резать надо будет уже самому. Пусть Степлер отдыхает. Совсем хорошо будет, если уснет.  Всего-то осталось двенадцать человек.

Следующие двое тоже были тяжелые, и с ними тоже пришлось применить то, что Темер про себя называл "полной обработкой". Обрабатывая второго, он откуда-то уже знал - состояние Юон изменилось. Это не было то чувство, которое испытывают связанные в Силе - например учитель и ученик; подобная связь между ним и Юон Пар не смогла возникнуть. Не было это и предвидение - способностей к предвидению Темер за собой не знал. Просто ощущение - как можно почувствовать приближение грозы, хотя вокруг еще ясно и солнечно, а грозовые облака если и собираются, то еще за горизонтом. Что-то изменилось.

В третьем пациенте был ноэтикон. Голокрон-шестигранник (на самом деле граней было 14, шесть - побольше, восемь - поменьше и обычно не считались), размер больших граней - не больше ладони. Много для человеческой брюшной полости, неудивительно, что все так плохо, подумал Темер бесстрастно и отправил голокрон в свободную кювету - так, чтобы держать его в поле зрения. Первый найденный им ноэтикон был Ноэтикон Науки. который этот - не узнаешь, пока не спросишь.

В следующем пациенте оказался изъеденный коррозией браслет, от которого нехорошо фонило... Что же, за работу.

+1

25

Кто-то должен сказать, и пусть скажем мы
На родной земле я устал быть немым
Но моя усталость - отчаянье загнанной мыши
Заставляет меня быть сильнее и выше (с)

Мэй, замерев, смотрел на то, как взмывают в воздух обломки неведомой дряни, которую незадачливый искатель условно-легких денег перевозил в себе; на то, как выравнивается его дыхание и становится нормальным цвет лица, и, вместе с радостью и облегчением от того, что этот конкретный человек будет жить, ощущал полное осознание того, что это дело для него, Мэя - последнее.

“Само собой, мыть полы и работать препом кому-то нужно. Но, давай посмотрим правде в глаза, дружок - как бы ты не храбрился и не гоношился - ты в операционном поле тупо опасный элемент. Хорошо, что текущая сборка твоего софта стабильна, и ты не роняешь ничего в раневую полость просто потому, что у тебя стопорнулись руки. Не падаешь с пациентом на руках, потому что отказали ноги. И уж точно никого не убиваешь, пытаясь что-то сшить или сложить внутри него. Просто потому, что не сшиваешь и не складываешь. Остается понять, на кой ты тут тогда нужен, если все это - не? С работой поломойки легко справится и дроид и сделает ее намного лучше и тщательнее, чем ты… Давай продолжим смотреть все той же правде в глаза и признаем, что все вот это - не более, чем твоя попытка вернуть все, как было. Что в принципе невозможно. Просто ты, поддаваясь своей извечной трусости, так и не смог себе в этом признаться. Но, кажется, время сказок прошло. Пора придумать себе новое дело. Пора прощаться.”

Рутина операционного конвейера тем временем шла своим чередом: Степлер приноровился к наличию джедая в обойме и вполне успешно сотрудничал с ним. Больные вели себя пристойно, не порываясь помирать или каким-то еще образом усложнять врачам и ассистенту жизнь. Мэй напоил обоих оперировавших, оставив себе питьевой воды по минимуму: то, что принес Кайзен, пить было нельзя, это была вода техническая, для наружных работ. Питьевой же у него было немного, и стоила она на этих уровнях дороже самого выдержанного бренди. Так что тот, кто работает - тот пьет, остальным - по остаточному принципу.

- Степлер, а скажи - скоро твои… проверяющие придут? А то как-то не хотелось бы светить своей голографией перед ними, тебя подставлять, - Мэй дождался “окна” в потоке пациентов и подлез-таки со своим вопросом века к изрядно повеселевшему и настолько же изрядно более задолбанному “серому” хирургу. Тот поднял глаза от свежезавершенного шва и ухмыльнулся скорее одобрительно, нежели раздраженно.

