Star Wars: an Old Hope

Объявление

Приветствуем вас на ролевой игре, посвященной Star Wars!

2018-05-11. Новости форума.

2018-04-16. Итак, мы наконец-то открыты! Некоторые статьи и детали сюжета будут доноситься в процессе :З Добро пожаловать!

2018-04-09. Новости форума.

2018-04-06. Отдельным постом выложено Краткое руководство по сюжетным эпизодам и взаимодействию с ГМ.

2018-04-03. Выложены ссылки на Карту Галактики и модель навигационного компьютера.

2018-03-20. Новости форума.

2018-02-28. В Кодексе выложены две важные статьи - о Хронологии в ДДГ и о Силе.

2018-02-20. С трагических новостей начала свое вещание ИнфоСтанция "Свободная Кореллия".

2018-02-12. Новости форума

Лучший эпизод

Aelara, Hero of Tython, Maylory Reinhardt - Миссия

Лучший пост

Chirrut Imwe - шесть часов вечера после войны [0 ПБЯ]

Пара недели

Hero of Tython Barsen'thor
Райли Дрэй Эзра Бриджер Гаразеб Лана Бенико Реван Зейн Керрик Сатин Крайз Инквизиторы лорда Вейдера Арканн
Hera Syndulla
Luke Skywalker
Leia Organa
Kit Fisto
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Каталог фэнтези сайтов и баннерообменная система Палантир LYL


STAR WARS: Medley STAR WARS: Decadence photoshop: 
       Renaissance Galaxy Far, Far Away ELECTRIC DREAMS Space Fiction

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Личные журналы персонажей » Чёрный кодекс


Чёрный кодекс

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Имя: Криста Лирис
Эпоха, в которую жил/живёт герой: SWTOR
http://i.imgur.com/M9nPtuo.gif

+1

2

То, что не вошло в анкету или отражено не полностью (так же цапки к будущим идеям. Будет дополняться):

http://i.imgur.com/6synsJ6.png

1. Мать Кристы Лирис является персоной нон-грато на Альдараане. Во время экспансии Альдараана Империей Тарра Понтир, троюродная сестра королевы Салары Понтир, рассчитывая на трон, сдавала имперцам информацию о войсках и передвижениях республиканцев. Работала наводчицей, из-за чего погибло немало партизан. Когда оккупация была снята, а мирный договор подписан, Терра вынуждена бежать с родной планеты и присягнуть Империи. Поселившись на Дромунд Каасе, из любовницы отозванного имперского посла Альдараана стала его супругой. 

2. После разоблачения Дарта Джайдуса Криста вынуждена была сотрудничать с Тёмным Советом в качестве одного из дознавателей. А целью и заключённым был её брат Танис. Того разговора она не может себе простить до сих пор.

3. Во время последней миссии на Коррелии Крист подверглась пыткам в течение шести часов. По завершении задания - дать агентам Кабала дезинформацию, её выкинули в пробомбленных пустошах, где позже её нашли соратники.

4. Зеро подстроила свою смерть во время разгара разгромной войны за Коррелию. 6 месяц 3642 года считается меткой гибели Сайфера-9.

5. Несмотря на множество любовников, так или иначе являвшихся средством для достижения результата, по-настоящему она выделала только двух мужчин: Вектора и своего начальника - Министра Разведки. Последнего она любила и, пожалуй, любит до сих пор. За все годы войны они стали близки, как супруги.

6. От Министра Разведки в 3641 году Крист родила сына, втайне ото всех, кроме своих родителей. В промежутке между 3641 и 3639 Зеро находится на Воссе, куда она, ко всему прочему, вывезла родителей. После этого она покидает планету одна.

7. Во время войны с Закуулом Альянса, Крист делала всё, чтобы очернить режим Арканна. Прибегая, в том числе, к открытой пропаганде и трансляции в сеть Закуула.

8. Криста не стала убивать Вейлин, позволив Арканну самому решить судьбу сестры, однако условившись, что он сделает всё, чтобы та была обезврежена.

9. Среди агентов  SIS Зеро имеет прозвище Нексу, после почти полной гибели ячейки Ардуна Кота.

+1

3

Альтер-эго
(внешние данные изменены при помощи голографического импланта (после Нар-Шадаа. До - ручного генератора поля), а так же умелого грима и генераторов голоса)

http://i.imgur.com/8vUFv3w.png

«Красный Клинок» - охотник за головами. Наиболее яркая активность отмечена в 3642 ДБЯ на Нал Хатта, где Клинок имела дело с хаттом Намиро. Причастность к смерти Кворро из Консорциума Красного Метерора (Риши): не доказано. Доподлинно известно, что она помогла доказать отношение Республики к саботажу фабрик дроидов Намиро, а так же участие республиканской SIS в убийстве ближайшего помощника хатта Джарвиса.

Портрет: резка на слова, вспыльчива, агрессивна. Пьёт не пьянея. Хороший исполнитель, не отягощена моральными установками.

http://i.imgur.com/Rh1CLdl.png

«Шаки Джи» - всем говорит, что её отец мандалорец. Имеет жуткий акцент окраин, изъясняется на таком же ломаном ман'доа, как и на республиканском. Рождена где-то на Нар-Шадаа некой шлюхой, впрочем о родительнице, в отличие от безымянного отца, упрямо молчит. Участвовала в радикальной ячейке Орла под командованием Кэмиш Ор на Балморре. Разыскивается на территории Империи как военный преступник. Отличный слайсер.

Портрет: скромная, нелюдимая. Можно сказать добрая, однако ненавидит Империю всей душой. Глуповата в бытовой жизни и проявляет себя  только в саботаже систем безопасности.

http://i.imgur.com/nTxjEi5.png

«Тьирра» или «Ночной Сорокопут» - твилека-рутеанка. Вольный наёмник, по слухам работает на военных Империи. Участвовала в освобождении заключённых на Белсависе, спровоцировав массовые беспорядки. Была замечена на Татуине. Хороший снайпер. Из-за контузии лекку частично парализованы, отчего женщина заметно хромает и не может взаимодействовать со своими сородичами.
Портрет: расчётливая, крайне осторожная. Хорошо заметает следы, так что никому не удавалось чётко проследить за её деятельностью. Не слишком предана своему народу, что, вероятно, следствие пережитого в детстве (по всё тем же слухам, длительное время являлась рабыней на территории хаттов).