- Скажу перед тем, как придут. Успеешь унести свою трусливую задницу и зоопарк свой забрать, - сообщив это, Степлер снова нырнул в работу. Мэй посмотрел на мастера Темера, пытаясь понять, услышал ли тот. Уж больно отстраненно выглядел джедай, и Мэю порой казалось, что тот совершенно выпал из реальности…

- Ребятки будут минут через двадцать. Так что заканчиваем с этим - и валите дробной рысью. С оставшимся дебилом я сам управлюсь, - Степлер отложил скальпель и посмотрел на Мэя. - Ну… типа спасибо. Всем. Хорошо поработали.

“Двадцать минут. Ну, надеюсь, что мастеру Темеру для приготовлений этого хватит. Эц-ц-ц! А про сроки заживления я и не спросил. Так, ладно, сейчас спрошу и деньги из своих раскидаю.”

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-07-30 11:29:54)

0

26

..."Скажу перед тем, как придут."

Кто-то опять попытался сдвинуть один из предметов в оставленной комнате. Темер позволил  предмету откачнуться и вернул его в прежнее положение. Дело не труднее подвешенного процесса стимуляции сердечной мышцы. И видеть предмет для этого необязательно - как и движение кровяных телец в восстановленном кровеносном сосуде.  Кстати, о предметах.

Он проверил, сможет ли подхватить "инородные тела" в кюветках - может, почему нет, тем более что пациентов все меньше.

"Ребятки будут минут через двадцать..." Вот теперь пора.

Темер слегка поклонился Степлеру.

- Ваша работа хорошо сделана. Надеюсь, пациенты ее не слишком скоро испортят. Заживить я им в основном все заживил, но теперь надо им себя беречь примерно недели три. Прямо хоть маркером на животах пиши дату, до которой избегать нагрузок. Ну, хоть спаек не будет.

Еще можно было бы вживить чип, который давал бы болевые импульсы, как если бы швы заживали естественным путем. Но где ж их взять. Придется обходиться так.

А вот вы, доктор Степпен Маэр, проделали большую работу. Очень устали. И хотите спать...

Темер оформил посыл - почти такой же, как до того контрабандистам, ну, сильнее - и осторожно подхватил хирурга, которого повело в сон. Усадил на ящик у стены, потом с помощью Кайзена уложил. Пусть спит. Сил у него сегодня и правда много ушло.

На запястье завибрировал контакт голокомма - вызов в беззвучном режиме. Не сейчас. Темер сбросил вызов. Ему еще предстоит управиться с оставшимся "дебилом". Он переменил гель на руках и продолжил дело Степлера. А вот капитану уже пора уходить. И Кайзену с молодым охотником.  На всякий случай он сказал им это - что пора уходить - на языке трандошиан. 
 
- Капитан, назовите место встречи, и вам уже пора. Я уйду следом. Кайзен. подожди меня...  где-то в виду входа в кантину подожди, я далеко не отойду пока.

И еще одно дело, которое можно запустить параллельным процессом.

Предметы из кюветки поднялись в воздух, на разную высоту, и некоторые из них тоже начали светиться. Сейчас главное - схватить ситуацию. Среди контрабанды было несколько предметов, которые могли сойти за усилители, и еще пара - которые можно использовать как проектор. теперь их нужно правильно расположить...  Так, и вот так... Внезапно Темер почувствовал, что нет нужды в трюках с раскраской и переодеванием - для ритуала достаточно самих инструментов для раскраски и переодевания. Поскольку ритуал в основном - средство настройки разума. И разум, похоже. настроился. Его цель - показать образы? Хорошо же, будут вам образы.

"Ох, когда Степлер проснется... завтра или послезавтра... он еще сильнее будет не любить джедаев. Но меня едва ли вспомнит как следует. Впрочем, мне ли бояться? Защитить нужно капитана."

Еще один посыл в ворохе образов должен был сработать как постгипнотическое внушение - Степлер работал сам, старого знакомого с имплантами киборга и медицинским образованием он все это время поминал, потому что нуждался в помощнике, а джедай... какой джедай? никакого джедая, но какая-то темная фигура на краю  поля зрения... кто-то могущественный наблюдает за операциями...