+1

4

Убийство
http://i.imgur.com/kfblR3b.png

Если говорить о том, каково Зеро отнимать жизнь, то прежде всего нужно помнить, что она солдат. Первая отнятая жизнь в четырнадцать была действительно тяжёлым испытанием и во многом переломило взгляд Крист на окружающий мир. Разумеется этому способствовала и сама война - на Балморре сражения шли с особенной яростью и кажется что сопротивлению вовсе нечего терять. Тем не менее убить защищая себя или/и отряд - одно. Здесь нет выбора в поступках. Когда же пришло время (после основной программы обучения в школе Разведки) выполнять чёткие приказы и руководствоваться ситуацией, тогда Крист во второй раз испытала чувство вины. Если на обучении и тестовых заданиях она лишь отдавала цель в руки отдела дознания, то нажать курок самостоятельно и только потому, что объект утратил свою актуальность  - непросто. Трижды - если объект успел найти отклик симпатии. После убийства контрабандиста Джарвиса на Нал-Хатта, человека, который стал помехой основному заданию по вине ситхов, молодой агент зареклась впредь как-либо присматриваться к людям, с которыми работает, глубже, чем инструментам. Однако вскорости пришлось изменить короткому обету. Тем не менее, чем больше Крист училась использовать полезные навыки партнёров, тем больше находила возможностей их применять в дальнейшем. Она научилась быть более гибкой, тогда как многие агенты её уровня обрастали непробиваемой бронёй - невозможно крепкой, но лишающей эластичности решений.
В конечном счёте Зеро убивает только  тогда, когда нет другого выбора. Это не милосердие и не сентиментальность. Расчёт наперёд - зачем лишать жизни того, кто будет служить за эту самую, подаренную жизнь? Порой не подозревая о своей роли?
Легко прийти к выводу, что процесс убийства никогда не доставлял ей удовольствия. Но - удовольствие доставляет охота, приручение - победа.

Секс
http://i.imgur.com/sUPxzDQ.png

Как таковой не является приоритетом. Такой же инструмент, как прочее в арсенале Зеро-9. Во время обучения у Тассиры Криста не раз думала, что не вытерпит года и можно с уверенностью назвать первые шесть месяцев самыми тяжёлыми. Морально Крист себя ломала, ломала её и наставница и, в конце-концов, воспитанница научилась получать от процесса удовольствие, впрочем, имеющего мало общего в любовью, но страстью, погружению в состояние когда разум существует отдельно от тела. В какой-то степени Зеро можно назвать нимфоманкой, если обобщать. Как говорилось выше - её увлекает процесс охоты и в этом она находит спасение для собственной совести - цель оправдывает средства. А умелая игра взаимозаменяет личность на ту, которой должен верить объект. Собственное "я" Зеро в любой момент ждёт команды выйти. Реакция и выучка - оружие, даже без стали она знает как остановить дыхание партнёра, как заставить задохнуться в болевом шоке. Не притворяющуюся Крист видело единицы и их, в свою очередь, агент не воспринимала как цель.
Обладая природным магнетизмом, харизмой и умением себя преподнести, Зеро нравится многим мужчинам (и женщинам), вызывая желание обладать, может сиюминутно, как неким достижением. Даже самые неприглядные маски Зеро, как кантинная Шаки, обращают на себя внимание.

+1

5

Разбор костей
В соавторстве

Умна, Харизматична, Умелый манипулятор, Полиглот  - врожденное и обучение - родители Кристы были крайне амбициозными и прочили своим детям будущее как минимум моффов, именно поэтому ни у Таниса, ни у его сестры почти не было детства. Распорядок их дня был расписан буквально по минутам, вмещая среди обучения дополнительные занятия ораторским мастерством, физической подготовкой, психологией, политологией, базовым азам искусства, в основном для поддержания беседы в приличном обществе, и языкам. Их целенаправленно учили как манипулировать окружающими, извлекая из этого максимальную возможную выгоду.

Патриот, Идеалист - когда Танису исполнилось 10 лет, у мальчика обнаружились способности к Силе и все внимание родителей сконцентрировалось именно вокруг него. Впервые в своей жизни Криста была свободна, однако благодаря муштре в раннем возрасте она выросла  гораздо быстрее сверстников и в их компании ей было откровенно скучно. Подсознательно, впрочем, она все еще жаждала стать хоть чем-то в глазах отца и матери, а потому продолжила усиленное обучение, одновременно с этим, в отсутствие прочих моральных компасов и авторитетов, плотно подсаживаясь на иглу имперской пропаганды. Она свято верила во все: в единственную верность имперского уклада, в Темный Совет, в Императора, который вот-вот приведет их к победе.

Ценит чужие жизни - на фронт Криста отправилась добровольцем. У нее был шанс экстерном закончить офицерскую школу, получая теплое местечко где-нибудь вдали от конфликта, но поближе ко вниманию какого-нибудь влиятельного лорда, однако она выбрала именно траншеи Балморры, впервые сталкиваясь с тем, что реальность очень далека от картинок с постеров и пропогандистских видео. У нее на руках умирали солдаты, она ассистировала офицерам во время допросов, молча заправляя в специальные пазы пыточных роботов ампулы с очередной, причиняющей адскую боль смесью. Она видела, что ситхи отнюдь не бастион абсолютной справедливости, швыряясь солдатами направо и налево во имя личных амбиций. Они не видели очевидного - каждый выживший это еще одна пара рук, поднимающая бластерную винтовку и идущая в атаку против республиканцев. На Балморре Криста поняла, что не бывает ненужных жизней, бывает их нерациональное использование.

Умеет извлекать пользу из любой ситуации - переняв перфекционизм и трудолюбие отца, упрямство предков по женской линии матери и тёток, Криста никогда не стремилась искать лёгкие ответы, лежащие на поверхности. Очевидные решения она не принимала лучшими, когда детские задачи усложнились до должного уровня, где был необходим анализ. Учителя в школе отмечали это свойство маленького курсанта. Если она была слабее других детей на полосе препятствий, то смекалка компенсировала недостаток физической силы. Кроме того хитрость девочки помогала находить лазейки в сложных ситуациях, если требовалась работа в команде. Приспособляемость и притворство в нужный момент играли немаловажную роль. Несмотря на это в Кристе отсутствовало даже невинное подобие подлости, что впоследствии оформилось в своеобразное понятие чести.

Командный игрок, Лидер - после поступления в военную школу, когда Криста наконец обрела опыт общения со сверстниками, то быстро научилась находить общий язык с другими детьми. В играх она выступала заводилой, на учениях вскоре её ставили во главе отряда после нескольких "военных игр", там ребёнок проявил явный интуитивный талант заставлять себя слушать и не лезть на рожон, но составлять план действий. В военной службе на Балморре Криста по прошествии года стала старшим санитаром и помощником штабного врача (занимавшего и роль палача). Девочке пророчили будущее если не моффа, то талантливого офицера, который сможет пройти по нужным ступеням иерархии Империи, доступным не адептам Силы.

Страхи, слабости - то, в чём она едва ли признается, однако перво-наперво она боится самой ошибки. Страх потерять контроль над ситуацией, разумом, остаться беспомощной. Кроме того Криста боится боли, но в силу собственного характера никогда этого не покажет и из-за страха же сломаться на пытках, если такое случится, будет ломать себя и не пойдёт на компромисс с криком плоти. Боится смерти, как чего-то неотступного, что придёт в момент абсолютного одиночества. По сути Крист не получила должной доли любви и подсознательно тянется к даже имитации оной, будь оно даже в коротком притворстве. Сублимирует на себя переживания своих альтер-эго играя оттого убедительнее. Подвержена паническим атакам во время сна. Выплёскивает скопившиеся эмоции в одиночестве, включая, зачастую, генератор-глушитель звука, либо выводит крик и слёзы в подушку. Если есть возможность выразить эмоции в образе "маски", то разряжает себя таким образом.
Работа под прикрытием в борделе не прошла бесследно. Криста не сломалась, но и вспоминать прошлое не любит. Так же резко отрицательно относится к принуждению в постели, разного рода садизму, хотя понимает что всё это лишь инструменты и порой приходится подыгрвать на самых отвратительных желаниях цели.
Ввиду того, что Киста силочувствительна и обладает выраженной эмпатией, склонна переживать чужие эмоции и даже боль, что подламывает агента и после чего требуется психологическая реабилитация. Возможно именно по этой причине Крист подверглась частичному расщеплению личности во время кодирования, до того слишком сильно пережив эмоциональную связку с Наблюдателем - Х.
Более-менее нормализовала своё состояние только на Воссе.

Тайная Полиция Империи

Не та служба о которой грезят амбициозные военные. В лучшем случае статус сотрудника внутренней службы безопасности гарантирует личную неприкосновенность в некоторых сферах, однако ни для кого не секрет, что именно эта работа сопряжена с наибольшими рисками и, соответственно, смертностью. Тем паче благодарностей серые люди Империи не получают. Лавры и славу пожинают те, кто стоит по краю фронта.
Тем не менее, когда Кристе предстояло выбрать между тёплым и сытым местом в дип корпусе, где её ждали и готовы были продолжить обучение, да новой муштрой разведшколы, Криста выбрала второе. Мотивировала выбор она тем, что здесь не будет ничего значить имя отца, достаточно известное в кругах дипломатов. Она сможет служить Империи изнутри. Поступок идеалиста, романтика и мечтателя. Таких шестерёнок множество и Криста не была уникальна. Однако в отличие от всего множества, она одна из тех, кто сумел не сломаться и не замкнуться на роли прямого исполнителя, сохранив гибкость воли и ума. Именно это в дальнейшем приведёт её к статусу Зеро.

О причёске: во время службы на Балморре Крист, как и других курсантов, брили наголо. Так было проще обезопасить себя от паразитов, а во-вторых это облегчало носку боевой брони, в т.ч. шлема. После окончания службы на фронте, уже в офицерской Академии Крист в течение двух лет отращивала шевелюру, игнорируя недовольство инструкторов. Училась убирать волосы в плотный узел. Когда же пришло время обучения у Тассиры, наставница настояла на том, чтобы Крист отпустила длину ещё ниже и после дала понять, что общий внешний вид будущего агента должен остаться без изменений "под плац".
- Стать мужиком, девочка, сможешь при помощи грима.
В конечном счёте Крист гораздо комфортнее с густыми волосами, нежели "ёжиком", который был не любим той, кто вырос в том числе и на ценностях альдараанской знати, пусть прямо мать о истоках этикета, манер и подачи себя обществу никогда не говорила.

+1

6

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

7

https://i.imgur.com/TKeAE0s.png

Кусочек истории, который должен быть тут. Здесь.

Кукла осталась на столе. Перевязанная лентами коробка, которую высокая, статная женщина обдала первосортным презрением.

— Твоя дочь не будет тратить время на глупости.

В шесть лет Криста получила в подарок урок. Под взглядом матери она отложила игрушку, какой бы красивой та не казалась. Миловидное лицо выбелено краской, подчёркнуты глаза, тронуты красной краской губы и алым румянцем щёки. Кукла разговаривала, однако девочка держала её как ядовитого аспида.

От неё ждут другого.

Отец отворачивается, неодобрительно хмурясь.

— Нет, я не хочу, — слова даются тяжело. Первая ложь. И улыбка в ответ. Мамина. Светлая и мягкая. Гордая.

— Это правильно, Криста.

Пожалуй, это признание дороже любых глупых игрушек.