Темер закончил с последним пациентом (пришлось поторопиться, применяя Силу где только возможно), выбрал из "инородных тел" ноэтикон и сунул его в сверток с робой - во внутренний карман, если точно. Забрать отсюда стоило бы все артефакты, чтобы их никто снова не зашил в каких-нибудь бедолаг. Но ноэтикон оставить точно нельзя. Робу можно будет надеть потом, а пока пусть побудет свертком под мышкой.

Снова завибрировал вызов голокомма. Еще рано. Не сейчас. Сейчас надо уйти.  Вот снаружи можно и принять вызов. А потом надо будет вернуться. Заодно вещи танцовщицам отдать - покрывала и косметичку. Пригодились.

Да. еще на выходе в камеры не попасть. Потом-то это будет все равно.

Отредактировано Barsen'thor (2018-08-02 01:04:54)

+2

27


“Три недели?!”

Мэй услышал ответ на свой так и не заданный вопрос и едва не взвыл. Три недели… Ни у кого из лежащих здесь бедолаг и недели-то не было на “полежать-поберечься”. Мало кто из контрабандной братии был удачлив настолько, чтобы иметь какой-никакой подкожный денежный запас. Обзавестись им пытались все, но жизнь спейсера, а в особенности спейсера-контрабандиста, к накоплению капиталов не располагала. Платить приходилось буквально за все: за воздух, за воду - питьевую и техническую, за еду - даже самая фиговая синтетика все равно не была бесплатной; за запчасти, за место - постановка в док и пользование гиперпространственными путями тоже влетали в кредитик. Это если просто взять и забыть, что постоянно надо еще и отступные отстегивать, иначе проблемы найдут тебя сами.

И если легальные команды выкручивались именно за счет того, что были легальными и командами, пираты - ну, с теми все было ясно уже из названия, то вот контрабандистам приходилось туговато. Большая часть вольных перевозчиков, как они сами себя предпочитали называть, работала в одиночку, максимум - в паре. И простой в работе в несколько недель… проще уже сразу было пойти и сдаться на органы.

“Хаттская отцематерь! Но как так? Мы, недоучки, косолапые хирурги с тупым инструментарием - и то можем сделать так, чтобы клиент через три дня если не гунганом скакал, то бодро и уверенно шастал на своих двоих. А тут… Е-маой, да у меня как-то вот… бюджет точно на такое не рассчитан. Так, ладно, отставить панику, прекратить волнения. Соберись, тряпка. Раздашь этим вот ребяткам то, что у тебя есть, из привычного расчета на три дня в не самой грязной кантине каждому. Вроде как вот должно хватить. Большего ты все равно сделать не сможешь, но… но сможешь потом связаться со Степлером и как-то подтолкнуть его к мысли, что его последним пациентам надо бы подольше покантоваться на тюфяках. Стоп-стоп-стоп! “Избегать нагрузок”... где-то я такую вот формулировку слышал. Ну, то есть от себя я ее точно слышал, но-о-о…”

И тут Мэя буквально сплющило осознанием некоторых вещей. Мастер Темер сейчас вот говорил как врач. Полностью и совершенно. Но! Это был не врач для бедноты, не врач для рабочего класса. Это был врач, который лечит “белые нашивки” или верхолазов с солнечных уровней! Это были слова того, чьи пациенты могут себе позволить три недели провести в режиме облегченных физических нагрузок. А это значило…

“Твою да спиральным рукавом налево… я… да, я что-то такое чуял, но вот вся глубина момента дошла до меня только сейчас. Ох ты ж ё… тогда… тогда план меняется. Нет, координаты рандеву у меня будут те же, вот только попаду я на место этого рандеву с небольшой задержкой. Потому что мертвый джедай - это то, что на деле не порадует даже Степлера. А нас с трандошанином он собирается отослать… Да, и по финансам тоже все начинает сходиться. Тем более, что приличную часть этого народа мы, получается, обрабатывали в две струны. То есть все должно быть штатно. Что ж - работаем!”