***

Крист попрощалась с братом очень быстро и коротко. Она не плакала при нём и при тех людях в капюшонах и глухих мантиях. Он тоже терпел, он хотел, чтобы мама гордилась им. Она видит в нём ситха. Он вырастет великим. А Крист желала - пусть так и будет. Однако, одновременно, не хотела, чтобы этот день случился. Расставание отзывалось пустотой в подреберье.

— Ты станешь самым сильным, — мама не произносит ласковых придуманных имён – она никогда не давала их своим детям.

Стоя рядом с мамой и папой на взлётной площадке, Криста смотрит, как аэрокар превращается в точку, на пути к космопорту. Коррибан забрал брата на долгие двенадцать лет.

Читать дальше :Ь

***

В числе юных курсантов десятилетняя Крист одна из самых быстрых, ловких и сообразительных. Не прошло и месяца после первой волны отбора, как, равная по росту мальчишкам, она стала той, с кого инструктора требовали всё больше и больше. Но ни сбитые до крови колени, ни синяки не могли отвести её от цели.

— Курсант Лирис! Смирно! — она вытягивается ровно по струнке. После полосы препятствий дышится тяжело. Тем не менее, стиснув губы, девочка поднимает взгляд на лейтенанта.

— Зачислена.

Ловит на себе внимание сверстников, ловит на себе внимание взрослых. И точно знает, что будет дальше. Дальше – она будет служить империи. Как Танис. Как папа. Как дедушка.

Она будет сильной.
Она не будет обузой.
Ею будут гордиться.

***

— Держи ему голову!

Против грома новой канонады взрывов слова старшего хирурга кажутся далеким шумом. Возведенные в спешке баррикады земли защищают медиков от снарядов, но не от грязи, пачкающей инструменты и форму. В руках Кристы пациент опять дергается. Палёная рана на его ноге открывает под воспаленной алой плотью срез белой кости - ее видно даже невооружённым глазом начинающей медсестры. Пахнет над операционным столом скверно - горелым мясом, потом и чужой болью.

Впервые Кристу вырвало почти сразу же по прибытию, когда в палатку внесли мужчину без нижней половины тела. Он пытался что-то сказать, он силился ухватить одежду дежурного удивительно цепкими пальцами, однако исход его борьбы за жизнь был заранее предрешен. Здесь не помогло бы не только кольто, но и чудо. Под презрительными взглядами новых коллег Криста выбежала наружу, сгибаясь пополам и выворачивая на обугленную землю Балморры содержимое своего желудка.

— Ампутация, — Мадена, старшая в отряде, отворачивается. — У него нет большей части мышц и оборваны сухожилия.

— Эй, как тебя зовут, запамятовал... — хирург щурится, глядя на тощую, упакованную в броню, помощницу-подростка.

— Криста, сэр.

— Криста, принеси сыворотку. Пятый номер, введи команду дроиду.

— Да, сэр.

Раствор кольто не даёт открыться новому кровотечению и глушит боль, но не сознание. Анестетики они экономят. Когда вибронож режет плоть, приходится навалиться на несчастного всем весом поджарого тела - он постоянно спрашивает что происходит и пытается сесть, чтобы получше рассмотреть свои ноги. Болевой шок. Кристу отчаянно мутит, но маска-респиратор надежно скрывает ее лицо, а память услужливо подкидывает картины недавнего позора.

«Я не буду обузой».

«Я не буду слабой».

Закрепленные жгуты - последнее, что они могут сделать для бедного солдата. Дальше дело только за ним.

Ладонь хирурга ложится на плечо Кристы, заставляя ее вздрогнуть.

— С боевым крещением, девочка.

Криста неловко кивает и поспешно прячет глаза. Она не любит показывать свой страх, но сейчас она отчаянно боится - за Мадену, за пациента, за саму себя. Академия готовит к чему угодно, но не к реалиям службы на передовой.

— Спасибо, сэр.

Ближе к рассвету тяжелое дыхание спящего на узкой койке раненого сменяется тишиной.

***

Убивать Кристе проходится впервые.

У нее нет особого выбора. Это - настоящая война. Здесь по другую сторону баррикад стоят не тренировочные дроиды, а враги из дюрастали и плоти. Криста сильнее сжимает в ладони рукоять виброножа и напоминает себе: я защищаю Империю, я защищаю свой дом.

«Я не буду обузой».

Ее клинок входит в сочленение доспеха на поясе республиканца едва ли не до самого основания. Остановить противника, Криста, увы, не успевает. Перед тем, как осесть на землю безвольным кулем, мужчина выпускает заряд из бластера в грудь ее командиру.

«Я не буду слабой».

Погибший республиканец здесь не один, а потому упавшее оружие Криста подхватывает быстро, стараясь не смотреть в лица мертвецам. Так проще. Так легче. Ее учили подкрадываться со спины и убивать цель одним точным ударом, не особо заботясь о том, кто перед ней - человек или ксенос, мужчина или женщина.

Это - настоящая война. Здесь нет места сантиментам.

Разум Кристы рефлекторно следует вложенным годами тренировок инструкциям. Перебежать от одной разрушенной стены к другой. Досчитать до десяти пока над головой низким клином идут свои бомбардировщики. Вжаться в землю, спиной чувствуя жар взрывной волны.

Из всей группы к месту рандеву приходят всего трое. Криста - самая младшая из них.

— С днем рождения.

Ее шепот тонет в реве двигателей грузового шаттла. Сняв нагрудник, Криста с секунду смотрит на покрывшую его копоть, а затем достает все тот же вибронож и аккуратно выцарапывает его кончиком на металле цифру "14".

***

— Сэр, — Криста стоит прямо, по-военному заложив руки за спину. Ее светлые волосы топорщатся отросшим ёжиком, а под глазами лежат характерные тени хронического недосыпания.

Медикам постоянно не хватает персонала.

— Тебя выделили как одну из кандидаток для прохождения ускоренного курса офицерской подготовки. Хочешь служить Империи на равных с твоими командирами?