Пока Темер усыплял Степлера, отправившегося в страну грез с выражением примерно того же сурового офигения, что гостило на лице Мэя парой минут тому, капитан споро рассовал по карманам всех пациентов, включая обрабатываемого сейчас “дебила” кред-чипы с небольшими суммами. Тем, у кого были при себе комлинки, суммы он пробросил на временные счета. Вся операция не заняла более пары минут, так что, когда Темер дал отмашку на выход - Мэй уже был готов. О ребятах во второй, оставленной ими ранее комнате, по логике должен был позаботиться Степлер. Тем более, что особых средств у Мэя уже и не было.

- Координаты точки рандеву я кинул на ваш комм, - Мэй закончил возиться с передачей и посмотрел на Темера. Отвечал он тоже на доше, потому в подробности не вдавался: не с его словарным запасом было заниматься такой эквилибристикой. Место, в которое он позвал своих компаньонов, находилось относительно неподалеку отсюда, но располагалось оно в “чистой”, корпоративной зоне этого уровня. Там работали безы, там не было явного присутствия банд, и люди могли просто жить и работать, не сильно оглядываясь по сторонам. Присутствию джедая, пусть даже и с трандошанином в паре там не удивятся. А сам Мэй был частым гостем кафе “Ф-линкс”, главным специалитетом которого были жившие в нем и общавшиеся с клиентами фелинксы, спукамы и прочие небольшие похожие на них пушистые зверьки. Хозяйка кафе подбирала их на уровнях, лечила, кормила, приводила в чувства и часто пристраивала потом в добрые руки посетителей. Мэй же набрел на это заведение чисто случайно, когда искал, куда бы срочно пристроить четыре тонны манаанского криля глубокой заморозки. Четыре не четыре, но тонну у него Тайлеле выкупила. С тех пор их сотрудничество скорее носило форму благотворительных пожертвований с одной стороны и всегдашней готовности угостить кафом бесплатно - с другой. - Я буду вас там ждать. Спасибо вам за все большое… без “типа”. И… удачи вам, мастер Тиррен.

Дверь за ними: за капитаном, желтым ящерком и Кайзеном захлопнулась почти бесшумно. Мэй коротко кивнул обоим трандошанам и пробормотал традиционную форму прощания, призывавшую на головы охотников всяческие милости Ведущей Счет. Из кантины они все выбрались порознь, не привлекши к себе особого внимания - такой вот публики тут было пруд пруди. Мэй Кайзена, впрочем, далеко от себя не оставил. Точнее, сам разместился так, чтобы одновременно видеть и трандошанина, и распределительный узел электросети кантины. Если Кайзен забеспокоится и куда рванет - то всегда можно будет поддержать его дружеской пожарной сигнализацией. Пожаров на средних и нижних уровнях боялись до немоты.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-08-02 13:45:47)

+3

28

Посреди суеты, необходимой, но тягостной, комм  разрывался от сигналов вызова.  Темер устроился в уголке - там, где видно дверь в бывшую операционную, а ныне склад спящих - и  один из двух складов контрабандных артефактов. Только что туда сунулся гаморреанец - тот же, что и раньше приходил. Сунулся и теперь так и стоял в дверях, покачиваясь в полудреме.

Вызов был от Аттроса Финна, и был Аттрос встревожен до крайности.

- Где вы? Получилось что-то найти?

- Да, - коротко ответил Темер, - Но еще не все.

- Ну хоть что-то, пожалуйста... Срочно возвращайтесь. Юон перестала нас узнавать.


- Я постараюсь - так быстро, как только смогу.

- Как можно скорее! Она напала на Фарен, я пытаюсь ее сдерживать, но... Юон! Успокойтесь, мастер, здесь нет никого в тенях, здесь и теней-то нет!

И ведь нельзя сорваться и побежать. Нужно   выйти спокойно, нужно поддерживать... нет, не невидимость, но хотя бы незаметность - особенно для камер безопасности. Нужно встретиться с Кайзеном и предупредить капитана. И  параллельно со всем этим - поддерживать положение и состояние артефактов.

Когда-то он читал про ситха, который "уронил" корабль с орбиты - дотянулся и сорвал с траектории. "Артефакты - не корабль... вот заодно и проверим, удержу я их или нет, и как долго, и на каком расстоянии. Хорошая тренировка. Пока все идет хорошо - в конце концов, не руками же я их держу".

На поверку - не сложнее, чем манипулировать песчинками в потоке. Даже в чем-то легче - песчинок больше. И уж всяко легче, чем оперировать.

Если все сработает как надо, их не смогут сдвинуть с места до его возвращения - а засыпающих и видящих сны будет прибавляться.

Кайзен ждал его у выхода, а вот с капитаном пришлось связываться на бегу:

- Прошу прощения, но меня срочно вызывают к Юон. У нее резкое ухудшение состояния. И очень опасное... Она всяко сильнее тех, кто ее там сейчас наблюдает.  Я встречусь с вами обязательно, но сперва придется добраться до сенатского госпиталя и обратно.

+1

29

“Жив-здоров - бежит к больнице… есть не хочет… так, что-то меня куда-то не туда несет. Ну, вроде как цел наш мастер-джедай, который пока просто джедай, и даже рук-ног полный комплект. Что радует безмерно. Интересно, куда это он так припустил? И хорошо, что трандоша… о! Кажется, я сейчас узнаю, куда именно эта парочка так рванула.”

Мэй пристально посмотрел на свой голокомм, так, словно машинка могла тотчас же дать ответы на все его вопросы, и принял вызов.

- Само собой, господин Темер, не волнуйтесь. Удачи вам и здоровья вашему мастеру. Я буду ждать вас в условленном месте столько, сколько потребуется.

“Экак я хреново угадал-то про “бежит к больнице”! Охо-хо, не нравится мне эта оговорка про “всяко сильнее”. Очень не нравится. Как бы вот в помрачении эта мастер не наделала чего такого, за что ей потом, когда наш джедай ее вылечит, будет очень стыдно. И отчего ей будет очень больно. Удачи-удачи  вам, господа спасатели, и мне весьма жаль, что я тут совершенно бесполезен.”

Мэй огорченно цокнул языком и неспешно: дорога до сенатского госпиталя даже на турболифте - это дело не десяти минут - направился к стоянке общественных спидеров. В тесноте - зато дешевле. До нужного места добираться не так и долго, но транспорт, спонсируемый планетарным правительством, тут ходил крайне нерегулярно. Так, словно боялся некоронованных королей этих мест, ведших свои дела под сенью  Черного Солнца.

“И все же, интересно - зачем джедаю были все эти гримирующие штуки? И… как оно все там? Сработало? Не сработало? То есть бедолага Степлер уснул, а вот проснется ли? Не пришьют ли его прям там взбешенные господа маргинальные элементы? Хотя… мешка с артефактами при господине Тиррене я не видел - то есть получается, что он-таки оставил все там? Интер-ресно. Ну, рано или поздно, а получить ответы на эти вопросы я все-таки рассчитываю. Было бы как-то вот… мило - их получить. Чтобы понимать, что потом делать мне. С собой, со Степлером, с остальным всем.”

Захваченный этими увлекательными мыслями, Мэй оплатил  разовую поездку до нужного сектора - даже транспортно-кассовый дроид на этой станции выглядел запуганным! - и, продолжая думать о своем, забрался в битком набитый пассажирский спидер. В котором через полчаса и прибыл на нужную платформу.

Здесь все разительно отличалось от территорий средних ярусов, над которыми недобро светило Черное Солнце: было чисто и тихо, на углу платформы спидерной станции скучал один без, чуть поодаль попивал свой каф из ярко-розового стаканчика второй. Из кобур обоих торчали рукояти бластеров - тяжелый полицейский вариант, способный как оглушить, так и убить того, в кого попадет его заряд.