Слишком глупый вопрос. Криста шла в армию не для того, чтобы вечно оставаться рядовым, и, тем не менее, она медлит. Ее место на передовой. За последние полгода они потеряли не только Мадену, но и большую часть хирургов, а от новоприбывших в первый месяц обычно столько же толку, как и от лезущих прямиком под перекрестный огонь сорвиголов. Они нуждаются в тренировке. Они нуждаются в твердой руке и холодном спокойствии более опытных медиков.

Криста все еще хорошо помнит свою первую серьезную операцию.

— Я благодарна за оказанную мне честь, сэр, но я не могу оставить свой отряд до тех пор, пока мне не найдется замена.

Понять, как относится к ее словам сидящий напротив мужчина по нейтральному выражению его лица невозможно. Он делает какую-то пометку в своем датападе и лишь после вновь начинает говорить:

— Ты понимаешь, какой это шанс для твоей карьеры?

— Да, сэр.

— Ты понимаешь, что подобное едва ли предложат дважды?

— Да, сэр.

— В таком случае, почему ты отказываешься?

Для того, чтобы сформировать мысль, Кристе требуется несколько секунд тишины.

— Мне позволено говорить вольно, сэр?

— Конечно, рядовой.

— Вы не хуже меня знаете, какая текучка среди полевых медиков. Наша работа грязная, неприятная и обычно не гарантирующая стремительного повышения, а потому в наших рядах редко задерживаются надолго. У меня есть ответственность перед моим отрядом и пациентами, сэр. Я не могу оставить их только потому, что мне повезло оказаться в числе тех, кого заметили.

Кристе кажется, что всего на миг уголки губ мужчины двигаются вверх.

— Мы переведем на твое место одного из гражданских врачей. Это экспериментальная инициатива, а потому тебе до новых указаний запрещено упоминать о ней в присутствии коллег. Понято?

— Так точно, сэр.

— Отлично. В таком случае я задам вопрос во второй раз: готова ли ты принять участие в курсе ускоренной подготовки офицерского состава?

На этот раз Криста отвечает не колеблясь.

— Так точно, сэр.

— Послезавтра ты отправишься на Дромунд-Каас. Твоих родителей известят отдельно, а приказ о переводе уже передан твоему командиру. Ты свободна.

— Спасибо, сэр.

Встретившись взглядом с мужчиной, Криста салютует ему, впервые за все время их беседы видя в чужих глазах одобрение.

***

На собеседование её вытаскивают почти ночью - рассвет лишь зарождается где-то под вечными грозовыми тучами Дромунд-Каас, окрашивая линию горизонта в едва заметное алое. Место, куда её привезли в закрытом спидере, было незнакомым, однако Криста старалась держать себя под абсолютным контролем, по-военному чеканя шаг, несмотря на недавно простреленную ногу.

Ожидавшего ее за металлической переборкой двери мужчину сложно назвать стариком. Сказать по правде, Криста не бралась угадать его истинный возраст, впрочем, отмечая и сеть морщин, и заметную усталость, спрятанную в уголках кажущихся бесцветными глаз.

— Лейтенант.

На столе перед ним лежит датапад.

— Вы участвовали в подавлении недавнего восстания на фабрике по производству пайков, да или нет?

— Так точно, сэр.

Только выпускников могли направить в самую глубину джунглей, где без труда справился бы усыпляющий газ. Получившаяся резня больше напоминала экзамен, чем полноценную операцию, но Криста давно привыкла держать язык за зубами.

— И вы оставили в живых зачинщиков.

Их она помнила хорошо - главарь да десяток трясущихся под прицелом винтовки восставших рабов. Ничего опасного. Ничего, что уцелев, доставило бы новые неприятности.

— Они нарушили закон Империи и ответят, как подобает, — на Дромунд-Каас каждый гражданин понимает важность верного примера.

— Сепаратистов будут пытать, — чего он добивается от нее? Реакции? Негодования?

— Они пошли против Империи. И если есть заговор - его надо раскрыть. Если нет - они сами выбрали свой путь. Сыворотка правды для раба дешевле пыточного дроида, сэр. Я солдат, а не палач.

Последние слова срываются с уст Кристы сами собой, прежде чем она успевает привычно вернуть на место защитные барьеры.

— Вы что-то сказали, лейтенант? Повторите.

— Я солдат, а не палач, сэр.

Почему-то Криста знает, что от этого мужчины сейчас зависит не только судьба несчастных глупцов, решивших устроить локальный переворот, но и ее собственное будущее. Она должна быть предельно осторожна.

— Вы свободно говорите на трёх языках.

— Так точно, сэр.

— Среди ваших навыков числится медицинская подготовка.

— Так точно, сэр. Все, что указано в моем личном деле, я могу подтвердить на практике.

— То, что вы умеете перебивать старших по званию, я вижу и без дополнительных демонстраций.

В его голосе нет и намека на шутку, а потому Криста поспешно осекается, напряженно распрямляя плечи.

Она должна быть предельно осмотрительна.

— Извините, сэр.

— Принято, лейтенант.

Криста ловит его взгляд, не отводя глаз даже когда тишина становится давящей. Судя по выправке и манере поведения, этот мужчина гораздо старше по званию, чем любой из ее инструкторов. Малейшая инсубординация в таком случае - смертельный приговор, но Кристе не дают покоя его недавние вопросы.

Он пробует ее на прочность. Он бьёт по больному, надеясь увидеть, как быстро она сломается под чужим напором.

«Я не буду обузой».

«Я не буду слабой».

— Вы готовы стать одним из рекрутов оперативного управления Разведки? Учтите, что если вы откажетесь от моего предложения, вы ничего не потеряете при выпуске из Академии. Для вас уже написаны рекомендации, и вас примут в любом гарнизоне или дипломатическом корпусе, но если вы покинете эту комнату лейтенантом, вам придется забыть не только обо мне, но и о нашем разговоре.

Он не торопит ее. Он дает ей время на размышления.
Её заметили. Сделали ставку дважды.