За границей транспортной станции набирали обороты ранние сумерки. Да, это были средние уровни, солнца на которых с момента Разрушения не видел никто. Но это были чистые средние уровни, те самые, на которых жил разный люд, в том числе и прилично по меркам своих планет богатые граждане иных миров. И, чтобы эти самые граждане не впадали в неконтролируемую депрессию и не угнетали свой организм приемом регуляторов циркадных ритмов, для них на чистых территориях был установлен режим освещения, который имитировал естественный солнечный цикл Корусанта.

Глядя на приглушенные огни, Мэй с усмешкой вспомнил, как же ему туго приходилось попервой на борту “Безмятежности”. Балованный сынок сенатора, который всю жизнь прожил то на верхних ярусах, то на планетах с естественным светом, и который в замкнутом пространстве космических кораблей проводил не более пары дней, и чаще всего эти дни не отрывал головы от каких-то полезных статей (когда их еще читать, как не во время переброски?) - он был шокирован тридцатипятичасовыми корабельными сутками, которые капитанским произволом установил на своем корабле старый Бозовски. Выросший на какой-то стремной планете вроде Арконы или Гли-Ансельма, оборот которой вокруг себя длился куда как больше, чем стандартные двадцать четыре часа.

Мэй тогда привыкал, само собой, не только к этому, но и к уйме иных вещей, но отчетливее всего запомнил именно те приступы сонливости, перемежавшиеся невозможной по силе бессонницей, да постоянный железистый привкус во рту - не то от импланта гортани, не то от сбитого ритма. Тогда он искал спасения в частых отлучках в места, где сутки хотя бы условно напоминали сутки: такие вот районы, офицерские кантины в космопортах, гостиницы для светочувствительных разумных. И первым, что он сделал, когда внезапно для себя оказался капитаном своего собственного корабля - это установил для его систем бессменные двадцать четыре на семь. Никогда с тех пор не менявшиеся ни для кого - каким бы несчастным или требовательным не был его пассажир. Чуть позже, обзаведясь некоторым избыточным капиталом, Мэй сжалился-таки над трандошанами и твилеками, которых перевозил довольно часто, и сделал возможность настраивать световые ритмы в отдельных отсеках. Но на всей остальной территории “Безмятежности” по-прежнему царил “золотой корусантский стандарт”.

“Ф-линкс”, само собой, был открыт: Тайлеле не закрывала заведение даже на ночь, потому что кто знает, когда приличному разумному захочется пообщаться с почти дикой природой? Так что Мэй неспешно прошел в отделанную под настоящее дерево синтепластовую дверку и, поздоровавшись со сменным администратором, сообщив той, куда направлять его гостей, отправился отдать дань учтивости Мейстресс Молли - самой почтенной и умудренной опытом даме в этом роскошном фелинксовом цветнике. Устроившись у ее шикарной, убранной разноцветными подушками и игрушками корзинки на мягком пуфике, Мэй дождался своего кафа и, прикрыв глаза, начал почесывать Молли за пушистым ушком. Ждать в такой компании и с таким комфортом можно было бесконечно.

Отредактировано Maylory Reinhardt (2018-08-06 20:58:15)

+3

30

Назначенное место встречи было настолько мирное и уютное, что все предыдущие события казались нереальными.  Словно вот именно такая покойная и должна быть настоящая жизнь.  Не поточные полевые операции. Не безумный полет в госпиталь - Кайзен нашарил  под панелью стандартного такси ограничитель скорости и выдрал его с корнем. Не темное облако беды, не поединок с Юон.

"Кости ломаются с таким забавным звуком! Что значит перелом-другой между друзьями?"

Робу пришлось поменять на новую - ту он швырнул в голову Юон, чтобы выиграть секунду-другую. В поясной сумке лежали ноэтиконы - и  похожий по размеру и форме (но существенно иной тактильно) датакрон.

"Это одержимость."

"Но кто может одержать опытного мастера-джедая, да еще и удерживать так долго?"

"Это могут знать наши коллеги в Ноэтиконе Тайн".

Это было одновременно хорошо и плохо. Плохо - потому что побочные диагнозы никуда не делись, и потому что давление на Юон было так сильно, что она как к последнему прибежищу обратилась к своей темной стороне. Хорошо при этом было то, что даже сходя с ума, меняясь внутри себя, Юон все равно держала оборону. Даже вторичная реальность ее кошмаров была ей кстати - нет никакого падавана, никакого друга, никто не мечется по Корусанту в поисках решения. Все умерли под ножами Пожирателей на Тайтоне.

Если кто-то заглядывал в ее рассудок - сейчас он не видел там ничего, кроме тьмы.

А теперь - еще и пелены мощного снотворного.

Голова кружилась, болели руки и плечи. Последствия броска в стенку и встречи с углом шкафа ему в госпитале наскоро подлечили, но что быстро делается - может потом долго о себе напоминать.

Кстати, чипы - если получится, надо найти тех оперированных перевозчиков и таки применить к ним контрольки. Здоровее будут. Несколько горстей чипов Темер  прихватил из госпиталя и твердо пообещал себе носить всегда с собой.

И еще где-то там, на краю восприятия, болтались в воздухе и светились (и проецировали сны) контрабандные артефакты. Надо будет туда зайти. Либо забрать, либо просто пугануть жельцов, чтобы больше не пихали в живых людей не то.

Капитан сидел на мягком пуфике и гладил фелинкса. Темер подтащил еще пуфик, побольше - наверное, для лежания, вроде диванчика, сел и утонул в его мягкости. Фелинксы пришли сами, гладиться и тереться о места, где были синяки. Ого, сколько их пришло - но прикосновения были приятные, и Темер выбрал самого толстенького для поглажки.

Кайзен с ним в "Ф-линкс"не пошел - сказал, что будет поблизости и пропал за какой-то дверью. Темер подозревал, что молодой трандошанин, который им так помог в кантине, надолго пристал к герою-охотнику и найдет его и на этом уровне, за любой дверью.  Что же, Кайзену идет быть наставником. Потом надо его спросить, что бы такого сделать для ящерка хорошего.

Фелинксы урчали и грели. Подушка была опасно мягкая, случись что- сразу не встанешь - учтем, случись что- буду разбираться не вставая, решил Темер. Можно немного отдохнуть. Да что там, не можно, а нужно! Почему-то Темер подозревал, что с Ларсом Баддегом все будет ненамного проще, чем было до сих пор.

- Сперва скажу, как дела в кантине. В кантине все на месте. Артефакты на месте, пациенты тоже. - Темер достал из сумки и подбросил на ладони биочип. - Теперь всегда буду с собой носить, никогда не знаешь, где придется кого-то исцелять. А то после хорошего исцеления пациенты сразу  делаются здоровые, кидаются в бой и в работу, и себя не берегут совершенно. То спидер поднимут, то прыгают с третьего этажа. А с чипом все-таки берегутся - он импульсы посылает, вроде как заживает еще.  Потом растворяется в теле и маркер боли исчезает. А исцеление имеет свои отдаленные последствия... все имеет свои последствия.

Темер спрятал чип обратно, погладил круглый меховой бочок зверушки - тут же под руку сунулась еще одна, гладь давай!

- Мне потом надо будет еще заглянуть в "Тихое солнце", помочь им разобраться с артефактами. Как-то так, чтобы был минимум последствий. Особенно для вас и вашего товарища-врача. Но прежде всего мне надо к Джустикарам. Третий ноэтикон Баддег наверняка держит при себе. Я бы держал, после пропажи первого. Ну, ему недолго осталось.

Баддег ничего не смыслит в артефактах. Но кто-то же смыслит. И выйдет с Баддегом на связь. Но без спешки... если ему сообщили, что Юон спит...
Темер очень надеялся, что живая Сила выведет его на кого надо когда надо. Почему-то сейчас, после боя с Юон - особенно.

Отредактировано Barsen'thor (2018-08-11 00:23:49)

+4


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » SWTOR и около того » ... три-четыре-пять - выхожу тебя искать! [3643 ДБЯ] [ЗАВЕРШЕНО]