Честь служить Империи. Корпус дип мисии обещает карьерный рост и продолжение дела отца. Славу семье и известность, если тут она добьется успехов.
Имперские агенты же были тенями без имен и лиц, но именно их руками строилась победа. За эту работу не скажут спасибо и имя в посмертии не появится к некрологах. Однако Криста никогда не искала легких путей. В конечном счёте это шанс не догнать по званию моффов, но стать частью машины Империи и служить с отдачей.

— Я принимаю ваше предложение, сэр.

Обратного пути нет.

Странный мужчина с бесцветными глазами все еще смотрит на нее.

Странный мужчина с бесцветными глазами все еще оценивает свое новое приобретение.

***

Размытое движение и резкая, от плеча до кончиков пальцев, боль. Крист шипит, но не пытается вывернуться из хватки. Лишнее движение спровоцирует вывих.
— Ты мертва, — голос инструктора лишён радости победы. — Агенты нужны вовсе не для того чтобы украшать стоки Нар-Шадаа.
Захват прервался. По конечности прошла холодная судорога.
— Ещё раз. И теперь ты не должна потерять виброклинка.

***

В полдень в кантине немноголюдно. Больше всего Кристе сейчас хочется сбежать, оставляя позади и проклятую тягучую мелодию, и насмешливый взгляд Тассары, и наряд, который не прикрывает ровным счетом ничего, но вместо этого она упрямо сжимает зубы, вновь поднимаясь на подиум. То, что под силу любой кантинной девке, она должна делать в сотни раз лучше.

— Ты слишком скована, — срывает на землю голос нового и весьма специфичного инструктора. — Не напрягайся так и получай удовольствие, золотце. Тебя здесь никто не съест, правда, Мико?

Бармен утвердительно кивает, однако Криста хорошо видит, как его взгляд скользит с ее лица ниже по груди к обнаженному животу. Он хочет ее. Он даже не пытается скрыть своё желание.

Понимание того, что на нее смотрят так, заставляет Кристу окончательно потерять ритм и густо покраснеть.

— Стоп. Стоп!

Музыка вновь затихает. Пользуясь моментом, Криста поспешно отходит от шеста к краю платформы.

— Я опять забыла движения. Извинит... извини.

Тассара явно не верит ни одному ее слову. Отставив кружку с кафом, она протяжно вздыхает:

— Золотце, давай ты не будешь морочить мне голову, лады? Мико у нас, конечно, еще тот сердцеед, но тебе самое время перестать краснеть от малейшего намека на то, что ты привлекательна. И расслабь мышцы. Ты не на плацу.

Тассара видит ее насквозь.

Свое звание лучшей шлюхи Каас-Сити она заработала не только смазливым лицом да умением творить чудеса в постели, но еще и схожей с ситхской проницательностью. Криста благоразумно не спрашивает, где и как Разведка завербовала своего специалиста по обольщению. О себе Тассара, несмотря на все старания новой протеже, говорит крайне мало, обрывая беседу, едва она начинает затрагивать тему ее прошлого.

«Не суй свой милый носик не в свое дело, золотце. Дольше проживешь».

— Еще раз. Мико, а ты, будь добр, наблюдай за нашей недотрогой. Тебе это нравится, я знаю.

Повинуясь небрежному движению ладони Тассары, музыка возвращается, заставляя Кристу вернуться обратно к шесту под пристальным, масляным взглядом бармена и его ухмылкой.

— Держи зрительный контакт со мной, золотце, и на этот раз попытайся сделать так, чтобы я не могла оторвать от тебя глаз. Ты не хуже тви’лечки. Ну-ка.

Кивнув, Криста позволяет своему телу поймать ритм, медленно проводя кончиком языка по полуоткрытым губам.

— Умница. А теперь покажи мне, на что способны лучшие из лучших.

***

Крист посмотрела на тренировочного дроида. Один точный удар пришёлся в поясницу, выведя условного противника из строя.

— Отлично, — одобрение инструктора – наибольшая похвала, которую может получить агент на службе. Только в случае настоящей операции это будет Наблюдатель. Однако Крист пришла сюда не ради оваций.

— Спасибо, сэр.

— Перечисли мне ошибки врага, — мужчина напротив неё скрещивает руки на груди, не сводя с курсанта карих глаз.

— Он открылся, сэр. Повернулся спиной. Я смогла сгенерировать ложный выброс тепла, запутав технику. С живым противником может сработать шум или запах.

— Верно. Теперь повтори, я подключу троих. Поле стелса не перезаряжай, я хочу посмотреть как ты продержишься на остатках.

Криста отвечает кивком. Она всегда принимала вызов.

***

Правая рука Дино скользит по внутренней стороне ее бедра. Криста сильнее стискивает зубы, вспоминая всё, чему её учила Тассара.

«Представь на его месте того, кого ты хочешь».

Сложно в жёлтых глазах увидеть светло-серые. Вместо рогов - седину волос.

Не он.

Но...

«Я не обуза».

Проще убить его, прямо сейчас, но если тело найдут, новые вопросы могут свести на нет всю кропотливо проделанную работу и подставить под удар контакты на Нал-Хатте.

«Я не палач, сэр».

Увы, у дипломатии порой привкус дешевого кореллианского вина.

«Я сильная».

Когда Дино пытается развернуть её спиной к себе, Криста пресекает попытку, игриво прикусив его нижнюю губу.

«Заставь их выполнять твои желания, девочка моя. Они будут идти за тобой, поверь. Ты красива - знай это и используй без зазрения совести».

— Нет, — она живо изображает лукавство и знает - этот обязательно клюнет на наживку. Тассара не зря настояла на том, чтобы первым мужчиной Кристы стал не самостоятельно выбранный чистенький имперский курсантик, а другой, с мозолистыми руками, сальным взглядом и не менее сальными шутками. — Я хочу видеть твоё лицо.

«Учись, моё золото, не получать удовольствие, а делать работу. В любой момент ты должна быть готова перерезать ему глотку, ни на миг не отвлекаясь от процесса».

Тассара по праву зовет себя лучшей шлюхой Каас-Сити. И одним из лучших агентов под прикрытием.

К счастью, Криста - способная ученица.

— Хорошо. Твоя красивая мордашка мне нравится, — он ухмыляется. Он расслаблен и послушен. Он - eё марионетка и её новое оружие на Хатте.

— Налей мне, — Дино отходит, оставляя свою новую подружку лежать на диване. Алкоголь глушит гордость и брезгливость, глушит сильно, но не до конца. Криста позволяет себе маленькие слабости. Криста не ломается, даже когда ее прогоняют через мозголомку стандартной психологической обработки.

Что бы ни случилось, она останется собой.

— Дино, милый, — тягучие нотки, подхваченные у Тассары, звучат так же естественно, как и лишенный имперского акцента голос, — мне понадобится твоя помощь.

— Для тебя что угодно, детка.

***

У него чужие глаза. Желтые, жестокие. Он смотрит на Кристу так, будто бы она еще одна рабыня, не достойная касаться даже подошвы его сапог.

— Я даю тебе величайший из даров, агент - свое доверие и покровительство, — голос Дарта Джейдуса звучит неожиданно глухо, будто бы из-под плотной, мерно колышущейся над головой, кромки воды. — Преклони колени.

Криста не сразу осознает, что последние слова Джейдуса не предложение, а приказ. Она не отрываясь смотрит на облаченную в темную робу фигуру за спиной своего «благодетеля» судорожно пытаясь понять, что чувствует.

Облегчение.

Разочарование.

Страх.

Коррибан сломал его так же, как ломал всех восторженных мальчишек, прогоняя через горнило Темной Стороны.

Коррибан сделал его сильнее. Её брата, которого она не видела уже двенадцать лет.

Слава Силе...

— Агент, я не буду повторять дважды.

Ситхи не любят ждать. Чужое нетерпение касается Кристы волной тщательно контролируемой ярости, но под ее напором она заставляет себя распрямить спину и поднять голову.

Он не единственный, кто изменился.

Он не единственный, кто вырос.

— Нет, мой Лорд, — Криста знает, что может последовать за вольностью. Глупый акт упрямства отчего-то очень важен. Но она действительно не склонит колени, не потеряет беспристрастность. Она агент, а не аколит и не раб.

Ее ответ не надолго повисает в тишине эхом небывалой дерзости.

Она отказала Дарту и члену Темного Совета.

Она подписала свой приговор.

— Ученик, покажи ей, как мы как мы наказываем неповиновение.

— Как прикажете, учитель.

Молнии на кончиках его пальцев появляются практически сразу, но Криста не отводит взгляд, группируясь и готовясь к боли.
Первый разряд заставляет ее выгнуть спину и пошатнуться. Второй — роняет на пол, однако ее губы так и остаются сомкнутыми, не издавая ни звука.

Они наконец-то равны, но она - сильнее.

+3

8

https://i.imgur.com/zJv9XLT.gif

чёрной меткой по лбу. по анфасу печать.
лучше просто молчать
идёт охота на волчат.
вместе сделали вдох. выдыхать одному.
удивительно что до сих пор я живу.

удивительно как много крови во мне
никому не отдать кровь моя не в цене.
остаётся сцепить зубы и замолчать.

©Ночные снайперы

Каждая вылазка на Балморре отзывается эхом событий, пережитых начинающей полевой медсестрой десять лет тому назад, однако Зеро принимает его как новое испытание и закалку. В конце концов, она не привыкла сдаваться, в особенности, оставшись наедине с собой. Кошмары Криста подавила ещё будучи курсантом, прекрасно понимая, что психологические травмы в её работе — лишний, бесполезный вес. Увы, нынешняя неделя богата на сюрпризы.

Под имперской формой с высоким воротом не видно синяков, зато отражение дает полную картину последствий последнего задания. От хватки охранного дроида по шее идут постепенно мигрирующие в желтое полосы - нужной защиты не дала даже броня. Впрочем, от заслуженного сеанса отдыха в резервуаре с кольто Криста отказывается. Во время доклада она держит спину неестественно прямо, чувствуя как обезболивающие притупляют сознание. Растянутые мышцы и недавний вывих в плече до сих пор ноют, однако этот дискомфорт сложно сравнить с тем, что было всего день тому назад.
Наконец-то покончив с дебрифингом, Криста позволяет себе немного расслабиться, соглашаясь на стороннее гостеприимство. Нарушая субординацию.

Сняв одежду и аккуратно сложив её на стуле, она включает душ, подставляя измученное тело струям горячей воды.
Может быть, следовало не отдавать ключ-карту от судна Калийо и отправиться на корабль вместе с ней? Агенты не должны переходить границу рабочих отношений. Одно дело - называть другом или любовником цель. Совершенно другое – тех, с кем служишь и кого можешь подвести. Это простое правило в голову Кристе закладывали ещё в учебном центре и не раз повторяли устами Тассары, но агент, увы, решила вновь проигнорировать его. Одиночество казалось и кажется ненужной мерой.

Прижавшись спиной к стене душевой, Криста медленно опускается на пол, подтягивая колени к подбородку и обхватывая их руками. Квартира у Сэнджу, за неимением лучшего слова, казённая. Стерильная, лишенная даже намека на личность ее хозяина, как и каюта Крист на Фантоме. Так нужно. Так правильно.

Мерный шум душа едва не убаюкивает ее. От ужина в кантине Криста отказалась, как только они вышли из ставки, а зайдя в квартиру почти сразу попросила аптечный набор и что-нибудь теплое поесть - хоть солдатский протеиновый паёк, хоть похлебку из неопознанных здешних зверей.

«Мадена погибла потому, что шла первой. Один лишний шаг - и в воронке разорванной земли оказалась бы сама Криста, но быть мертвой, пожалуй, лучше, чем с ужасом смотреть на оторванную руку подруги у твоих ног.

Ариз, парень старше Крист на год, получил в живот пять ударов виброножом, прежде чем от него оттащили обезумевшую девушку из местных. Наверное, только тогда, увидев человека без шлема, глаза в глаза, Криста впервые встретила ничем не замутненную ненависть. Животную, дикую, обжигающую не меньше, чем выстрел из бластера.»

Звук открывающейся двери вывел ее из транса, запуская в дело инстинкт самозащиты. Если под рукой нет бластера или виброклинка — оружием станет твоё тело. Всё, что нужно, это подняться на ноги одним плавным, быстрым движением, двинуться на звук, слегка поворачивая корпус, ударить нападающего плечом, вкладывая в эту атаку весь свой вес. На последнем пункте Криста осеклась, вовремя останавливая себя.

А ведь он даже не пытается сопротивляться.

Ее локоть всего в миллиметре от кадыка Сэнджу.

— Прости...

Последний раз такое случилось на тренировке, но тогда ее противником был обыкновенный манекен. Забывшись всего на миг, Криста переломила ему шею, а после с немым удивлением смотрела на свои руки, пытаясь понять, откуда в них взялась подобная сила.

Вместо ответа Сэнджу накрывает ее плечи мягким полотенцем и лишь после этого кладет поверху свои ладони. Этот простой жест заставляет Кристу немного расслабиться. Неловко она перехватывает своё единственное одеяние, краем сознания понимая, что нагота сейчас отнюдь не самое важное.

— Хотел проверить, тебя слишком долго не было, — взгляд Сэнджу скользнул за спину его гостьи к так и нетронутой аптечке. — Пойдём, я помогу.

Он вводит новую дозу обезболивающего со сноровкой опытного медика. Кристе хочется спросить, где он научился так ловко управляться с инъектором, однако она точно знает, что он не расскажет ей правду.

Все они — дети Разведки. Все они - плоды трудов Хранителя. Новое воспоминание о нем заставляет Кристу отодвинуться от чужой заботы, ежась против прохлады и глухой пустоты в груди.

— Это — последствия недостатка дисциплины в нашей армии.

Сэнджу будто бы не замечает ее дискомфорта. Он осторожно, почти невесомо касается ее ребер, пытаясь отыскать переломы. Кристе хочется одновременно сжать его запястья, заламывая обе руки назад, и податься вперед, чтобы быть ближе к его теплу.

— Что?

Вопрос он задает машинально, больше из вежливости, и Криста позволяет себе горькую ухмылку перед тем, как ответить:

— Кемиш Ор. Такие, как она, появились из-за бессмысленной жестокости. Убивать врага одно, но калечить их на поводу у одной прихоти... Мне почти жаль ее, - глава местной ячейки террористов столь же глупа, сколько обозлена. Расходный материал даже для Орла.

Пальцы Сэнджу замирают. В повисшей тишине напряжение такое же осязаемое, как и запах кольто, расходящийся по крохотной квартире. Криста ловит его взгляд своим, натыкаясь в нем на удивительную жесткость.

— Жаль? Ты не видела, как эта бедная девочка с удовольствием изувера отрезала головы имперским солдатам? Просто так, она, видишь ли, им мстила. Или отравила воду, зная, что в результате начнётся экологическая локальная катастрофа. Она мстила. И, к слову, когда ты уходила во второй раз, она обронила мимолётно, что если ты так сильно подведёшь её дважды, то она, пожалуй, прострелит тебе коленные чашечки и отдаст своим парням в качестве развлечения. За ней ходят выродки ничуть не лучше бешеного нексу. Тебе все ещё ее жаль?

Сэнджу молча откладывает в сторону пустые капсулы, а Криста прикусывает язык. Она забылась. Он был с террористами куда дольше нее и видел, на что они способны.

Любые аргументы здесь, увы, окажутся бесполезными.

— Извини.

Криста протягивает вперед ладонь, осторожно касаясь кончиками пальцев его щеки.

Сэнджу не отстраняется.

— Тебе бы переодеться.

Улыбка получается почти настоящей, и вместе с ней смягчаются и глаза Сэнджу. Он стягивает рубашку через голову, обнажая покрытую россыпью старых и свежих шрамов грудь.

От расспросов Криста воздерживается.

Его правая ладонь ловит ее подбородок, а левая обнимает за талию, наконец-то привлекая ближе.

Если закрыть глаза, можно представить на его месте...

— Никогда не пытайся их оправдывать.

Серая Звезда наверняка не знал, что приговорен, когда дуло бластера Сэнджу уперлось ему в висок.

Кемиш тоже не узнает, в какой момент раздастся выстрел.

За миг до поцелуя его шепот разрушает зыбкую иллюзию, но Криста не без удивления понимает, что в хрупкой фантазии сейчас нет необходимости.
Сэнджу достоин большего, чем притворство с её, Крист, стороны. Он пытался спасти имперских солдат и одновременно с этим не раскрыть себя. Он во многом повторяет её идеалы, ценит чужие жизни выше своей собственной.
И ночью она остаётся собой, не играя страсть, но отдавая всю нежность, предназначенную другому.

+2

9

https://i.imgur.com/94GCGMd.gifhttps://i.imgur.com/JCSfbEM.gif

"Мэ тут камам", - повторяет ветер...


«Я убью тебя», - рычит  он. Она смеется. У нее браслеты звонки, а ночи жарки, за ее цветастой юбкой весь табор вьется, у нее глаза ребенка, душа цыганки. «Хэй, потише, - говорят ему, - Осторожно! Да она танцует так, что себя забудешь!» Острие ножа привычно ласкает кожу, и костер горит, и весело спорят люди. Он следит за каждым жестом, за каждым взмахом, у него в запястье шаг ее пульсом бьется, он запомнил, как она говорит и пахнет, а она глаза отводит и не дается.
Он стоит в тени, ножом вырезает что-то. Беспокойный месяц бродит по ветхой крыше.
У костра она танцует свою свободу.
«Я люблю тебя», - рычит он.
Она не слышит. © Кот Басё


https://i.imgur.com/yqfq6Jh.gif

Отредактировано Cipher Nine (2018-08-11 01:13:35)

+1


Вы здесь » Star Wars: an Old Hope » Личные журналы персонажей » Чёрный кодекс